• Главная
  • Программы
  • Порядок слов
  • Николай Александров: В книжном фестивале на Красной площади особенно ценно то, что на нем представлены региональные издательства

Николай Александров: В книжном фестивале на Красной площади особенно ценно то, что на нем представлены региональные издательства

Гости
Николай Александров
Ведущий программ

Рубрика "Порядок слов". Анонс книжного фестиваля на Красной площади. Постоянный ведущий рубрики – литературный критик Николай Александров.

 

Оксана Галькевич: Ну а сейчас наша регулярная рубрика "Порядок слов". Мы приветствуем в студии "Отражения" литературного критика Николая Александрова. Николай, здравствуйте.

Николай Александров: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, добрый вечер. Николай, у нас уже завтра начинается в Москве фестиваль книжный "Красная площадь".

Оксана Галькевич: Серьезный информационный повод.

Николай Александров: Книжный фестиваль на Красной площади, да. И об этом мы сегодня будем говорить, поэтому совсем немного книг у меня, потому что довольно большая и обширная программа книжного фестиваля, который продлится на Красной площади до 3 июня. А собственно закрытие книжного фестиваля состоится на Пушкинской площади 6 июня, в день рождения Александра Сергеевича. Будут читать стихи, произведения Пушкина. Так что, таким образом, это своеобразный книжный марафон.

Но все-таки, прежде чем мы обратимся к завтрашнему событию, мне хочется буквально несколько слов сказать о сегодняшнем. Сегодня стали известны финалисты главной, самой большой, самой денежной литературной премии России, а именно премии "Большая книга". Восемь финалистов сегодня были объявлены, которые поспорят за три премии "Большой книги". Вручается эта премии не только за художественные произведения, но и за нон-фикшн, поэтому в конкурсе принимают равное участие как писатели, и так те, которые обращаются, так скажем, к документальным жанрам. Мы помним, что книги из серии "Жизнь замечательных людей", например, становились лауератами "Большой книги".

Ну а среди тех, кто вошел в финал, писатели очень известные, уже давно известные российскому читателю. Ну, например, Евгений Гришковец со своим новым романом "Театр отчаяния". Или Ольга Славникова. Об этом романе мы еще не говорили, но, кстати говоря, именно он будет представлен на книжном фестивале на Красной площади. Или, например, Ольга Славникова и ее книга, ее роман "Прыжок в длину", как раз об этом произведении мы говорили. Андрей Филимонов, Мария Степанова и ее книга "Памяти памяти" также в числе финалистов.

Иными словами, претенденты на "Большую книгу", на три премии "Большой книги" определились сегодня. И многие из этих авторов… Дмитрий Быков и его роман "Июнь" – о нем мы тоже говорили довольно подробно. И многие из этих авторов будут принимать участие в фестивале на Красной площади.

Константин Чуриков: А давайте зрителей наших спросим: какие новые или относительно новые книги вы прочли за последнее время, и вам, может быть, они понравились или не понравились? Нам можно написать (3443, в начале буквы "ОТР") или позвонить.

Николай Александров: Давайте все-таки просто обратимся чуть-чуть к истории этого фестиваля. Я напомню, что до относительно недавнего времени существовало два книжных форума. Это Осенняя книжная ярмарка, которая происходила в павильоне во Всероссийском выставочном центре (ВВЦ), это Осенняя ярмарка. А вечной существовала ярмарка, которая называлась "Регионы России". Спустя некоторое время появился еще и Июньский книжный фестиваль, который проходил в Центральном доме художника.

Вот в результате два эти мероприятия объединились, поменяли местоположение, и это теперь не ВВЦ и не ЦДХ, а это Красная площадь. И таким образом, фестиваль как будто объединяет в себе, с одной стороны, ярмарочную программу и отвечает, кстати говоря, названию "Регионы России" (с этого я начну). А с другой стороны, это такой книжный праздник, который позволяет знакомиться с авторами, с книгами. Ну а на главной сцене фестиваля на Красной площади будут происходить самые разные события, будут выступать коллективы и ансамбли очень хорошо известные, будет и Башмет, будут и "Виртуозы Москвы". Иными словами, такая большая концертная музыкальная программа, которая будет сопровождать книжный фестиваль.

Оксана Галькевич: Праздник настоящий.

Константин Чуриков: Ну, статус всех этих мероприятий при этом слиянии только выиграл, потому что он резко поднялся?

Николай Александров: Да. И я надеюсь, что будет довольно много все-таки публики, которая захочет, во-первых, увидеть книжные новинки. Новинки будут представлены, о некоторых из них я сегодня расскажу. Их, правда, как вы видите, не очень много. Но, с другой стороны, книжки я буду в любом случае называть.

Но начнем мы все-таки, наверное, с той части программы книжного фестиваля, которая, как мне кажется, особенно ценная. Дело все в том, что все-таки продукцию столичных и петербургских книжных издательств мы себе представляем. Более того, даже в моих обзорах доминируют именно эти книги – по вполне понятным причинам. Ну, во-первых, потому, что это издательства, как правило, крупные издательские дома, которые давно уже существуют на рынке и заявили о себе, у них сети распространения, авторы их известны, входят в списки литературных премий, так или иначе имена эти звучат.

Но среди представленных, допустим, финалистов "Большой книги" этого года это авторы из издательств действительно известных, ну, практически каждому. Издательство "Время", например, или издательство "АСТ" и "Редакция Елены Шубиной". Ну, пожалуй, в меньшей степени известно издательство Андрея Курилкина, "Новое издательство", где собственно и вышла книга Маши Степановой "Памяти памяти". Но, как правило, все-таки в литературных премиях и конкурсах принимают участие авторы известные, а следовательно – и издательства известные. Но увидеть, а что собственно происходит в регионах, какие книги выходят в региональных издательствах – такую возможность, в частности, и столичный читатель, столичная аудитория может получить благодаря фестивалю на Красной площади.

Вот представлены издательства из самых разных городов – это Воронеж, Нижний Новгород, Владимир, Тобольск, Оренбург и так далее, и так далее. То есть, в общем, много. Магадан, Тюмень, Томск. Ну, в общем, представительство региональное достаточно разнообразно и в каком-то смысле достаточно презентативно. О некоторых книгах я расскажу, которые сразу мне бросились в глаза. Понятно, что, наверное, каждый пришедший на фестиваль найдет книгу на свой вкус. Вот некоторые книжки, заранее еще не видя, я для себя отметил.

Ну, например, книга, которая посвящена Константину Федоровичу Некрасову. Это племянник известного поэта, издатель начала XX века. Его издательство просуществовало с 1911 по 1916 год. Он обращался ко многим и переписывался со многими известными деятелями Серебряного века: Андрей Белый, Павел Муратов, Мережковский, Гиппиус. И письма вошли собственно в эту книгу. Ну а кроме того, читатель вот этого "Неоконченного романа в письмах"… А так называется книга Константина Федоровича Некрасова, которая и ему посвящена. Она позволяет увидеть, собственно что это за издательство, которое было организовано Константином Федоровичем в Ярославле.

Или, например, тобольское книжное издательство представляет книгу, которая называется "Евангелие Достоевского". Ну, известно, когда Федор Михайлович оказался на каторге, он повстречался с женами декабристов. И вот Фонвизина и Анненкова ему подарили Евангелие, которое было выпущено благодаря работе Библейского общества, которое свою работу начало еще в начале XIX века. И митрополит Филарет принимал участие в работе этого Библейского общества. Сначала вышел Новый Завет, новое издательство, синодальное. А Ветхий Завет пришлось ждать еще довольно долго. Так вот, это Евангелие, которое существовало вместе с Федором Михайловичем на протяжении всей его дальнейшей жизни, которое он внимательно читал. Вот это переиздание этой книжки вышло в тобольском издательстве.

Или, например, еще одна совершенно удивительная история, связанная уже с Оренбургом, и удивительная хотя бы потому, что связывает нас с французскими писателями – Жозефом Кесселем и Морисом Дрюоном, всем известным, автором книг "Проклятые короли", как мы помним, которые когда-то выменивали, эти так называемые "макулатурные тома" выменивали на макулатуру. Морис Дрюон признался, что у него русские корни. Он совершил путешествие в Оренбург – так же, как и его дядя Жозеф Кессель. И книга оренбургского издательства как раз и связана с воспоминаниями Мориса Дрюона о Сибири и Жозефа Кесселя, в частности с его повестью "Сибирские ночи", написанной в начале 20-х годов, когда Жозеф Кессель был на Дальнем Востоке. Эта книга вышла в 20-е годы с замечательными офортами Александра Алексеева. Это раритетное издание. И Михаил Сеславинский рассказывает как раз об этой книге, об офортах Жозефа Кесселя.

Вот видите, какие совершенно неожиданные книги выходят в региональных издательствах. Некоторые повторяют книги уже известные по столичным издательствам. Ну, например, замечательная книга, одна из моих любимых книг, замечательная книга Вадима Иванович Туманова, одного из самых близких друзей Владимира Семеновича Высоцкого, которому Высоцкий посвящал песни. И мир бичей, золотопромышленников, ну, не говоря уже о заключенных, конечно же, благодаря Туманову во многом, в него погружался Владимир Высоцкий. И книга воспоминаний Вадима Туманова "Все потерять и вновь начать с мечты", которая уже достаточно хорошо известна, огромный том воспоминаний. Совершенно невероятная судьба и жизнь Вадима Туманова. Читать эту книгу эмоционально иногда даже нелегко. Так вот, она вышла в магаданском издательстве.

Так что региональные авторы представлены, как мы видим, достаточно разнообразно. Может быть, с нами поделились книжными новинками?

Константин Чуриков: Активно делятся.

Оксана Галькевич: Вы знаете, на самом деле, если честно, признаюсь, сегодня не самый активный в этом смысле день. Такое чувство, что люди больше читают ценники на заправках, Костя.

Константин Чуриков: Просто люди в этот момент читают, Оксана, а не смотрят телевизор.

Оксана Галькевич: Да, наверное. Ну, есть кое-какие сообщения. Например, "Лев Гумилев: судьба и идеи", пишет нам телезритель. Другой пишет из Кемеровской области: "Чехов – моя настольная книга. Предпочитаю классику".

Константин Чуриков: А вот еще: "Александр Рубашкин, "Голос Ленинграда", издание 2005 года, документ о работе радио в блокадное время". И еще нам сообщают, что у нас звонок есть, звонок.

Оксана Галькевич: "Сын тайги", Наталья Шицкая. "Славникову люблю читать. Всегда не совсем ожидаемый финал". Вот.

Константин Чуриков: А вот еще Татьяна из Томска нам звонит. Здравствуйте, Татьяна, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Знаете, о чем я хотела вам сказать? Я однажды купила книжки, у нас есть такой томский магазин "Карандаш". И вот там были три книги. К сожалению, я вам сейчас не могу сказать, откуда они, потому что эти книги передаются знакомым, они их читают. Детские книги. Изумительные книги! Там автор взял эти произведения Толстого, Чехова, Зощенко. И там еще он делает знаете как? Постскриптум он пишет.

Константин Чуриков: Это хрестоматия какая-то, что ли?

Николай Александров: Я так понимаю, что это хрестоматия текстов, да.

Зритель: Нет, нет, нет.

Николай Александров: Нет? Не хрестоматия?

Зритель: Это не хрестоматия, это абсолютно не хрестоматия. И у этих книг есть серия. И вот я уже два ода бьюсь и не могу достать эти все произведения, которые у них есть, к сожалению. Вот вы могли бы знаете что? Связаться со мной. Или номер телефона оставить свой? Я у подруги заберу эти книги. И вы бы могли эти книги просто достать? Просто на большую аудиторию. Там такие книги!

Константин Чуриков: Татьяна, хорошо. Оставьте свой телефон Николаю Александрову через наших редакторов. Спасибо.

Оксана Галькевич: Попробуем разобраться.

Николай Александров: К сожалению, такая довольно смутная наводка, так скажем.

Константин Чуриков: Да, пока не конкретная.

Николай Александров: Но я все-таки думаю, что это собрание текстов наших классиков, объединенных в том, с некоторыми комментариями. Такого рода книг довольно много. Нужно просто обратиться к тем издательствам, которые издают классику, ориентируясь в первую очередь на школьную аудиторию. И я думаю, что, в общем, довольно легко такие издания найти.

Но давайте обратимся к программе уже книжного фестиваля. Как я уже сказал, будет в нем участвовать довольно много авторов. Разные площадки существуют: это и художественная литература, помимо главной сцены, и литература нон-фикшн, и детская литература, и поэзия, и, наконец, электронные книги. Ну и, разумеется, встречи с авторами. А многие книги вышли только-только, вот сейчас.

Вот, например, уже известный всем автор – Гузель Яхина. Это второй ее роман. Первый роман…

Оксана Галькевич: Вышел, вышел. Надо срочно покупать!

