«Очарована, околдована»

Александр Ф. Скляр: Это наши любимые песни!

Такая проникновенная и мелодичная лирика песни «Очарована, околдована» написана человеком, который никогда не писал слов к песням, почти всю жизнь был далёк от любовной поэзии и, более того, как вспоминали его современники: «Ругал женщин яростно». Николай Заболоцкий. В молодости Заболоцкий дружил с Даниилом Хармсом и Александром Введенским. В созданном ими поэтическом кружке они экспериментировали и с гротеском, и с абсурдом, и другим авангардом. Позже поэт сосредоточился на вечных вопросах. «А если это так, то что есть красота? И почему её обожествляют люди? Сосуд она, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде», – тоже знаменитые строки Заболоцкого. И вдруг в 50 с небольшим лет Николай Заболоцкий создаёт цикл «Поздняя любовь», в который и входит стихотворение «Признание», ставшее через много лет известной песней.

Дмитрий, в нашей стране песня «Очарована, околдована» получила популярность и известность благодаря исполнению Михаила Звездинского. Мне кажется, что вы в вашем исполнении несколько переосмыслили эту песню. Что вы думаете, что для вас эта песня, когда вы её исполняете?

Дмитрий Колдун, певец: Александр, эта песня из детства. У меня папа мой, Александр Павлович, любил эту песню, наверное, потому что там тоже поётся про какое-то колдовство. У нас была целая квартира колдунов, и все были немножко очарованы и околдованы. А эта песня... Вот они с мамой разошлись. Я вообще никогда не жил в семье. И эта песня звучала часто дома. Может быть, какое-то было в этом сожаление о том, что вот так нехорошо получилось, что он остался один. Может быть, у меня складывалось ощущение, что он так ощущает это. Поэтому для меня это песня, знакомая с детства. Я её никогда не исполнял до этого, однако как будто бы она всегда жила во мне. И когда мне поступило предложение исполнить её в вашей программе, я, честно говоря, даже не смотрел, как она была исполнена в оригинале, потому что она была как будто в крови у меня уже изначально. Я немного изменил гармонию, чуть-чуть, потому что такие вещи надо делать, если вообще нужно, то нужно делать аккуратно. Надеюсь, я её не испортил.

Александр Ф. Скляр: Мне тоже кажется, что совсем даже и не испортили. У вас к ней, по-моему, свой подход и своё личное исполнение. Тем более интересно, что изначально ведь стихотворение Николая Заболоцкого не было предназначено для того, чтобы его положить на эту песню, но, как это часто бывает, это именно стихотворение стало основой для песни. И вообще стихи других поэтов тоже иногда перекладываются на песни, и не всегда это выходит удачно, надо сказать. Иногда поэзия оказывается сильнее, чем песня на стихи. А как вам кажется с этой песней? Вот если взять отдельно стихи и взять уже стихи вместе с мелодией, сочетается это? Получается ли это для этой конкретной песни?

Дмитрий Колдун, певец: Мне кажется, где-то в глубине души автор всё-таки хотел, чтобы это однажды стало песней, потому что стихи написаны очень ровно, они без всяких рваных рифм, отступлений. И как раз, кажется, такие стихи и рождают желание написать на них музыку, потому что уже сразу на подсознании ты уже как будто слышишь какую-то мелодию.

Александр Ф. Скляр: Очень личная лирика песни «Очарована, околдована» проистекает из очень непростой биографии поэта. Бунтарь и экспериментатор, ещё в 1929 году 25-летний Заболоцкий вызвал большой литературный скандал. Тогда вышла в свет его первая поэтическая книга «Столбцы». И тут же пресса обвинила автора в юродствовании над коллективизацией. Тогда, на закате НЭПа, Заболоцкий ещё не понимал всей опасности таких нападок и продолжал в том же духе. В 1938 году поэт был осуждён по делу об антисоветской пропаганде. Дальше были лагеря, а после освобождения в 1944 году – принудительное поселение в Караганде. Переехала туда и его жена Екатерина Васильевна. Как вспоминал друг семьи Николай Корнеевич Чуковский: «Екатерина Васильевна была готова ради мужа на любые лишения, на любой подвиг. Она никогда не спорила, не упрекала, а он был деспотичен и часто с нею несправедлив». В 46-м году они получили разрешение жить в Москве, и вскоре случилось неожиданное. Терпеливая Екатерина Васильевна ушла от поэта Заболоцкого к писателю Гроссману.

А вы не хотите эту песню включить в свой постоянный певческий репертуар?

Дмитрий Колдун, певец: Теперь буду задумываться над этим.

Александр Ф. Скляр: А если будете включать её, то как вы видите аранжировку этой песни?

Дмитрий Колдун, певец: Я бы абсолютно точно придал бы большего драматизма, масштаба, нагнал бы меди в конце, чтобы уже наступило раскаяние. Крещендо же там сокрушается в конце, а потом всё равно возвращается к тому, с чего и начал. Это всё такая внутренняя борьба.

Александр Ф. Скляр: Николай Заболоцкий был сокрушён уходом жены. Возможно, чтобы доказать, что способен легко найти ей замену, он позвонил молодой поклоннице своего творчества Натальи Роскиной. Буквально через пару свиданий предложил ей выйти за него замуж. Девушка согласилась, а потом вспоминала все три месяца этого брака как нечто мучительное и говорила о неотступной тоске поэта по бывшей жене. Тогда он работал над циклом «Последняя любовь». И исследователи до сих пор спорят, кому же посвящено стихотворение «Признание» – Наталье Роскиной или бывшей жене? Как бы то ни было, молодая жена очень быстро исчезла из жизни поэта, а Екатерина Васильевна в 58-м году вернулась к нему. Но пережить новую весну своих отношений им не удалось. Вскоре Николай Заболоцкий умер от инфаркта.

Это стихотворение Николай Заболоцкий написал уже на исходе своей жизни. И, конечно, оно драматическое. Когда вы как относительно молодой человек её исполняете, что вы чувствуете в этой песне?

Дмитрий Колдун, певец: Я чувствую какое-то облегчение потому что герой, собственно, выговаривается в этой песне. И думаю, что нам всем иногда хочется выговориться. Он ведёт внутренний такой монолог, даже не столько обращается к ней, сколько хочет выплеснуть это из себя, отпустить и, возможно, распрощаться с этой историей. Там даже поётся, что в оковы закована. Он её как бы освобождает, отпускает от себя. Есть в этом что-то такое.

Александр Ф. Скляр: А вот что касается музыки этого романса, то тут очень запутанная история. В 90-м году бард Александр Лобановский подал иск о том, что Михаил Звездинский присвоил себе авторство его музыки к песне «Очарована, околдована», сочинённой ещё в 1968 году. Тем не менее, в двух мелодиях Лобановского и Звездинского были найдены существенные расхождения, и каждый был признан автором своей версии. А ведь есть ещё, правда, не снискавшая большой популярности, версия Александра Морозова.

Если вы любите песни прошлых лет, если исполняете их, даёте им второе дыхание, присылайте ваши видео (pesnya@otr-online.ru). Возможно, вы будете следующими в нашей студии и вас услышат. Всего доброго!