Книги под елкой

Оксана Галькевич: Итак, наша постоянная рубрика, уважаемые друзья, регулярная рубрика в рамках программы "ОТРажение", называется "Порядок слов". В студии Николай Александров, литературный критик. Николай, здравствуйте.

Николай Александров: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Сегодня у нас очень интересная тема.

Николай Александров: Да, у нас сегодня новогоднее чтение или семейное чтение – как угодно. Ну, поскольку понятно, что семья – это такая категория довольно размытая, то первое, что приходит в голову – это разного рода детские книги, сказки и прочее-прочее, которые в семейном кругу все вместе читают. Но все-таки я решил нынешнюю подборку разнообразить, хотя, разумеется, будут и сказки.

Собственно со сказки мы и начнем, называется она "Снегозавр. Волшебная зимняя сказка". Ну, что может быть более новогоднее? Том Флетчер ее написал. Кстати говоря, это дебютный роман писателя, который в большей степени известен как эстрадный, как рок-исполнитель. Вот он написал свой первый роман. Довольно любопытно на самом деле смотреть на это произведение, потому что, с одной стороны, эта сказка производит, ну, такое полудилетантское впечатление, а с другой стороны, сразу вине человек, так скажем, британской или англосаксонской школы. То есть все-таки это не просто рассказывается история, а история, в которой сходятся концы с концами – это с одной стороны. А с другой стороны, здесь такое впечатление, что собраны все каноны волшебной сказки и фэнтези, которые только возможны.

Существует мальчик, который очень любит динозавров, а папа его любит Рождество, а мамы у них нет. Существует девочка, которая вроде бы необыкновенно вредная, но мама ее переживает расставание со своим супругом, поэтому девочка живет без папы. Понятно, что в конце концов герои встречаются в финале. Таким образом, уже нечто заложено. Но помимо этого существует динозавр, у него предыстория. Он единственный выживший после катастрофы, когда вообще исчезли динозавры. Существует охотник злой вместе с собакой, который охотится на волшебных оленей Санта-Клауса.

Оксана Галькевич: А на других оленей он не мог?

Николай Александров: Как мы все знаем и помним, подарки развозит Санта-Клаус в санях на волшебных оленях, которые летают. И охотник, которого вообще интересует всякая экзотика, он за оленями этими охотится. А когда видит динозавра, то начинает охотиться на него. Ну, собственно вот этот динозавр Снегозавр – одно из главных лиц. Он появляется в начале книги и потом в финале играет такую очень важную роль. Существует, разумеется, Санта-Клаус, существуют эльфы. Но, пожалуй, многочисленные приключения, которые читатель встретит в этой волшебной сказки… Здесь есть и песенки, которые можно, в общем, вместе с эльфами хором распевать под елочкой.

Но, пожалуй, самая замечательная сцена, которая меня больше всего умилила… Дело в том, что Снегозавр – как он пережил катастрофу? Он еще не вылупился из яйца. Оно упало в океан. И поэтому пережил и ледниковый период, и множество всяких других катаклизмов. А потом эльфы его раскопали. И самая умилительная сцена, с моей точки зрения, в этой книжке: Санта-Клаус высиживает яйцо для того, чтобы наконец динозавр из него вылупился.

Константин Чуриков: В свое время, помните, громко пиарили книгу, сказки какие-то Мадонны, она своим детям написала. Я так полистал – и, честно говоря, не впечатлило. Вот интересно, что пишут рокеры. Заинтересовали.

Николай Александров: Да, честно говоря, я думаю, что ничего особенного, ну, потому что она уж настолько детская и настолько построена на каких-то если не общих местах, то узнаваемых поворотах, сюжетах, раскладках характера.

Константин Чуриков: Ну, таков принцип, конечно.

Николай Александров: Такое впечатление, что ты сталкиваешься с чем-то хорошо знакомым. Но, с другой стороны, все-таки это рождественская книга, и выдержана она действительно в жанре рождественской сказки, где существует зло, но оно все-таки побеждается в финале. И со Снегозавром, сразу скажу, ничего не происходит. Он остается на Северном полюсе жить вместе с Санта-Клаусом.

Еще одна книга, которую можно использовать по-разному в семейном чтении, ну, потому что она как будто предназначена для семейного чтения или для гадания, если угодно. Это книга, которая называется "Целый год", написал ее Лев Семенович Рубинштейн. Лев Семенович известен и как автор знаменитых стихотворений на карточках, которые создали такой совершенно отдельный жанр, как эссеист. Но и "Целый год" – это тоже такая модификация карточек, потому что листочки календаря – это тоже своего рода карточки. Как эта книжка устроена? Действительно, ее любопытно читать. Но здесь, если вы будете ее читать вместе с детьми, я бы предварительно книжку пролистал, выбирая взрослую информацию и детскую.

Оксана Галькевич: Что можно, а что нельзя, да?

Николай Александров: Существует событие какое-то календарное, связанное с календарным днем. И по поводу этого события Лев Семенович пишет небольшой комментарий. Причем комментарий этот связан в большей степени с его личными переживаниями, нежели собственно с историческим значением этого события или факта. В результате получается такая действительно очень своеобразная оптика, как теперь принято говорить, особый совершенно взгляд. Потому что существует большая история, которая осталась в календаре и вообще просто в анналах истории. И существует история личная, когда собственно только Лев Семенович может говорить.

Ну вот, например, это 25 ноября: "Розике Швиммер стала первой в истории мировой дипломатии женщиной-послом". В 1918 году, между прочим, это произошло (в будущем году 100 лет). "У соседей Фоминых, – пишет Лев Семенович, – была домработница. До того как устроиться к ним домработницей, она работала грузчиком в угловой "стекляшке". Она была огромного роста с совершенно мужскими руками и ногами и говорила басом. Звали ее, во что трудно поверить, Арина Родионовна". Вот такого рода комментарий. Еще один я прочту отрывочек…

Константин Чуриков: В принципе, детской психике уже эти подробности могут повредить.

Константин Чуриков: Да. А вот абсолютно детское, совершеннейшее просто. 1917 год, 6 декабря: "В канадском порту Галифакс столкнулись норвежский грузовой пароход "Имо" и французское грузовое судно "Монблан". Будучи примерно пятиклассником, я, как обычно, летел куда-то по коридору. И с нечеловеческой силой столкнулся с англичанкой Анной Павловной по прозвищу Половник, которая тоже куда-то стремительно неслась. Причем прямо навстречу мне. Мы так лихо столкнулись, что мало того что из ее рук выскочил и раскрылся посредине классный журнал, но и сама она грохнулась на пол во весь рост. А она была довольно крупная, толстая и вообще тяжелая. А я? А что я? Я и сейчас-то не слишком массивен, мягко говоря. А в пятом-то классе… Но я почему-то не упал. Упала она. И было потом всякое разбирательство, и всякие вызовы родителей в школу. Да что об этом рассказывать. Кто даже этого не знает…"

Лев Рубинштейн, "Целый год". Считаю, что замечательная совершенно книга, которая доставит удовольствие как детям, так и взрослым.

Константин Чуриков: Калейдоскоп историй.

Николай Александров: Да. Ну и книга для гаданий. Рекомендую, правда, вот если на будущий год загадывать, что произойдет в тот или иной день.

Константин Чуриков: Нет, мне пока ни первый, ни второй пример не заинтересовали с точки зрения…

Оксана Галькевич: Не хотелось бы повторения в следующем году, да?

Николай Александров: Ну хорошо, мы идем дальше. Замечательная детская писательница Ася Кравченко, лауреат уже многих литературных премий, в частности "Премии Крапивина". Очередная ее книга – "Вселенная. Новая версия". Книга, рассказывающая о подростках и, в общем, наверное, в принципе, адресованная подросткам. Но что меня в этой книге прежде всего тронуло? Ну, вы, наверное, знаете, что когда пишут детские книги или книги для детей очень часто писатели впадают в такой сюсюкающий или назидательный тон.

