Премьеры 2018 года: новые романы Акунина, Пелевина и Мураками. И обзор духоподъемных книг

Константин Чуриков: Ну, те, кто культурно встречал и проводил Новый год, конечно, подтвердят, что столько книг уже прочитано и хочется чего-то нового. Вот наша рубрика "Порядок слов", а в ней – Николай Александров, литературный критик. Добрый вечер, Николай.

Николай Александров: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Что после Нового года посоветуете?

Николай Александров: Ну, меня попросили рассказать о духоподъемных книгах, поэтому сегодня у нас будет не художественная литература (хотя некоторый элемент художественности в некоторых книжках присутствует), а наука, путешествия, повседневность, география.

Константин Чуриков: Простите, а художественная литература дух не поднимает обычно?

Николай Александров: Нет, конечно же, поднимает. Но уж совсем чтобы, вот совсем так серьезно…

Оксана Галькевич: Душа обязана трудиться, Костя.

Николай Александров: Хотя на самом деле это книжки по большей части популярные, разумеется. Но зато начнем мы все-таки наш разговор с тех книжек, которые ожидаются в 2018 году. И конечно же, здесь есть и художественные произведения, и нон-фикшн.

Но начнем мы, наверное, с российской словесности. Во-первых, я напомню, что книга Марии Степановой "Памяти памяти", о которой я говорил в последнем выпуске перед Новым годом, она выходит вторым изданием. И вот буквально уже с 14 января ее можно будет совершенно спокойно купить.

Во-вторых, все ожидают новый роман Бориса Акунина, первая глава которого уже опубликована. Это последний роман о приключениях Фандорина, как мы помним, Эраста Петровича, но с таким многообещающим названием "Я не прощаюсь". И многие, наверное, уже прочли первую главу этого романа для того, чтобы понять, каким образом вырвался Фандорин из Черного города, где он был убит (застрелен в голову, между прочим) в предыдущем романе. Первая глава все объясняет. И я думаю, что поскольку Борис Акунин опубликовал это все у себя в блоге, многие, наверное, уже с этой главой ознакомились. Но это лишь начало последних приключений Фандорина. Впрочем, повторяю, роман называется "Я не прощаюсь". Кроме этого, книжка эта выйдет в издательстве "Захаров", где собственно и публикуется серия о приключениях Эраста Фандорина.

В издательстве "Эксмо", как всегда, выйдет очередной роман Виктора Пелевина. Последний выходил относительно недавно, и опять-таки относительно недавно мы о нем говорили. Здесь же выйдет и новый роман Дины Рубиной, а также Александра Снегирева, букеровского лауреата по литературе. Это если говорить о современной художественной российской словесности.

Константин Чуриков: А у Пелевина как будет называться?

Николай Александров: Пока еще неизвестно, издатели не говорят. Но то, что книга ожидается – вне всяких сомнений. Стоит верить обещаниям издателей.

Если говорить о западной художественной прозе, то, во-первых, выходит новый роман Ханьи Янагихары, автора романа "Маленькая жизнь", который, в общем, всполошил публику и приобрел довольно много как поклонников, так и не доброжелателей. И вот новый роман этой замечательной писательницы. Буквально в ближайшее время выходит два еще англосаксонских, так скажем, романа – это роман финалиста "Букера" прошлого года Али Смит и еще одной удивительной писательницы Зэди Смит. Это все также появится в ближайшее время. Новый роман Харуки Мураками ожидается также в этом году.

Константин Чуриков: Громкие имена!

Николай Александров: Это если говорить о художественной словесности.

Нон-фикшн – здесь тоже довольно много любопытного. В издательстве "НЛО" довольно много всяких книг исторических, политологических. Например, "Идеология и метод" – сборник под редакцией Андрея Зорина, в частности. Выйдет новая книжка Ниалла Фергюсона, "Горечь войны" она называется. Напомню, что Ниалл Фергюсон – британский историк и публицист, который долгое время уже живет в Америке, автор нескольких замечательных книжек. Но многим, наверное, памятна "Империя" – один из таких очень важных трудов Ниалла Фергюсона, где он размышляет о сути имперского государства вообще.

Патрик Барбье – еще один замечательный исследователь, историк. В "Издательстве Ивана Лимбаха" выйдет его книжка о неаполитанском театре, об эпохе XVII–XVIII веков. Напомню, что Барбье автор книги о кастратах, об оперных кастратах в первую очередь. Она, в общем, была чрезвычайно любопытна и познавательна, потому что это такая целая мода, охватившая Европу.

Константин Чуриков: Ну, мода на голос, наверное.

Николай Александров: На голос, конечно, потому что это в первую очередь голосовые данные. А потом эта культура исчезла вообще, несмотря на то, что контратенор – это не столь неожиданное явление, как мы знаем и сегодня.

Константин Чуриков: Ну, извините, и не при нашей демографической ситуации в стране.

Николай Александров: Да. Еще одну книгу я назову для того, чтобы уже перейти к науке, истории и путешествиям. Это книга замечательного голландского нейробиолога и нейрофизиолога Дика Свааба, который написал… В "Издательстве Ивана Лимбаха" также выйдет эта книжка. Его книга об Альцгеймере, кстати, приобрела необыкновенную популярность и в России, была переведена, где он доказывает, что Альцгеймер на самом деле излечим. А вот новая его книжка называется "Творческий мозг". Ну, понятно, что это не только о мышлении, но и каким образом тренировать свой интеллект для того, чтобы замедлить или просто не допустить деменции, ослабления интеллектуальных функций и так далее, и так далее. Ну а теперь…

Оксана Галькевич: Николай, простите, прежде чем вы приступите к обзору тех книг, которые вы принесли, есть предложение. На самом деле подтолкнул к этому предложению наш телезритель из Новгородской области – он рассказал нам, что он прочитал в эти новогодние каникулы. Давайте спросим людей: а вы, уважаемые друзья, что успели прочитать в эти первые 10 дней нового года?

Николай Александров: Давайте, давайте.

Оксана Галькевич: Присылайте нам, пожалуйста, сообщения на SMS-портал: 3443, первые буквы "ОТР".

Константин Чуриков: Что касается ваших новинок, то я думаю, что вы сейчас дали зрителям домашнее задание просто до конца этого года. Что за книжки у вас на столе?

Николай Александров: Ну, в зависимости от того, кто и сколько книжек привык читать в неделю.

Константин Чуриков: Это отдельный мой вопрос, потом у вас спрошу.

Николай Александров: Ну, что же? Не случайно я закашлялся, поскольку с Северного полюса мы начнем. Замечательная совершенно книга, вышедшая в издательстве "Паульсен", Моники Кристенсен "Амундсен. Точка невозврата". Это документальное повествование, нашумевшее в Норвегии. Моника Кристенсен – довольно известный норвежский публицист. А касается она гибели Амундсена.

Я напомню, что в мае 1928 года (в этом году отмечается юбилей этого печального события) Умберто Нобиле на дирижабле "Италия" отправился покорять Северный полюс. И он его-таки покорил. Но после того, как собственно он добрался до Северного полюса, дирижабль стал двигаться к югу, испортилась погода – и команда потерпела катастрофу, дирижабль упал, потому что он начал терять высоту, столкнулся со льдами.

И произошел еще один очень важный инцидент. И на это обращает внимание Моника Кристенсен, кстати говоря. Потому что, во-первых, когда он бился о лед, оторвалась гондола, где довольно большое количество экипажа было и существовало. Но после того, как порвались тросы, сам баллон дирижабля взмыл, освободившись от груза, взмыл вверх. А там оставалось еще шесть человек экипажа, которые обслуживали просто моторные отсеки. И таким образом, эта экспедиция разделилась.

По всему миру, напомню, шли спасательные операции. В частности, ледокол "Красин" вышел на спасение потерпевших бедствие, команды Умберто Нобиле. А Руаль Амундсен из Тромсе, северного норвежского города, на французском самолете, который назывался "Латам", также отправился уже в июне 28-го года, спустя некоторое время, на поиски дирижабля.

Константин Чуриков: И все, конечно, вспомнили хрестоматийный фильм "Красная палатка".

Николай Александров: "Красная палатка", совершенно верно. Это одна из версий того, что собственно произошло. Эту версию поддерживает и Моника Кристенсен. Дело все в том, что "Красин" прошел, когда он шел на спасение экипажа, он видел на одном из торосов людей, которые махали флагами. Но поскольку он шел за остальными людьми и не хотел тормозить в этот момент, он прошел дальше. А потом, на обратном пути, разумеется, уже никого не нашли.

Так вот, по версии Моники Кристенсен, Амундсен не просто пропал, потому что спустя некоторое время "Латам" перестал передавать какие-либо сигналы. И что стало с Амундсеном – непонятно. Она разбирает самые разные версии. Потому что потом, на протяжении многих лет, в полярных широтах находили останки этого самолета: бак был найден, поплавок и так далее. Появилась версия, что Амундсен увидел как раз спасшихся на вот этом баллоне и попытался их спасти. Но, видимо, самолет потерпел бедствие, и поэтому Амундсен оказался вместе с ними. Такова версия Моники Кристенсен.