Николай Александров: Да, совершенно верно. Видите, уже издание существует. Первый, напомню, назывался "Зулейха открывает глаза". Это годы раскулачивания в Татарстане и судьба девочки, которая затем как дочь врага народа попадает в лагерь, и ее судьба уже в лагере. А на сей раз Гузель Яхина обращается к совершенно иной теме, довольно любопытной, как мне кажется, – это мир немецких колонистов. Это Поволжье, это Саратов, Энгельс и так далее, и так далее. И Гузель Яхина довольно много работала в архивах, читала, разумеется, и книги, которые связаны с этим совершенно особенным миром немецких колонистов и миром, если угодно, Германии в центре России.

Там довольно любопытные просто даже метафоры и картины. Волга как будто разделяет два мира. Два берега Волги рисуются в этом романе – что, в принципе, довольно важно. Существует где-то далекая Германия, и существует Россия и этот самостоятельный мир, который в 20-е годы, в 20–30-е годы совершенно исчезнет, от которого ничего не останется. Мир, который связан, разумеется, и с немецким языком, и с немецкой литературой, именно поэтому герои носят подчеркнуто такие общие имена, которые сразу же вызывают ассоциации с деятелями немецкой культуры. Понятно, что есть и Вагнер, есть и Гете, и так далее, и так далее. И вообще мир немецкой сказки, литературной немецкой сказки довольно сильно влияет, и не просто влияет на этот роман, а оказывается как бы такой одной из составляющих этого рассказа.

И как мне представляется, вот это очень внимательное, тщательное, бережное описание Поволжья (а повествование еще начинается с дореволюционного времени, потому что немецкие колонисты прибыли на эти земли в XVIII веке, в царствование Екатерины), вот все это создает такую совершенно особенную атмосферу, которая постепенно меняется, разумеется, в советское время. А вообще это книга о мечте, о том, как мечта сбывается и как иногда она страшно сбывается. Ну, плюс к тому, действительно, погружение в совершенно невероятный мир. И помимо того, что Гузель Яхина, которая была, кстати говоря, и у нас на канале, была гостем, в частности, программы "Фигура речи", помимо того, что она обращается к литературным источникам и архивам, она бывала в этих местах, и поэтому очень любит эти места. И поэтому вот это уже свидетельство человека, который понимает этот мир Волги, оно чрезвычайно важно.

И, кстати говоря, Гузель Яхина на книжном фестивале мало того что будет представлять свою книгу, она еще будет знакомить аудиторию с "Тотальным диктантом", будет комментировать результаты "Тотального диктанта".

Константин Чуриков: Типичные ошибки.

Николай Александров: Да, будет разбирать ошибки.

Оксана Галькевич: А она же в этом году, по-моему, диктовала.

Николай Александров: Да, совершенно верно, Оксана. Так что…

Оксана Галькевич: Кстати говоря, немецкие поселения ведь на Волге и в Поволжье до сих пор сохранились, они там есть.

Николай Александров: Некоторая память об этом мире, конечно же, существует, но сам этот быт немецкой колонии совершенно особенный. Он, конечно, уже в большей степени остался в воспоминаниях.

Довольно много детских авторов и детской литературы будет представлено. Я по ассоциации именно с этим расскажу еще об одной книге. Это Ксения Драгунская, "Ангелы и пионеры" – так называется эта книжка. Ориентирована она, конечно, не только на детей.

Оксана Галькевич: Современное название, надо сказать.

Николай Александров: Да, современное название, которое отсылает, конечно же, еще и к советскому времени. Ксения Драгунская. Теперь уже можно говорить – из семьи Драгунских, да? Учитывая, что у нас уже отец, сын. Вот теперь и дочь входит в литературу. Замечательные рассказы, частью ретроспективного характера, а частью иногда совершенно фантастического. И иногда эта фантастика, которая совершенно неожиданно появляется вроде бы в таких бытовых мемуарных и ретроспективных текстах, она не может не удивить читателя. И как раз рассказы мемуарного характера ближе к концу книги помещены. Ксения рассказывает о семье Драгунских, иногда очень забавно. Тем более что разница у нее с братом, со старшим братом достаточно велика. Отсюда, в общем, многим понятные конфликты возникают.

Константин Чуриков: Ну, название действительно привлекает внимание и, в общем, вызывает какие-то параллельные мысли.

