Новые лидеры России. В поисках управленческих кадров

Гости
Валерия Касамара
кандидат политических наук, глава Лаборатории политических исследований, руководитель проекта «Я – профессионал»
Наталья Починок
доктор экономических наук, ректор РГСУ, член Общественной палаты РФ
Людмила Мосина
директор Института психогенетики и эффективного поведения, преподаватель ИБДА РАНХиГС
Татьяна Баскина
руководитель Федерации рекрутмента НК РЧК
Ирина Захарова
руководитель Центра развития карьеры НК РЧК, карьерный консультант
Татьяна Дьяконова
победитель конкурса «Лидеры России», помощник министра экономического развития РФ
Евгения Дмитриева
победитель конкурса «Лидеры России», директор по разработке новых продуктов и реализации проектов компании «Splat»

«Искусство управления
состоит в том, чтобы не позволять
людям состариться в своей должности».

Наполеон Бонапарт

Елена Иванова: Здравствуйте! Это «ПРАВ!ДА?» на Обществом телевидении России. Меня зовут Елена Иванова. А вот тема нашей беседы сегодня:

О создании кадрового резерва управленческих кадров на государственном уровне заговорили еще в 2008 году. Чтобы отказаться от советской номенклатурной системы, в которой люди, однажды попавшие в обойму, автоматически продвигались по служебной лестнице, и добавить свежей крови, в 2009 году появились списки перспективных управленцев. Сначала – «Президентская сотня», а затем – «Президентская тысяча».

Поначалу дело двигалось достаточно активно, многие представители президентского кадрового резерва были назначены на высокие должности. Тем не менее что-то в этой системе руководство страны решительно не устроило. И в октябре 2017 года первый замглавы Администрации президента Сергей Кириенко объявил о проведении Всероссийского кадрового конкурса «Лидеры России» по поиску грамотных и перспективных управленцев для нашей большой страны.

Ажиотаж вокруг конкурса вскрыл сразу несколько важных проблем современного российского общества. Почему государство вынуждено разыскивать грамотных управленцев по всей стране? Работает ли такая система поиска кадров или это просто пиар-проекты? Кто побеждает и куда идут работать победители? Как сегодня выстроена система социальных лифтов? Есть ли в стране эффективные методики подготовки и отбора управленческих кадров?

Елена Иванова: Конкурс управленцев «Лидеры России» в самом разгаре. Уже очень скоро победители получат гранты, наставников и даже высокие должности. Но насколько хороша такая конкурсная система подбора управленческих кадров? И как вообще работает кадровая политика сегодня в России? Об этом говорим сегодня.

Людмила, ну и первый вопрос к вам. Очевидно, что впервые за очень долгое время у нас наконец-то есть такой запрос со стороны государства на новых управленцев. Вот с чем это связано? Почему именно сейчас назрела такая необходимость?

Людмила Мосина: Лена, мне кажется, необходимость эта назревает почти… ну, каждый год или каждый месяц. Вопрос в том, обращают ли на это внимание или нет наши первые руководители. Ну, зная некоторых из этих руководителей лично, могу сказать, что это очень активные люди, и они хотят, чтобы именно такие люди окружали их. И сегодня появляется эта возможность. Поэтому, мне кажется, нужно двигаться в этом направлении. Если первые руководители озвучили это – мы подхватываем, двигаемся. И нам все нравится.

Наталья Починок: Вы знаете, я хотела бы сказать…

Елена Иванова: Да, пожалуйста.

Наталья Починок: Конкурс «Лидеры России» – он проходит уже второй год и по-новому вообще взял вектор на поиск, совершенно открыто, без всяких списков, которые, знаете, заранее готовились, может быть, тоже под очень пристальным вниманием первых лиц.

Людмила Мосина: Да.

Наталья Починок: Это конкурс, где любой человек, который должен удовлетворять совершенно простым критериям – небольшой опыт работы в качестве руководителя… И совершенно широкий спектр отраслей. Необязательно человек должен хотеть идти на госслужбу. Знаете, необязательно. А он должен быть просто талантливым человеком…

Елена Иванова: Хорошо, Наталья, спасибо.

Наталья Починок: И я хочу сказать, что здесь…

Елена Иванова: Извините, перебью вас, потому что, действительно, отдельно очень подробно поговорим сегодня про конкурс «Лидеры России». Сначала вот хотелось выяснить, почему именно сейчас все-таки, действительно, как вы сказали, государство обратило наконец внимание на эту проблему.

Валерия, может быть… Ну, все-таки очевидно, что та элита, которая сформировалась в 90-е – это были во многом достаточно случайные люди, которые очень часто перескакивали через несколько ступенек карьерной лестницы, из научных сотрудников сразу в министры. И сейчас они, так или иначе, в силу возраста уходят. Те, кто занимают их место, не справляются в силу объективных причин, потому что нет правильной школы, нет правильного механизма преемственности. Может ли быть с этим связан такой кадровый голод, который мы сейчас имеем?

Валерия Касамара: Ну, мы действительно имеем кадровый голод, и во многом он объективно обусловлен. Потому что вы как раз сказали про тех людей, которые в 90-е смогли чего-то добиться, но у нас есть провал с сорокалетними. И мы понимаем, что как раз сегодняшние сорокалетние – это дети перестройки (и я тоже к ним отношусь), пережившие перестройку и распад Советского Союза. И слишком много было соблазнов. Кого-то уже с нами нет. Мы понимаем, что время было тяжелое. Кто-то не смог реализоваться, потому что сделал неправильный выбор. И я даже вижу, что по многим отраслям экономики и компаниям есть люди 50+, приходит молодежь, и есть провал с сорокалетними.

То, что делается сейчас – мне кажется, первое, это подчеркивает, что наконец-то мы перешли от слов к делу. И когда мы говорили, что самое главное – это люди, мы сейчас всеми проектами, которые проводятся, подчеркиваем, что это не слова, а это дела. Соответственно, мы наконец-то обратились к людям и показываем те возможности, которые есть. Потому что зачастую у нас настолько преобладают мифы, которые сильнее атакуют нас, нежели достоверная информация.

Елена Иванова: Мифы о чем?

Валерия Касамара: Мифы о том, что без блата никуда нельзя пройти. Мифы о том, что только по знакомству можно это сделать. Мифы о том, что бесплатно не получится, придется платить – либо платить официально, либо давать взятку неофициально. Мы живем под гнетом этих мифов. И сейчас я вижу конкретную борьбу вот этого мифотворчества, в путах которого многие оказались, и тех проектов, которые абсолютно прозрачные, кристально честные и показывают те возможности, которые есть, прежде всего у тех тридцатилетних, которые фактически приходят массово сейчас на смену возрастной когорте 50+.

Елена Иванова: Понятно. Татьяна, вот вы реагировали. Вы согласны с этим, да?

Татьяна Баскина: Я отчасти согласна с обеими коллегами и хотела бы добавить, что, на мой взгляд, внимание государства к этой проблеме возникло гораздо раньше – просто, может быть, это было не настолько очевидно и не такие инструменты использовались.

Елена Иванова: А какие использовались? Как это было?

Татьяна Баскина: Ну, сигналы о том, что государство и первых его лиц волнует отсутствие преемственности, и не просто преемственности, а довольно длинной и, самое главное, качественной «скамейки запасных» – такие сигналы были. Но не было такого инструментария (пример конкурса, который коллеги приводили и который мы еще, я надеюсь, обсудим), который характеризовался бы тем, что там используются понятные, объективные инструменты, что результаты доступны, все это публично и так далее. Когда появились первые признаки того, что государство это волнует, как и волнует первых лиц практически любой корпорации, тогда поначалу, как и с любым новым делом и с впервые осознанной проблемой, подходы пытались применить иные – поискать у себя. Вот слово «кадровый резерв» – оно же очень такое древнее, оно не новое.

Елена Иванова: Абсолютно.

Татьяна Баскина: Хотя, по сути, мы его и продолжаем формировать. И пока мы проделали определенный путь, вот несколько лет к тому, что нужны и иные инструменты привлечения и развития этой «скамейки запасных», вот тут-то мы все об этом стали больше слышать. Потому что на самом деле инструментов таких всего два: либо вырастить у себя, либо пригласить извне.

Елена Иванова: Привезти.

Татьяна Баскина: И вокруг этого очень много и инструментов, и приемов, и методик, в том числе современных.

Елена Иванова: Хорошо. Вот вы упомянули конкурс. Все-таки конкурс – это такой яркий имиджевый проект. А есть ли в стране сейчас система, как была в советское время, долгосрочной подготовки кадров, формирования кадрового резерва, вот такая глобальная большая система?

Ирина Захарова: Я думаю, что она только формируется. И я думаю, что вот эта тема очень актуально звучит с необходимостью привлечь людей, ну, я бы сказала, новой формации. Она связана вплотную с теми вызовами, которые сейчас стоят перед страной. И они наконец-то были озвучены совсем недавно президентом, буквально, который сказал, что «мы должны сейчас запрыгнуть в последний вагон».

Мы, может быть, с вами между собой об этом говорим достаточно много в профессиональных сообществах, но так, чтобы об этом было сказано с высокой трибуны – ну, я об этом услышала вот так четко и однозначно, такой посыл со стороны власти, первый раз. И ровно с этим связана необходимость привлекать людей новой формации, не только по-другому мыслящих молодых, но еще и совершенно другим образом подготовленных, в смысле менеджерских компетенций. Собственно, я думаю, что с этим связана острота звучания этого вопроса.

Елена Иванова: Хорошо, спасибо.

Наталья, я правильно понимаю, что все-таки кадровый голод, о котором мы сегодня говорим, – это все-таки нехватка именно высококвалифицированных кадров?

Наталья Починок: Вы знаете, слово «кадровый голод» я бы не стала разделять так уверенно, что у нас есть кадровый голод.

Елена Иванова: Его нет, вы считаете?

Наталья Починок: Его нет. Вот если посмотреть…

Валерия Касамара: А я считаю, что есть.

Наталья Починок: Его нет, его нет, потому что у нас большая страна. И наша задача – вот через такие конкурсы, как «Лидеры России», через социальные лифты посмотреть, как те специалисты, те таланты, которые есть в Москве или на юге России, могли бы поехать и получить предложение, интересное предложение на Дальнем Востоке, или наоборот. И проект «Лидеры России» – это один из проектов, потому что таких проектов их очень много. Вот платформа «Россия – страна возможностей», который объединяет 14 проектов из таких интересных лидерских социальных лифтов, она совершенно такая многогранная. Она направлена и на людей с инвалидностью (проект «Абилимпикс», когда ты можешь показать, что ты мастер в профессии и добиться своего дела, получить интересную работу), и разные другие проекты.

Я хочу сказать, что сейчас система подготовки кадров вообще совершенно другой фокус внимания государства имеет, объемы финансирования – вне зависимости от того, работаем мы с молодежью, с сорокалетними, с тридцатилетними или даже с людьми пожилого возраста. Потому что люди 50+, вот отдельный фокус внимания на подготовку, на использование технологий наставничества. Ну, как бы привлечение этой очень важной категории людей тоже по-современному используется.

И я считаю, что кадровый голод, если он есть в каких-то отдельных городах, просто надо научиться, знаете, доставлять товар высококвалифицированный, хорошо обученный…

Людмила Мосина: Я бы тоже сказала, что не голод скорее есть, а невозможность, или пока у нас не было опыта такого грамотного использования вот этого человеческого потенциала, как бы это ни звучало. А сейчас, во-первых, это улица с двусторонним движением. Не только государство готово и заявляет об этом. Появилось то поколение, которое настолько активно, им так хочется что-то изменить в этой жизни, что они тоже идут навстречу.

Можно сказать, что это и раньше могло бы возникнуть. Но сейчас вот эти молодые люди меня, конечно, очень вдохновляют, потому что они у нас учатся в президентской академии, и их активность просто заставляет меня, человека другого поколения, быть настолько все время на гребне. Опережать не всегда получается, иногда они тебя там чему-то научит. Но их открытость новому опыту, их готовность двигаться и менять страну к лучшему – это также важно. Потому что если бы это было только со стороны государства, а люди молодые были бы достаточно пассивными, то это было бы в тысячу раз труднее. А сейчас они подходят на каждом занятии и говорят: «Помогите подготовиться к конкурсу. Мы хотим идти». У них нет страха, у них нет страха. У них есть колоссальное желание. Сейчас девочки поделятся, как это было.

Елена Иванова: Обязательно.

Валерия Касамара: Я бы просто еще хотела прокомментировать, что я полностью согласна, что создано двустороннее движение.

Людмила Мосина: Да.

Валерия Касамара: Но проблема-то как раз в том и заключалась, что «скамейки запасных» не было. И мы это с вами видим, что, например, у нас был достаточно возрастной губернаторский корпус. И только после того, как стала формироваться «скамейка запасных», мы видим, что постепенно начинается омоложение. А когда мы с вами говорим про людей достаточно высокого профессионального уровня, то я, например, вижу, что такой запрос есть. И здесь прекрасно, что появляются люди, которые, принимая этот запрос от государства, готовы инвестировать в себя, готовы брать на себя ответственность, готовы на этот челендж, потому что это всегда очень тяжело.

Но я не могу сказать, что на сегодняшний момент их много. Именно поэтому все проекты, которые входят в платформу «Россия – страна возможностей», они фактически работают на формирование тренда. То есть мы закладываем моду на то, что модно быть ярким, ответственным, прогрессивным, брать на себя все что только можно и выполнять.

Людмила Мосина: Да.

Валерия Касамара: Но это тяжело. Поэтому сказать о том, что сейчас таких людей вот много, я не могу, тем более когда мы говорим про отдаленные регионы нашей страны.

Татьяна Баскина: Могу добавить, что вот то, о чем говорят коллеги – это как раз неравномерность этого кадрового дефицита. То есть он и есть, и его нет. То есть у нас где-то есть избыток кадров, но не факт, что они востребованы. Это отдельная история. И у нас есть острейший дефицит, в том числе управленцев (про что мы еще, надеюсь, поговорим), но и специалистов новых профессий, и тех профессий, где просто у нас неоткуда было взяться квалифицированным специалистам, в том числе все, что связано с цифровой экономикой, все, что связано с тем, как бурно у нас развиваются технологии. Вот здесь явная нехватка. А за квалифицированных рабочих и толковых студентов в некоторых местах идут баталии работодателей, хотя не все этому верят. Поэтому это неравномерность нашего рынка труда.

Елена Иванова: Хорошо, Татьяна, спасибо.

Валерия, вот вы упомянули все-таки термин «омоложение». Сейчас, одну секундочку. Все-таки можно ли ставить знак «равно» между необходимостью поиска новых лидеров и поиском молодых лидеров? Это одно и то же? Или это все-таки… На что сейчас курс?

Валерия Касамара: Вы знаете, мне кажется, и на то, и на другое. Потому что даже по конкурсу «Лидеры России» мы видели, что сейчас подняли возрастную планку, потому что были люди, которые говорили: «Нет, 50 – это не возраст».

Елена Иванова: Теперь до 55, да.

Валерия Касамара: «Я набрал опыта, я мудрый и опытный человек, я хочу себя реализовывать. Не ограничивайте меня». И безусловно, с учетом всего того, что в нашей жизни происходит, мы понимаем, что мы стали совершенно по-другому к этому возрасту относиться. То есть, условно говоря, совсем недавно женщина в 50 лет говорила: «Я скоро на пенсию, я уже бабушка». Сейчас женщина в 50 лет только жить начинает. Поэтому у нас изменилось отношение и к карьере, и к себе…

Людмила Мосина: И к возрасту.

Валерия Касамара: …и к возрасту, прежде всего.

Людмила Мосина: И возможности другие.

Валерия Касамара: Поэтому я считаю, что это, во-первых, возможность тем, кто набирался опыта, заявить о себе, а молодым показать, что не надо ждать 50, ты уже и в 25 можешь заявить о себе также активно.

Елена Иванова: Проявить себя. Хорошо. Татьяна, вы давно хотите со стороны как раз молодых специалистов…

Татьяна Дьяконова: Да, я хочу добавить аспект, который, на мой взгляд, характеризует, почему сейчас… Вы спросили: «Почему именно сейчас государство уделяет этому внимание?» Ну, прежде всего, скорость изменений, которая нас настигает. И раньше эти изменения происходили не так быстро и не так часто. К этому более готовы корпорации, потому что, как бы ни печально это звучало, но высшее образование не успевает за теми изменениями, которые есть. И взять готового студента, тем более управленца – это нереальная история. Поэтому этот вызов приняли корпорации. И такие корпоративные университеты, как «Сбербанк», как «Росатом», как «Газпром нефть», они готовят кадры, в том числе и управленческие. И здесь чуть-чуть государство догоняет и идет за корпорациями. Это первый аспект.

Второй аспект – это демографическая яма, в которую мы попали. И это не секрет. 90-е, наследие 90-х нас догоняет. И именно сейчас мы понимаем, почему этих людей не хватает. Я считаю, что битва за таланты есть всегда. Сейчас битва идет не за таланты, а идет битва за людей, которые могут, способны и хотят работать.

И третий вызов, который я бы выделила: новые технологии заставляют государство принимать вызов не только от корпораций успешных, но и от простых людей, которые сегодня своими стартапами, используя новые технологии, создают вещи, для которых раньше нужна была корпорация. Понимая все эти неоднозначные вызовы, государство обратило внимание на поиск талантов для того, чтобы привлечь их на благо страны.

Наталья Починок: Кстати сказать, есть один из критериев очень важных, по которому отбирались, проходили конкурсные задания лидеры России, – это социальная ответственность. Вы знаете, это очень…

Елена Иванова: А что конкретно подразумевается под этим понятием?

Наталья Починок: Ну, не знаю… Расскажете?

Елена Иванова: Да, Евгения.

Евгения Дмитриева: Можно я сначала добавлю, что еще четвертое я для себя определяю. Мы никогда не жили, то есть последние только 30 лет, как раз с развитием технологий, прежде всего интернета. Мы оказались действительно в глобальном мире, в связанном мире. Соответственно, у нас рост конкуренции как внутри страны, так и вне границ страны – он колоссальный. И любое появление такого конкурса, как «Лидеры России» – это для меня не что иное, как мобилизация ресурсов страны, в том числе управленческих ресурсов. И это один из механизмов. Я поддержу, что образование готовит кадры, но это (как в инвестициях – длинные и короткие деньги) «длинные деньги». А конкурс – это механизм просеять вот этих инициативных людей, которые готовы сейчас…

Елена Иванова: Ну хорошо, спасибо. Давайте про ответственность все-таки. Пожалуйста, Наталья, все-таки что это?

Наталья Починок: Это качество, которое должно быть присуще любому лидеру, любому руководителю. То есть ты выполняешь цель, но для чего? Для того чтобы наша страна развивалась, для того чтобы тот город или район, или та проблема социальная… Потому что не может предприятие или, не знаю, государственный орган работать только внутри себя, а работа людей. И здесь…

Валерия Касамара: Формирование среды вокруг себя.

Наталья Починок: Конечно, экосреды. И каждый лидер России по параметру «социальная ответственность» очень внимательно, скажем так, отбирался. И были такие интересные кейсы на тему в том числе и этого очень важного аспекта. Для меня это важно как для руководителя социального университета и как представителя Общественной палаты, потому что это очень важно. Ты можешь быть лидером в своей организации, но если тебе наплевать, что происходит вокруг, ты не можешь протянуть руку, помочь, поделиться своим опытом, знаниями, то зачем ты такой нужен руководитель? И вот каждый из конкурсантов – яркий лидер.

Валерия Касамара: То есть получается, что мы дозрели до того, что, наведя порядок в своей семье, квартире, компании, организации, университете и вроде как поняв, что здесь-то уже все ничего, можно двигаться дальше, оглянулись по сторонам и поняли, что мы не хотим жить герметично. Мы хотим понимать, что та среда, которая вокруг нас, она тоже будет гармонична тому, как мы гармонизируем среду внутри. И здесь именно готовность к этой гармонизации, к отчуждению своего свободного времени на то, чтобы кому-то еще сделать хорошо, или рассказать, как можно сделать хорошо, – мне кажется, это очень значимо. То есть до этого дозрели все, и общество в целом. И например, форум «Доброволец», который проводится, и Год добровольца – очередное подтверждение этому.

Елена Иванова: И это тоже на платформе «Россия – страна возможностей»?

Валерия Касамара: Да.

Людмила Мосина: И сейчас очень важно еще понять… Все начинают понимать ответственность не только как дополнительные возможности: «Я взял, руководитель, и больше могу». Но это бремя, которое нужно нести. И это бремя, которое вообще дает тебе энергию. То есть это тот вызов, который заставляет тебя действовать. Еще это иногда называют служением. Это слово стало часто звучать у нас – служение, возможность заботиться о других людях. Мне кажется, это очень важно – вот то, что затронули коллеги.

Татьяна Баскина: Ложечку дегтя можно добавить?

Елена Иванова: Да, пожалуйста.

Татьяна Баскина: Мне очень нравится все, что я услышала. Но мне кажется, что мы только-только подошли к тому рубежу, чтобы вот это все осознать. Ну, по крайней мере, не все, это точно. И это не просто утверждение. Пять лет мы проводим по всей России, включая все федеральные округа и социально-демографические категории населения, очень репрезентативная действительно выборка, не на коленке исследование, в котором спрашиваем критерии, которыми руководствуются люди при выборе работодателя, что для них важно. И к моей глубокой печали, хотя я с удовольствием разделила бы оптимизм коллег, социальная ответственность бизнеса продолжает находиться на последнем месте примерно из двадцати критериев, в то время как…

Елена Иванова: А на первом?

Татьяна Баскина: На первом – зарплата.

Елена Иванова: Конечно, деньги. Все понятно.

Татьяна Баскина: Поэтому я склонна разделить мнение коллег в том, что процесс пошел и «движуха» началась. Но сказать, что мы все в такой благости…

Людмила Мосина: Нет, эта задача не решена.

Татьяна Баскина: И хорошо, что мы про это говорим.

Валерия Касамара: Вы знаете, мне кажется, что Татьяна права в этом.

Елена Иванова: Да, пожалуйста.

Валерия Касамара: Я с вами согласна. Но если вы по своей выборке посмотрите варианты ответов, как отвечала молодежь и люди старшего возраста…

Татьяна Баскина: У молодежи чуть-чуть лучше.

Елена Иванова: Вся надежда на них.

Валерия Касамара: …то у молодежи есть сдвиг именно в сторону социальной ответственности бизнеса.

Татьяна Баскина: У них это где-то на предпоследнем месте.

Елена Иванова: Существует такое очень распространенное мнение, что молодежь, наоборот, мотивируется в основном деньгами. Нет?

Татьяна Баскина: У них тоже деньги на первом месте.

Валерия Касамара: Вы знаете, мне кажется, тренд все равно есть. То есть если для старшего поколения это не было, скажем так, гигиенической нормой… То есть мне кажется, что мы сейчас именно на государственном уровне подходим к тому, что это становится неким вот таким приличным минимумом, что нельзя про это не говорить. По крайней мере, если ты хочешь быть рукопожатным и чтобы в приличном обществе с тобой по-серьезному разговаривали, ты всяко будешь это делать.

Елена Иванова: То ты должен говорить, что тебя мотивируют не деньги, а социальная ответственность, да? Правильно?

Людмила Мосина: Нет, деньги обязательно должны быть, мы не должны от них отказываться. Это не взаимоисключающие вещи. «Чтобы я мог заниматься социально ответственными проектами, мой бизнес… Вот у меня есть свой бизнес».

Валерия Касамара: «Я не должен голодать».

Людмила Мосина: «Я должен иметь на это деньги». Благотворительность – это топливо для бизнеса. И это дает самую высокую мотивацию – наша возможность заботиться о других и помогать. И в моем окружении сейчас все больше и больше таких предпринимателей. Я не связываю это с возрастом, потому что есть предприниматели 50–60 лет, руководители компаний, и они всегда этим занимались, но это, может быть, не звучало так громко. И есть молодые люди, которые начинают говорить об этом, потому что это в тренде. Пишут у нас дипломные проекты, и обязательно должна быть глава «Социальная ответственность бизнеса». Они начинали через силу это делать.

Наталья Починок: Как я рада!

Людмила Мосина: А я как научный руководитель дипломных проектов все равно заставляю и говорю: «Нет, давайте мы начнем какой-то проект. Посмотрите внимательнее, что вы можете. Начните с себя». И в определенном смысле становясь для них ролевой моделью, я сама начала вообще в этом участвовать, потому что иначе невозможно. Они смотрят: «А сам-то ты это делаешь?» Я говорю: «Да, я сотрудничаю с фондом «Старость в радость», все знают Лизу Олескину. Вот этот фонд». И когда мы начинаем понимать, что это не просто слова, а это наши действия, это наш выбор…

Ну, Черчилль: «Ответственность – цена величия». Вот мы не станем великой страной, пока мы не начнем понимать важность заботы обо всех. Но это не исключает того, что у меня должны быть деньги. Для бизнеса первое – доход, второе – удовольствие, и третье – возможность заботиться о других. Поэтому это не взаимоисключающие вещи.

Елена Иванова: Хорошо, Людмила, спасибо. А давайте мы спросим, у нас как раз есть две прекрасные победительницы этого конкурса. Вот скажите, какая ваша мотивация основная?

Татьяна Дьяконова: Если как раз говорить про конкурс, то 200 тысяч человек своим желанием изменить этот мир к лучшему проголосовали и ногами прошли. Это успешные люди. Это люди, которые…

Елена Иванова: Подождите, но не у всех есть желание именно изменить мир к лучшему. Очень многие говорили, что просто хотели попробовать свои силы, испытать себя.

Евгения Дмитриева: Нет, именно к лучшему, показать…

Татьяна Дьяконова: Давайте я приведу пример, хорошо.

Елена Иванова: Да, пожалуйста.

Татьяна Дьяконова: Мне сложно… Может быть, мне говорят одно, а вам говорят другое, да? Так как я сейчас очень плотно с ребятами взаимодействую, этот конкурс сплотил. И говорят, что после 30 ты друзей теряешь. Я вам скажу, что этот конкурс и после 20, и 30, и 40, и 50 теперь позволил приобрести новых друзей. Вот буквально 13 сентября 12 человек совершили восхождение на Эльбрус – как ответственное лидерство – для того чтобы создать клуб лидеров «Эльбрус». Буквально 1 сентября у нас родилась идея о том, что провести уроки лидерства.

Ведь какая сейчас главная, на мой взгляд, проблема? Что люди не верят в себя. Мы провели исследование… мы использовали какое-то исследование (я могу данные потом посмотреть), когда готовились к урокам лидерства. 78% людей даже не пытаются реализовать свою мечту, потому что они заранее уверены в том, что это невозможно. И когда мы с ребятами обсуждали и говорили, что…

Елена Иванова: Как грустно!

Татьяна Дьяконова: Мы с ролевой моделью можем прийти и сказать: «Вот мы, которые это сделали своим ролевым примером».

Наталья Починок: А это вот эти мифы, мифы, о которых говорила Валерия.

Татьяна Дьяконова: И я написала 300 победителям… финалистам конкурса, 180 человек откликнулись и в свое время пришли и провели уроки в школах для того, чтобы ребятам показать: «Вот мы. Мы делали вот такие шаги – и у нас получилось. Попробуйте – и у вас тоже получится». И вот это социальная ответственность – прийти на государственную службу, уйдя с хороших зарплат, с хороших мест для того, чтобы передать технологии, которые наработаны в корпорации, в государственные органы. Это тоже социальная ответственность.

Елена Иванова: Да, пожалуйста.

Евгения Дмитриева: Но при этом прелесть здесь в том, что очень часто конкурс, в частности «Лидеры России», воспринимается как госслужба. Мы все время говорим про социальные лифты. Лифт – это что-то, что ездит вверх и вниз. А для меня, например, конкурс – это больше в горизонталь. И для меня было совершенно необязательно идти на госслужбу. И я могу делать много полезного и быть социально ответственной, абсолютно оставаясь в своем русле и развиваясь там, в управленческом, в частном бизнесе, но при этом участвуя в инициативах, которые мы делаем после конкурса. В частности, вот вы упомянули один из призов, так скажем, этого конкурса – это программа наставничества. И программа наставничества как раз никак не ориентирована на то, чтоб наставник тебя себя поставит в замминистра, и ты будешь сидеть…

Елена Иванова: А у вас кто был наставником?

Евгения Дмитриева: И есть. Татьяна Алексеевна Голикова.

Елена Иванова: Татьяна Алексеевна Голикова? А скажите, пожалуйста, в чем основная функция? Вот что делает наставник?

Евгения Дмитриева: Суть в том, что у тебя есть своя какая-то инициатива, социально направленная как раз. Может быть, у кого-то это и не социальная… Ну, не думаю. У всех, с кем я общалась, это больше как раз не в сторону, чтобы заработать деньги или занять какую-то позицию, нет, а это сделать действительно какое-то изменение – может быть, не глобальное, но микроизменение в одной из областей. Соответственно, наставник дает тебе обратную связь относительно того, реально это или не реально.

Елена Иванова: А как часто… Вот скажите, всем же интересно. Вот сколько раз вы встречались с вашим наставником?

Татьяна Дьяконова: Я встречаюсь со своим наставником раз в квартал. У нас есть план работ. И мы действительно реализуем проекты. То есть мы встречаемся, я что-то делаю, прихожу – мне дают обратную связь.

Елена Иванова: Ну, согласитесь, что это скорее исключение из правил. Многие говорят, что все-таки… Пожалуйста, Татьяна, а у вас как?

Татьяна Дьяконова: У меня Сергей Владиленович Кириенко наставник. Раз в месяц мы встречаемся для того, чтобы…

Наталья Починок: Ну, он, конечно, еще исключение большое…

Елена Иванова: В общем, да. Он же и организатор.

Татьяна Дьяконова: Одно исключение, второе исключение.

Наталья Починок: Я хочу сказать, что наставники очень ответственно подходят. Я могу сказать, потому что я в наблюдательном совете этого конкурса и в прошлом году, и в этом.

Елена Иванова: Все подходят ответственно?

Наталья Починок: Все – ответственно. Вы знаете, и это большая честь для многих, для многих наставников, поверьте, у которых совершенно нет, может быть, даже времени. Все по-особому относятся к наставничеству, к возможности увидеть, знаете, жить, увидеть инициативных ребят, которые предлагают реально классные идеи.

Людмила Мосина: Ну, они еще и вдохновляют.

Елена Иванова: Валерия, пожалуйста.

Валерия Касамара: На самом деле это двустороннее движение, вот абсолютно верно. Хочется встретиться с кем? Кто дает тебе подзарядиться возможностями, кто приносит тебе интересные идеи, у кого горят глаза. Понимаете, встречаться с «рыбой мороженой-полуразмороженой»…

Елена Иванова: Ну подождите! Среди победителей «Лидеров России» априори не может быть «мороженой рыбы».

Валерия Касамара: Поэтому и получается, что после такого отбора это взаимовыгодное сотрудничество – и для наставника, и для победителя.

Людмила Мосина: В результате которого создается дополнительная ценность, и это очень важно. Взаимовыгодное, но не просто обменялись, а ценность дополнительная вообще для всех людей, для общества. Как пример. Мне кажется, вот очень важно осознавать эту самую дополнительную ценность от этого сотрудничества. Мне кажется, она всех будет вдохновлять. Вот я на вас смотрю, и, конечно, то, что вы рассказываете… И я с радостью тоже буду этим делиться. Потому что меня часто на курсе лидерства спрашивают: «Ну, этот конкурс «Лидеры России» разве пройдешь? Зачем мне там география? Вы вообще живых людей, которые дошли до финала, видели?» Теперь я буду говорить…

Елена Иванова: А вот это очень интересно! А вот расскажите нам, пожалуйста, потому что я знаю… Вот меня очень интересует этот вопрос, потому что лично мои знакомые очень многие участвуют – люди с хорошим высшим образованием, занимающие хорошие должности, но 100% из них отсеялись на этапе теста по истории и географии. Вот скажите, пожалуйста, вы действительно правильно ранжировали эти города по убыванию численности населения? Это то, о чем весь интернет говорит. И для чего, главное, эти вопросы включены в тест?

Татьяна Дьяконова: Я объясню, потому что, наверное, если позволите, 20 лет занимаюсь оценкой персонала, и в моем бэкграунде как раз HR и в ритейле, и в промышленности, и в банковской сфере. Я занималась как раз подбором, развитием и продвижением, но в корпорациях, не на государственной службе. И я вам так скажу, что даже очень хорошо обеспеченные корпорации позволить себе такой отбор не всегда могут. Наверное, для меня самое ценное в этом конкурсе было, что были собраны все ведущие компании, которые в России занимаются отбором и оценкой персонала, они были все собраны как единое сообщество. То есть люди, которые конкурируют между собой, они сели за один стол, и они выложили все свои инструменты на стол для того, чтобы провести.

Если посмотреть, то общий уровень знаний людей успешных всегда выше, чем у людей, которые не обладают широтой кругозора и знаний. Мир сейчас настолько быстро меняется, и все новые профессии – они все на стыке. И если ты не понимаешь и не разбираешься в каких-то областях… Я не говорю, что ты должен быть очень успешен, быть профессором и в математике, и в истории. Конечно, это невозможно, пожалуй

Елена Иванова: Подождите, мы же ищем не управленцев, а мы же ищем широкопрофильных специалистов.

Татьяна Дьяконова: Широта твоего кругозора должна быть настолько, насколько ты можешь себе это позволить. Это первое.

Второе. Если ты претендуешь на звание лидера России, то ты обязан знать и географию, и историю. Лев Толстой сказал: «Человек, который не знает свою историю – это умственно отсталый человек». И с этим сложно не согласиться.

Елена Иванова: Я не говорю про то, чтобы не знать. Евгения.

Евгения Дмитриева: Вот «Лидеры России» – есть два слова ключевых. «Лидеры» – мы много говорим о лидерстве, об управленцах. Но есть слово «Россия». И я тоже поддерживаю, что без знания своей географии, истории, литературы, искусства ты не можешь претендовать…

Елена Иванова: Но это же не главное. Просто люди не доходят до управленческих тестов, просто даже не могут туда попасть.

Татьяна Баскина: Это просто гигиенический минимум.

Валерия Касамара: Коллеги, можно просто небольшой пример по поводу, где эти люди, которые участвуют в конкурсе? Я, например, очень сильно удивилась, что когда в этом году объявили конкурс, трое моих сотрудников, не говоря мне ни слова, зарегистрировались. После первого теста они пришли гордые и сказали: «Мы все прошли». Я удивилась. Причем у нас вообще даже разговора на эту тему не было, поскольку я руковожу олимпиадой «Я – профессионал», и в этот момент я была целиком погружена в олимпиаду. У меня были те самые, которые потом пойдут к вам в «Лидеры». Как я говорю – «младший брат «Лидеров России».

Значит, второй тур, все трое участвуют во втором туре: один выбывает, остаются двое моих коллег. Значит, обсуждают баллы. И как раз одна из моих ближайших коллег рассказывает, что весь интернет бурлит и говорит: «Кто эти люди, которые получили больше, – по-моему, – 1 200 баллов? Их не существует, таких людей нет». И тут она робко пишет: «А у меня – 1 300 с чем-то». И тут она говорит, идет, глаза горят, рассказывает: «Вы не представляете, что сейчас творится в Facebook». Я говорю: «А что творится в Facebook?» – «На меня просто обвалились юноши, которые говорят: «А давайте познакомимся». Неужели вы та самая живая участница, которая набрала такое количество баллов?» Ну, теперь, соответственно, ждем результаты…

Елена Иванова: И опять же девушка?

Валерия Касамара: Да. Вот сейчас у меня двое коллег-девушек, мы ждем теперь результаты третьего теста, соответственно.

Наталья Починок: Ну, ведь конкурс ежегодный, и, если ты что-то не знаешь, тебе нужно подтянуть.

Валерия Касамара: Но что я хочу сказать? Первое…

Татьяна Дьяконова: Я Наталью хочу поддержать. Какой всплеск изучения истории, литературы и географии вызвал этот конкурс! Да за одно это спасибо этому конкурсу.

Валерия Касамара: Но мне кажется, что здесь самое главное, что пошел очень мощный стимул – заявить о себе.

Татьяна Дьяконова: Конечно. И быть умным.

Валерия Касамара: И независимо от того, где ты живешь, что сказал твой начальник, что он не сказал, если у тебя внутри что-то такое: «А я хочу попробовать!» – мне кажется, это первое. А потом уже начинается все остальное: «Хочу быть лидером», «Хочу быть ответственным», «Хочу получить должность» или «Не хочу получить должность».

Елена Иванова: Вы не стали переживать, что у вас молодежь, так скажем, либо уйдет, либо вас подсидит?

Валерия Касамара: Нет, я держу кулаки. И я считаю, что…

Елена Иванова: И вы обрадовались, что они участвуют, болеете за них. Хорошо. Вот в такой компании не могу не задать логичный вопрос: почему было так мало девушек, всего 15%? То есть получается, что среди девушек тех, кто в себя не верит, еще больше, совсем? Почему так?

Татьяна Дьяконова: Это традиционно: женщина, ее задача – сидеть дома, воспитывать детей.

Елена Иванова: Вы думаете, до сих пор такие взгляды?

Валерия Касамара: Но это опять же меняется.

Людмила Мосина: Ну, это опять же мифы. Понимаете, это тоже…

Татьяна Дьяконова: Это мифы в том числе, которые девушки в себе поддерживают.

Наталья Починок: Вот очень здорово, что вы пригласили девчонок. Мы обсуждаем эту тему в такой женской компании. Потому что я очень надеюсь, что это даст возможность другим талантливым и замечательным женщинам проявить себя и сказать: «Мы тоже это можем».

Елена Иванова: Ну, кадровая отрасль – традиционная женская вообще у нас, да?

Людмила Мосина: Но здесь не соперничество с мужчинами, и это очень важно, а сотрудничество. Если мужское лидерство – добиться, сказать, то женское может быть иным – это гибкость, пластичность. И мы видим таких лидеров. Вот я пишу много про это, даже назвала «Бизнес на каблуках. Стратегия женского успеха». Нам не надо с ними сталкиваться, с дорогими мужчинами. Они делают свое дело, а вы – свое. И вот когда мы соединяем свои усилия, то получается успешный бизнес.

Елена Иванова: То есть женское лидерство все-таки другое, да?

Людмила Мосина: Особенности проявления женщины в этом мире, конечно, отличаются от мужских. У нас разные в этой жизни предназначения, ну, начиная… Это не только половые, физиология, не только. И мысли другие, и энергии другие. Все несколько иначе, может быть. Но это не исключает ни одну, ни другую сторону из жизни. Если я пришла в этот мир женщиной, мне легче реализовать себя именно через это. Но я могу убрать это и начать просто соперничать с мужчиной, актуализировав свои маскулинные качества. В каждом из нас есть и феминные качества, и маскулинные. Вопрос в том, что я включу, что я актуализирую.

Вот Марина Ивановна Мелия очень много про это пишет, у нее есть «Эффективные руководители – мужчины или женщины?». Не факт – мужчины или женщины, мужские или женские качества. В компании должно быть представлено и то, и другое. А вы на себя примеряете, в чем вам комфортнее. Вы как бизнес-вумен доказываете, соперничаете и можете быть успешным. Это гораздо более затратно, чем быть (ну, я условно разделила женщин) бизнес-леди. Это сотрудничество, «я не добиваюсь, а достигаю, принимаю, рассуждаю, открываю». Женщина – это пространство. И когда мы соединяем – мужчина задает направление, а женщина это пространство осваивает, – получаются успешные проекты. Ну, можем и посоперничать.

Елена Иванова: Очень интересно, спасибо.

Татьяна Дьяконова: Абсолютно поддерживаю, но приведу другой аргумент. Крупные мультинациональные корпорации внимательно это изучают. И доказано…

Елена Иванова: Вы имеете в виду женское и мужское лидерство?

Татьяна Дьяконова: И доказано, что если в совете директоров есть женщины и их хотя бы 40% в составе…

Людмила Мосина: Ну, 40% – это много. Даже меньше. 15% – уже хорошо.

Татьяна Дьяконова: Если 40%, то это всегда более успешные корпорации, нежели…

Елена Иванова: А это про какие страны идет речь?

Татьяна Дьяконова: Это мультинациональные корпорации.

Наталья Починок: А здесь не про страны, а здесь про здоровье коллектива.

Татьяна Дьяконова: Да.

Наталья Починок: Здоровье коллектива – это очень важно.

Татьяна Дьяконова: Сейчас же меняется… Женщина – она более гибко подходит и быстрее перестраивается. Это так нам дано природой.

Елена Иванова: Но не верит в себя.

Татьяна Баскина: Верит, но не участвует в конкурсах.

Людмила Мосина: У нее другие задачи.

Валерия Касамара: Но нуждается в поддержке.

Елена Иванова: Нуждается в поддержке? Вот. Назовем это так.

Татьяна Баскина: Мы же только что все согласились, что инструменты оценки на конкурсе объективны и прозрачны. И если с использованием объективных и прозрачных инструментов у нас слишком мало девушек прошли тест по русскому языку…

Елена Иванова: Они просто даже не идут.

Наталья Починок: Татьяна, девчонок подало заявок меньше. И они более успешные были…

Елена Иванова: А по сравнению с первым годом больше стало во второй год?

Наталья Починок: Сейчас пока рано подводить итоги.

Татьяна Дьяконова: 12,3% подавали девушек заявки, а 12,5% вышли в победители. То есть даже чуть-чуть более успешны, чем мужчины. Просто изначально поверить в себя и пойти на этот конкурс… Либо нет желания.

Людмила Мосина: Здесь не только дело в уверенности.

Елена Иванова: Хорошо, спасибо. Ирина, вы что думаете по поводу женского лидерства, его специфики сегодня?

Валерия Касамара: Вы посмотрите на нее – улыбается. Вот именно женская энергия. К ней вопрос.

Ирина Захарова: Я, конечно, думаю, что женщине все возможности даны такие же, как мужчине. Это совершенно… Ну, это даже не требует вообще никакого доказательства. Другое дело, что есть некое социальное давление, наверное, на женщину, особенно если мы говорим, может быть, за пределами Московской кольцевой дороги, условно говоря. Ну, у женщины вот эти две роли, которые она должна совмещать… А она же в полный рост должна реализоваться дома и также в полный рост должна реализоваться на производстве, где она делает.

Валерия Касамара: Абсолютно.

Ирина Захарова: И это, конечно, намного более сложная задача, и нагрузка на нее намного больше – и психологическая, и физическая, и какая угодно. Собственно, поэтому, наверное, вот такой результат сейчас того, что мы имеем. Но мне кажется, что… Это то, что я хотела очень сказать, пока было ваше обсуждение. Совершенно классный еще один результат этого конкурса в том, что общество получает посыл, что это востребовано со стороны власти, со стороны государства, точнее, востребовано верить в себя, достигать чего-то и делать так, чтобы посредством результата каждого конкретного человека двигалась страна, котилось это колесо. Тут я думаю, что, конечно, девушек будет больше.

Елена Иванова: Хорошо, Ирина, спасибо. Да, пожалуйста.

Евгения Дмитриева: Я бы вообще с другой стороны посмотрела на вопрос. Я для себя не делю – мужское лидерство или женское лидерство. Лидерство для меня вообще ситуационное, потому что есть и разные типажи лидеров. Я всегда привожу такой, может быть, очень рафинированный пример, но всем знаком шкипер из мультфильма «Мадагаскар». Я думаю, большинство смотрели. Там Александр Овечкин и Стив Джобс – они все лидеры, но они абсолютно разные. Это просто подчеркивает то, что для меня это никак не зависит от пола, а это зависит от того, как мы проявляем себя в какой-либо ситуации. И если жить с этим осознанием, то появляется и вера в себя, и в то, что можно идти на конкурсы, и не только на конкурсы, а и дальше, и вперед.

Елена Иванова: Хорошо, спасибо, Евгения. Вот Наталья упомянула о том, что конкурс будет проходить ежегодно. Не будет ли это означать ухудшения уровня управленцев набираемых с каждым последующим годом? Людмила, как вы считаете?

Наталья Починок: Нет, ни в коем случае. Я вот хочу сказать… Все-таки вопрос наблюдательному совету, наверное, в первую очередь. Все требования, все, скажем так, механизмы отбора имеют такую высокую планку, с которой стартовал конкурс. Я очень надеюсь, точнее, уверена, что востребованность конкурса, инициатива подать заявку будет погружаться в маленькие города. И это будет, конечно, менять ситуацию.

Людмила Мосина: Мне кажется, этот вопрос очень уместен: удастся ли сохранить вот эту высокую планку… Я правильно поняла ваш вопрос, Елена?

Елена Иванова: Да, именно так.

Людмила Мосина: …если конкурс будет повторяться из года в год? Это очень такое точное наблюдение, потому что нередко в жизни первый опыт – мы все включаемся, мы все очень внимательны, а потом немножечко эта внимание утрачиваем. Но Наталья совершенно точно сказала: здесь так отстроены процессы, люди настолько вовлечены и настолько высока цена вот этой невнимательности, что, мне кажется, особенно не будет.

Но мне хочется слова привести: «Будьте до конца так же внимательны, как и в начале – и вы совершите невиданное». Это определенная культура, это определенный менталитет. И мне кажется, мы этому только учимся сейчас. И вот когда такие люди… Я очень рада, что девушки рассказали о примере, о ролевых моделях. Мне кажется, что мы не утратим этого, потому что те, кто прошел первыми, они будут включены, они будут поддерживать вот этот высокий стандарт.

Елена Иванова: Да, Валерия, пожалуйста.

Валерия Касамара: Здесь же вопрос еще о том, что если это не разовая инициатива… Мы начали с того, что предпринимается ряд мер. Мы как раз и говорим о том, что происходит институциализация процесса.

Людмила Мосина: Институциализация важна, да.

Валерия Касамара: Теперь мы понимаем, каким образом мы формируем эти кадры, как мы их отбираем, как мы над этим работаем. И тогда у общества не будет ожидания, что сделали это, например, в предвыборный год, а потом про это забудем. Оказывается – нет, не забыли, а продолжаем делать. И когда это становится системной мерой, для всех уже понятно, что те мифы отмирают постепенно. И мы понимаем, что в обществе заданы правила игры: если хочешь – значит делай. Алгоритм понятный. Мне кажется, мы стремимся именно к этому.

Татьяна Баскина: Да, и еще один факт в поддержку оптимистичной версии.

Елена Иванова: Да, пожалуйста.

Татьяна Баскина: Да поправят меня коллеги, но мой прогноз на то, что это не будет статично, и каждый год мы не будем в рамках конкурса оценивать, условно говоря, одну и ту же выборку под одни и те же задачи. Ожидается некоторая динамика. Да, качественные инструменты отбора и оценки неизменны. Я надеюсь, если смогут их обеспечить, то качество никак не может упасть. А задачи могут меняться. Могут какие-то ситуативные вещи добавляться, усложняться. Соответственно, подменяющиеся задачи будут и отбираться новые люди, и появляться новые люди.

Елена Иванова: Кстати, а какие нужны изменения все-таки? Татьяна, я понимаю, что вы очень любите этот конкурс, но все-таки что бы там нужно было изменить?

Татьяна Дьяконова: Например, одна из рекомендаций, которую многие участники высказали, и я очень надеюсь, что в финале и в полуфиналах это будет поправлено. Было очень приятно решать реальные задачи от наставников, то есть когда были кейсы от наставников. То есть были и задачи, которые мы решали, условно, теоретические, а были задачи конкретные. Конечно, эти конкретные задачи вызвали огромное удовольствие у ребят, что ты решаешь…

Елена Иванова: Это была какая-то командная работа, какие-то проекты именно, да?

Татьяна Дьяконова: Да. Весь конкурс построен следующий образом, что команды по 10 человек, которые постоянно меняются. Дают задачу, ты ее читаешь, сначала решаешь индивидуально, потом осуждаешь с командой и потом выдаешь командное решение. Вот приблизительно таким образом построен весь отбор. И я очень надеюсь, что в этом году будет больше задач от практиков, когда есть практические задачи, а ребята решают. Потому что хочется приносить пользу, вот мы об этом говорили. И прямо подобраны такие…

Татьяна Баскина: А еще какая будет отдача, когда ваши проекты, которые вы с наставниками делаете, когда они воплотятся, заработают. Мне кажется, это будет очень важный (в лучшем смысле этого слова) пиар-эффект.

Елена Иванова: Евгения, а вы бы что исправили, какие бы нововведения ввели на следующий год?

Евгения Дмитриева: Вы очень хорошо отметили, что все, кто участвовал в этом конкурсе, очень его любят. И я в том числе. Думаю, что да, практические задачи – это крайне важно в целом. Я, наверное, идеалист, потому что не вижу…

Людмила Мосина: Лена, а можно задать вопрос, не что лучше?

Елена Иванова: Конечно.

Людмила Мосина: Вот за вами пойдут еще другие люди. Вот учатся у нас на программе, сидит у меня в аудитории 30 человек, прошли курс лидерства. Они говорят: «Мы тоже хотим». Как к этому можно подготовиться? Вот как подготовиться людям, которые пойдут за вами? Дайте какие-нибудь три совета.

Елена Иванова: Именно к конкурсу подготовиться, вы имеете в виду, да?

Людмила Мосина: К конкурсу подготовиться, да.

Евгения Дмитриева: Знаете, наверное, не как подготовиться. Я думаю, к этому конкурсу подготовиться, с моей точки зрения, нельзя.

Людмила Мосина: Нельзя?

Евгения Дмитриева: Потому что для меня самое главное было и есть в этом конкурсе – это всегда не играть в кого-то, а быть собой. И все ребята, которые выиграли, с кем я общалась, я видела лично: не выигрывали те, кто пытался выстроить какую-то схему, попасть под компетенции или еще что-то. Эти люди…

Людмила Мосина: Может быть, что-то почитать, нет?

Евгения Дмитриева: Ну, почитать – это естественно.

Людмила Мосина: Что подготовить? Вот скажите, что сделать?

Елена Иванова: Историю, географию, литературу.

Евгения Дмитриева: Если только литературу, то мы тут можем остаться…

Татьяна Дьяконова: Не знаю, мой совет – это практические дела. То есть ты бери проект и делай этот проект, пробуй. То есть изменить можно все здесь и сейчас. Не нужно ждать каких-то больших историй, великих проектов. И чем больше ты пробуешь… Потому что очень много… Вот вчера мы на Форуме добровольцев тоже с ребятами общались, и подошел ко мне молодой человек и говорит: «Я и такую книжку прочитал, и другую, и пятую, и десятую». Понимаете, здесь важно не заиграться.

Людмила Мосина: Вот совет главный – не заиграться.

Татьяна Дьяконова: Изменение компетенций, если ты приращиваешь свою какую-то компетенцию, например, в лидерстве, то за год, по оценкам, ты можешь вырасти только на 1 балл в условной шкале, если ты этим очень усиленно занимаешься. Например, многие хотят публично выступать – и это важно, потому что чем выше ты поднимаешься, тем меньше у тебя инструментов. Порой у тебя есть один инструмент – это то, как ты выходишь перед командой, ты им говоришь, а они за тобой идут или не идут. Больше у тебя ничего нет.

И у меня многие спрашивают: «А как научиться выступать?» Надо выступать. Вот уроки лидерства – приходите. Школьники, дети – это та аудитория, которую не обманешь. И здесь они тебя либо принимают, либо не принимают.

Я проводила в «Сириусе» урок лидерства, и я безумно волновалась, потому что моими студентами были… моими ребятами были студенты и выпускники международных олимпиад. Честно, я пришла и сказала: «Ребята, я не знаю, чему я вас могу научить. Я преклоняюсь перед теми заслугами, которые у вас есть». Они два часа меня не отпускали, они задавали практические вопросы. И если ты читаешь только книжки и складываешь их на полочку или под подушку – ничего не будет. Вот ты прочитал один навык – и дальше его тренируй, пока он до автоматизма у тебя не дойдет.

Елена Иванова: Хорошо, Татьяна, спасибо. Я хочу Евгении еще дать возможность сказать, потому что совсем мало времени у нас остается. Дайте, пожалуйста, тоже совет. Как подготовиться?

Евгения Дмитриева: Главный совет – это оставаться самим собой. Это не только в конкурсе, а это и в жизни нужно обязательно делать. Просто это помогает всегда и везде. Про книги – я бы их все-таки не убирала на задний план, на полочку. Они нужны. Вот поддержу Таню в том, что теория и практика – все по классике. Читать нужно, и много читать. И сейчас огромное количество доступной информации.

Но дальше… Тоже поддерживаю, что не надо сидеть и ждать, когда придут какие-то проекты. Не надо сидеть и ждать: «Сейчас меня заметят, возьмут в компанию – и вот там я покажу и размахнусь». Надо идти и делать, и делать какие-то проекты, как мы уже обсудили, и социальной направленности, и профессионально развиваться. И тогда оно все само придет, а конкурс просто это подчеркнет, так скажем.

Валерия Касамара: Мне кажется, что вот то, про что девушки говорят – это надо свести к тому, что жить надо сегодня, здесь и сейчас, и не ждать, что я смогу чего-то завтра. Делай сегодня!

Елена Иванова: Хорошо, большое спасибо. Что же, очевидно, что новые лидеры России нужны, и они уже появляются. Нужно просто создать условия для их системной и правильной подготовки.

«ПРАВ!ДА?» на Общественном телевидении России. Спасибо, что смотрите нас. Всего вам самого доброго. До свидания.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Как сегодня выстроена система социальных лифтов?

Комментарии

Анатолий Сартаков
Достаточно долго шел конкурс "Молодые топ-менеджеры Урала". Наработан огромный пласт методов и технологий. Формально эта работа шла под эгидой полпредства. А сейчас обсуждается самый общий круг вопросов. Основная проблема - как подготовить управленца с действительно новым мышлением обойдена вниманием.
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты