Юрий Соломин: Шесть раз меня пробовали и шесть раз не утверждали на роль капитана Кольцова в "Адъютанте…"

Слава застала его врасплох в те пять апрельских вечеров 1969 года, когда по центральному телевидению состоялась премьера многосерийного телефильма "Адъютант его превосходительства" в постановке Евгения Ташкова. Исполнитель главной роли капитана Кольцова, артист Академического малого театра Юрий Соломин имел к тому времени хорошую театральную репутацию и несколько малозаметных работ в кино. По истечении этой весенней пятидневки он стал популярным.

Юрий Соломин: Интерес зрителя к этому фильму не спадает. Я узнаю это по тем ребятишкам во дворе или по улице, если идёт группа школьников, особенно после фильма, который прошёл, идут и улыбаются, лет 14-15, вот такие. Я им моргну, они говорят: мы узнали. Я говорю: а какой фильм-то? Я не видел. - "Адъютант его превосходительства".

Сказать, что актёр стал популярным – не сказать ничего. После выхода первой серии артиста стали преследовать поклонницы, в магазинах и на рынках продавцы категорически отказывались брать с актёра деньги.

За свою карьеру мэтр отечественного театрального искусства и кино, народный артист Юрий Соломин сыграл более 100 разнообразных ролей. Он прошёл весь путь от рядового актёра до министра культуры. Но по-прежнему остаётся солдатом армии искусства. Ныне он художественный руководитель Государственного академического малого театра и главной своей задачей считает сохранение традиций родного театра. Сегодня, 18 июня, народному артисту СССР исполняется 80 лет.

Юрий Соломин: Оказалось, что сохранять старое намного сложнее, чем делать новое. Почему? Это, знаете, как сохранить старый дом? Это надо умение, это надо знать профессию хорошо. Лучше его сломать и на его месте построить ничего похожего на этот дом, но это цемент, бетон, гастарбайтеры, потом всё рушится, потом всё это, и не могут найти, почему упал целый подъезд. Потому что непрофессионалы. Знаете, в своё время в 1756 году императрица Елизавета Петровна, не очень русская и не очень говорящая по-русски, сказала: "А почему есть итальянский театр в России, есть французский, а русского нет?". И вот, дай Бог о ней хорошая память сохранилась: "Надо организовать", - сказала она и издала указ о создании Императорского русского театра в Петербурге и в Москве. Это был Малый театр. В Петербурге – Александринка. И была специальная императорская театральная дирекция, это была литература, это появились авторы, драматурги, это и Пушкин, и Гоголь, и Лермонтов, Островский, и так далее, все Толстые. Я беру самые крупные имена. Видите, она создала русский репертуар. А потом была открыта театральная школа. Кстати, она тоже была открыта при Малом театре. И называется сегодня "Театральное училище имени Щепкина при Малом театре" во славу первого русского актёра Михаила Семёновича Щепкина.

Первый раз я попал сюда, когда я учился уже на втором курсе театрального училища. И есть программка у нас в музее, у меня дома она есть, я храню: "Иван Грозный, пьеса". И все народные, там и… Гоголевы, и Ковров, там все-все-все народные-перенародные. И последнее внизу: "Первый ремесленник, студент театрального училища…" с какого-то курса, я не помню, "Второй ремесленник, студент второго курса театрального училища Соломин". Так что у меня есть юридическое доказательство. Я никогда не мечтал. Не хотел быть ни режиссёром, ни руководителем. Я всегда хотел быть артистом. Но не стало нашего руководителя в 1988 году, и весь коллектив избрал меня, начиная от технички и заканчивая народными артистами. У нас здесь и цеха: и слесарка, и постановочно-декорационная, и сапожная мастерская, и женский пошивочный, и мужской пошивочный, и каких только нет – всё в этом здании.

Вот почему здесь происходит сейчас мощный ремонт. И, слава Богу, государство отпустило хорошие деньги, чтобы сохранить эту историю. И всё, что здесь находится – это XIX век. И когда пришли ко мне наши старики-краснодеревщики и сказали: давай мы соберём тебе в кабинет, вот, есть разрозненные, но мы все соберём кресла, этот стол очень старый, его оценить не смогли, потому что это ещё и история. И вот они сделали реставрацию и принесли это всё. Я говорю: а на чём сидеть-то теперь? – Ленточку повесь. Это всё XIX век, как в музее. И вот один старик сказал: нет, мебель живёт тогда, когда она живёт. И вот 25 лет все, кто приходят, все, кто уходят, все садитесь и живите, нормально. Оказывается, ничего нельзя сломать. Она очень крепкая.

Я знаю, что фильм "Адъютант его превосходительства" идёт очень давно, 45 лет. Но это большой срок. Я даже не знал. 45. Наверное, за 45 лет уже не одно поколение, а два поколения, наверное, выросли на этом фильме. Мне повезло в жизни… Конечно, этим чудом я обязан режиссёру этого фильма Ташкову Евгению Ивановичу. Меня не утверждал художественный совет на эту роль на Мосфильме. И шесть раз меня пробовали, шесть раз не утверждали. А он всё доказывал, доказывал. И в конце концов я уже сказал: не надо. Он меня пригласил на такую небольшую роль. Он говорит: нет, только так. В конце концов ему сказали: ну, под твою ответственность. И я начал сниматься.

Эту картину сняли, озвучили. Она была готова буквально за 6 месяцев. Пять серий за 6 месяцев, да ещё шосткинская плёнка. Нам приходилось работать и по две смены, и больше, и натура ведь там большая. Натура в Киеве снималась, под Киевом, в Москве, под Москвой. Дай Бог, что фильм живёт, и пока об этом фильме создано такое мнение, в общем-то, хорошее, и там не говорят, что красные плохие, а белые хорошие, или наоборот. Там речь идёт о людях. Неважно, в какой они форме. Кто-то любит Россию, кто-то не любит Россию. А это останется на всю жизнь. А значит в памяти останется и режиссёр Евгений Ташков.

Я люблю смотреть фильм не потому, что я в нём снялся, а я люблю смотреть в фильме на тех актёров, с которыми мне посчастливилось работать: это и Владислав Игнатьевич Стржельчик, и Виктор Павлов, который здесь работал у нас, мы вместе работали с ним, Татьяна Иваницкая, и вся группа была и жила одной такой семьёй, что редко бывает. В театре такое бывает, в кинематографе – нет.

Если раньше были только артисты кино, в театрах они почти не работали за редким исключением. Но они снимались. Актёры, работающие в театре, снимались больше, но и работали в театре. Сейчас очень много из кино, и у нас даже в театре есть из ВГИКа, актёры приходят показываться в театр. Мне кажется, что путать не надо. И кино, и театр, и телевидение, и сериалы – всё это одно искусство, в общем. Единственное, если в кино можно склеить, добавить облаков, музычки, туда-сюда, то в театре этого сделать нельзя. Там техника, а здесь больше душа.  


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски