Николай Александров рекомендует: Повести Вильгельма Гауфа, роман «Собиратель бабочек» и историю философии

Николай Александров рекомендует: Повести Вильгельма Гауфа, роман «Собиратель бабочек» и историю философии
Николай Александров рекомендует: рассказы монахинь средневековья, «Гостеприимный кардинал» и книга о Викторе Шкловском
Кох-и-Нур - легенды и мифы о бриллианте. «Потерянный кронпринц Франции» - журналистское расследование
Литература нон -фикшн: «Дурная кровь»; могущество и причуды наследственности
Николай Александров рекомендует: романы об одиночестве и обессмысливании мира, олива - краткое культурологическое исследование
Николай Александров рекомендует: история средневековой музыки, смысл теней в живописи и роль математики в природе
Николай Александров рекомендует: стихи Михаила Гронаса, очерки о России и рассказы Евгения Водолазкина
Арабы в мировой истории и особенности культа памяти усопших в России
Николай Александров рекомендует: роман о судьбе гитариста с болезнью Паркинсона и сборник сказок для взрослых
Николай Александров рекомендует: «Честно о нечестности», большая книга для самых маленьких и идём на поиск предков
33 мифа о Китае и об идеальной жизни. Как не бояться старости и важные открытия медицины – книги на неделю от Николая Александрова

Николай Александров: Здравствуйте. Это программа «Фигура речи». И вначале, как всегда, небольшой обзор книг. Сегодня он с некоторым акцентом на зарубежную словесность. Но, впрочем, не только словесность. Начнем мы с книги, которая вышла в издательстве «Текст». Это Вильгельм Гауф «Нищенка с Моста искусств». Так называется этот сборник, куда вошли 4 новеллы Вильгельма Гауфа, который, конечно же, всем достаточно хорошо известен. Причем, известен с детства. «Маленький Мук» или «Карлик Нос» - это все хрестоматийные тексты, которые читали все, по крайней мере слышали или знакомы с разного рода визуальными интерпретациями этих немецких сказок.

Но дело все в том, что Вильгельм Гауф, несмотря на то, что он прожил очень короткую жизнь, он умер в 27 лет, оставил после себя довольно большое наследство. Помимо сказок, у него были романы, он писал новеллы. И вообще, конечно, творческий потенциал этого замечательного человека был весьма велик.

И вот эти новеллы (или, если говорить о более точном русском переводе, небольшие повести) раскрывают Гауфа с несколько иной стороны. Это, можно сказать, эпоха расцвета немецкого романтизма. Хотя в этих новеллах видны влияния самые разнообразные – и французских романтиков. Ну, не только. Конечно, и немецких, которых Гауф знал достаточно хорошо. Небольшие повести, написанные в сентиментальной ироничной манере, потому что, конечно же, Вильгельм Гауф оборачивается на своих старших учителей. И, конечно же, он хорошо знает произведения Гофмана. Но он идет чуть дальше, нежели Гофман. Отстранения и иронии у него гораздо больше.

А если все-таки пытаться определять, эти повести достаточно разные. Потому что одна из повестей, «Последние рыцари Мариенбурга», связана с писательскими буднями и писательской повседневностью, к которой Гауф относится весьма скептически, а иногда даже откровенно иронично.

Так вот, все-таки если объединять эти новеллы и видеть некоторую общую тему, которая характерна здесь для Вильгельма Гауфа, можно сказать, что Гауф пишет в первую очередь о любви, верности и доверии. Иногда герои остаются верны себе, и тогда любовная история (по крайней мере в трех повестях она в центре сюжета) заканчивается счастливо. А иногда не доверяют и расплачиваются за свое недоверие.

Современный автор, неизвестный, я думаю, большинству читателей – это финский писатель Йоэл Хаахтела. Небольшой его роман называется «Собиратель бабочек». Он удивителен, во-первых, по языку, по точности описаний. Во-вторых, совершенно неожиданный сюжет. Главный герой получает неожиданно для себя наследство. Причем, человека этого он абсолютно не знает. Он приходит к нему в дом, разбирает его книги, смотрит на огромную коллекцию бабочек и постепенно начинает расследовать жизнь этого человека, который почему-то, по непонятным причинам оставил все это богатство ему в наследство. В результате читатель становится свидетелем разворачивания семейной истории. Ну а бабочки в этом небольшом произведении, конечно, играют весьма существенную роль.

Еще одна книга, которая связана с зарубежной литературой (хотя не только) – это Алексей Поляринов «Почти два килограмма слов». Так называется этот сборник, куда вошли эссе и статьи Алексея Поляринова. В этом году он, кстати, стал лауреатом премии «Нос» за роман «Центр тяжести». А в данном случае это объяснение читателю, что такое, в частности, современная американская литература. Поскольку Алексей Поляринов пишет об авторах, с одной стороны, хорошо известных, а, с другой стороны, еще не до конца прочитанных, таких, как, например, Пинчон или Уоллес. Его «Бесконечная шутка», одно из эпохальных произведений последнего времени, в центре внимания Алексея Поляринова.

Этот огромный роман, по признанию самого Алексея Поляринова, читался им на протяжении довольно большого количества времени. Просто он постоянно носил эту толстую книгу (более 1000 страниц) с собой в рюкзаке. С этого начался его читательский опыт.

Статьи написаны, с моей точки зрения, необыкновенно емко, интересно и квалифицированно. Потому что это не только белый рассказ о том или ином авторе. Но среди тех, о ком пишет Алексей Поляринов, есть и достаточно хорошо известные имена. Например, Владимир Набоков.

Но это еще и попытка представить художественный мир и особенности того или иного писателя.

И наконец еще две книги. А по существу это два тома, посвященные одной теме. Это книга Петра Рябова «Экзистенциализм. Период становления». И еще одна книга, посвященная философии экзистенциализма. Это уже «Возраст зрелости». То есть совершенно другие представители этого философского течения XX века представлены во втором томе в большей степени.

Об этих книгах (эти два тома вышли в издательстве «Рипол-классик») в замечательной серии (называется «лекции ПРО»)… И в ней выходят лекции… Иногда стенограммы, иногда все-таки отредактированные варианты устных выступлений. Выходят на самые разные темы. В данном случае философия.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)