Лев Воропаев: Штраф за опасное вождение до сих пор не введён

Гости
Лев Воропаев
автоюрист

Петр Кузнецов: Лев Воропаев с нами на связи, он автоюрист. Обещали автоюриста в эфире – выполняем. Если есть вопросы, успейте их задать по номеру 5445, по крайней мере через СМС-сообщения, так быстрее будет, но можете попробовать это и напрямую по телефону 8-800-222-00-14.

Лев, приветствуем вас, здравствуйте.

Лев Воропаев: Да, доброе утро.

Петр Кузнецов: Мы выяснили, что с 2016 года в российских ПДД существует то самое определение опасного вождения, вроде бы есть и штраф 3 тысячи рублей. Но работает ли оно?

Лев Воропаев: Штрафа нет, а определение есть.

Петр Кузнецов: Я где-то куда-то не посмотрел, он никогда не действовал, 3 тысячи рублей за опасное вождение?

Лев Воропаев: Да.

Петр Кузнецов: Поясните, пожалуйста.

Лев Воропаев: Уже с того момента идут обсуждения введения штрафа, но штраф до сих пор не введен, поэтому говорить о том, что это действует или не действует, вряд ли возможно. Действует в крайне редких случаях, когда идет разбор ДТП с такими наглыми водителями, которые совершают эти опасные маневры.

Петр Кузнецов: Когда это все случилось уже, просто выясняют, из-за чего все началось, и максимум, что ему может грозить именно по опасному вождению, – это вот тот самый штраф в 3 тысячи рублей еще в довесок и все?

Лев Воропаев: Штрафа нет.

Петр Кузнецов: Да, если он будет.

Лев Воропаев: Если он будет, возможно. Вот когда идет разбор ДТП, и то это не на уровне судов первой инстанции, идет на уровне областных и кассационных судов, тогда это опасное вождение в редких случаях применяют. И ему грозит, если не хватает, условно говоря, денег по страховке, возмещению ущерба всем транспортным средствам, которые пострадали от него. Такое бывает, но, к сожалению, пока это редкость. Ответственность за опасное вождение в Российской Федерации не введена.

Петр Кузнецов: Все понятно окончательно: я снял со своего телефона, не знаю, стою в пробке, вижу опасное маневрирование – с этим ничего нельзя поделать? Куда-то направил видео...

Лев Воропаев: Вы можете сообщить в ГИБДД, все-таки у нас есть штрафы за нарушение других правил дорожного движения, по которым можно привлечь данного гражданина. То есть вы можете передать информацию в виде видеосъемки в ГИБДД, и ГИБДД могут привлечь его за нарушение других правил дорожного движения.

Мария Карпова: А в чем сложность введения этих штрафов? Почему так долго обсуждают?

Лев Воропаев: Судя по всему, очень тяжело фиксировать опасное вождение. Например, перестроение в виде «шашечек» – ну как вы это докажете, что этот водитель не просто перестраивался, допустим, в плотном потоке, потому что там было много машин, а что он именно совершал опасное вождение? То есть вот эти дискуссии идут много-много лет и никто пока не может найти однозначного решения данного вопроса.

Петр Кузнецов: Ну и потом, я сейчас подумал: это же опасно... Если ты видишь опасное вождение и ты пытаешься снять опасное вождение, находясь за рулем, это уже опасно, ты создаешь аварийную ситуацию на дороге.

Мария Карпова: Ну, ты можешь быть пешеходом.

Петр Кузнецов: Ну, может быть... То есть должно очень много факторов сойтись... В общем, Лев, законодательно, в идеале, конечно, предупредить, то хотя бы четко наказывать, наверное, невозможно?

Лев Воропаев: Возможно. Я еще раз говорю, у нас за нарушение других правил дорожного движения предусмотрены штрафы. Допустим, если водитель даже совершил бесконтактное ДТП путем опасного маневра, у нас практика сложилась, что даже в такой ситуации водителя стали привлекать к ответственности за то, что он создал опасность, которая повлекла дорожно-транспортное происшествие. Люди, к сожалению, не осознают, пока они не попадают в такую ситуацию...

Петр Кузнецов: Да, вот, это уже последствия, это по факту. Предупредить выход лихачей на дорогу невозможно?

Лев Воропаев: Возможно. Сейчас же, видите, вы же правильно говорите, количество ДТП снижается. В основном это происходит в связи с тем, что устанавливается много камер фото- и видеофиксации в крупных городах, ну и в малых тоже стали устанавливать. За счет этого снижается аварийность и более дисциплинированно стали водители вести себя на дорогах. Кроме того, у нас развивается дорожная инфраструктура, дороги расширяются и т. д. То есть это все в совокупности определенную роль на тех же лихачей все-таки оказывает.

Петр Кузнецов: Мы еще поговорили о такой категории, уже упомянули ее не раз, те, кто слишком, наоборот, медленно ездят, особенно вот на магистралях скоростных. И я помню, что была инициатива, по-моему, даже из одной из партий, сейчас точно не буду вам говорить, что их тоже нужно наказывать, потому что это тоже создание аварийной ситуации, если ты слишком медленно едешь, 30–40 километров в час. Что с этой категорией сейчас?

Лев Воропаев: Если мы говорим про автомагистрали, то у нас запрещено транспортным средствам, которые ездят со скоростью менее 40 километров в час, вообще передвигаться по таким дорогам. Но, как показывает практика, к сожалению или, не знаю, к счастью, наоборот, тех, кто ездят очень медленно, привлекают еще реже, чем водителей, которые совершают опасное вождение. Их практически вообще никогда не привлекают.

Ну и давайте будем честными: вот, например, я тоже являюсь автолюбителем – я на дорогах крайне редко вижу таких людей, которые ездят очень медленно и создают какую-либо аварийную ситуацию. У нас в правилах дорожного движения есть пункт 10.5, который запрещает необоснованно медленно двигаться, но, повторюсь, за его нарушение практически никогда не привлекают к ответственности.

Петр Кузнецов: Лев, вот я-то как раз в последнее время наблюдаю, что... Не сказать, что это 20–30, но явно человек притормаживает общий поток, например, если тем более не так много полос. Обгоняя его, я смотрю, что человек в телефоне. Людей с телефонами называют как раз самыми опасными, вот мы начали с опроса, когда водители говорили, кто создает особенную опасность на дорогах, на первом месте как раз люди с телефонами.

Я помню, тоже была попытка каким-то образом через камеры фиксации доказывать, что человек как раз в телефоне, и, по-моему, все-таки пришли к выводу, что это просто невозможно: человек может в это время брать телефон, не знаю, переставлять его в салоне, камера зафиксировала. Это долго доказывать, это каждый случай разбирать...

Лев Воропаев: Все верно, да. Штраф существует, но с точки зрения камер фото- и видеофиксации крайне тяжело доказать обстоятельства именно использования телефона без т. н. Hands free, т. е. без возможности разговаривать без помощи рук.

Как показали европейские исследования, водитель, который разговаривает по телефону либо использует мессенджеры, он даже опаснее водителя, который находится в состоянии алкогольного опьянения либо иного, наркотического опьянения. И во многих европейских странах за использование телефона предусмотрено лишение прав. У нас, к сожалению, за это предусмотрен всего лишь штраф в 1,5 тысячи рублей...

Петр Кузнецов: Да, и то...

Лев Воропаев: ...и эта норма практически не применяется на дорогах Российской Федерации.

Петр Кузнецов: Есть ли в обществе тренд на правильное вождение? Когда-то модно было играть в «шашки» действительно, но сейчас это признак такого, не знаю, невежества, низкой культуры, если хотите...

Лев Воропаев: Видимо, все зависит от региона к региону. Например, когда я бываю в одном регионе, там водители вообще не знают, что такое указатель поворота, ездят на всех перекрестках, не включая поворотники. В других регионах, их, к сожалению, не так много, водители более аккуратные и пытаются соблюдать правила дорожного движения. То есть вот такой единой тенденции я по России не заметил, к сожалению.

Петр Кузнецов: Спасибо большое! Лев Воропаев, автоюрист, помог нам разобраться во многих моментах в этой истории.

Об опасном вождении и борьбе с лихачами поговорим с автоюристом Львом Воропаевым