Наркотические лекарства для тяжелобольных: легче умереть?

Недавняя трагическая смерть контр-адмирала Апанасенко вновь обнажила проблему доступа тяжелобольных к наркотическим обезболивающим. Какие изменения нужно внести в действующее законодательство, чтобы исправить ситуацию и уничтожить существующие бюрократические барьеры? Кто должен их инициировать? Какова в этой ситуация роль ФСКН? 

Как выглядит сегодня процедура получения рецепта на обезболивающий препарат для онкобольного? Требуется ли для этого присутствие самого больного? Должен ли он приобретать препарат лично?

Почему сами врачи зачастую не хотят выписывать сильнодействующие обезболивающие раковым больным? Как часто родственники больных покупают лекарства на черном рынке, отчаявшись получить обезболивание официально?

Упрощается ли вопрос с обезболиванием, если больной находится в стационаре или хосписе?

Касаются ли описанные проблемы с доступом к наркотическим обезболивающим онкобольных детей?

Участники дискуссии:

Сергей Калашников - председатель Комитета ГД РФ по охране здоровья.

Дмитрий Беляков - председатель независимого профсоюза работников скорой помощи.

Эркен Иманбаев - врач-нарколог.

Игорь Долгополов – детский онколог.

Любовь Храпылина - профессор кафедры труда и социальной политики РАНХиГС, доктор экономических наук, профессор, академик РАЕН, эксперт Экспертного совета Правительства РФ.

Александр Михайлов - руководитель Центра по изучению проблем современной наркополитики, генерал-майор запаса ФСБ.

Игорь Кулагин – журналист. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Недавняя трагическая смерть контр-адмирала Апанасенко вновь обнажила проблему доступа тяжелобольных к наркотическим обезболивающим. Какие изменения нужно внести в законодательство, чтобы исправить ситуацию? Кто должен их инициировать?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты