Наши в мире

Наши в мире | Программы | ОТР

Как прожили этот сложный год россияне, разбросанные по всей планете?

2020-12-28T19:44:00+03:00
Наши в мире
Кому выгодно получать оплату наличными, а кому нет?
Служу России: как меняется отношение к вооружённым силам?
Придержите дверь: есть ли в России социальные лифты?
Ждать ли проверок многоэтажек?
Дискриминация: в возрасте ли дело?
Долги за ЖКХ придется вернуть?
Современная музыка: эволюция или деградация?
Судебная реформа: что нового?
Как найти общий язык разным поколениям?
Лицензия на просвещение. Какие поправки ждут закон «Об образовании»
Гости
Олеся Сильченко
автор блога (г. Кампала, Уганда)
Наталья Серебренникова
фотограф (г. Лимасол, Кипр)
Мария Еременко
политолог (г. Рим, Италия)
Марина Шутова
писатель, копирайтер (г. Кейптаун, ЮАР)
Екатерина Преображенская
тренер (г. Лондон, Великобритания)
Алексей Сошников
стоматолог (г. Курск РФ)
Александр Яшков
автор блога (г. Чебоксары, РФ)
Александр Радченко
генеральный директор инвестиционной компании (г. Гамбург, ФРГ)

ВИДЕО

– Привет, бро! Как тебе двадцатый год?

– Во! Мне очень понравился.

– Не хочешь, чтобы заканчивался?

– Не хочу. Очень интересный год. Мне прямо все «зашло».

Варвара Макаревич: 2020-й был не такой, как все. Думаю, вы это уже заметили. Во-первых, красивый номер года. Во-вторых, по всему миру происходили всевозможные погодные аномалии, а в жизни людей происходили какие-то интересные и внезапные события. Вот именно о людях сегодня и хочется поговорить, о конкретных людях, а именно – о наших соотечественниках, которые разбросаны по всему миру. Что важного у них произошло в 2020 году? И чего они ждут от года наступающего? Все это обсудим сегодня в студии.

Меня зовут Варвара Макаревич. И вот мои гости:

Наталья Серебренникова заметила, что в 2020-м впервые с Кипра не улетели фламинго.

Марина Шутова из ЮАР никак не привыкнет к африканским традициям.

Екатерина Преображенская переехала в Лондон с детьми этим летом на автомобиле через всю закрытую Европу.

Александр Яшков в родной Чувашии поддерживал дуб на конкурсе «Российское дерево года».

Начнем подведение итогов с наших ученых на архипелаге Шпицберген. Узнаем, что у них важного произошло в 2020 году.

ВИДЕО

Тимофей Рогожин, архипелаг Шпицберген: Привет из самого северного российского поселка Баренцбург, с норвежского арктического архипелага Шпицберген. Это место, где не было и сейчас нет ни одного случая заражения ковидом, единственное на Земле.

Мои открытия 2020 года – это новые ледники, это новые маршруты, это замечательный голландский рудник, которому в этом году исполнилось 100 лет, который был заброшен и сейчас открывается снова.

От 2021 года мы ждем, безусловно, открытия границ. Мы ждем, что мы снова сможем принимать гостей. И, конечно же, мы ждем того, что мы можем дальше продолжать путешествовать, и не только на своем архипелаге. Например, у меня в планах отложенная Исландия.

Варвара Макаревич: Итоги этого года у всех разные. Кажется, даже у природы год сложился немножко не так, как обычно. Наталья, я знаю, что в этом году на Кипре как-то аномально начиналась зима, начало зимы было совершенно не таким, как обычно. Расскажите, что у вас было иначе в этом году на острове.

Наталья Серебренникова: Ну, на самом деле, если честно, как раз зима у нас такая была все годы и раньше. Последние два-три года было холоднее, а на самом деле зима на Кипре такая, как она сейчас: теплая, солнечная, редко идут дождики сильные и красивые с грозами. Но зима радует. У нас прекрасная погода. Мы гуляем, ходим в футболках, вечером на Кипре надеваем кофточку. Можно купаться.

Варвара Макаревич: Вы даже писали, что как-то цитрусовые себя ведут в этом году по-другому.

Наталья Серебренникова: Нет, цитрусовые ведут себя так же. Они зацвели, поспели, висят, падают на улице, мы ходим по них ногами, пинаем эти апельсинки. Они везде. В принципе, цитрусовые чувствуют себя отлично

Варвара Макаревич: Немножко зависти сейчас даже во мне пробудили.

Марина, а что в Кейптауне? У вас же, наоборот, кажется, лето.

Марина Шутова: Да, у нас лето. И это действительно лето. Это не как в Санкт-Петербурге – белое лето и зеленое лето. У нас самое настоящее зеленое. Очень ветрено. Кейптаун отличается тем, что летом здесь дует очень сильный ветер. Но нас, россиян, а особенно россиян из Санкт-Петербурга, этим не возьмешь. Мы, в общем-то, нормально себя чувствуем в любых погодных условиях.

Варвара Макаревич: Это здорово! То есть вас там, в общем-то, ничем не испугать, учитывая, что вы петербурженка. Этот ветер вам не страшен?

Марина Шутова: Нет.

Варвара Макаревич: Это отлично!

Марина Шутова: Тепло, солнечно, но слегка ветрено.

Варвара Макаревич: Это очень здорово!

А я сейчас хочу, чтобы мы посмотрели еще один солнечный привет – на этот раз с Мальты.

ВИДЕО

Анна Синельщикова, Сент-Джулианс, Мальта: Привет! Всем привет! Привет с Мальты, с нашей теплой и солнечной Мальты! У нас, несмотря на то, что зима, здесь очень тепло, цветет. Это здорово. Это так здорово! Друзья, я хочу поздравить вас с Новым годом. Я хочу пожелать, чтобы ваши мечты сбывались. Потому что в прошлом году мои мечты сбылись: я переехала на Мальту, я переехала к морю. Я учу английский. И я счастлива. Поэтому будьте сильными, делайте шаги к исполнению ваших желаний – и они обязательно сбудутся.

Варвара Макаревич: Александр, ну давайте все-таки ближе к нам теперь. Вот мы посмотрели на пальмы. Как у вас там погода, как обстановка?

Наталья Серебренникова: У нас обстановка… Я сам родом из Чувашии. В Чувашии у нас всегда зима такая непредсказуемая: когда-то снежная, когда-то вообще снега нет. В данный момент нахожусь, можно сказать, в Татарстане, на горнолыжном курорте. Покатался как раз на лыжах. Снегопад был, очень красиво. Тепло, не холодно.

Варвара Макаревич: Вот наконец-то у кого-то нормальная зима в нашем понимании – снежная, с лыжами, все как надо.

Екатерина, а у вас наверняка туманы и дожди? Ну, по крайней мере, так всегда говорят про Лондон.

Екатерина Преображенская: Вовсе нет. На самом деле это такое общепринятое заблуждение. Вот этот туман – это скорее не про погоду, а про смог, который когда-то давно, когда топили камины в Лондоне, он вроде бы как был здесь. Я этого не застала, честно. Это было, видимо, очень давно. Погода тут переменчивая, потому что это остров, и за один день может быть и солнце яркое, и ветрено, и потом идет дождь. Вот сейчас немного дождит, но с утра было яркое солнце. Здесь примерно плюс 10. Ну, мне очень комфортно.

Варвара Макаревич: Классно! Мы померили общую температуру по нашей программе сегодня. Давайте поговорим о том, что у вас интересного и нового происходило в 2020-м. Марина, я знаю, что у вас какая-то аномальная была весна и невероятно красиво цвел (я надеюсь, что я сейчас правильно произнесу) Намакваленд. Что это вообще такое? О чем речь? Расскажите.

Марина Шутова: Намакваленд – это маршрут, вдоль которого пышное цветение обычно по весне. Я не видела этого цветения (я уже пятый год живу здесь), ни разу, потому что до 2020 года был период достаточно длительной засухи, цветов не было. А в этом году цвело так, что у меня внезапно открылась аллергия, которой тоже давненько не было. Но налюбовались всласть.

Варвара Макаревич: А сколько длится это цветение, сколько длится сезон?

Марина Шутова: Сезон до сих пор еще… Ну конечно, это уже конец сезона. А вообще всю весну. Месяца три с половиной – четыре. До сих пор какие-то остаточные явления, можно увидеть небольшие островки. Но, конечно, уже все на спад.

Варвара Макаревич: Здорово!

Наталья, а у вас аномально себя в этом году вели птицы. Насколько я знаю, с Кипра впервые не улетели фламинго. Как вы об этом узнали? Вы как-то сидели в засаде, наблюдали за птицами? Расскажите про фламинго. Что у них в этом году произошло такого необычного?

Наталья Серебренникова: Мы не знаем, что случилось. На самом деле за фламинго следить не надо, их много, их видно невооруженным глазом, их тысячи. У нас есть два озера на Кипре, куда они прилетают на зимовку. В этом году они прилетели. Может быть, у них был карантин или им так понравилось на Кипре, что они решили не улетать. Собственно, до сих пор у нас тысячи фламинго, круглый год, и летом они были. Не знаю… Ученые пока тоже не могут это объяснить, почему они задержались. Прекрасные и красивые птицы. Ездим смотреть, гуляем, снимаем их. Пусть остаются.

Варвара Макаревич: То есть доехать до озера возможно, полюбоваться, посмотреть? Все это сейчас доступно?

Наталья Серебренникова: Да, возможно. Дорога идет к озеру, можно подъехать, вооружившись биноклем или чем-то, чтобы получше рассмотреть, объективом. Можно увидеть совсем близко.

Варвара Макаревич: Александр, у вас событие скорее было не природное, а культурное. Я знаю, что в этом году впервые отмечали День чувашской вышивки. И у меня напрашивается логичный вопрос: а чем она отличается от любой другой вышивки? Видимо, мы сейчас видим как раз экземпляр. А что особенного в чувашской вышивке?

Александр Яшков: Чувашская вышивка? Ну, обычно больше всего желтого и красного цветов.

Варвара Макаревич: Красный есть. Все совпадает.

Александр Яшков: Еще желтые точечки. И синенькие. И красные, вот идет полосочка. И тут каждый знак, каждый принт свое значение имеет, свой шифр. Ну, я не знаю, как читается. В Чувашии в этом году был День чувашской вышивки. Мы отметили его с друзьями, в чувашских костюмах, народах, в чувашской деревне как раз мы все собрались и снимали для своего блога, для TikTok, что только ни делали.

Варвара Макаревич: То есть такая народная забава – отмечать День вышивки, снимая ролики в TikTok, правильно? Такая традиция зародится теперь?

Александр Яшков: Новую моду задали сразу же.

Варвара Макаревич: Правильно, правильно, надо задавать тренды. Зачем им следовать?

Я знаю, что у вас еще было одно интересное, по крайней мере значимое, событие. Как я понимаю, ваш легендарный дуб участвовал в конкурсе «Российское дерево года». Что это за дуб? Чем он такой особенный?

Александр Яшков: Это дуб, который символизирует… На гербе Чуваши или на флаге Чувашии как раз дерево, наше древо жизни. Ему 369 лет исполнилось в этом году. Как раз он участвовал во всероссийском конкурсе. Мы там заняли только второе место. Первое место из Дагестана вроде бы заняли. Ну, такой сильный дуб. Как говорят у нас – отец.

Варвара Макаревич: Ну, я вас все равно поздравляю. Второе место – это приятно.

Екатерина, я знаю, что у вас было значимое событие – это переезд. Вы, несмотря на все, что происходило в мире, собрали вещи и на автомобиле с семьей, с детьми переехали из Москвы в Лондон. Какие ощущения? Не разочаровались ли? Как проходит адаптация? Почему решились именно в 2020 году это сделать?

Екатерина Преображенская: Я хотела это сделать давно, но так сложились обстоятельства в жизни, что такая возможность предоставилась именно в этом году. С одной стороны, это было так. С другой стороны, начались эти все истории с карантинами, с ограничениями. Казалось бы, не самый нужный момент, не самый правильный и удобный момент. На самом деле многие мои знакомые так и говорили: «Куда ты собралась вот сейчас, когда везде все ограничено, и непонятно, как вообще мир будет жить дальше?»

Но меня это не остановило. Это немножечко задержало мой отъезд, на не сколько месяцев, но тем не менее, дождавшись момента, когда это, скажем так, с формальной точки зрения было сделать возможно, я действительно накидала вещи в машину, достаточно спокойно к этому отнесшись, не планируя ничего, не продумывая все досконально, не собирая кучу чемоданов. Просто посадила детей в машину, за один день собралась и поехала.

Варвара Макаревич: Вот что значит – если очень хочется, то можно и за день собраться.

Екатерина Преображенская: Это точно. И самое интересное ощущение было в момент, когда я стала уезжать от Москвы, потому что из-за всех этих ограничений, в которых жил весь мир, было ощущение, что наш мир сузился и мы живем в этом маленьком пространстве, в основном в квартире.

А тут, чем дальше я уезжала и попадала в новые города, я видела, что, в общем-то, жизнь продолжается, люди по-прежнему живут – ну, не так же, как они жили, но, в общем-то, аналогично. И у меня как будто бы заново открывались глаза, я заново видела мир. Это было очень интересно – такое сужение мира, а потом его расширение.

Варвара Макаревич: А как адаптация проходит к новому месту?

Екатерина Преображенская: Адаптация проходит вполне нормально.

Варвара Макаревич: То есть никаких у вас нет, не знаю, проблем с другой культурой? Опять же другой язык все-таки как-никак, другая еда. Ну, какие-то бытовые мелочи, которые могут, наверное, немножко выбивать из колеи психологически.

Екатерина Преображенская: Действительно, есть моменты, которые я замечаю. То есть банально: как оплатить электричество? Нужно думать об этом. Дома это все происходило ну практически автоматически. Как оплатить какой-нибудь налог? Ну, эти моменты, конечно, занимают больше времени сейчас. Но это нерешаемые проблемы.

То же самое касается детей. Такая ремарка: дети у меня с детства билингвами росли, поэтому им не так сложно адаптироваться в школе, как это могло бы быть. Наверное, это некая внутренняя подготовка. Но глобально просто нужно понимать, что времени на какие-то бытовые мелочи тратится больше, но это все преодолимо.

Варвара Макаревич: Мне нравится ваш позитивный настрой.

Марина, я знаю, что вы иногда пишете у себя тоже в блоге о том, как проходит ваша адаптация. ЮАР славится, в общем, тем, например, что люди очень рано встают. Я даже знаю истории, что в 7 утра к тебе могут прийти в гости на завтрак – и это абсолютно нормально. Как вы адаптировались? И легко ли вам там жить?

Марина Шутова: Я адаптировалась. Прошло уже довольно долгое время – четыре года. Но адаптация проходила тяжело, потому что я по природе сова, а вся семья моя, включая мужа, свекра, свекровь и каких-то близких друзей, все жаворонки, и все любят прийти пораньше в гости, вместе с детьми, которые уже собранные, умытые, нарядно одетые.

Варвара Макаревич: Вы говорите, что вы адаптировались. Вы сейчас готовы уже принимать гостей в 7 утра? Или все-таки еще нет?

Марина Шутова: Я справилась со своим раздражением, с которым обычно я встречала гостей. Сейчас я уже не так реагирую остро. И сама иногда хожу в гости спозаранку.

Варвара Макаревич: Правильно, назло, чтобы отомстить тем, кто приходит в 7 утра.

Наталья, я знаю, что у вас с мужем-сербом иногда происходят какие-то курьезные истории, именно на почве взаимопонимания или недопонимания. У вас есть какая-то смешная история про печень трески. Что это за история?

Марина Шутова: Ну, это история про еду. Все-таки хоть мы и ближние славянские страны, но привычки везде маленько отличаются. И некоторая русская еда вызывает недоумение у мужа-серба. Хотя мы живем с ним 20 лет, но привыкнуть он пока не может. Например, его в ужас приводит печень трески. Когда он видит, что я несу баночку в дом счастливая, из русского магазина принесла, он старается куда-то убежать, потому что ни запах, ни вид не вызывают у него приятных ощущений. Поэтому мне приходится где-то втихаря употреблять любимый русский продукт, полезный и вкусный. А муж никак не может принять это блюдо.

Варвара Макаревич: А к гречке вы его уже приучили?

Наталья Серебренникова: Нет, к сожалению. Но вот что получилось – так это борщ. Любит борщ, вся семья любит. Это, пожалуй, единственное, что удалось перебороть.

Варвара Макаревич: Ну, это уже, я считаю, успех.

Марина, а в ЮАР что ест ваш муж, поскольку он тоже иностранец? Вот вы борщи, пельмени, вареники готовите ему?

Марина Шутова: Я готовлю ему все вышеперечисленное. Он у меня всеядный. Мне в этом смысле очень повезло. Он очень любит окрошку летом. Здесь перебои с квасом, как вы понимаете, но мы научились его заменять минеральной газированной водой, добавляем йогурт. В общем, как-то справляемся.

Варвара Макаревич: У вас муж – южноафриканец? Правильно?

Марина Шутова: Да, мой муж – южноафриканец. И его семья – и мамы, и мамы – тоже любит окрошку. И борщ они очень уважают. Правда, гречку – нет.

Варвара Макаревич: Ну, тут я даже могу с ними согласиться. Ладно, гречка – это такое, даже здесь вызывает вопросы.

Екатерина, такой быстрый вопрос: а вы что-то с собой повезли, какой-то любимый продукт, может быть? Вот вы понимали, что не сможете с ним расстаться, он нужен обязательно, а в Лондоне не факт, что найдете. Было ли что-нибудь? Или по чему, может быть, скучаете.

Екатерина Преображенская: Именно из сферы еды? Пищевой продукт?

Варвара Макаревич: Да, да.

Екатерина Преображенская: Ну, если честно – нет. Мне кажется, в Лондоне можно найти практически все, ну, и ту же самую гречку, о которой часто говорят, что якобы нельзя найти нигде, кроме России. Единственное, по чему я действительно скучаю – это настоящий творог и свежее молоко. Здесь для этого нужно ехать на какую-нибудь маленькую ферму, чтобы купить непастеризованное молоко. У нас как-то, скажем так, молоко с более коротким сроком годности более доступно, по крайней мере в Москве. Но я ничего не брала с собой из пищевых продуктов.

Варвара Макаревич: Ну, у вас еще есть время. Я думаю, можете научиться делать творог сами.

Александр, вы, наоборот, всю жизнь здесь, вы дома, вы в окружении близких, без каких-то глобальных переездов. И я знаю, что вы помогаете людям, как раз людям вокруг вас. И вы в 2020 году стали почетным донором. По-моему, это очень круто. От меня вам личные поздравления. Я думаю, девушки тоже присоединятся. Расскажите, как это было. Вообще почему вы стали донором? Как это все произошло в вашей жизни?

Александр Яшков: Ну, как обычно, кому-то надо помочь из близких. И вот я поехал помогать. Как раз брат позвонил и сказал: «Надо сходить и кровь сдать». А мне как раз исполнилось тогда 18 лет. Мы пошли и для тети сдали кровь. Это было в 2012 году. С того момента я начал сдавать кровь – ну, не так часто, но за восемь лет я собрал как раз 40 раз, 40 донаций. И мне дали «Почетного донора России».

Это для организма очень полезно, для людей. Всех призываю к этому, чтобы сдавали кровь. Ну как сказать? Как раз в это время нужна эта кровь, поэтому надо сдавать. Я не остановился, у меня уже 44 донации. Я уже так иду и иду, потому что рекорд побить – хотя бы 100.

Варвара Макаревич: Ну, Александр, вы себя тоже берегите. Помогать людям – это здорово, но за собой тоже следите. Спасибо большое. Мне кажется, очень классно и позитивно поговорили.

Ну а дальше в программе мы обсудим, на что надеются наши соотечественники и чего, может быть, опасаются. Смотрите далее.

В этот раз нам хотелось пообщаться с таким большим количеством людей, что мы пошли на неожиданный шаг. И сейчас у меня в этой части программы новые гости. Вот они:

Олеся Сильченко из Уганды уверена: превратить мечты в планы и выполнить намеченное в силах каждого.

Александр Радченко живет то в Германии, то во Франции, то в России. Узнаем – почему.

Марина Еременко уехала за итальянским мужем в Рим. Смогла период ограничений использовать себе во благо.

Алексей Сошников находится в непрерывном движении – и по родной стране, и в профессиональном росте. Неизменно возвращается в Курс.

Нашей редакции удалось связаться с председателем семейно-родовой ненецкой общины. Георгий Талеев сейчас в Малоземельской тундре за озером Голодная Губа. Ему слово.

ВИДЕО

Георгий Талеев, Малоземельная тундра за озером Голодная Губа, НАО: 2020 год для меня, наверное, был радостным. Первая причина – у меня дочь родилась в мае 2020 года. Ну и вторая причина – мы организовали в поселке детскую зимнюю горочку. В 2021 году, в наступающем, хочу пожелать всем жителям Российской Федерации, нашей Родины, счастья, здоровья, любви, ну и самодостаточности, чтобы у каждого все было в этом году хорошо.

Варвара Макаревич: У Георгия в этом году важное событие – у него родилась дочь.

Мария, я думаю, вам его чувства особенно понятны. Вы создали семью, уехали с мужем за границу. У вас много важных шагов было в этом году. И вы в своем инстаграме пишете, что с прищуром смотрите в будущее. Что в этом будущем вы видите?

Мария Еременко: Я надеюсь, что в будущем будет наконец-то много путешествий, много интересных театральных постановок, которых мне очень не хватало в этом году, и, конечно, будет очень и очень много объятий со всеми любимыми родными людьми, с кем не удалось, к сожалению, в этом году, 2020-м, увидеться, поцеловаться и обняться. Поэтому надеюсь, что все это сбудется в следующем.

Варвара Макаревич: Вы также писали в одном из своих постов, что итальянская свадьба перевернула ваш мир. Именно свадьба или само заключение союза, скажем так? И что поменялось собственно в вашей жизни принципиально?

Мария Еременко: Ну, я сделаю небольшое уточнение. На самом деле большая радость 2020 года заключается для меня в том, что выйти замуж я успела в 2019 году, в самом конце 2019 года, когда еще не было никаких ограничений. И удалось сыграть большую, хорошую и красивую свадьбу, без всяких масок, с танцами, но без тамады. И это как раз меня поразило – то, что в Италии свадьбы без тамады, но при этом очень веселые, очень душевные. Тоже долгие, тоже радостные, но не банальные.

Варвара Макаревич: Это хороший вывод: оказывается, и без тамады может быть хорошая свадьба.

Александр, вы весь год как раз перемещались. Насколько я понимаю, вы были и в Гамбурге (Германия), и в Биаррице (Франция). Сейчас вы с нами на связи из России. По каким критериям вы выбираете место, в котором вы живете и в которое вы переезжаете следующим? Что для вас важно?

Александр Радченко: К счастью, есть возможность перемещаться, она возобновилась. А критерий простой: где есть работа, там и я.

Варвара Макаревич: То есть вы следуете за предложениями по работе? И больше никаких критериев? Типа, не знаю, безопасность, экология, вкусная еда – это уже не так важно?

Александр Радченко: Слушайте, ну настолько богат на сегодняшний день мир, поэтому за такими критериями невозможно просто угнаться. Настолько велико разнообразие и в каждой стране оно по-своему огромно, что как критерий это использовать просто невозможно стало. Поэтому я бы не сказал, что я гонюсь за предложениями по работе. Я гонюсь за той работой, которая у меня есть, и пытаюсь уловить максимально, сделать ее эффективной, поэтому Франция, Германия и все остальное. Есть в каждой стране свои преимущества неоспоримые.

Варвара Макаревич: Да, это, безусловно, так.

Леся, у вас очень интересный выбор страны. Почему вы выбрали Уганду? Что там такого привлекательного для вас?

Олеся Сильченко: Это Уганда выбрала нас на самом деле, прямо поманила нас, позвала и заключила в свои объятия, теплые и солнечные, экваториальные.

Варвара Макаревич: Ну, это действительно не самый очевидный выбор. Как все-таки так сложилось?

Олеся Сильченко: Сложилось очень непросто. Уганда сейчас очень сильно развивается, старается развиться. И здесь также привлекают различных специалистов. Мой муж относится к одним из них. А я как жена-декабристка, русская женщина бросила все и с младенцем на руках ворвалась в эту солнечную африканскую страну.

Варвара Макаревич: Алексей, у нас как-то зашел разговор про работу. Как раз как-то получается, что некоторые из наших гостей сегодня поехали именно за работой. Я знаю, что у вас в планах есть свои какие-то профессиональные проекты и спортивные достижения. Поделитесь планами. К каким новым нормативам, говоря спортивным языком, вы стремитесь? Вот какая у вас планка следующая? Чего нужно добиться?

Алексей Сошников: Ну, кто-то следует на работу, а я сейчас на работе нахожусь еще пока. Я много учусь. В этом году (я смотрел в телефоне) было много поездок и командировок, и все были по повышению своего профессионализма, своего профессионального мастерства. То есть я врач-стоматолог. На следующий год мы планируем расширение клиники очень серьезное.

А что касается спортивных достижений, то у меня была мечта. Как Владимир Высоцкий пел: «Пожать 150 килограмм». Я этой мечты добился. Пока новых целей нет.

Варвара Макаревич: Ну, говорят же, что сразу, как добился одной, надо ставить какую-то следующую, чтобы было к чему стремиться. Пока еще даже не придумали примерно?

Алексей Сошников: Ну, в целом в этом году у меня была цель – сохранить свой вес, потому что в прошлом году я похудел на 10 килограмм. В этом году я закрепился на этой отметке. В следующем году продолжим дальше наше пике вниз.

Варвара Макаревич: Хорошо. Главное, чтобы это пике было в хорошем смысле.

Леся, мы заговорили о мечтах. Вы свою мечту превратили… вернее, претворили в жизнь – переехали в Уганду. Необычный выбор. Что, может быть, пошло не так, как хотелось? Или что, может быть, просто оказалось другим? Вот не хуже, не лучше, а просто не так, как вы представляли.

Олеся Сильченко: Да практически все.

Варвара Макаревич: Ну, может быть, что-то запомнилось, какие-то детали.

Олеся Сильченко: Деталей очень много, они каждый день повторяются. Здесь другое все. Здесь просто совершенно другой менталитет и другие люди. И вот эта поговорка «Hakuna Matata!», которая существует, она реально здесь работает. И хоть ты головой об стенку бейся… Ну, самые банальные примеры. Ты договариваешься с кем-то в десять, тебе говорят: «Завтра». И нужно уточнять, какого года завтра – 2021-го или 2022-го. Потому что в Африке это так. И они не понимают, куда мы вечно торопимся, спешим.

То есть люди, которые живут в жарких странах, как говорится, у них… Вот у нас что в России? Надо летом быстро огород посадить, осенью быстро его выкопать, зимой все это быстро съесть, чтобы весной снова копать, а летом снова сажать. Мы все время спешим. А здесь народ никуда не спешит. У них лето круглый год, поэтому здесь есть такой понятие african time.

Вот к этому я не была совсем готова. И каждый день я просыпаюсь и думаю: «Спокойно! Спокойно! Ловим дзен». Потому что это мы не изменим. Мы уедем, приедем, а они здесь остаются, так рождаются, умирают, так живут. Пожалуй, вот такое впечатление.

Варвара Макаревич: Алексей, у меня тогда сразу к вам вопрос. Леся поделилась тем, что в Уганде спланировать практически ничего невозможно, судя по тому, что она сказала. А есть ли у вас какой-то совет? Вот у вас много планов. Как сделать так, чтобы все осуществилось? Какие важные шаги предпринять, чтобы предусмотреть что-то, что пойдет не так? И возможно ли это вообще?

Алексей Сошников: Ну, допустим, я веду свой календарь, то есть я все планы записываю, постоянно их визуализирую, то есть глазами, думаю об этом, мысленно, так скажем, прохожу эти этапы еще до того, как к ним приступить. Я еще не пересматривал…

Варвара Макаревич: Хорошо.

Алексей Сошников: У меня в календаре было порядка 29 переездов разных по городам – учеба, мероприятия и так далее. То есть в целом год был достаточно плодотворный.

Варвара Макаревич: Это серьезная цифра.

Александр, а у вас есть какой-то совет, какой-то тайм-менеджмент определенный? Как добиваться всего, что ты наобещал себе в Новогоднюю ночь?

Александр Радченко: Отличный вопрос! К сожалению, есть факторы, которые влияют, вне зависимости от наших планов, на их исполнение. Очень сложно планировать в наше время в связи с различными обстоятельствами. Однако главное – ставить реалистичные цели. Понятно, что их надо ставить немножко с запасом вверх, но они должны быть реалистичными. И это самое главное. А желание – это то, что подстегивает нас идти вперед и не сдаваться.

Варвара Макаревич: Мария, а вы, может быть, уже наметили что-то, что вы себе пообещаете в Новогоднюю ночь, что больше никогда в жизни вы этого делать не будете? Может быть, есть какие-то ошибки 2020 года, на которых вы научились, и теперь знаете: «Все, дальше я с этим по жизни не хочу иметь дела, больше не буду так делать»?

Мария Еременко: У меня скорее позитивная установка. Наоборот, я в течение этого года выработала привычку заниматься спортом два раза в день. Раньше я себя не могла заставить и думала, что все время нет времени, потому что я была в театре, я была с друзьями, я была в путешествиях и никогда не могла найти время на себя. А этот год дал очень много времени, и я его использовала с пользой. Надеюсь, что это привычка останется со мной и в мирное время, войдет прочно в мою жизнь, и я не буду больше сачковать и придумывать отговорки, что я занята или устала, а я буду просто заниматься для себя.

Варвара Макаревич: Действительно, 2020 год дал нам возможность завести какие-то новые привычки. Особенно этому способствовала, конечно, онлайн-коммуникация, тот же Zoom. И мне обычно хотелось, чтобы мы посмотрели видео от одного из наших телезрителей, который освоил совершенно новый для себя навык. Спасибо 2020 году.

ВИДЕО

Александр Константинович, блогер, Курганская область: Я пенсионер и давно уже воспринимаю радость жизни через жизнь моих детей и внуков. 2020 год показал, что у меня еще есть порох в пороховницах. У меня могут быть и свои увлечения, и победы. И что в 70 лет – ой! – я могу осваивать новое и заводить новых друзей. Желаю всем в 2021 году здоровья и находить новые поводи для радости. С наступающим Новым годом!

Варвара Макаревич: Как вы уже догадались, Александр не терял времени даром, он освоил навык видеомонтажа, и достаточно неплохо. Я даже немножко завидую.

Алексей, вы что-то научились новое делать в этом году? Какие-то новые навыки приобрели? Может быть, привычки хорошие какие-то появились.

Алексей Сошников: Ну, наверное, я понял, что могу много терпеть. И понял, что, наверное… Ну не знаю. Если вернуться в начало года, то можно вспомнить, что было сложно. Но как-то мы все добрались до финиша этого года, в целом все улыбаемся, у всех все хорошо. Значит, мы крепче, чем мы думали. Ну, наверное, я в себе это и открыл – то, что я все-таки еще сильнее, чем я думал даже. Наверное, так.

Варвара Макаревич: Мне кажется, это хороший показатель, что мы сейчас приближаемся к Новому году, вот-вот его отметим. А значит, этот год мы все как-то прожили, выбрались. И это уже здорово!

Александр, что-то новое в вашей жизни, какие-то новые знания, новые навыки, выводы появились в этом году?

Александр Радченко: Несомненно. Во-первых, усилилась любовь к спорту. У нас было много свободного времени.

Варвара Макаревич: Вас с Марией как минимум двое.

Александр Радченко: Да, я согласен. Ну, опять же тут вмешались небольшие форс-мажорные обстоятельства…

Варвара Макаревич: Ого!

Александр Радченко: Приходится немножко эту любовь откладывать, но тем не менее. В то же время появились новые деловые возможности, новые бизнес-обстоятельства, которые помогают нам совершенствовать наши бизнес-процессы, наши технологии и опять же наши креативные идеи. Соответственно, маркетинг развивается, он не стоит на месте. И мы совершенствуем себя в первую очередь, наши мыслительные процессы, наш креатив.

Варвара Макаревич: Действительно, в этом году было много перемен. Даже поменялось то, как мы общаемся.

Мария, вы готовы к каким-то новым переменам? Уже есть какие-то планы? Хотя несмотря на то, что у вас недавно уже достаточно много всего изменилось – и семья, и переезд, и новая страна, и опять же обстоятельства во всем мире, – но есть ли что-то, что уже вы внутренне готовы снова менять, какие-то перемены, к которым вы готовы и которых вы хотите?

Мария Еременко: Ну, наверное, я бы хотела все-таки от удаленной работы перейти… точнее, вернуться к обычной офлайн-работе. Но в моем случае не знаю, когда это произойдет, потому что я работаю с Москвой, с моим любимым университетом, с коллегами оттуда. Поэтому для меня, можно сказать, 2020 год и не привнес вот этой новизны удаленки. Я очень скучаю по коллегам. Поэтому в 2021 году буду искать возможность приехать, чтобы с коллегами поработать и в Москве.

Варвара Макаревич: Леся, а какие у вас планы на 2021 год? Что собираетесь менять в новом году?

Олеся Сильченко: Какие у меня планы? Мне хочется поехать… Я уже наметила себе несколько стран. Мне хочется поехать по ближайшим странам Африки, сравнить просто их. Я много с кем сейчас общаюсь, много нашла всяких интернет-приятелей, скажем так, пока онлайн-приятелей. Хочется с ними познакомиться вживую и сравнить вот эти отличия. Допустим, сейчас мои знания только теоретические, а я хочу их закрепить на практике. Поэтому у меня планы… Моему ребенку будет уже три года в феврале. Она очень активная, она самостоятельная, я могу с ней абсолютно везде кататься. И вот мои планы: все-таки усовершенствовать, закрепить свои теоретические знания на практике.

Варвара Макаревич: Мне кажется, это отличный план.

Давайте, может быть, такой итог подведем. Алексей, давайте начнем с вас. Чего вы не пожелаете ни себе, ни нам в новом году? Вот наоборот – чтобы чего-то не было в следующем году. Давайте, может быть, без очевидных вещей – все хотят, чтобы они закончились. Может быть, что-то дополнительное.

Алексей Сошников: Я буду оригинальным. Так как я стоматолог, я пожелаю, чтобы не было кариеса, чтобы он исчез изо всех ртов.

Варвара Макаревич: Это отличное пожелание!

Алексей Сошников: И чтобы у всех были белоснежные улыбки, потому что когда мы улыбаемся – и настроение у нас поднимается, и у окружающих.

Варвара Макаревич: Спасибо. Отличное пожелание.

Алексей Сошников: Стоматологи нам всем в этом помогут. И мы будем сиять!

Варвара Макаревич: Я надеюсь, что все сбудется.

Мария, чего вы нам пожелаете, чтобы чего-то не было?

Мария Еременко: Я пожелаю, чтобы не было дождей, чтобы было солнечно, прекрасно, настроение было хорошим. Погода на нас очень влияет.

Варвара Макаревич: Погода как раз провоцирует улыбки.

Александр, ваше пожелание.

Александр Радченко: Я хочу пожелать жизненного удовольствия. У каждого оно свое…

Варвара Макаревич: Нет, давайте так: вы пожелайте нам чего-то, чего бы не было в следующем году с нами. Наоборот – что-то плохое, чтобы оно ушло. Такой замысел у меня был.

Александр Радченко: Чего бы не было?

Варвара Макаревич: Да.

Александр Радченко: Да банально – негатива поменьше. Чтобы он ушел скорее и все было на позитивном фоне. Соответственно, тогда жизнь будет веселее, ярче и прекраснее.

Варвара Макаревич: Спасибо. Леся?

Олеся Сильченко: Я бы пожелала, знаете, того, чем сама грешу очень часто. Чтобы когда мы загорались идеей, несмотря на какие-то перипетии и препятствия, мы не тлели, а продолжали гореть, гореть, гореть до конца своими идеями, жизнью и радостью, новыми стремлениями.

Варвара Макаревич: Спасибо большое! Классные пожелания.

Я, пожалуй, тоже присоединюсь и поздравлю вас с наступающим Новым годом. От себя скажу, что мне бы хотелось, чтобы в нашей и вашей жизни было больше сюрпризов. И главное, чтобы они были приятными – пусть не очень масштабными, но дарящими нам всем радость. Будьте здоровы! Увидимся совсем скоро.

ВИДЕО

США

– Дорогой канал ОТР и все телезрители, я поздравляю вас с другого континента.

Аргентина

– В Аргентине Новый год справляют летом, и поэтому отправляю вам немного нашего жаркого солнца.

Уганда

– Из солнечной Уганды хочется поздравить вас с Новым годом!

Шпицберген

– Я хочу пожелать всем россиянам благоразумности, терпимости, доброжелательности по отношению друг к другу, добра, удачи и, конечно же, новых путешествий.

ЮАР

– Я пожелаю фокусироваться на позитивном и смотреть в будущее с оптимизмом, смелости, противостоять вызовам сегодняшнего дня и любви, с которой все преодолимо.

Великобритания

– Желаю смелости и дерзости.

ФРГ

– А мы хотим пожелать, чтобы Новый год был здоровым во всех отношениях. Здоровья вам, вашей семье, вашим близким!

США

– Я желаю вам, чтобы в новом году вы стали на шаг ближе к своей мечте.

Италия

– Всем побольше солнечных дней в новом году и прекрасного настроения, независимо ни от каких обстоятельств и от погоды.

Россия

– Самое главное, чтобы рядом были ваши близкие, любили их, уважали. И все. Делайте по красоте!

Кипр

– Хочется пожелать, помимо здоровья, чтобы нам вернули возможность путешествовать, как раньше, свободно. Чтобы мы наконец-то увидели своих родителей. Чтобы внуки увидели бабушек и дедушек. И чтобы мы больше не расставались так надолго.

Аргентина

– «Мир принадлежит тем, кто осмеливается». Давайте каждый день осмеливаться жить.

Уганда

– Мира и добра, радости и здоровья вашим семьям!

ФРГ

– С Новым годом! Ура!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как прожили этот сложный год россияне, разбросанные по всей планете?