Но между прочим, если вы вспомните фильм "Красная палатка", то отчасти это версия и этого фильма. Там один из монологов последних произносит как раз Амундсен. Удивительная книга, которая, кстати говоря, читается как приключенческий роман, поскольку это подробная хроника событий: и гибель дирижабля "Италия", и история, которая произошла с Амундсеном, и, разумеется, подробный рассказ о самом Амундсене, который совершенно невероятно, конечно же, путешественник и покоритель полярных широт и полюса. И в тот момент, когда он отправлялся на французском самолете "Латам", он был в зените своей славы, это был просто такой норвежский кумир.

Следующая книга также о жизни ученого, и не менее трагическая история, поскольку это книжка Семена Резника, вышла она в издательстве "Захаров", "Эта короткая жизнь. Николай Вавилов"… А, ну если нам показывают другую книгу, давайте с нее и начнем. Пускай это будет, не удаляйте.

Константин Чуриков: "Люди мира. Русское научное зарубежье".

Николай Александров: "Люди мира. Русское научное зарубежье", сборник издательства "Альпина нон-фикшн". Это рассказ о русских ученых-эмигрантах, которые уехали за границу после семнадцатого года. Но как пишет Дмитрий Баюк в этой книге, на самом деле научная эмиграция из России началась не после семнадцатого года, а с конца XIX века большое количество русских ученых уезжают за границу, пользуясь открытостью (до Первой мировой войны, разумеется), совершенно другой структурой мира, который изменяется и становится все более и более проницаемым. И по мнению некоторых историков науки, количество людей, которые уехали за границу до революции, даже больше, нежели те, которые покинули Россию после семнадцатого года.

Здесь 30 очерков о самых разных ученых и инженерах, которые сделали себе имя как в России, так и за рубежом, а многие даже за рубежом. Среди них есть, конечно же, фамилии очень известные, например, как Илья Ильич Мечников – человек, который стоит у истоков иммунологии, как мы помним. Несмотря на то, что он делит открытие, он нашел бактерии, которые поедают враждебные бактерии. Или, например, Сикорский, который для самолетостроения и вертолетостроения в Америке в первую очередь… Потому что собственно Сикорский и считается изобретателем первого вертолета. Это такое очень важное имя. Или, например, Тимофеев-Ресовский, который многим памятен в первую очередь по роману Гранина "Зубр". Удивительный совершенно биолог! И, кстати говоря, трудно сказать, насколько можно его считать эмигрантом, потому как три периода в его жизни: дореволюционный, послереволюционный и возвращение в Россию.

Но есть имена и гораздо менее известные. Например, глава, которой открывается этот сборник, которая посвящена Мечникову, в ней же рассказывается о брате Ильи Ильича Мечникова – Льве Ильиче. Человек совершенно фантастической биографии и, кстати говоря, совершенно невероятных научных заслуг, потому что он был путешественником, дипломатом, он воевал в итальянской армии, он преподавал в Японии, был профессор японского университета, а затем в Женеве, швейцарского университета. Он был совершенно удивительным географом. Иными словами, он успел за свою достаточно непродолжительную жизнь столько всего сделать и в стольких областях себя проявить, что действительно возникает даже некоторое головокружение, насколько блестящей и короткой была эта жизнь.

Ну а теперь о книге, которую я уже анонсировал…

Константин Чуриков: На секундочку вас прервем, потому что зрителям не терпится сообщить, что же они читали за время праздников.

Николай Александров: Давайте, давайте.

Оксана Галькевич: А давай по очереди.

Константин Чуриков: "Тихий Дон", "Поднятая целина".

Оксана Галькевич: Дину Рубину читают очень много.

Николай Александров: "Русскую канарейку", наверное?

Оксана Галькевич: "Клеопатра", Хаггард. Николай Стариков, "Война чужими руками". Киссинджер, "Мировой порядок".

Константин Чуриков: Астраханская область – начал читать человек Салтыкова-Щедрина. Цитата из диалога чиновников в одном из рассказов: "Взяточничество – это старорусский разврат".

Николай Александров: Классика все-таки преобладает.

Оксана Галькевич: Три минуты у нас осталось.

Николай Александров: Ну а когда еще читать классические произведения, действительно, как не на каникулах? Это возможность прочесть не только новые книги, но и вернуться к тем, которые были когда-то давным-давно оставлены.

Оксана Галькевич: Шолохова перечитывают очень много. Это реплика на то, что…

Николай Александров: "Тихий Дон".

Оксана Галькевич: Да, "Тихий Дон" и "Поднятая целина".

