Николай Марсов: Дети, по-моему, уже спят с телефонами. Уберите гаджеты, когда они не нужны, и появится время на что-то дельное

Петр Кузнецов: А мы продолжим эту тему, и я бы даже сказал, продолжим отмечать сегодняшний, вековой уже, юбилей пионерии с нашим гостем. У нас в студии Николай Марсов, кандидат педагогических наук, член-корреспондент Международной академии наук педагогического образования. Николай Юрьевич, здравствуйте.

Мария Карпова: Здравствуйте, Николай.

Николай Марсов: Добрый день. Доброе утро.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, вот расскажите, пионерия в школе – как это было? Мы не знаем. Мы с Машей… Она хотела сказать, что нам стыдно признать. Что стыдно? Ну не застали, не мы же в этом виноваты.

Николай Марсов: Ну не ваша вина в этом. Да, было очень интересно, пионерия, конечно. Я прошел пионерию от самого начала и был пионер-вожатым, в школе работал. Ну дальше по педагогической линии пошел, до директора, кандидат, все…

Но было интересно. Во-первых, это были торжественные линейки, это были кружки различные и сбор макулатуры, сбор металлолома, это всегда с таким удовольствием это происходило все. И порой даже с последних уроков, если металлолом надо собирать, уже был даже, ну каюсь, такое было, наш класс, пошли мы даже какую-то одну машину притащили на металлолом, такое было, честно говорю.

Мария Карпова: А как же? Говорят, все-таки за плохое поведение могли исключить из пионеров, если бы узнали.

Николай Марсов: Ну нет, это не было плохим. Она была, вы знаете, в таком состоянии, что мы подумали, что она уже, наверное, никому не нужна. Но мы ее потом поставили на место.

Петр Кузнецов: Возрождение таких организаций возможно сегодня? Вот Госдума рассматривает в первом чтении законопроект.

Николай Марсов: Ну вы знаете, не то, что возможно, но это нужно. Это необходимо. Я вот сейчас, хотя я уже ну ушел на пенсию, но я работаю сейчас, преподаю технологию, раньше называлось технический труд. И ребята, многие ребята, мальчишки особенно, ну девчонки по-своему, ребята по-своему, им нужно, нужны кружки, нужны какие-то мероприятия. Ребята хотят делать, но не на том уровне сейчас это, надо возрождать.

Петр Кузнецов: Ну а в каком виде? Не в том же, вот в котором было, правильно? Чем дополнять?

Мария Карпова: Просто сейчас какие-то другие идеалы, другие цели.

Петр Кузнецов: Чем замещать сбор металлолома тот же?

Николай Марсов: Нет, ну может быть металлолом сейчас… другое.

Петр Кузнецов: Ну я условно.

Николай Марсов: Хотя макулатуру сейчас немножечко собирают. Но сейчас собирают еще пробки от бутылок пластмассовых. Честно говоря, эко-движение вот это вот. Ну замещать.

Вот я кроме того, что я педагог, у меня еще клуб старинных автомобилей, я руководитель клуба. И у нас в уставе записано, что мы принимаем туда ребят с 12 лет с согласия родителей или опекунов, если у них есть велосипед, мопед старше 30 лет, мы готовы принять.

И вот у меня таких ребят 4 человека уже есть. Мы с ними общаемся, мы показываем, как правильно работать, как делать, ездим на фестивали на различные, помогаем в ремонте того же велосипеда, мопеда. Они, понимаете, они при деле, они не мотаются нигде.

Петр Кузнецов: Клуб старинных автомобилей как раз начался вот с того автомобиля, который вы тогда на металлолом повезли.

Николай Марсов: Ну может быть. Я вырос в 401-м «Москвиче», у меня так это все и осталось. Вот, и ребята идут. У меня вот сейчас мои ученики, которые есть, говорят: «Николай Юрьевич, а когда будет выставка? Мы хотим посмотреть». Все, приходите ради бога, пожалуйста, с большим удовольствием. Нужно, это нужно возвращать.

Мария Карпова: А насколько вообще это возможно молодежи, детям объединяться в такие масштабные организации, учитывая, что новое время нам диктует какие-то совсем другие принципы: каждый человек индивидуален, не надо быть как все?

Николай Марсов: Вы знаете, возможно все. Просто вот мое, это чисто мое мнение – убрать мобильные телефоны, когда они не нужны. И вот оно время, когда достаточно будет для того, чтобы он пришел, ну скажем, ко мне в клуб или в любой другой кружок, как раньше было, и занялся кто-то резьбой по дереву( ну я по своему направлению, да), кто-то механикой, кто-то там резьба по дереву, кто-то рисует хорошо может быть, у кого-то вокал есть. Все это просто, ведь посмотрите, с мобильными телефонами они, извините, даже спят с ними вместе.

Мария Карпова: Не только дети.

Николай Марсов: Ну это никуда не годится.

Петр Кузнецов: Без этого никуда, и школа без этого, к сожалению, ну видимо к сожалению, не может. То есть и учителям тоже нужно в гаджетах быть, в «вайберах», в «ватсапах» находиться, в социальных сетях следить, может быть, за своими учениками, потому что они совсем другие в социальных сетях, электронные дневники и так далее.

Я к тому, что вы не одно поколение застали, вы застали исчезновение, по сути, пионерии. Вот тяжелее общий язык найти с новым поколением? Вот именно как раз последним? Как менялся этот язык?

Николай Марсов: Вы знаете, да, ну, наверное, да, тяжелее, но я бы не сказал, что со всеми тяжело. Есть ребята, которые так можно сравнить с тем, что было раньше, они как бы вот, ну, наверное, зависит, конечно, от родителей, которые были тогда, прошли пионерию тоже, там дедушки, бабушки, с ними попроще.

А так просто у них сейчас вот опять же через те же гаджеты, телефоны, компьютеры столько информации идет, порой ненужной. И вот это вот, конечно, имеет значение свое, ну может быть даже где-то отрицательное в этом деле. Но ребята опять же не все, конечно, но желание у них есть, они хотят, и вы знаете, это востребовано, это надо возобновлять, все эти вот кружки разные, чтобы ребята были при деле, так скажем, чтобы они не болтались.

Петр Кузнецов: Ну и еще, пожалуй, вопрос. Может быть он будет финальным: а вы чувствуете, какие запросы сейчас у молодых, чем эти запросы отличаются, что им нужно? Или их нужно направлять?

Николай Марсов: Вы знаете, ребята есть, которые уже знают, выбрали свою профессию дальнейшую, они как бы целеустремленные. Они, может быть не совсем правильно, но в школе уже делают упор на те предметы, которые им понадобятся дальше.

Вот, а некоторых ребят надо направить. Он, вот я вижу его, что он хочет, он может это, это у него не получается. Что-то ему покажешь, как сделать, у него возникает интерес. И смотрю, и вот он начинает… У меня пятые, шестые, седьмые классы. И вот с пятого класса они у меня. К седьмому я смотрю, у него уже получается, ему это уже интересно. То есть его надо направить. Понимаете?

Родители сейчас, к сожалению, зарабатывают деньги, с утра уехали до вечера, и он предоставлен сам себе. Поэтому наша задача сейчас его взять и направить в нужное русло. Я думаю, у нас это должно получиться.

Петр Кузнецов: Ну отлично. Спасибо. Будем надеяться, Николай Юрьевич.

Мария Карпова: Спасибо большое, Николай Юрьевич.

Петр Кузнецов: Спасибо. Николай Марсов, кандидат педагогических наук, член-корреспондент Международной академии наук педагогического образования. Спасибо большое.