Литература нон -фикшн: «Дурная кровь»; могущество и причуды наследственности

Литература нон -фикшн: «Дурная кровь»; могущество и причуды наследственности | Программы | ОТР

литература, нон-фикшн, книги, обзор литературных новинок

2020-04-18T11:32:00+03:00
Литература нон -фикшн: «Дурная кровь»; могущество и причуды наследственности
Николай Александров рекомендует: рассказы монахинь средневековья, «Гостеприимный кардинал» и книга о Викторе Шкловском
Кох-и-Нур - легенды и мифы о бриллианте. «Потерянный кронпринц Франции» - журналистское расследование
Николай Александров рекомендует: романы об одиночестве и обессмысливании мира, олива - краткое культурологическое исследование
Николай Александров рекомендует: история средневековой музыки, смысл теней в живописи и роль математики в природе
Николай Александров рекомендует: стихи Михаила Гронаса, очерки о России и рассказы Евгения Водолазкина
Николай Александров рекомендует: Повести Вильгельма Гауфа, роман «Собиратель бабочек» и историю философии
Арабы в мировой истории и особенности культа памяти усопших в России
Николай Александров рекомендует: роман о судьбе гитариста с болезнью Паркинсона и сборник сказок для взрослых
Николай Александров рекомендует: «Честно о нечестности», большая книга для самых маленьких и идём на поиск предков
33 мифа о Китае и об идеальной жизни. Как не бояться старости и важные открытия медицины – книги на неделю от Николая Александрова

Николай Александров: Здравствуйте. Это программа «Фигура речи». И как всегда вначале небольшой обзор книг, сегодня с акцентом на литературу нон-фикшн.

«Дурная кровь. Тайны и ложь одного стартапа Кремниевой долины». Джон Каррейру, известный американский журналист, написал эту книгу-расследование. Речь идет о проектах одной фирмы, которая называется «Theranos». Это соединение двух слов – «терапия» и «диагноз». И возглавляла ее Элизабет Холмс. Кстати говоря, начинала она свою работу и свой проект тогда, когда ей было 19 лет. Это первая женщина, которая попала в список Forbes. Она сумела заработать 1 млрд на этом проекте. Но спустя некоторое время проект не только лопнул, но и привел к многочисленным судебным искам.

И, конечно же, Джона Каррейру в этой книге интересует не столько научная сторона. А ведь речь идет о медицинском оборудовании. Элизабет Холмс пыталась сделать аппараты не просто для измерения крови, разных параметров крови, но пыталась сделать некий компактный аппарат, который не просто сразу позволяет сделать человеку анализы, но и связывается с лечащим врачом и дает рекомендации по лечению.

Некоторые аналоги существуют и вошли в нашу жизнь, начиная с глюкометра, который теперь уже не просто иногда коробочка, а пластырь, который наклеивается на руку. Иными словами, все эти идеи, которые разрабатывала Элизабет Холмс, так или иначе воплощены в жизнь. Но Джона Каррейру интересует, каким образом ведется этот бизнес и как амбиции и желание успеха приводит к тому, что оборудование, которое получается не совсем тем, каким хотелось бы его видеть, во-первых, а, во-вторых, приводит к разного рода подтасовкам. И это, разумеется, в свою очередь, оказывается, приводит к судебным искам и краху.

В любом случае, книга достаточно любопытная. Но, наверное, все-таки нужно относиться к ее названию как к названию бестселлера. Множество любопытных факторов, но сам факт разоблачения здесь не главное, а, скорее, важен сам механизм производства и ведения бизнеса, который описывает Джон Каррейру.

Карл Циммер «Она смеется, как мать. Могущество и причуды наследственности» - огромный том, который посвящен ДНК, геному и так далее в самых разных аспектах этой проблемы. Но на самом деле автора волнует в первую очередь, какую информацию несет геном, может содержать в себе примерно к прошлому. И поэтому здесь ДНК связывается с целым рядом проблем. Например, проблема расовости или генеалогии. Как смотрели в древности на проблемы наследственности, что открывает сегодня ДНК и так далее. Иными словами, довольно много весьма любопытных фактов.

«Последнее объятие мамы. Чему нас учат эмоции животных?» Франс Де Вааль. Удивительная и трогательная история. В данном случае это пример литературы нон-фикшн, который может соперничать с художественной литературой. Во многом он таковым и является.

Франс де Вааль на протяжении многих лет следил за поведением животных и пытался понять, каким образом выражаются эмоции у животных и как это так или иначе связано с эмоциями человека. Причем, он как ученый и скептик вовсе не абсолютизирует животный мир, то есть не переносит автоматически то, что чувствует человек и как он выражает свои эмоции, на животных. Скорее наоборот: он пытается понять, а каким образом животные выражают эмоции и как следы этого выражения можно проследить в человеческом поведении, в повседневности, когда главенствует невербальное общение.

А если говорить о вербальном общении, то хочу представить еще одну книгу – это сборник по материалам конференции, которая прошла в РГГУ. «Вежливость и антивежливость в языке коммуникаций». Понятно, что коммуникации здесь понимаются в достаточно широком смысле. То есть ведет за собой еще целый комплекс вопросов и проблем – этических, эстетических, вежливости, этикета, этикетные нормы. В самых разных модусах общения. Например, сетевая вежливость и антивежливость. И в этой книге помещена статья Игоря Исаева, которая касается коммуникаций, связанных с диалектной речью. Игорь Исаев сегодня в гостях у нашей программы. Игорь, здравствуйте. Не первая наша с вами встреча. Говорить мы будем не только о вежливости и антивежливости сегодня. Сразу же я открою некоторый секрет. Но для начала все-таки давайте, вспоминая наши предыдущие встречи, связанные с особенностями диалектной речи, каким образом диалект живет, какие сложности он испытывает и прочее, прочее, обратимся к этой статье.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)