Игорь Родионов: Основная причина таких случаев – неправильное техобслуживание аттракционов. В основном они происходят на старой технике

Гости
Игорь Родионов
вице-президент Российской ассоциации парков и производителей аттракционов

Мария Карпова: Игорь Родионов с нами на связи, вице-президент Российской ассоциации парков и производителей аттракционов. Игорь, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Игорь Родионов: Доброе утро.

Мария Карпова: Игорь, сегодня в начале часа говорили о том, что участились такие случаи. Как часто именно халатность при обслуживании становится причиной таких аварий? Есть ли какая-то, не знаю, статистика?

Игорь Родионов: К сожалению, официальной статистики у нас по несчастным случаям нет, потому что большинство из них носят такой незначительный характер и решаются на месте парком с администрацией, поэтому это зафиксировать довольно сложно. Однако же вот те случаи, которые в этом сезоне происходили, в основном основная причина – это неправильное техническое обслуживание этих аттракционов. В основном эти случаи происходят на старой технике, которая уже достаточно давно эксплуатируется, и, конечно, предприниматели берут огромные риски на то, что они продолжают на ней работать. В целом же, если мы говорим про несчастные случаи, то они крайне редко происходят, но каждый из них носит вот такой громкий характер, все об этом всегда говорят.

Мария Карпова: В Оренбурге, просто про возраст вы заговорили, вот этой карусели было 20 лет... Знаете, как с самолетами: если он технически исправен, он может летать и 20, и 30, и 50 лет. С каруселями точно так же?

Игорь Родионов: Да, совершенно верно. То есть здесь производитель как бы устанавливает срок эксплуатации, в среднем это 10 лет идет сегодня на аттракцион. Но здесь скорее вопрос морального устаревания технического. Допустим, есть пример, венское колесо обозрения, оно уже больше ста лет эксплуатируется и работает с учетом грамотного обслуживания. Поэтому здесь если на аттракцион продолжают ходить люди, он интересен, то его можно эксплуатировать. Но самое главное, соответственно, что он должен ежегодно проверяться на износ различных элементов, узлов и т. д. и после заключения соответствующих экспертных организаций допускаться к работе.

Мария Карпова: То есть я так понимаю, что перед началом каждого сезона проводится эта проверка, она и обязательная. Кто и как ее проводит?

Игорь Родионов: У нас на сегодняшний день эксплуатация аттракционов – это поднадзорная деятельность. То есть, по идее, ни один аттракцион в нашей стране без проверки эксплуатироваться не может, т. е. здесь не может быть какого-то стихийного расположения и т. д. То есть каждый год эксплуатант, во-первых, должен аттракцион зарегистрировать в инспекции Гостехнадзора, это типа как машину зарегистрировать, допустим, в ГАИ, и ежегодно проводить целый комплекс проверок.

Главная из них – это приглашается испытательная лаборатория, которая проверяет этот аттракцион, делает контрольные пуски, испытания, после чего выдает заключение, что аттракцион пригоден к эксплуатации, только после этого аттракцион допускается к работе. И это длится только в течение сезона, на следующий сезон проходится точно такая же процедура, она производится ежегодно.

Мария Карпова: Это только раз в год такая проверка происходит? Потому что, мне кажется...

Игорь Родионов: Такая глобальная проверка происходит раз в год, но в зависимости от типа аттракциона... Потому что аттракционы очень разные: есть американские горки, есть батуты, которые вы тоже упомянули, на которых много травм... То есть здесь уже в зависимости от технической документации на аттракцион, руководства по эксплуатации уже владелец или эксплуатант должен проводить и другие проверки. То есть помимо вот этой глобальной проверки, допустим, вот одна из зрительниц уже упоминала о том, что аттракцион в принципе ежедневно допускается к работе, т. е. идет обязательная проверка с участием инженера, администратора, делается также контрольный пуск, после чего только он допускается к работе с людьми.

Петр Кузнецов: Игорь, я понимаю, что мало кто этим занимается и будет заниматься, но тем не менее. Мы как потенциальные участники этого аттракциона, те, кто сейчас собираются покататься, можем запросить всю соответствующую документацию? Чтобы нам было легче, чтобы мы могли убедиться в том, что вот такого-то июня, совсем недавно, ага, 2023 года, проводилась проверка, все, мне как-то спокойнее, идем кататься.

Игорь Родионов: В принципе да, вы можете это сделать. Конечно, люди приходят в парк и, наверное, меньше всего хотят думать о том, что с ними что-то произойдет...

Петр Кузнецов: Ну вот я и говорю.

Игорь Родионов: Но для особо тревожных... Во-первых, вот это разрешение на эксплуатацию, свидетельство или талон допуска, иногда называют, как правило, вывешивается на кассе на аттракцион, оно выглядит примерно как талон техосмотра с указанием года. То есть если этот талон есть, то, значит, аттракцион проходил государственную проверку. При необходимости можно запросить еще какие-то документы: обучен ли персонал, журналы какие-то... Но опять, это для особо интересующихся граждан, далеко не все хотят этим заниматься.

Мария Карпова: Да, потому что если все, кто стоит в очереди, будут еще запрашивать этот журнал, это покатаемся через месяц...

А как внешне оценить, пригоден ли этот аттракцион для катания? Есть ли какие-то критерии?

Петр Кузнецов: Да, одно дело документ...

Игорь Родионов: Это практически невозможно, это надо в этом разбираться. Потому что есть такие случаи, когда посетители начинают жаловаться, что аттракцион неправильно закреплен или что вызывают какие-то сомнения какие-то моменты. Однако же здесь в зависимости от вида техники существуют разные требования. Внешне вы можете оценить, только если там облупившаяся краска, ржавчина и т. д., и то это не доказывает, что этот аттракцион технически неисправен. То есть это практически невозможно оценить.

Поэтому здесь если есть какие-то подозрения, то, конечно, посетитель сам принимает решение, хочет он на него идти или нет. Не говоря уже о перегрузках, которые он там испытывает, это вот к вопросу тарзанок и всего остального, потому что перегрузки тоже мы все переносим по-разному: кого-то укачивает, кого-то нет.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, а это тот случай, когда все может зависеть только от одного человека? Вот какой-то дядя Витя, это просто депутаты его в пример привели.

Мария Карпова: Дядя Витя депутат...

Петр Кузнецов: В общем, где-то недокрутил и все, из-за этой недокрученной гайки все может пойти не так.

Игорь Родионов: Не исключено, что тут человеческий фактор действительно может повлиять. Это не так часто несчастные случаи происходят именно по этой причине, у нас и посетители иногда ведут себя не совсем правильно... Тоже смотря какой человек.

У нас есть, допустим, технический персонал, который должен был проверить все узлы, не дай бог они чего-то недоглядели, или, допустим, оператор на аттракционе, который не технический специалист, но он должен следовать четко инструкции по работе аттракциона. Допустим, есть такой критичный элемент, как устройства фиксации, и вот, к сожалению, некоторые случаи происходят из-за того, что, допустим, нарушены какие-то [правила], не совсем правильно пристегнули. Но опять, это происходит довольно редко.

Мария Карпова: Во многих отраслях, ну понятно, существуют проблемы сейчас из-за санкций: запчасти, какие-то детали сложно достать, получить... В этой сфере, в сфере аттракционов, в сфере вот этих развлечений это тоже проблема?

Игорь Родионов: В некоторой степени, конечно, наверное, надо признать, что да, т. е. практически, наверное, нет отраслей, которых не коснулись санкции. Но здесь зависит все от того, какого производства аттракционы, т. е. из какой они страны. У нас многие аттракционы производятся у нас в России, допустим, азиатский рынок, в частности Китай, остается открытым. У нас очень много аттракционов в стране из Италии, и итальянские аттракционы не попали под санкции, т. е. спокойно могут обновляться узлы и т. д. А вот, допустим, другие европейские аттракционы, немецкие или американские, они как раз под санкциями.

Мария Карпова: Смотрите страну-производителя, короче, тоже.

Петр Кузнецов: Да, будем учитывать это. Спасибо!

Мария Карпова: Игорь Родионов был с нами на связи, вице-президент Российской ассоциации парков и производителей аттракционов. Игорь, спасибо!

Подведем итоги нашего опроса. «Как вам кажется, в вашем городе безопасные аттракционы?» – всего лишь 33% высказались, что да, считают, что безопасные, и 67% – «нет».

Спасибо вам большое! Мы увидимся буквально через пять-семь минут. Оставайтесь с нами, Петр Кузнецов, Мария Карпова.