Павел Сюткин: Секрет популярности шаурмы в том, что за тысячелетия её существования, были отшлифованы все процессы - от приготовления до продвижения

Гости
Павел Сюткин
историк русской кухни

Анастасия Семенова: С нами на связи Павел Сюткин, историк русской кухни. Павел Павлович, здравствуйте.

Иван Князев: Приветствуем вас.

Павел Сюткин: Добрый день, здравствуйте.

Анастасия Семенова: Здравствуйте. А Павел Павлович, скажите, пожалуйста, откуда вообще пошла уличная еда? Почему вот она и раньше была популярна, и сейчас она очень популярна?

Павел Сюткин: Ну корни уличной еды они кроются, уходят далеко, давно в столетия, если не тысячелетия, назад и связаны с тем, что просто вот традиционное аграрное общество постепенно развивалось, росли города, люди приходили на разнообразные отхожие промыслы. Вот, где-то надо было питаться. И вот приехали вы, скажем, на рынок продавать свой урожай, где-то 3 дня жить надо. Вот и появилась потребность в этих пирожках, других разнообразных блюдах наших.

Анастасия Семенова: Но вот смотрите, не знаю, почему сейчас все звонят и говорят, что раньше было так вкусно, сейчас уже не так. Ведь действительно не так сложно, мне кажется, вспомнить, испечь те пирожки и так же их продавать. Нет?

Павел Сюткин: Ну, я думаю, что здесь еще играет эффект такой ностальгии по молодости, когда и деревья были больше, и девушки моложе, и пирожки вкуснее.

Иван Князев: А пончики так подавно.

Павел Сюткин: В целом, конечно, нужно сказать, что просто изменился, очень сильно изменился формат нашего вот этого быстрого питания. И если действительно, вспоминая советские времена, мы… ну перед нами встают картины этих вот женщин в белых халатах, которые продавали на углу улицы из тележек эти пирожки горячие, чебуречные вот тоже – формат такой из 50-х XXвека у нас. Сегодня, конечно, это быстрое питание гораздо разнообразнее, и, наверное, где-то и вкуснее.

Иван Князев: Павел Павлович, скажите, пожалуйста, почему так получилось, что прижилась ну вот западная культура фаст-фуда у нас, а наша российская как-то немножко подрастерялась? Это, я незнаю, это реклама виновата, это маркетологи виноваты?Или, может быть, они проще в приготовлении, и технологичнее проще их производить? Вот те же гамбургеры, пиццу, чем наши пирожки. Вот у нас что осталось? У нас осталась там шаурма, хот-доги, гамбургеры, да и все. Вот на Дальнем Востоке там корейская еда доминирует.

Анастасия Семенова: И многие путают стрит-фуд и фаст-фуд.

Павел Сюткин: Конечно, я бы не очень согласился с вами, что остался вот популярен у нас исключительно западный формат. На самом деле у нас гораздо популярнее, распространеннее формат восточный.

Иван Князев: Ближневосточный.

Павел Сюткин: Шаурма там, шашлычки, еще чего там только не делают. Вот связано это с очень простой вещью: этот формат еды он гораздо древнее. Ему тысячелетия. Представьте себе, насколько отработано все, все процессы и приготовления, и торговли, и продвижения за тысячелетия, чем наш, собственное наше быстрое питание, которое в таком ну более или менее товарном виде развивается ну там век-другой.

А что касается западного питания, то здесь на самом деле тоже похожая ситуация. Конечно, оно не такое древнее, все эти бургеры, но отработано все действительно до мельчайших подробностей. То есть, ну давайте говорить откровенно, это международные корпорации, которые в десятках стран уже отшлифовали полностью свои бизнес-процессы. Конечно, куда нашим там мелким…

Иван Князев: Конкурировать с ними. Спасибо вам, Павел Павлович

Анастасия Семенова: Спасибо.

Иван Князев: Павел Сюткин, историк русской кухни был с нами на связи.