Константин Чуриков: "Здравствуй, дружок!"

Николай Александров: Да-да-да, "Здравствуй, дружок!", где это, в общем, намеренно театрально. И все время существует какое-то менторство, все время авторы, писатели хотят чему-то научить или кого-то пожалеть и прочее-прочее. Так вот, это как раз тот случай, когда автор говорит нормальным человеческим языком. Причем повествование ведется от первого лица, а главный герой Жека – он 15-летний подросток. Он пишет книгу, и не о чем-нибудь, между прочим, а о конце света. И в каком-то смысле это связано с его подростковыми переживаниями, потому что действительно все ломается, все изменяется. И разумеется, с ним много чего происходит в реальности. А его книга – это лишь отражение, причем такое художественное отражение тех событий, которые с ним происходят. А с другой стороны, о Жеке говорится как о персонаже в третьем лице. И никакого противоречия между переходом с одной точки зрения к другой не существует, то есть это в общем достаточно ровный тон.

И Ася Кравченко пишет, во-первых, достаточно смешно, иронично, безо всякого назидания, понятные вещи, понятные переживания. Тем более что главный герой в большей степени, конечно, переживает свою необыкновенность и свою одинокость. Один он, не один? Кого он оставит в конце света и так далее? И плюс к тому у него существует дедушка, с которым он очень близко связан и очень хорошо относится к нему. И ближе к финалу происходит гибель человека, которого он, в общем, по-настоящему любил. И вселенная действительно как будто бы раскалывается, но именно в этот момент она собирается заново. Каким образом – я уж не буду говорить, чтобы не пересказывать сюжет.

Вот это чтение, которое с некоторыми поправками предназначено для всех членов семьи, ну, если уж только совсем маленьких детей исключить из этой аудитории.

Константин Чуриков: Давайте несколько сообщений наших зрителей. Вот советы, что почитать в Новый год. Во-первых, Забайкалье советует Солженицына, "В круге первом".

Николай Александров: Правильно, хорошее новогоднее чтение, согласен.

Константин Чуриков: Наталья Соколовская, "Рисовать Бога". Наринэ Абгарян…

Николай Александров: Наринэ Абгарян – замечательная совершенно детская писательница.

Константин Чуриков: Книга Эдуарда Овечкина "Акулы из стали" о подводниках.

Оксана Галькевич: "Люди, годы, жизнь". Бориса Полевого вспоминают.

Константин Чуриков: Кстати говоря, многие нам пишут, вы знаете, и снова побеждает "Мастер и Маргарита". Вот пишут: "В двенадцатый раз буду перечитывать "Мастера и Маргариту".

Оксана Галькевич: Книга о здоровой пище.

Николай Александров: В двенадцатый раз? А интересно, сколько лет человеку.

Константин Чуриков: Наверное, минимум 12.

Николай Александров: Сколько лет подряд он читает "Мастера и Маргариту"? Ну, это почти как "Ирония судьбы", которую, как известно…

Оксана Галькевич: Николай, говорят, что самая важная книга сразу после Нового года – это книга о здоровой пище.

Николай Александров: Да, вне всяких сомнений. Нужно осторожнее с оливье, действительно, как-то запастись сразу средствами.

В финале две книжки совершенно удивительных. Это немножко другое чтение, но, с моей точки зрения, как раз это тоже книги, предназначенные для чтения вслух – ну, хотя бы потому, что одна из них уже во многом вслух и прочитана неоднократно самим автором. Это Александр Цыпкин, "Дом до свиданий и новые бесприцинцЫпные истории". Александр Цыпкин, в общем, автор, который совсем недавно вошел в литературу, но вошел достаточно быстро и стремительно. И его сборник рассказов "Женщины непреклонного возраста" стал очень быстро популярным. Более того, он постоянно читает свои рассказы, собирает полные залы. И таким образом, его вот эти короткие истории существуют как бы в двух таких ипостасях: в устном прочтении самостоятельном (и актеры тоже читают рассказы Александра Цыпкина) и в виде книге.

Но в данном случае что любопытно? Александр Цыпкин как будто извиняется перед читателями, выпуская этот сборник, ну, или во всяком случае пишет характерное предуведомление: "Давайте представим, что вы пришли в театр, и перед вами не книжка, а своего рода спектакль. Спектакль с первым и вторым действием, с антрактом, разумеется".

Константин Чуриков: Смотря какая роль.

Николай Александров: Ну и есть возможность для того, чтобы сходить в буфет. Сюда вошли рассказы уже довольно хорошо известные. Есть и новые рассказы. Может быть, это мое субъективное мнение, потому что я очень люблю Сашины рассказы, потому что они написаны легко, иронично, необыкновенно жизненно, открыто. И, кстати говоря, эта открытость заставила издателей поставить "18+" на обложке.

Константин Чуриков: Ну и то, что мы видим на обложке, тоже…

Николай Александров: Да. Так что в этом смысле нужно тоже несколько осторожно относиться, потому что это как раз тот случай, когда словесная, вербальная экспрессия – это не некое искусственное средство, ну а просто потому, что так говорят герои.

Константин Чуриков: То есть мат в этой книге, если он есть, он такой естественный?

Николай Александров: Да-да-да. Как говорил Оксимирон, это самое ценное в русском языке. И вот эта ценность, в общем, в принципе, в таких гомеопатических… Опять-таки прошу прощения за запрещенное слово, с точки зрения науки. Несмотря на то, что это гомеопатический, все равно он присутствует. Но есть рассказы абсолютно чистые. И они, кстати, не всегда только уж такие ироничные и только связанные с любовными переживаниями, приключениями и так далее, потому что это истории веселые и грустные, и заставляющие задуматься. Но главное, что они свободны, раскованные и проникнуты таким совершенно необыкновенным оптимистичным чувством радости и приятия мира.

Константин Чуриков: Чего хочется под новогоднюю елку.

Николай Александров: Да, что собственно и создает новогоднее настроение.

Константин Чуриков: По-народному!

Николай Александров: Да, Новый год, действительно.

И еще одна книга, которая меня очень порадовала, тем более что это дебют. Наталия Ким, "Родина моя, Автозавод". Наталия Ким – дочь Юлия Кима. Ее писательский дебют, посвященный одному уголку Москвы – это улица Автозаводская. Своего рода хроника получилась вот этого квартала на протяжении нескольких десятилетий, можно так сказать, потому что Наталия Ким пишет о своем детстве и, разумеется, о школьных годах. И кончается это все небольшими зарисовками уже вообще современной жизни, потому что здесь есть рассказы, которые более или менее сюжетные, которые связаны с какими-то приключениями, а вторая часть книги – это просто фрагменты, сценки, эпизоды. Жанр, который сейчас распространен в социальных сетях: разговор, на улице подслушанный, разговор в метро. Вот такие коротенькие, небольшие зарисовки, статусы, которые помещают в социальных сетях пользователи. Очень похоже.

И что здесь мне нравится? Во-первых, тоже необыкновенно жизнерадостная книга, несмотря на то, что описываются события самые разные. Во-вторых, совершенно удивительный язык. Очень чуткий слух у Наталии Ким. И персонажи действительно говорят на своем особенном языке. Это самые разные люди. И подслушанные эти разговоры, и персонажи, к которым она обращается, вспоминая, допустим, детство или школьные годы, друзья, знакомые или соседи по подъезду, например, – у каждого своя речь. Ты сразу видишь этих людей. Плюс к тому это действительно достоверное описание Москвы.

Константин Чуриков: Рубрика "Порядок слов". В студии у нас был Николай Александров. Глобально замахиваются наши зрители. Вот пишет Пермский край: "Библию читать буду под новогодней елкой". И Иркутская область "Войну и мир" рекомендует. Ну, я думаю, это развлечение надолго, да?

Николай Александров: До Старого Нового года хватит.

Оксана Галькевич: Спасибо. Уважаемые друзья, мы не прощаемся с вами.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Обзор новинок для новогоднего семейного чтения

Комментарии

  • Все выпуски