Николай Александров: Ну, сразу не прочтешь, а за неделю можно. Сейчас же "Тихий Дон" входит в школьную программу. Может быть, это нам ученик пишет.

Константин Чуриков: Ну, в школу второй раз уже не пустят.

Николай Александров: То, что не прочел. Так вот, Семен Резник, "Эта короткая жизнь. Николай Вавилов и его время". Патриарх отечественной генетики, человек трагической судьбы. Семен Резник начал заниматься еще в 60-е годы. Более полувека он занимается биографией трагически погибшего ученого. Много времени понадобилось для того, чтобы просто его реабилитировать и восстановить его имя в науке. Как видите, это достаточно объемный том, подробнейшая хроника с привлечением огромного количества документов. Здесь протоколы допросов, когда арестован был Вавилов, подробный рассказ о его научной деятельности и так далее.

Так вот, после того как вышло, после того как в 60-е годы Семен Резник занялся биографией Вавилова, прошло уже достаточно много времени. И после того как он уже написал одну, у него скопилось большое количество материалов. И таким образом появился вот этот солидный том, который подробно рассказывает о жизни действительно выдающегося великого русского ученого.

Теперь обратимся к истории и к другому времени, более мягкому. Александр Васькин, "Повседневная жизнь советской столицы при Хрущеве и Брежневе".

Константин Чуриков: Отлично!

Николай Александров: Довольно любопытно.

Константин Чуриков: Все сразу воодушевились, просто чувствую уже.

Николай Александров: Меня эта книга порадовала и удивила одновременно вот чем: во-первых, становится понятно, что хрущевское и брежневское время окончательно ушло в историю. Вы понимаете, что хронологическая смена эпох и смена эпох принципиальная, такая парадигматическая, так скажем, – это не одно и то же.

Константин Чуриков: Извините, брежневское время до сих пор в наших сердцах.

Николай Александров: Вот! С одной стороны, существует множество носителей памяти, свидетелей и очевидцев этого времени. А с другой стороны, становится понятно, что сама структура, особенности, характер этого времени совершенно иные. Таким образом, Александр Васькин напоминает нам о реалиях эпохи 60-х, 70-х, 80-х годов. Ну и наверное, многие сразу же поймут, о чем идет речь: о магазинах, очередях, общепите, знаменитых ресторанах…

Константин Чуриков: Кафе-мороженое.

Николай Александров: Кафе-мороженое. О стилягах, джинсах и так далее. Вот все это довольно подробно перечисляется. Здесь же и кино. Иногда главы у Александра Васькина превращаются в такой перечень, в перечисление фильмов, которые пользовались популярностью, не знаю, от "Великолепной семерки" до "Иронии судьбы".

Константин Чуриков: Ну, "Фантомас" на широких экранах.

Николай Александров: "Фантомас" и так далее. То есть разные эпохи и разные приоритеты. Туризм, наиболее известные эстрадные песни, рок. Вот все это существует и разбито на главы. Кстати говоря, есть и словарик.

Ну и последняя книга, которая, с одной стороны, обращает нас к истории XVIII столетия, "Петр Первый: благо или зло для России?".

Оксана Галькевич: Вечный вопрос.

Николай Александров: Книга Евгения Анисимова. Но, с другой стороны, она построена совершенно иначе. Это диалог благожелателя, то есть сторонника петровских идей, и противника. И споры о Петре начались еще в XVIII веке. Но на самом деле то две точки зрения из современности: благо или зло для России были Петровские реформы и его деятельность?

Константин Чуриков: Николай, вас благодарят многие наши зрители.

Оксана Галькевич: И кстати, один из наших телезрителей сейчас читает Толстого, "Петра Первого". Ну, то есть "Петра Первого", но только другого автора.

Николай Александров: Алексея Николаевича. Я понимаю.

Оксана Галькевич: Да, Алексея Толстого. Акунина читают очень много, Симонова, Достоевского.

Константин Чуриков: Многие "Анну Каренину" перечитывают.

Оксана Галькевич: Кстати, очень много классики перечитывают, действительно.

Николай Александров: "Анну Каренину" нужно просто читать каждый год, а не просто перечитывать.

Константин Чуриков: Каждый день.

Николай Александров: Да, каждый день.

Оксана Галькевич: "Зулейха открывает глаза". И так далее. Спасибо.

Константин Чуриков: Это была рубрика "Порядок слов". В студии был литературный критик Николай Александров. Через несколько минут большой выпуск новостей, а через полчаса мы к вам вернемся, и продолжится программа "Отражение" на ОТР.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски