Рост популярности онлайн-знакомств

Рост популярности онлайн-знакомств | Программы | ОТР

Что это: быстрый способ найти свою судьбу или последняя надежда для неудачников?

2020-10-27T17:30:00+03:00
Рост популярности онлайн-знакомств
Будущее рабочих профессий
Счастье быть родителем
Кому выгодно получать оплату наличными, а кому нет?
Служу России: как меняется отношение к вооружённым силам?
Придержите дверь: есть ли в России социальные лифты?
Ждать ли проверок многоэтажек?
Дискриминация: в возрасте ли дело?
Долги за ЖКХ придется вернуть?
Современная музыка: эволюция или деградация?
Судебная реформа: что нового?
Гости
Ольга Соловьёва
исследователь медиа и технологий НИУ ВШЭ
Лилия Найдёнова
директор брачного агентства «Кузница счастья» (г. Воронеж)
Евгения Зоткина
клинический психолог, кандидат психологических наук
Андрей Бурин
эксперт в области онлайн-знакомств

Мария Еременко, Рим (Италия): «Каждый раз, когда говорю, что я с мужем познакомилась в Сети, все очень удивляются. Я думаю, практически никто не верит, что онлайн можно познакомиться для каких-то серьезных отношений. Но я так думаю, что в целом знакомства онлайн – это ровно такие же знакомства, как и в обычной жизни. Просто это один из каналов знакомств.

Помню, что очень много людей, ну, мужчин, они пишут, конечно, сразу какие-то фривольные вещи. Но я не расстраивалась. Я знаю, что многие девчонки переживают, когда им сразу предлагают как бы недвусмысленный намек, что именно нужно от этой переписки, чего ждет мужчина. Но я больше старалась тренировать свое чувство юмора. И такого рода мужчинам, которые мне это писали, я как бы им отвечала, не краснела и не бледнела сразу при сомнительных предложениях.

Вот такая история. Думаю, что кто ищет – тот всегда найдет».

Варвара Макаревич: «Судьба и на печке найдет». Обрести личное счастье, не выходя из дома, становится все проще. И пандемия сделала значение онлайна еще большим.

Куда катится мир человеческих отношений? Как построить личную жизнь и при этом быть в безопасности? Обсудим все это, а главное – дадим практические советы сегодня в студии ток-шоу «ПРАВ!ДА?».

Меня зовут Варвара Макаревич. И вот мои гости сегодня:

Евгения Зоткина – клинический психолог. Заметила: ищут одних, а выбирают других.

Ольга Соловьева – преподаватель Высшей школы экономики. Знает, как алгоритм помогает найти настоящую любовь.

Андрей Бурин – эксперт в области онлайн-знакомств. Подскажет, как не нарваться на неприятности.

Лилия Найденова – директор брачного агентства. Уточнит, кому познакомиться сложнее всего.

Сайты знакомств сегодня – это огромный бизнес. И я даже видела прогнозы, что размер индустрии вырастет почти в шесть раз. Это были прогнозы на 2020 год, даже без учета пандемии. То есть мы все с вами знаем, что рынок огромный.

Лилия, а насколько это этично – зарабатывать на одиноких сердцах, практически на беде одиноких людей?

Лилия Найденова: Если честно, я не совсем согласна с тем, что брачные агентства либо какие-либо еще люди зарабатывают на одиноких сердцах. Здесь с таким же успехом мы можем сказать, что магазины зарабатывают на голодных людях: «Какие же они… Ай-ай-ай! У нас все голодают и идут в магазин за хлебом». В данном случае это как вариант помощи, а не вариант наживы. Это раз.

Во-вторых, большая часть тех же сервисов знакомств – они достаточно бесплатные. Поэтому, я думаю, по поводу этичности здесь все хорошо.

Варвара Макаревич: Евгения, хотелось бы все-таки продолжить еще разговор про деньги. Внутри самого бизнеса огромные обороты от рекламы. Кто-то внутри приложений, не стесняясь, рекламирует какие-то свои услуги. Я даже знаю, что некоторые мужчины выставляют фото ремонта и говорят: «Я классно делаю ремонт в квартире».

Но есть и мошенники, которые каким-то образом пытаются нажиться. Какие есть схемы, которые могут применить злоумышленники, чтобы как-то, не знаю, выманить деньги, например, из одинокой девушки, ищущей знакомство? Вот на чем он «играет», чтобы человека на что-то «раскрутить»?

Евгения Зоткина: Ну, как обычно, на человеческой уязвимости, на человеческих слабостях и, наверное, на базовой потребности. Люди искали и будут искать партнера, близкого человека, единомышленника – ну, как угодно можно называть. Если мы сейчас говорим об этих службах знакомств, о сайтах знакомств, то, конечно же, это возможность, новая возможность выбора, так скажем…

Лилия Найденова: А можно…

Варвара Макаревич: Я дам слово.

Евгения Зоткина: Это дает людям непорядочным возможность решить свои собственные проблемы, когда человек за этим… Ну, как и без интернет-ресурсов, есть люди порядочные и непорядочные, которые, вступая в отношения, предлагают вместо того, кем они являются, какие-то… Ну, условно, есть всегда у такого рода людей, у мошенников (назовем их так), свои корыстные цели, которые они используют. Это просто то, к чему человека можно всегда привлечь, воспользоваться его базовыми потребностями…

Варвара Макаревич: В общем, давят на уязвимые места?

Евгения Зоткина: Ну, это старо как мир.

Варвара Макаревич: Лилия, вы хотели добавить.

Лилия Найденова: Да, конечно. Дело в том, что для того, чтобы помогать своим клиентам, я сама являюсь членом нескольких сайтов знакомств, поэтому я прекрасно знаю, как это выглядит и что это такое.

Если честно, я полностью согласна с Евгенией. Так называемые мошенники используют, скажем так, слабые места, если можно так выразиться. Хотя я не считаю, что это слабые места. Обычно это желание людей помочь, это сострадание, это доброта и подобного рода вещи. Очень часто люди в итоге боятся проявлять какие-то чувства, какие-то эмоции, доброе отношение. Например, фраза «помоги» открывает очень многие двери для мошенников. Например: «Кинь мне 100 рублей на телефон. Тебе же не жалко. Ну подумаешь, ерунда», «Помоги еще в чем-то», – и подобного рода вещи.

Варвара Макаревич: Поняла вашу мысль, спасибо.

Лилия Найденова: Реклама про строительство – это еще хорошо, это хотя бы честно.

Варвара Макаревич: Ольга, а насколько сами приложения или сайты могут каким-то образом использовать ту самую информацию, которую мы оставляем в приложениях для знакомств? Не знаю, даже когда мы книги в Интернете покупаем, мы уже оставляем о себе кучу данных. А в приложениях для знакомств мы там еще целый круг интересов своих описываем. Вот эта информация может быть как-то использована в корыстных целях кем-либо?

Ольга Соловьева: Варвара, это очень хороший вопрос. Мне кажется, что любое приложение для знакомств следует рассматривать в контексте более широком – в контексте экономики внимания. И мне кажется, что приложение для знакомств – это та же самая социальная сеть, и продуктом этого приложения выступает пользователь.

Естественно, необходимо монетизировать этот бизнес, необходимо получать какую-то прибыль, для того чтобы он мог развиваться и поддерживать эту благую цель – помощь в поиске второй половины для людей. Но мы не должны забывать, что существует реклама, и за счет этой рекламы происходит, мне кажется, большая часть заработка среди компаний.

И вторая часть этого процесса – это, естественно, попытка удержать пользователя на платформе на максимальное количество времени. И, зная, кого человек лайкает, чего он хочет, можно манипулировать или пытаться настроить его пользовательский путь, сделать так, чтобы он купил платную версию или как минимум остался здесь надолго.

Варвара Макаревич: Мы сейчас обсуждали в основном случаи, когда взрослые люди приходят на платформы и понимают, что они ищут и зачем. Но есть даже паблики в различных социальных сетях, куда приходят подростки.

Андрей, а есть ли еще какая-то целевая аудитория, для которой нет приложения? Может быть, вы сейчас какую-нибудь идею для стартапа подкинете. Вот подростки идут в социальную сеть. Может быть, для кого-то еще нужно продукт создать?

Андрей Бурин: Ну смотрите. Наверное, все-таки для подростков сайтов знакомств нет не случайно – потому что это действительно не совсем безопасная среда для подростков. Как уже обсуждали, на сайте знакомств, как и в любой социальной сети, может быть достаточно большое количество людей с нехорошими намерениями. Кроме того, сам контекст сайта знакомств может быть не пригоден для молодой аудитории. Там может быть существенный сексуальный контекст в общении людей на сайтах знакомств.

Варвара Макаревич: Хорошо, с подростками разобрались. А есть ли еще какая-то группа людей, для которых нет сегодня приложения? Может, им нужно какое-то особенное?

Андрей Бурин: Я думаю, что такой аудитории сейчас нет, наверное, потому что сервисы знакомств, вообще индустрия знакомств – это одна из самых конкурентных сфер онлайн-бизнеса.

Варвара Макаревич: Ольга, вы хотели добавить?

Ольга Соловьева: Я хотела добавить, что совсем недавно, может быть, полгода назад я видела заметку о том, что существует такое приложение Kinder. Это приложение-симулятор для детей, которое позволяет пробовать возможности искать другого человека онлайн. То есть это Tinder для детей. Возможно, это была какая-то шутка, но такую заметку я читала.

Варвара Макаревич: Интересно! Лилия, у вас тоже был какой-то комментарий.

Лилия Найденова: А вот как раз у меня возникают проблемы с людьми, которые инвалиды. Если честно, я не знаю какого-то приложения, какого-то сайта, куда можно данным людям обратиться. Они звонят мне, а я, к сожалению, ничем не могу им помочь. Я бы с удовольствием узнала какой-нибудь такой сайт, где они могли бы друг с другом познакомиться.

Варвара Макаревич: Ольга, а вы такой сервис знаете?

Ольга Соловьева: Я хотела бы согласиться здесь с Лилией, потому что, действительно, такого сервиса нет. Одна из моих студенток проводила исследование, чтобы понять, какие особенности платформ необходимы для людей с ограниченными возможностями в поиске своей второй половинки. Это очень важное направление, мне кажется, для развития.

Хотя, с другой стороны, почему это должно быть отдельное приложение? И стоит ли их делать такими узкоспециализированными?

Варвара Макаревич: И как-то диверсифицировать, да.

Лилия Найденова: Я думаю, если бы мы сделали узкое приложение, то в дальнейшем, адаптировавшись здесь, люди могли бы выйти в общий поток.

Варвара Макаревич: Я вас поняла, спасибо. Интересные комментарии.

Хочется сказать о том, что в целом сегодня появился целый новый вид зависимости: люди сидят на сайтах знакомств или в приложениях. И очень страшно! Не хочется и самому сойти с ума, и не хочется наткнуться на психа. Так вот, как этого избежать – обсудим далее.

Евгения, действительно читала, что есть уже такой новый тип психической зависимости: люди сидят, они продолжают разглядывать анкеты, что-то выбирать. Это действительно страшно? И можно ли это как-то лечить? И нужно ли?

Евгения Зоткина: Хороший вопрос, прекрасный вопрос! Дело в том, что… Почему он предпочитает листать анкеты, а не ходить с какой-то компанией в реальный мир? И тут есть какие-то исследования. Может быть, они не столь значимые. Во всяком случае, люди неслучайно предпочитают это интернет-перебирание. Обычно это люди, имеющие сложности с реальным общением. Или они не имеют интересной компании, так скажем. Или у них действительно есть сложности просто с коммуникацией. Они предпочитают никуда не ходить, а вот такое бесконечное просматривание вариантов, с тем чтобы на самом деле бессознательно ничего не выбирать. Они как бы в процессе. И само нахождение в процессе их вполне устраивает. Понимаете? Это раз.

Второе. Люди действительно… Ну, для кого-то… Я не буду говорить про сегодняшнее время, в котором мы оказались, про сегодняшнюю ситуацию, когда действительно очень сложно, многое закрывается. И вообще остаются какие-то периоды, когда единственная возможность – это интернет-общение. Человек, да, проводит много времени, потому что для него это интересно – это листание.

Варвара Макаревич: Ну, какая-то иллюзия выбора и действия вроде бы.

Евгения Зоткина: Ну, я говорю, чаще процесс занимает человека больше, чем результат.

Варвара Макаревич: Я вас поняла, спасибо. Интересный комментарий.

Ольга, вы хотели дополнить.

Ольга Соловьева: Я хотела бы немножко поспорить. Дело в том, что это называется «тиндер-эффект». Буквально пару лет назад появился этот термин, который объясняет нам эту реальность – почему человеку интереснее листать профили вместо того, чтобы идти в реальный мир и смотреть на людей, встречаться с ними. Во-первых, мы получаем серотониновый, дофаминовый всплеск во время этого просмотра.

Варвара Макаревич: От того, что мы с кем-то совпадаем? Или просто даже от просмотра?

Ольга Соловьева: Начиная от просмотра. Мы любим смотреть на лица других людей. Нам интересно, чем люди занимаются. Это базовый принцип работы социальных сетей.

Здесь мы получаем реальную анкету. И нам не нужно тратить большое количество усилий, чтобы изучить ее. И мы листаем этих людей. Подключается процесс геймификации. И каждый match, каждое сердечко и взаимный лайк – это победа. Естественно, это какие-то гормональные реакции, это эмоциональные реакции. И это происходит в очень комфортной среде. И нам не хочется никуда выходить.

Варвара Макаревич: При этом прилагается минимум усилий.

Кстати, интересно… Вот мы с вами обсуждаем, как построить личную жизнь в онлайне. А тем временем в государстве тоже обеспокоены вопросами построения семьи и отношений. Наверняка вам знакомо имя Тамары Плетневой – это глава Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Так вот, она призывала блокировать приложения для знакомств и вспоминала про сватов как раз, про знакомства в транспорте – в общем, такие старые методы, скажем так, которые всегда действовали и работали.

Андрей, на ваш взгляд, алгоритм, прописанный алгоритм может заменить это знакомство в трамвае, я не знаю, в баре, в конце концов?

Андрей Бурин: Дело в том, что сервисы знакомств не призваны заменить эту часть жизни. Они всего-навсего помогают создать некий список подходящих претендентов для встречи в офлайне. Реальное знакомство, конечно, должно происходить не в телефоне и не на сайте, а именно в реальной жизни.

Варвара Макаревич: Но они действительно показывают мне подходящих кандидатов? Или якобы подходящих мне кандидатов, которые как-то «подгоняются»? Вот где тут грань?

Андрей Бурин: Существует огромное количество разных алгоритмов, которые пытаются сделать выбор наиболее эффективным. Но на самом деле, наверное, не существует ни одного универсального способа. Люди слишком разные. И все алгоритмы, которые есть, они упрощенные, очень сильно упрощенные. Чтобы получить действительно существенный и качественный результат, нужно, наверное, будет проходить какие-то опросники длиной в часы. То, что есть на сайте, в основном, конечно, служит для того, чтобы упростить начало общения.

Варвара Макаревич: Кстати, интересно, что люди все-таки выходят из онлайна, конечно, чтобы встретить людей вживую. Есть еще такой интересный формат – speed dating, скоростные свидания. Давайте посмотрим, как это происходит.

Евгения Румянцева, Москва: «Дорогие мальчики и девочки! Всем советую хотя бы один раз сходить на вечеринку быстрых свиданий. Это повышает самооценку просто нереально! Это заряжает эмоционально. Это дарит новые знакомства. Даже если вы не станете друзьями, возможно, в профессиональной сфере вы пересечетесь и будете друг другу полезны в дальнейшем.

И это очень полезно для тех, у кого есть какие-то комплексы, кому тяжело познакомиться с девушкой, подсесть к ней в кафе, угостить чашкой кофе. На вечеринке быстрых свиданий идет такая мощная прокачка этого навыка знакомства с девушкой. Ну, аналогично, я думаю, девушка после такой вечеринки быстрых свиданий может запросто подойти к парню и познакомиться с ним, если он ей понравился. Короче, рекомендую всем».

Варвара Макаревич: Лилия, у нас есть такой радужный отзыв. А на самом деле бывают ли какие-то неудачные примеры? Люди встретились – и все пошло не так!

Лилия Найденова: Я так и думала, что вопрос ко мне. Значит, по поводу speed dating. Я здесь с Ольгой буду согласна: это как элемент геймификации. Заметьте, даже девушка в интервью говорит о том, что знакомства, знакомства, знакомства… То есть в итоге получается, что нам нужны только знакомства.

Я все-таки призываю поставить цели знакомства, а не количество знакомств, потому что количество – это всего лишь количество. Как только… У меня даже есть специальная техника, которую я показываю своим клиентам. Мы должны кого-то найти, с кем-то познакомиться, потом в дальнейшем сходить на свидание, то есть это уже офлайн-формат. Затем – серия свиданий. Потом какие-то решения принимают: «Будем мы вместе или не будем? Пара мы или нет?» И так далее. В итоге мы приходим к семье, свадьба или еще какие-либо договоренности. И люди живут вместе.

Когда мы начинаем перебирать людей и когда мы начинаем знакомиться, знакомиться, знакомиться… Понимаете, сайты знакомств прекрасно выполняют свою функцию. Это знакомство. Но это не создание семьи. Вот эта фраза «создание семьи в онлайне» – ребята, это смешно. Включаете вы сайты знакомств, не включаете, все соцсети подключаете, интернет запретите в стране – понимаете, это не путь к созданию семьи, это совершенно разные вещи.

И здесь я с Евгенией полностью согласна. Здесь вопросы к личности человека, к личным проблемам данного человека. Поэтому то, что бывают варианты неудачных знакомств – да. И что значит «неудачное знакомство»? Это знакомство, которое… Ты ждал, что оно пройдет вот так, а оно прошло по-другому.

Варвара Макаревич: У вас есть какой-то конкретный пример, вот прямо история?

Лилия Найденова: Если прямо история, что касается сайтов знакомств, то у меня были очень плачевные истории. Мне рассказывали несколько мужчин разные вещи, когда приглашают на свидание девочку. В итоге этого мужчину избивают, предъявляют ему то, что она несовершеннолетняя, требуют деньги и вымогают. Я, кстати, знала одного человека, которого на семь лет в итоге посадили.

Варвара Макаревич: Так себе свидание, честно говоря, в общем.

Лилия Найденова: Есть вариант, когда человека в ресторане на энную сумму «развели», на обед, непонятно зачем. То есть смысл был в чем?

Варвара Макаревич: И интересно, что в основном в ваших историях пострадавшие – мужчины.

Ольга, вы хотели высказаться. Нам действительно нужны не приложения для знакомств, а приложения для отношений?

Ольга Соловьева: Я хотела сказать, что сейчас главная проблема, мне кажется, сегодня – это проблема выбора, проблема изобилия выбора. И здесь я абсолютно согласна с Лилией.

Лилия Найденова: Синдром большого числа, да.

Ольга Соловьева: В этом плане новые технологии нам дают точку доступа к этому бесконечному выбору, поэтому мы остаемся в состоянии вечной неудовлетворенности. Получается вот эта неудовлетворенность, получается усталость – усталость от приложений, усталость от свиданий, усталость от постоянного поиска и постоянных знакомств.

Поэтому каждому нужно определиться с тем, какова же все-таки финальная цель. Либо найти какой-то другой заменитель. Это может быть та же самая сваха, которая просто-напросто ограничивает выбор. Или это может быть волшебное число, когда вы понимаете, что после энного количества просмотренных профилей вы останавливаетесь и начинаете искать личность среди выборки людей.

Варвара Макаревич: Мне кажется, пришло время перейти к практическим советам. Оставайтесь с нами. Обсудим, как оставаться в безопасности и как правильно построить свой профиль. Смотрите.

Во многих западных странах существуют разные придуманные системы безопасности. В частности, в Англии и в Штатах, например, в некоторых барах и ресторанах есть такой тайный код: можно заказать коктейль «Анджела» или позвать Анджелу – это значит, что вам сотрудник ресторана вызовет такси. Становится понятно, что вы на каком-то свидании, где вы не чувствуете себя безопасно.

Евгения, есть ли какие-то советы? Что делать? Как себя вести? Вы пришли на свидание и понимаете, что вам некомфортно. Может быть, вам что-то угрожает. Может быть, вам просто психологически некомфортно. Как правильно эту ситуацию решить?

Евгения Зоткина: Вы знаете, мне кажется… Я не могу сказать, что есть какие-то конкретные советы, потому что это зависит, конечно, во-первых, от личности человека, который пришел, насколько он способен говорить о своих желаниях и нежеланиях в социально приемлемой форме. Если он понимает, что ему человек не нравится, то насколько он готов из-за политкорректности провести свое время и не обидеть другого человека? Или ему совершенно все равно, он готов просто сказать: «О’кей. Все, до свидания. Я ушел».

Варвара Макаревич: Но можно же придумать какую-нибудь «отмазку»: «Ой, мне только что написала мама, срочно нужно ехать, чтобы помочь», – например.

Евгения Зоткина: Я же говорю, что каждый человек решает в каждый момент времени для себя, насколько для него важно сохранять уважительное отношение к другому человеку. Или ему не интересно. Для него это действительно какой-то перебор объектов, которые он подбирает просто исходя из того, что это бесконечно стремящаяся… Он не понимает сам, что он хочет. И если сразу его объект не устраивает и он не расположен к этому, то он для себя принимает решение: «Мне не интересно».

Варвара Макаревич: И он вообще сразу уйдет.

Евгения Зоткина: Вопрос фантазии, еще раз говорю, какого-то воспитания, внутреннего мира, насколько человек может деликатно из этой ситуации выйти – я не знаю, позвонить, эсэмэска или сказать: «Извини, ты отличный парень, но я…» Но обычно, как правило, люди все-таки находят…

Варвара Макаревич: …какую-то приемлемую форму.

Андрей, я читала, что есть еще такой совет: когда договариваются о свидании, то лучше, чтобы девушка выбирала место для свидания, чтобы это было место, которое ей комфортное, которое она знает, представляет его визуально. Это действительно так? Это дает чувство безопасности?

Андрей Бурин: Как уже мы слышали истории, не только девушки могут попасть в сложную ситуацию, могут попасть и мужчины даже. Поэтому в любом случае желательно для первого свидания выбирать какое-то публичное место.

Лилия Найденова: Я полностью согласна, да.

Андрей Бурин: Наверное, в идеале сказать: «У меня будет только полчаса. Может быть, мне удастся задержаться», – чтобы можно было после этого получаса комфортно покинуть свидание. То есть, безусловно, нужно ожидать лучшего, но готовиться к худшему – тогда худшее не произойдет.

Варвара Макаревич: Ольга, пожалуйста.

Ольга Соловьева: Очень важно сказать, что человек, который испытывает какую-то опасность или испытывает какой-то дискомфорт во время этого свидания, он в первую очередь должен понять это и признать сам себя, и не чувствовать никакого давления, никаких необходимостей следовать социальным нормам; и в этот же момент уходить, каким-то образом обернув это, чтобы это было достаточно прилично, но ни в коем случае не оставаться через силу и не продолжать эту эскалацию некомфортной ситуации.

Варвара Макаревич: Наверное, действительно очень важный момент, который прозвучал: нужно понимать, что ты ищешь, с кем ты хочешь познакомиться. Люди для этого пользуются разными сервисами. Я хочу предложить посмотреть еще одно видео про быстрые свидания.

Дмитрий Щеглов, организатор быстрых свиданий: «Кто туда приходит? В принципе, все. Все, кого вы видите на улице, приходят на speed dating. Все, кому интересны отношения, кто настроен на то, чтобы найти себе пару. Там можно найти не только пару, но еще и друга, знакомых. Можно найти человека, с которым вы сможете провести досуг, отправиться в путешествие. То есть выбор очень большой. Но отличает speed dating от каких-либо других форматов знакомств или общения то, что люди настроены серьезно. Туда приходят люди именно для того, чтобы познакомиться друг с другом».

Варвара Макаревич: Ольга, действительно ли чем-то отличаются все эти сервисы? Есть приложения, есть брачные агентства, есть сайты знакомств, есть быстрые свидания. Туда ходит разный контингент? И кто куда, если да?

Ольга Соловьева: Наверное, все-таки немножко будет различаться социология разных приложений и сайтов для знакомств. Почему Tinder стал таким популярным? Потому что он изначально был «заточен» на более узкую аудиторию – на молодежную аудиторию – и был выпущен в виде приложения в первую очередь. Поэтому по практике диффузии технологий каждая технология сначала привлекает какую-то очень определенную аудиторию. Мне кажется, что, да, будет различаться социология пользователей, но не радикально. То есть в самом начале появления это будут разные люди, а потом разница, эти различия будут размываться.

Варвара Макаревич: Андрей, сейчас вопрос, которого, возможно, ждут многие телезрители, да и мне самой интересно. Как же правильно заполнить свой профиль – неважно, будь то приложение или сайт? Как это сделать грамотно?

Андрей Бурин: Надо, конечно, отнестись к заполнению профиля очень серьезно, потому что это то, с чего начнется знакомство с вами огромного количества пользователей, среди которых могут быть те люди, знакомство в офлайне с которыми может дать очень хороший результат.

Варвара Макаревич: А что значит «отнестись серьезно»? Что туда можно и нужно написать, а что нужно оставить за скобками?

Андрей Бурин: Чем больше вы напишете – тем лучше. Однако не стоит писать никакой личной, персональной информации, никаких адресов, телефонов. Некоторые пытаются в своем профиле написать свой телефон, ожидая, что таким образом им удастся перевести общение в какие-нибудь бесплатные сервисы. Тем не менее, таким образом они себя подвергают существенной опасности. Пишите все что угодно, все что, как вам кажется, отражает ваш внутренний мир, кроме того, что можно использовать против вас.

Варвара Макаревич: У нас есть «Советы бывалого» – так назовем эту рубрику. Давайте посмотрим.

Ольга Нестерова, Москва: «Что касается секретов успеха, то все достаточно просто. Если вы хотите быть заметным, если вы хотите, чтобы вас лайкали – будьте самими собой, будьте легкими. Выставляйте фотографии живые, чтобы вас было видно, а не десятилетней давности, не с фотосессии, где вы вся такая в «леопарде», вы такая вся мадам Жози, а в жизни вы ходите в кедиках и в драных джинсиках. Просто не надо создавать еще одну инстаграмную страничку, где все вылизано, красиво и идеально».

Варвара Макаревич: Лилия, с одной стороны, нам советуют выделиться и быть не таким, как все, но при этом быть самим собой. А с другой стороны, чем рискует выделившийся? Есть ли какие-то риски и опасности?

Лилия Найденова: Ну давайте начнем с того, что на сайтах знакомств на самом деле следующий порядок: сначала действительно пользователи смотрят твою фотографию (и я согласна с оппонентом, что это должны быть какие-то живые фотографии), а уже потом – анкету. И только когда эти два фактора совпадут, тогда человек, может быть, тебе напишет. Поэтому в данном случае, да, это нужно, то есть это должно быть.

По поводу выделившихся. Мне очень нравится история, когда один человек, который где-то меня на сайте знакомств нашел и мы вышли в офлайн, он сказал: «Ты знаешь, я сразу понял, что у тебя серьезные намерения и что ты знакомишься не для того, чтобы провести ночь, а с серьезными намерениями». Я говорю: «Странно. А почему?» Он говорит: «Потому что у тебя ничего не выпадало и ничего не было сильно видно», – если вы поняли, про что я.

Варвара Макаревич: Мы догадались.

Лилия Найденова: То есть иногда люди думают, что если… Однажды моя знакомая, психолог, она показала мне профиль своей клиентки и говорит: «Слушай, что не так? Почему ей пишут странные мужчины?» Там были три фотографии, очень естественные. Одна – в восточном стиле, танцами занимается человек. Вторая – там практически ничего не было закрыто. И третья – совсем интересная, очень живая, на которой она нагнулась и где-то сидит. Я говорю: «Слушай, солнышко, ну по этим фотографиям видно, что у человека очень давно ничего не было и очень хочется».

Варвара Макаревич: Тут намек понятен.

Лилия Найденова: Собственно говоря, неудивительно, что подобного рода люди ей писали. Поменяла просто фотографии – и наладилась вся эта история. Поэтому…

Варвара Макаревич: Лилия, закончите мысль.

Лилия Найденова: Я имею в виду, что по отклику людей можно понять, что происходит.

Варвара Макаревич: Правильно или неправильно ты все сделал.

Лилия Найденова: Это во-первых. Во-вторых, можно у них спросить: «Почему ты так сделал?» Так тоже иногда бывает результативно.

Варвара Макаревич: Евгения, вот был пример про женские фотографии, когда можно заподозрить в несерьезных намерениях. А как, например, по анкете или по фотографиям мужчины понять, что он настроен серьезно?

Евгения Зоткина: Вообще в любой форме подачи себя, когда люди знакомиться, они стараются, так скажем… Есть такое выражение «показ сильной масти» – лучших своих качеств. Более того, эти лучшие качества именно этому человеку кажутся хорошими – с учетом культурного контекста, с учетом того, что востребовано в обществе. Поэтому человек, в принципе, иногда составляет свой портрет исходя из того, каким бы он хотел, чтобы его видели, но с учетом востребованных качеств сегодняшнего дня. И зачастую…

Вообще почему столько разочарований бывает? И не только в онлайн-знакомствах, через онлайн-общение, но и в живом общении, когда люди каким-то образом знакомятся, они каким-то образом проецируют свои желания на этот подвернувшийся объект (я бы так назвала). И потом происходит разочарование, потому что в этой области очень много фантазийного. Человек все равно время, исходя из многих слагающих, какие его личные представления…

Варвара Макаревич: А реальность может не совпасть с придуманной картинкой?

Евгения Зоткина: Реальность вообще никогда не совпадает с придуманной картинкой. Более того, если мы реальные, если мы живые… Почему происходит вообще на самом деле разочарование? У нас, наверное, очень мало времени…

Варвара Макаревич: Да, время поджимает уже.

Евгения Зоткина: Потому что на самом деле это собственная проекция ожидания. И какое-то время ни один человек вживую или в онлайне не видит реального человека. Понимаете? И это проблема на самом деле, и она неизбежна. Человек через какое-то время, когда сталкивается с реальным, не придуманным, не с его собственной проекцией, разумеется, он разочаровывается. Отношения – это все то, что остается после идеализации. Насколько он способен эту реальность выносить?

Варвара Макаревич: И уже работать с реальным человеком, а не с картинкой.

Лилия, вы хотели добавить.

Лилия Найденова: Буквально две секунды. Я полностью согласна с Евгенией. Когда мы читаем в соцсетях, на сайтах знакомств сообщения от человека, мы вкладываем туда ту интонацию, тот смысл, который есть у нас. А особенно когда это непонятные смайлики – мы им даем ту интерпретацию, которую мы хотим. Какой-то «привет», просто «привет» – а мы уже какое-то значение придаем этим словам.

Варвара Макаревич: Это даже в обычной переписке происходит, да.

Лилия Найденова: Да, да, да, совершенно верно. Поэтому и разочарование. Действительно, я полностью согласна с Евгенией, никогда фантазия с реальностью не совпадает. На то она и фантазия.

Варвара Макаревич: Ольга, вам слово.

Ольга Соловьева: Позвольте мне добавить буквально два совета. Первый – добавить в своем профиле какую-то строчку, фразу, которая позволит человеку, увидевшему ваш профиль, вам написать, какую-то такую зацепку. Это может быть кратко сформулированная ваша мечта. Это может быть какая-то культурная отсылка. Это может быть любимая песня. Это может быть любимый фильм. Что-то, что поможет начать диалог.

И второй совет – экспериментировать с заполнением профиля и смотреть, какие люди лайкают вас, что получается, какие совпадения происходят в результате пользования этим приложением. И адаптировать себя, разговаривать с партнерами, с теми людьми, с которыми вы завязываете переписку: что им понравилось, а что им не понравилось. И не стесняться в этом эксперименте находить тот самый образ, который будет совпадать – то, как видят вас, и то, как вы видите себя.

Варвара Макаревич: Андрей, а стоит ли сразу в анкете обозначать, для чего я вообще нахожусь на этом сервисе? Или лучше сначала добиться взаимной симпатии, взаимного лайка, а уже потом объяснять – хочу я сразу троих детей или можно один раз увидеться и больше никогда не встречаться?

Андрей Бурин: Ну, это зависит от ваших целей, от того количества времени, которое вы готовы инвестировать в поиск партнера.

Варвара Макаревич: Ну, честнее и правильнее. С точки зрения анкеты и приобретения знакомств, есть ли какая-то стратегия?

Андрей Бурин: Это именно с этим и связано. Если у вас есть достаточно времени и энергии на кастинг большого количества претендентов, то, наверное, лучше не сужать потенциальную аудиторию и сразу не писать, что первое, что вы хотите сделать – это пожениться. Потому что любые серьезные отношения в любом случае начинаются с флирта, со знакомства, с похода в кино и так далее. А там – как пойдет.

Однако, если вы сильно заняты карьерным ростом и у вас очень мало времени на знакомства, то, может быть, и имеет смысл определить, что вас не интересуют знакомства на одну ночь, легкий флирт, а вы ищете человека, который тоже пришел сюда, чтобы найти себе пару. Но, наверное, выбор тогда будет у вас меньше.

Варвара Макаревич: Есть еще одна категория, которую хотелось бы успеть обсудить. Почему-то так, не знаю, складывается или такое впечатление складывается, может быть, что женщинам 45+ уже сложнее заводить какие-то отношения. Лилия, почему это происходит? Есть ли какие-то объяснения?

Лилия Найденова: Если честно, на мой взгляд, это так называемый социальный шаблон. Давайте не путать форму и содержание. То есть сайты знакомств и любые приложения – это форма. А содержание им придаем мы самостоятельно.

И очень часто у людей более старшего возраста есть больше историй, которые позволяют им заниматься так называемой самосохранностью, не создавая новые отношения, либо знакомиться, знакомиться и знакомиться, где-то в мечтах думая, что это серьезные знакомства, она занимается поиском своего мужа. Мне рассказывали про женщину, которая три года на сайте знакомств… Она ходит на свидания каждый день от одного до трех раз.

Варвара Макаревич: Так это уже прямо работа полноценная!

Лилия Найденова: Я с вами полностью согласна. Это крайне тяжело, на мой взгляд. Так вот, я к тому, что за это время она не просто никого не нашла, а еще и стала циником. То есть ей очень легко теперь отшить мужчину, не чувствовать дискомфорта, когда что-то происходит. То есть обиду, которая была на ее мужа, она переносит на других мужчин. Очень удобная история.

Варвара Макаревич: Да, так называемый перенос.

Лилия Найденова: И еще. Моя научная работа так и называлась: «Одиночество как форма психологической зависимости». Я знаю 12 способов одинокого поведения. Это совершенно бессознательное поведение, которое сохраняет одиночество и позволяет человеку не иметь отношений.

Варвара Макаревич: То есть люди бессознательно сами себе выбирают этот путь?

Лилия Найденова: Бессознательно, совершенно верно. То есть они приходят на свидания – в лучшем случае. В худшем они вообще говорят: «Людей же нет, никого вокруг нет».

Варвара Макаревич: Лилия, я вас поняла, спасибо.

Ольга, вам такой вопрос. Был какое-то время спрос на «кукол Барби», назовем так. Сейчас тренд вроде бы уходит, есть какой-то запрос на других девушек. Если коротко сформулировать, то кто сейчас в топе спроса, какие девушки и какие мужчины?

Ольга Соловьева: Среди респондентов, с которыми мы общались, когда изучали платформу Tinder, мы пришли к выводу, что всех интересует некоторое содержание, которое имеется за картинкой, потому что люди приходят с определенным сформулированным намерением – они хотят найти партнера для долгосрочных или для краткосрочных отношений. Конечно, хочется разговаривать, хочется не только смотреть на кого-то.

Скорее всего, да, мы хотим чего-то большего от сайтов знакомств, потому что мы начинаем в них верить. И если раньше это было некоторое пространство стигматизированное, то сейчас это реальная практика, с которой сталкиваются все – от совсем молодых людей до людей в возрасте.

Варвара Макаревич: Ольга, подытожив ваши слова, можно сказать, что главное – это содержание, а не форма. И мне почему-то после всего этого обсуждения вспомнилась фраза мультяшного героя: «Желаю счастья в личной жизни! Пух», – так она звучала в мультфильме.

У каждого из моих гостей сегодня была своя правда. Кто из них был прав – решать вам. Подписывайтесь на нас в социальных сетях, лайкайте, обсуждайте наши темы вместе с нами. С вами была Варвара Макаревич. Мы увидимся совсем скоро на Общественном телевидении России.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Что это: быстрый способ найти свою судьбу или последняя надежда для неудачников?