Николай Александров: Ну, Ксения, конечно, обращается к своему пионерскому детству. Ну а ангелы – в общем, понятно, что это еще и воображаемый мир, помимо всего прочего, помимо всяких других смыслов.

И еще об одной книжке мне хочется рассказать. У меня немножко такой феминисткий уклон сегодня, поэтому я не стану разбавлять.

Константин Чуриков: Оксана, подключайся!

Оксана Галькевич: Да нормально. А что? Что вы стесняетесь? Давайте как есть.

Николай Александров: Это книга, которая вышла… Ну, мне кажется, что перекосы и в ту, и в другую сторону. Мало ли, мало ли! Это Гертруда Стайн, американская писательница, я думаю, всем хорошо известная. "Париж, Франция" – так называется ее книга. Это объяснение в любви к Франции и к Парижу в частности, с одной стороны. С другой стороны, это воспоминания. Это все-таки еще Франция накануне Второй мировой войны, и здесь много довольно серьезных страниц. Кроме того, Гертруда Стайн действительно известна своим совершенно неожиданным письмом, которое, во-первых, нарушает, все правила пунктуации. Запятых практически в тексте вообще нет. Это очень удобно, кстати.

Константин Чуриков: Авторский знак, между прочим.

Николай Александров: Да. И здесь важны, с моей точки зрения, две вещи. Во-первых, Гертруда Стайн пишет, что в жизни каждого человека, тем более каждого писателя, есть две страны, две родины. Ну, одна – физическая, и это понятно. А вторая – это страна мечты, в которой автор или хочет пребывать, а иногда и пребывает. И вот для Гертруды Стайн Франция, в которой она оказалась еще в детстве, и есть эта страна мечты. Это с одной стороны.

С другой стороны, еще одна очень важная вещь. Один из эпизодов в этой небольшой, как вы видите, книжке, которая читается на одном дыхании, она совершенно фантастически написана, есть небольшая сценка, когда Гертруда Стайн в Америке, она возвращается в Америку, а потом уже приезжает обратно в Париж. И к ней подсаживается французский профессор и начинает цитировать французскую поэзию. И Гертруда Стайн размышляет о характере французской речи и французского письма, в частности. И говорит, что если книгу написал французский автор, то она, конечно же, предназначена для чтения вслух, а вот английский автор пишет рукопись, которую дают на прочтение. Вот на столкновении этих двух стихий – устной речи, которая ориентирована, конечно, на произношение, на произнесение, на чтение вслух…

Константин Чуриков: Ну, французский язык вообще более мелодичный, да простят меня англоманы.

Николай Александров: Да. И письменная культура. Строится этот удивительный текст.

Оксана Галькевич: Ты же португал.

Константин Чуриков: Я обращаюсь к широкой аудитории.

Николай Александров: И я хочу, кстати, об издательстве "Текст" два слова сказать в завершение. Это не единственная книжка издательства "Текст", которая, в частности, будет доступна и на книжном фестивале. Одним из гостей книжного фестиваля будет Меир Шалев, израильский писатель, который известен в первую очередь теперь уже хрестоматийным произведением, которое называется "Русский роман". А совсем недавно в издательстве "Текст" вышла чудесная книга Меира Шалева, которая называется "Мой сад". Я понимаю, сейчас лето, сейчас как раз дачный сезон.

Константин Чуриков: "Мой сад"?

Николай Александров: Это фантастическое чтение для тех, кто будет на даче или в деревне.

Оксана Галькевич: Николай, вы знаете, оправдывается одна наша телезрительница, что не успевает сейчас читать именно потому, что работы с землей много.

Николай Александров: Вот-вот, Меир Шалев.

Константин Чуриков: Как раз на грядках, хорошо.

Оксана Галькевич: Но успевает при этом смотреть "Отражение". Я думаю, посевная на дачах закончится – и примутся за книги. Не будем расстраиваться.

Николай Александров: Да-да-да. Посмотрите, там есть чудесные эпизоды. Например, кто такой слепыш? Страшный вредитель слепыш! Ну, меня потрясла совершенно эта история.

Константин Чуриков: Ну, крот, наверное. Отлично!

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Это была рубрика "Порядок слов". У нас в студии был Николай Александров. Через несколько минут большой выпуск новостей на ОТР. Ну а потом, через полчаса, обязательно вернемся и еще поговорим. Да?

Оксана Галькевич: Да, обязательно.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски