Туристический оброк

Гости
Ольга Санаева
вице-президент Российского Союза туриндустрии
Николай Калмыков
директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС, кандидат социологических наук
Юрий Щегольков
генеральный директор НКО «Фонд развития малых исторических городов»
Алексей Романов
член экспертного Совета по туризму Совета Федерации ФС РФ
Сергей Кривоносов
депутат ГД РФ
Ярослав Кабаков
директор по стратегии компании «Финам»

«Собирать налогов больше, чем абсолютно
необходимо, значит заниматься
узаконенным грабежом».

Калвин Кулидж

Юрий Алексеев: Программа «ПРАВ!ДА?» в эфире Общественного телевидения России. Здравствуйте! Меня зовут Юрий Алексеев. И вот о чем будем говорить сегодня:

Идея налога на выезд за границу возникает в России с завидной периодичностью. Недавно с этим предложением выступила Ассоциация предпринимателей по развитию бизнес-патриотизма. Организация предлагает взымать 500 рублей с граждан России и с иностранцев каждый раз при пересечении границы. Введение налога, по их мнению, поможет возродить туристическую отрасль внутри страны и повысить ее конкурентоспособность.

Юрий Алексеев: Справедливости ради, схожие формулировки о том, что сбор поможет возродить туристическую отрасль страны, звучали и раньше, когда предлагали ввести курортный сбор. Его ввели в прошлом году в качестве эксперимента в четырех регионах. И вот теперь «налог на пересечение границы» – так он называется.

Друзья, вначале, чтобы обозначить ваши позиции, налог на пересечение границы – да или нет? Прямо коротко. Ярослав, начнем с вас.

Ярослав Кабаков: Ну, я бы не говорил, что всем гражданам России, но для иностранных граждан я бы с удовольствием такой налог ввел.

Юрий Алексеев: Сергей?

Сергей Кривоносов: Я считаю дополнительное налогообложение излишним.

Юрий Алексеев: Алексей?

Алексей Романов: На мой взгляд, это не совсем правильная формулировка – пересечение границы. Я бы обозначил эту тему как выездной налог. И безусловно, как альтернатива курортному сбору.

Юрий Алексеев: Николай?

Николай Калмыков: Я думаю, что у нас и так хватает налогов. И лучше заниматься стимулированием внутреннего туризма, а не попыткой создавать заградительные меры.

Юрий Алексеев: Юрий?

Юрий Щегольков: Я резко против. Это приведет только к ухудшению ситуации. Никаких сборов, налогов. Ну, извините, это плохо.

Юрий Алексеев: Ольга?

Ольга Санаева: Категорически нет, потому что еще один излишний барьер.

Юрий Алексеев: Ну, логично спросить самих авторов этой идеи. Мы приглашали в студию представителей Ассоциации АВАНТИ. Нам ответили, что никого в студию прислать не могут, сославшись на занятость. Поэтому, к сожалению, будем без представителей этой организации. Хотя организация любопытная. Впервые собственно в инфополе она появилась так ярко. До этого тоже была замечена, можете загуглить и узнать много интересных персонажей, которые в рамках этой организации фигурируют. Но вот будем вынуждены без них обсуждать, в частности налог на пересечение границы.

Вот сразу вопрос. Меня поправляли – въездной, выездной. Там же обозначено пересечение границы, то есть до конца не понятно. Только ли 500 рублей возьмут, если будем выезжать из России, или же за возвращение домой тоже надо будет платить?

Алексей Романов: Мне трудно сказать, какую мысль вкладывали авторы, как вы называете, этого закона, вернее, предложения об этом поборе. Идея сама по себе не нова. Еще чуть более двух лет назад выступал с предложением введения выездного налога именно в преддверии принятия закона о курортном сборе. То есть в период обсуждения этой темы делалось такое предложение о взимании выездного налога с туристов, выезжающих за рубеж на отдых. Ведь, по сути, та обеспеченная часть нашей аудитории, которая едет семьей за границу, ну, платит, допустим, 1 000 евро за свой отдых десятидневный с семьей. По большому счету, им без разницы – платить или 1 000 или 1 010 этих евро. То есть 100 долларов или 101. Понимаете, да?

Юрий Алексеев: Тут же очень побеспокоило граждан страны, которые теперь, чтобы в Турцию съездить и отдохнуть, должны будут что-то платить.

Алексей Романов: Вы знаете, дело в том, что, мотивируя необходимость введения курортного сбора, сумма которого будет направлена на инфраструктуру, на озеленение территорий и так далее, на мой взгляд, ремонт дорог, озеленение парков, набережных, проведение коммуникаций к тем же туристическим объектам – это дело не туристов, которые наряду с государством призваны вкладывать в нашу инфраструктуру, а это, наверное, дело хозяйствующих субъектов.

Юрий Алексеев: Ну, про курортный сбор еще обязательно поговорим. Ярослав, вы тоже сказали, что поддерживаете, в принципе, эту идею. Объясните свою точку зрения.

Ярослав Кабаков: Ну, я больше, наверное, поддерживаю с точки зрения того, что введение налога на иностранных туристов, наверное, больше опять же локально на конкретных туристических направлениях, нежели чем при пересечении границы – в этом отношении, мне кажется, идея очень интересная. Почему? Потому что мы знаем, что такие налоги присутствуют, в Европе особенно активно развиваются.

Плюс ко всему, если мы посмотрим развитие туристической отрасли по крупным мегаполисам Москве и Санкт-Петербургу, то у нас сейчас активный приток из Китая. Соответственно, идет развитие инфраструктуры, в том числе с представителями тех же самых стран. Мы где-то отдаем инфраструктуру, где-то бюджеты недополучают в виде налогов, так скажем, опять же по различным трансфертным договоренностям между потоками этих туристов. И в этом отношении, мне кажется, локально по городам, где интересно – с точки зрения того, чтобы привозить туристов, развивать туристическую отрасль.

Почему я не верю в то, что как-то можно развивать это локально, что какие-то местные предприниматели что-то получают? Туризм – это огромнейшая отрасль, которая требует огромнейшего капитала, привлечения населения. И если локальные бюджеты будут получать с этого потока небольшой доход – я думаю, что это очень интересная идея для вот таких городов по усовершенствованию инфраструктуры и так далее.

Юрий Алексеев: Юрий, вот обратил внимание, что однозначно «за»… Здесь в студии даже, может быть, кто-то внутри и подумывает поддержать эту идею, но открыто об этом не говорит, потому что это ну просто какого-то своего рода политическое самоубийство в ситуации, когда НДС уже 20%, растут цены на бензин, девятки яиц и подобные истории. «Еще вот давайте 500 рублей за въезд и за выезд». А не кажется ли вам, что подобная история может быть вообще таким информационным шумом? Сейчас мы пошумим, сейчас мы активно обсудим – и все, ситуация рассосется?

Юрий Щегольков: Вы знаете, я немножко пиарщик по своему образованию.

Юрий Алексеев: И знаете, как такие штуки делаются.

Юрий Щегольков: Я никогда не слышал про эту ассоциацию до этого. Надеюсь, и не услышу больше.

Юрий Алексеев: Эта ассоциация в Крыму еще предлагала улицу именем Владимира Путина назвать.

Юрий Щегольков: Да, красивый информационный повод. Тема важная, тема больная, реально больная тема, которая касается въезда и выезда, туризма в стране. Потому что туризм – это одна из растущих отраслей экономики, одна из немногих растущих отраслей экономики, с одной стороны. А с другой стороны…

Юрий Алексеев: Именно внутренний туризм вы имеете в виду?

Юрий Щегольков: Да, именно внутренний туризм. И въезд у нас действительно растет, и нельзя об этом не сказать. Но, с другой стороны, сделать яркое и красивое заявление, чтобы потом в этой студии, в СМИ заявляли, что какие-то люди что-то такое предложили… Они предложили – и мы про них забыли. А мы сейчас это обсуждаем. Ну, это хорошая тема, чтобы обсудить то, что на самом деле любой дополнительный сбор… Я просто бы обратил внимание на то, какие сборы уже сейчас платят операторы и к чему это приводит, какие обременения накладываются на участников рынка. Отельеры – 49 проверок у них. Ну, какие-то такие цифры, да? И как развивать бизнес в такой ситуации? Как у них это получается все-таки, мы не будем говорить.

Я просто отмечу один очень маленький факт. Вот с точки зрения… возьмем немецкого туриста…

Юрий Алексеев: …который собрался к нам приехать.

Юрий Щегольков: …который собрался куда-то на восток. У него два варианта – Украина и Россия. Две страны, которые находятся в состоянии войны. Но одна находится дальше, и туда нужна виза, и виза дорогая. Другая находится ближе, и виза не нужна, ближе в два раза примерно по расстоянию. Храмы, примерно те же самые церкви, примерно те же самые традиции исторические. Не будем спорить, кто древнее, но Киев – тоже древний город, очень древний город, да?

И когда мы говорим: «Уважаемый немецкий турист, заплати еще за посещение Москвы, Питера и Золотого кольца – вот здесь 10 долларов, тут 10 долларов. Плюс вроде бы небольшие 50…» «Ну, они же богатые, давайте мы с них эти деньги возьмем». А когда этот немецкий турист выбирает, куда ему ехать – там, где надо платить плюс 50, добавляя еще стоимость транспорта и проживания, которые недешевые у нас, или в эту Украину, когда без визы, все нормально, то он поедет туда. И они едут туда.

Юрий Алексеев: Вот Алексей говорит, что не сильно большая там доплата для европейца, 50–100 евро.

Юрий Щегольков: Тем не менее мы можем смотреть на те страны, которые на бывшем постсоветском пространстве демонстрируют колоссальный турист. Я имею в виду Грузию, Латвию и ту же самую Украину. И с них надо брать пример и смотреть, а что они делают с точки зрения развития туризма. Они вводят дополнительные сборы, налоги, пытаются еще что-то сделать? Потому что весь этот налог упадет на туроператоров, а не на людей, которые так или иначе поедут.

Юрий Алексеев: Но у нас же постоянно возникают идеи под тем или иным соусом – организовать какие-то сборы, чтобы эти деньги были переведены на развитие этой отрасли.

Юрий Щегольков: Вы знаете, у Минфина есть очень хороший ответ. Я помню, когда было какое-то очередное предложение, они сказали: «Вы знаете, затраты на осуществление самого сбора, на его контроль, на разработку…»

Юрий Алексеев: Софт, бухгалтерия.

Юрий Щегольков: Да. «Они будут выше, чем вы соберете этих денег».

Юрий Алексеев: Николай, вы что думаете по этому поводу, что можете добавить или возразить?

Николай Калмыков: Слушайте, на самом деле сборы дополнительные… Наоборот, обратная ситуация совершенно – нам необходимо создать условия, когда мы будем стимулировать и наших внутренних туристов, в том числе не только как физических лиц, но и нужно стимулировать работодателей, чтобы они могли вкладываться, инвестировать в своих сотрудников, отправляя их на оздоровительный отдых и так далее. Это во-первых.

Во-вторых, если мы говорим об иностранцах, например, опять же нужно создавать условия, когда мы будем конкурентоспособны. Давайте будем честными – у нас далеко не идеальная пока еще инфраструктура для организации отдыха иностранцев. Давайте сделаем так, чтобы у нас было дешевле, и за счет количества у нас пойдет больше денег. А будет больше денег – будет укрепляться инфраструктура.

Некоторые курорты мы уже привели в порядок. У нас действительно есть хорошие курорты горнолыжные, зимние – да, пожалуйста, можно съездить, совершенно разные. Есть экологический туризм. Мы смогли отстроить, построили маршруты, определенные работы. Но об этом мало кто знает. Об этом будут знать, если это будет растиражировано как информация о совершенно доступном отдыхе. Потому что вот эта иллюзия «богатые европейцы» – многие смотрят по уровню зарплаты, но забывая, сколько у них налогов, взносов и всего прочего, на выходе остается очень немного. Поэтому немецкий бургер – он очень экономный, это правда так.

А китайцы, которые едут, если кто-то сталкивался с этим туризмом, они приезжают очень четко по своей программе, они за пределами вообще ничего не делают. Они приехали, прошлись по программе, которую купили. И очень экономно это делают. Но в рамках нее, да, они оставляют деньги, которые опять же идут в магазины, кафе и так далее. Это вернется нам опять же и в бюджет с помощью налогов. Давайте с этой точки зрения смотреть. Не нужно создавать дополнительные барьеры. Наоборот – нужно стимулировать, в том числе, может быть, снимать какие-то налогообложения, давать льготы системным операторам различным, которые могли бы ввозить сюда массово иностранных туристов, которые будут тратить деньги здесь.

Юрий Алексеев: Вы сказали, что в различных регионах и так появляется инфраструктура. У нас есть небольшая статистика, ее провел ВЦИОМ в сентябре 2018 года. Вопрос звучал следующим образом: «Как за последние пять лет в России изменились условия для отдыха и досуга?» «В лучшую сторону», – ответило более половины респондентов, 51%. «В худшую сторону», – ответили 10% респондентов. «Не изменились эти условия в принципе», – сказали 22% респондентов. Ну и затруднились ответить 17%. То есть «в лучшую сторону» – еще раз, 51%.

Николай Калмыков: Ситуация объективно улучшается, это правда, но до идеала нам очень далеко. Я сам за последний год был в 50 регионах. Да, действительно создается. А кто-нибудь знал, что в Ханты-Мансийске есть курортная зона?

Юрий Алексеев: Я надеюсь, мы об этом сегодня поговорим и раскроем «темные дыры».

Николай Калмыков: Есть. И точно такие же зоны есть в других регионах. Я просто для примера говорю. Коллеги-специалисты просто понимают, а обычный человек не всегда об этом знает, а иностранец тем более.

Юрий Алексеев: Сейчас, когда много говорят об этом въездном/выездной налоге, в том числе обращаются к опыту Японии. Японцы в начале этого года ввели выездной налог для всех – и для своих граждан, и для туристов. Он будет составлять порядка 10 долларов.

Николай Калмыков: А цена путевки знаете какая туда средняя?

Юрий Алексеев: Так?

Юрий Щегольков: Выездной налог? Опять же въезд или выезд?

Юрий Алексеев: Нет, именно на выезд из страны. Цена путевки? Ольга, вам есть что возразить на это?

Ольга Санаева: Нет, ну я уже сказала, что нет категорически, потому что эти все иные какие-то поборы, ведь на сегодняшний день… И вообще тема очень странная, правда. Потому что так много каких-то проблем, которые надо решать…

Юрий Алексеев: И люди дико напряглись – еще и тут с них будут копеечку забирать. Это один человек – 500 рублей. А четыре члена семьи?

Ольга Санаева: Не очень понятно. Какое-то вброшенное предложение от какой-то неизвестной ассоциации. Странно.

Юрий Алексеев: Ну, давайте тогда опыт Японии попробуем обсудить: 10 евро с каждого, ну, 10 долларов, если в пересчете на американскую валюту, с каждого, кто будет выезжать из страны. И эти деньги направят на туристическую отрасль.

Ольга Санаева: Вы знаете, если мы возьмем перечень всех стран, то найдем всякие разные «чудеса». Но это же не значит, что нужно обязательно следовать всему, что есть в мире. Наверное, нужно искать какие-то интересные случаи (это то, о чем Юрий говорил), которые приводят потом к повышению турпотока. Это гораздо важнее.

Юрий Алексеев: Ну, у японцев очень серьезная статистика, связанная с повышением турпотока.

Николай Калмыков: Япония на первом месте по количеству смертей на рабочем месте, на одном из первых мест.

Юрий Алексеев: По поводу турпотока. Собственно, для чего все было сделано?

Николай Калмыков: Зачем им куда-то уезжать, если они могут работать? Ментальность, возможно. То есть мы можем очень много гадать – почему. Там есть объективные внутренние причины.

Юрий Алексеев: Рассказываю свою точку зрения. 2011 год, знаменитое цунами, «Фукусима» – провал турпотока. Японцы как-то решили вернуть туристов в свою страну. Задача была выполнена каким образом? Появились сильно дешевые билеты в Японию, значительно упростили процесс получения визы в эту страну для соседних государств. В итоге, по данным, на прошлый год уже 30 миллионов человек посетило эту страну. У нас, по-моему, 25 миллионов человек, если я не ошибаюсь, да?

Ольга Санаева: Так вот, наверное, стоит задуматься сначала, что-то сделать для того, чтобы этот поток возрос, а потом уже думать…

Юрий Алексеев: А к 2020 году – 40 миллионов.

Николай Калмыков: Сначала цену снизьте, доступность, логистику организуйте, а потом уже – налоги.

Юрий Щегольков: Если сравнивать нас с Японией, то у нас катастрофы происходит с завидной регулярностью, чаще, чем «Фукусима». И нам, с этой точки зрения, давно пора отменять визовый режим и что-то делать с «Аэрофлотом», который является практически монополистом, с ценами и с нашим авиарынком, который совсем уже… Вот сейчас вспоминали Ханты-Мансийск. Вы знаете, что билет Москва – Ханты-Мансийск стоит в среднем 10 тысяч, и из Ханты-Мансийска по Югре билет тоже стоит 10 тысяч. Компания-монополист, да.

Юрий Алексеев: Я на Камчатку очень хочу, но даже боюсь смотреть, сколько стоит туда билет.

Николай Калмыков: Давайте вместе копить.

Юрий Щегольков: Так вот, у них катастрофа – они делают маневр. Когда японцы что-то делают, они делают… ну, они понимают: «У нас ужасно негативная история, прекрасно помнят «Фукусиму». Надо что-то делать». Вот они делают. Это государственная политика. У нас проблема со стратегическим менеджментом в туризме, у нас государственной политики как бы нет. Ну, она есть где-то какая-то, но она на такие вызовы не отвечает. А вот когда это происходит, мы должны действительно смотреть – менять визовый режим, облегчать, упрощать, а не говорить: «Нет, у нас принцип взаимности с Европой. Вот они враги, и мы враги».

Опять же, не буду вспомнить… точнее, вспомню сейчас Украину. Отменяют, потому что им нужно. Грузия – отменяют, потому что им нужен этот турист, это для них является системообразующей отраслью экономики. Мы тоже об этом говорим, что это системообразующая отрасль экономики. А если взять мировой рейтинг, вот есть такой всемирный рейтинг конкурентоспособности в сфере туризма, то у нас уровень государственной политики в сфере туризма – это 120-е место. У Зимбабве лучше. Это реальный факт.

Юрий Алексеев: Что меня больше всего восхитило в истории с японским налогом на выезд? Что это первый налог, принятый в стране за 27 лет. То есть насколько ребята подумали и проанализировали, и приняли решение именно этот налог ввести.

Сергей, вы что думаете по этому поводу? Ну, Краснодар по-прежнему пользуется популярностью у туристов. Вы говорите, что неплохо бы либо выездной налог ввести, либо курортный сбор – то есть создать какую-то статью регулярного пополнения этого бюджета, которая будет направляться на развитие отрасли.

Сергей Кривоносов: Ну, я такого не говорил. Я хочу по порядку. Во-первых, любой вид налога дополнительного ограничивает конкуренцию, нарушает права. Почему граждане так отреагировали? Потому что так и до железного занавеса недалеко.

Юрий Алексеев: Еще забыли про книжечку под названием Конституция, где написано – свободный въезд и выезд.

Сергей Кривоносов: Да. Когда принимался нами в Госдуме закон о курортном сборе, я тоже выступал с критикой. Как правило, из практики международной, дополнительные налоги вводят те страны, у кого уже все развито, рынок туристический, и тем самым они регулируют какие-то процессы. У нас на сегодняшний день Москва и Санкт-Петербург – достаточно развит рынок туризма, а остальные регионы – пока, к сожалению, недостаточно. И наша задача – сделать так, чтобы снизить себестоимость. И действия совместные бизнеса и государства должны быть направлены на снижение себестоимости, соотношения цена/качество. И мы над этим должны работать. И мы работаем.

Совершенно недавно… вы, наверное, знаете о том, что было принято непростое решение о подчинении Ростуризма от Минкультуры Министерству экономического развития. Я сегодня проводил совещание с главой Ростуризма. Потом у нас была встреча рабочая в Министерстве экономического развития. Непростая ситуация, переходный период, но государство над этим работает. И еще раз подчеркну: над этим должно работать государство и бизнес совместно. Но никак не граждане, потому что когда у людей возникает желание еще дополнительно с граждан собрать какие-то деньги – ну, это просто неприемлемо.

Юрий Алексеев: Курортный сбор, коль уж о нем заговорили. Насколько это эффективная история?

Сергей Кривоносов: Да, что касается курортного сбора, скажу вам. По той информации, которую мне сейчас предоставили, мы собрали в Краснодарском крае 100 с копейками миллионов.

Юрий Алексеев: Курортный сбор на Алтае, в Краснодаре, Ставрополье и Крыму, да?

Сергей Кривоносов: Ну, это, конечно…

Юрий Алексеев: 100 миллионов рублей – курортный сбор по итогам года?

Сергей Кривоносов: Да. Это, конечно, для пятимиллионного края, ну вы понимаете, капля в море. Но вопрос даже не в этом, а вопрос в том, как он собирался. Вот я, допустим, лично летом столкнулся в Ставропольском крае, когда курортный сбор собирался отдельно за наличные средства, и непонятно какие подтверждающие документы. Для иностранцев это вообще дикость!

Юрий Алексеев: Ну, это как история с Остапом Бендером, который деньги за вход в «Провал» брал.

Сергей Кривоносов: То есть получается, что мы приняли закон, но налоговая к этому закону была не готова, и все это… Мы будем, конечно, поднимать вопрос, вносить поправки. И на сегодняшний день в бюджете на ближайшее три года мы приняли решение о том, что более 25 миллиардов заложено на развитие туризма.

Юрий Алексеев: Бюджетных денег – 25 миллиардов?

Сергей Кривоносов: Бюджетных средств, да. Вот как раз мы сейчас обсуждаем этот переходный период: как сделать так, чтобы эти средства, субсидирование регионам, расходовались более эффективно, чтобы мы увидели? Потому что предыдущая федеральная целевая программа, где было потрачено более 25 миллиардов, она была направлена только на развитие инфраструктуры. Но у нас на сегодняшний день (и правильно коллега говорит) проблемы есть более важные – это транспортная доступность, это снижение себестоимости и конечной цены средств размещения.

Посмотрите, что происходило в ближайшее время. Мы отлично провели лучший в истории Чемпионат мира по футболу, мы провели Олимпийские игры. И при этом, когда правительство понимало, что уже ситуация очень серьезная, было принято решение о том, чтобы ограничить по ценам на билет и по размещению. Тогда, конечно, мы получили результат. То есть люди уехали довольные, и не наступило разочарования. Так эта ситуация происходит каждый курортный сезон в разных туристических центрах. И мы сейчас будем предлагать и продолжать эту работу, чтобы нам не приходилось обсуждать вот такие инициативы.

Юрий Алексеев: Ольга, что Российский союз туриндустрии думает об этой радости? Еще 25 миллиардов, оказывается, придут в туристическую отрасль. Радость наступит?

Ольга Санаева: Радость наступит, но нужны какие-то все равно еще системные и проблемные вопросы решать. В любом случае, конечно, это хорошо, потому что необходимо и продвижение, все равно и инфраструктура, и транспортная логистика, и транспортная инфраструктура. Много вопросов.

Просто еще хочу остановиться – въездной и выездной. Вот это постоянное держание в черном теле выездного туризма – мне кажется, все это некий негатив, понимаете, какой-то. Потому что, наверное, выездной с внутренним должны быть не вместо, а все-таки вместе. Страна достаточно северная, люди хотят отдыхать у моря, люди хотят ездить и смотреть какие-то иные страны. Это хорошо, это здорово.

Не надо все время говорить, что выездной туризм – это какое-то зло, а въездной и внутренний – вот только его. Наверное, приоритеты, да, но, наверное, все вместе. Потому что на сегодняшний день стать туроператором на самом деле практически невозможно, сегодня запрет на профессию. Потому что мы должны войти в реестр и должны получить страхование. Так вот, уверяю вас, если вы проанализируете и просто решите (вот какой-то новый туроператор, который хочет, желает выйти на рынок), то у вас ничего не получится. Вы не войдете в реестр и не застрахуетесь.

Юрий Алексеев: Это не забота о туристах, чтобы люди не обожглись?

Ольга Санаева: Нет, это не забота о туристах.

Сергей Кривоносов: Да, я еще хочу добавить, что система льготного кредитования для малого и среднего предпринимательства работает – и это тоже определенные шаги в этом направлении, чтобы привлечь инвестиции для развития индустрии.

Юрий Алексеев: По поводу целевой программы, о которой вы говорили. Одна программа закончилась, она работала с 2011-го по 2018 год. Сейчас приняли новую программу.

Сергей Кривоносов: Еще не приняли.

Юрий Алексеев: Работают над этим. Вы обозначили сумму в 25 миллиардов рублей. А там, по-моему, тоже около 25 миллиардов было собрано?

Сергей Кривоносов: Да. Я же сказал, что предыдущая…

Юрий Алексеев: Какие-то конкретные примеры хочется услышать. Что все-таки было сделано? И куда потрачены вот те 25 миллиардов наших налоговых денег, которые мы заплатили?

Сергей Кривоносов: Сейчас как раз парламент занимается контролем по выполнению. У нас работает подкомитет по туризму Государственной Думы, который я возглавляю. И мы приглашаем поэтапно представителей разных регионов, прокуратуру, Счетную палату…

Юрий Алексеев: Это вы спрашиваете об отчетности, куда были потрачены деньги?

Сергей Кривоносов: Об отчетности. Ну, вы же спрашиваете про результат. И еще раз хочу отметить, что, конечно, эта работа продолжается, программа еще не закончена, еще в 2019 году будет происходить завершение. Но еще важнее (и мы как раз разговаривали с коллегами) сейчас создать ситуацию, при которой у регионов уточненная стратегия развития появится, потому что…

Юрий Алексеев: Ну, это такие общие слова, которые, в принципе, ни о чем не говорят для людей обычных.

Сергей Кривоносов: Почему? Я вам объясню.

Николай Калмыков: Тут нет политики, это правда.

Сергей Кривоносов: Нет, я вам объясню. Необходимо сделать так, чтобы каждый регион понимал, сколько гостиниц ему нужно построить, сколько ресторанов, какие транспортные возможности. И вот здесь не должно быть места случайности.

Юрий Алексеев: Так об этом никто и не спорит. А что конкретное было сделано с 2011 года, чтобы туриндустрия поднялась? Алексей, вот вы как руководитель группы компаний что заметили сами?

Алексей Романов: Сделано многое, кстати.

Юрий Алексеев: А конкретно? Какие регионы расцвели после этого?

Алексей Романов: Если брать регионы, то и в том же Сочи, и на Алтае моем любимом, и в Карелии. Я просто много езжу по России, регулярно в режиме передвижения нахожусь и вижу. Примеров достаточно много. И благо, им частные инвесторы, вот люди, у которых хватило ума заработать деньги, бизнесмены, и они, безусловно, были за рубежом, много ездили, и они понимают, какой сервис должен быть, какой должен быть объект размещения, набор услуг и так далее, и так далее. И они вкладывают. Сейчас очень много частных объектов размещения строится во всех регионах.

Юрий Алексеев: То есть строят отели, например?

Алексей Романов: Строят отели, базы отдыха.

Юрий Алексеев: Соответствующие международным стандартам?

Алексей Романов: Фермерские хозяйства с туристическим привкусом.

Юрий Алексеев: Ну, это частники. А государственные деньги куда потрачены?

Алексей Романов: Частный инвестор, вкладывая свои деньги в инфраструктуру, строя объект, он должен понимать. У него хватило ума заработать деньги, и у него наверняка хватит ума не выбросить их. Поэтому там развивается все, наверное, как и должно быть. Совершенно другой менеджмент, продвижение и так далее, и так далее. И тем не менее все равно, вопреки этим красивым лозунгам и заявлениям с высоких трибун, практически… далеко не все решается.

Вот я, будучи еще директором журнала «Отдых в России», который мы с партнерами издаем с 2004 года, мы решили провести такую маленькую авантюру. Сделали два письма – в Сочи в администрацию и туркам в Турцию, в Министерство по туризму – с предложением: «Мы – группа частных инвесторов, компания, хотели бы приобрести на берегу моря землю для строительства туристско-рекреационного объекта». Там разные варианты были.

Юрий Алексеев: И кто отреагировал быстрее?

Алексей Романов: Было приложение к этому письму, что мы хотим, как видим и так далее. Из Турции с нами связались буквально через несколько дней, через представителя Министерства туризма, ну, туристического представителя здесь, в России, который приехал к нам в офис, в редакцию на Пушкинской.

Юрий Алексеев: В общем, ребята ухватились за эту идею моментально.

Алексей Романов: «Мы готовы вас отправить, приезжайте к нам в Турцию, мы вас встретим, покажем все варианты».

Юрий Алексеев: А сочинские?

Алексей Романов: Три раза мы отправляли с периодичностью две-три недели письмо в администрацию Сочи – ответа нет и по сей день.

Николай Калмыков: Можно я продолжу?

Юрий Алексеев: Да. Тем более вы этот вопрос серьезно изучали, как эта программа работала.

Николай Калмыков: На самом деле очень интересно. Сейчас, ну, на той неделе у Краснодарского края вывешен был реестр инвестпроектов, и там было 130 проектов. Это то, что я нашел. Из них есть в том числе несколько связанных с возможностью таких территорий, как вы обозначили. Но на самом деле, когда заходите на информацию именно по Сочи, то там четыре проекта. Четыре проекта на весь большой Сочи, которые сейчас висят на сайте. Это правда. В моем понимании, с точки зрения работы с инвесторами и партнерами, это катастрофа. Потому что когда приезжаешь в определенные страны, которые активно работают с инвесторами – не знаю, Кипр тот же самый активно работает, Таиланд очень много работает…

Юрий Алексеев: Вот так обхватывают инвесторов.

Николай Калмыков: Они везде вам предложат объекты и для инвестиций, и для покупки, и для всего. То есть это ассортимент, это маркетинг. На самом деле правильный специалист, ответственный за инвестиции в регион либо в город, он должен быть просто очень хорошим продажником, будем честными. Он должен действительно просто работать как бизнесмен, который заинтересован в том, чтобы привести деньги в свой город, в свой регион. И он за это должен получать, возможно, даже премии дополнительные, может быть, если он смог привести инвестиции. Но этой системы мотивации сейчас нет, к сожалению.

Юрий Алексеев: Ну а с другой-то стороны, зачем напрягаться, если ЦБ и Минфин прекрасно стимулируют внутренний туризм? Мы сами знаем, сколько сейчас доллар и евро стоят. От поездок за границу отказались просто многие.

Николай Калмыков: Стимулировать тоже можно по-разному. Можно широким пластом по всем, а можно таргетированно по конкретным целевым аудиториям, по конкретным территориям, регионам и проблемам.

Юрий Алексеев: Вот у нас есть статистика – ТОП-5 курортных направлений российских туристов, куда люди ездили летом 2018 года. Пойдем с конца. Италия – полмиллиона туристов съездило. В Абхазию – 800 тысяч. Турция – 3,5 миллиона. Крым – 4,5 миллиона туристов побывало. И Краснодарский край – ну, почти 10,5 миллиона.

Николай Калмыков: Абсолютно кривая статистика. Она не имеет реального соотношения никакого.

Юрий Алексеев: Это у нас данные аналитического агентства «ТурСтат».

Юрий Щегольков: Да, вообще.

Юрий Алексеев: Прокомментируйте тогда.

Ольга Санаева: Нет, Турция…

Николай Калмыков: Ну смотрите, давайте посмотрим Абхазию. У нас туристов в Абхазию зачастую как можно посчитать? Там организованных туров очень мало. Люди просто переходят через границу. Я был летом, смотрел. Ситуация очень простая.

Юрий Алексеев: Дикарями.

Николай Калмыков: Он пошел один раз на экскурсию, и все, но он уже турист. А он живет, вообще-то, в Сочи, к примеру. Это одна ситуация. Есть люди, которые ездят самостоятельно. Допустим, у нас очень большой процент покупки самостоятельно билетов в тот же Таиланд, высокий процент. Опять же здесь не учтена сезонность. Есть разные периоды времени…

Юрий Алексеев: Речь идет о лете.

Николай Калмыков: Смотрите, нужно рассматривать статистику и смотреть в сравнении разные сезоны, потому что погода…

Юрий Алексеев: Хорошо. А Краснодарский край лидирует по количеству туристов?

Николай Калмыков: В период определенный – да.

Юрий Алексеев: Да, летом, летом.

Ольга Санаева: Конечно.

Николай Калмыков: Но опять же мы смотрим другие периоды, есть другие регионы. Мы зимний туризм не учитываем, а сейчас в Сочи полно туристов.

Юрий Алексеев: Вы говорите, что Турция выше Абхазии?

Ольга Санаева: Нет, я имею в виду, что выше этой цифры.

Юрий Щегольков: Понимаете, проблема в чем?

Ольга Санаева: Что с чем сравнивать?

Юрий Щегольков: Ситуация, когда в стране нет туристической статистики…

Юрий Алексеев: Ну понятно. Каждая контора предоставляет свою статистику, а объективных цифр нет.

Сергей Кривоносов: Муниципалитеты завышают, конечно.

Юрий Щегольков: Туризм – это мелкий и средний бизнес. Мелкий и средний бизнес по нашим правилам отчитывается раз в три года. За эти три года компания рождается, снимает какие-то свои прибыли и умирает. И она не отчитывается. Это раз.

Юрий Алексеев: Да, понимаем, о чем идет речь.

Юрий Щегольков: Вторая история. Туризм по всем кодам, ОКВЭД и так дальше – это 29-й или 54-й приоритет нашего Госкомстата. Или как он сейчас называется? Возьмем Испанию – там отдельный существующий институт статистику испанского туризма. Испания – страна номер один в туризме, опять же по всем рейтингам, мировым рейтингам. Статистика – это та база, вокруг которой мы что-то можем говорить о потоках, куда люди поехали, что они хотели, что они купили, сколько у нас средний чек составляет, какие налоги они с этого заплатили. Когда у нас нет статистики, у нас нет этой информации. А раз нет информации, мы можем только гадать.

Юрий Алексеев: И вот это чистой воды гадание?

Юрий Щегольков: Абхазия – 800 тысяч?

Юрий Алексеев: Да, прокомментируйте.

Юрий Щегольков: Ну, это бред. Понимаете? У нас Суздаль один, город Суздаль отчитался о том, что у них миллион человек. И я им верю, потому что они считают по количеству проданных билетов.

Юрий Алексеев: Вот это аналитическое агентство «ТурСтат», цифры оттуда брали.

Алексей Романов: Вы знаете, согласно этой таблице Краснодарский край должен был за это лето, только за это лето получить несколько миллиардов курортного сбора. А где они?

Николай Калмыков: Еще у нас есть граница с Китаем, они туда-сюда ходят. Наверное, они тоже могут учитываться туристами.

Сергей Кривоносов: Нет, я скажу, что у нас очень большой процент, к сожалению, особенно в Краснодарском крае, тех предпринимателей, которые в тени находятся, не платят налоги. А те, кто платят, занижают показатели. И поэтому, конечно…

Юрий Алексеев: Суровая российская действительность.

Сергей Кривоносов: Ну, это, я думаю, не только российская действительность. Просто вопрос в том, что как раз сейчас мы работаем уже с новым министерством, какие мы должны шаги предпринять, чтобы все-таки вывести из тени очень большой сектор. Может быть, даже я буду поднимать вопрос о том, что нужно снижать налоги, но чтобы их реально платили.

Юрий Алексеев: Это как раз задача государства – все то, о чем вы говорите.

Сергей Кривоносов: Да. Вот мы и работаем над этим.

Юрий Алексеев: А скажите, пожалуйста, такой популярный у многих продукт all inclusive – нужен ли он в России? И что с этим происходит сейчас?

Ольга Санаева: Он очень специфичен.

Юрий Алексеев: Как-то левый фланг сразу выдохнул! Потому что?

Сергей Кривоносов: Он необходим, конечно.

Ольга Санаева: Потому что в каких-то случаях он необходим и востребован, а в каких-то случаях абсолютно не нужен. Если мы говорим о пляжном отдыхе, о семейном отдыхе, он востребован для семей с детьми, для тех, кто проводит значимую часть в отельной зоне, это интересно.

Юрий Алексеев: То есть наших соотечественников из той же Турции мы переманить можем?

Юрий Щегольков: Есть понятие resort, да? Это курортная зона, которая не предполагает, что люди… То есть там аквапарки, там все есть. И там это пакет.

Ольга Санаева: Если это что-то большое.

Юрий Щегольков: Ну, это система продаж.

Юрий Алексеев: Ну конечно. Семью повез куда-нибудь, купил пакет – и все, ни о чем не думаешь.

Юрий Щегольков: По сути, это all inclusive, восемь видов в Турции… Ну, такая система есть.

Николай Калмыков: Конкурентная ситуация.

Юрий Щегольков: Кто-то захочет и будет там продавать.

Николай Калмыков: Ничего в этом плохого нет, ничего особенного нет.

Алексей Романов: Дело в том, что ряд отелей Краснодарского края и в Крыму сегодня предлагают размещение как на базе завтрака, так и all inclusive.

Юрий Алексеев: Ну, пансиона, как это называется.

Алексей Романов: «Жемчужину» возьмем в Сочи или в Крыму ряд отелей

Юрий Алексеев: Но массово этот продукт не предлагают.

Алексей Романов: Такой выбор – без питания, завтра или all inclusive. Наверное, какой-то промежуток времени должен пройти. И это будет лакмусовая бумажка для того, насколько востребовано это предложение. Мое личное мнение, что all inclusive – да, безусловно, наверное, он должен иметь свое предложение, но мне кажется, что это необязательно.

Юрий Алексеев: Ну, необязательно… То, о чем вы говорите. Допустим, Краснодарский край, гостиница с all inclusive стоит гораздо дороже, чем пять звезд в той же Турции.

Сергей Кривоносов: У нас же есть конкуренты – это Турция и Египет, где возможности отдыха намного шире, в том плане, что природные условия. И поэтому, если мы не будем конкурентоспособный продукт создавать по соотношению цена/качество, то мы, конечно, не сможем быть конкурентоспособными на международном уровне.

Николай Калмыков: Мы очень сильно отстаем в одном сегменте, простите, в сегменте, связанном с суперэкономным сегментом для молодежи. Европа, между прочим, очень большие деньги на этом имеет, внутри Евросоюза имеет оборот очень большой. Мы в этом плане очень сильно отстаем. Потому что наша российская молодежь, студенты не всегда могут позволить себе отдохнуть внутри страны. Это катастрофа.

Юрий Алексеев: Про молодых – это отдельный вопрос.

Николай Калмыков: Это даже катастрофа не про деньги, не про туризм, а даже просто про политический вопрос.

Юрий Алексеев: Сейчас об этом обязательно поговорим, потому что это важно. Ярослав, я у вас хочу спросить: вы поедете в российский all inclusive? Ничего вас не пугает в этом словосочетании?

Ярослав Кабаков: Да я, честно говоря, не рискнул бы, наверное.

Юрий Алексеев: Так?

Ярослав Кабаков: В принципе, могу сказать, что лично мои родители предпочитают отдыхать в России. Я предпочитаю отдыхать… не то что даже отдыхать, а я бы даже отметил, что текущая направленность туризма все-таки связана с какой-то самореализацией, то есть что-то где-то посмотреть, чему-то научиться и так далее и тому подобное. С этим, конечно, у нас в России очень сложно. Я имею в виду, что развитие именно такой инфраструктуры на местах очень сильно ограничено.

Кстати, отмечу, что мне не понравилось в предыдущем разговоре по поводу 25 миллиардов. Вот вы как бы сами себе представляете? Мы 25 миллиардов вбухаем в туристический бизнес. Это, в принципе, все те же самые средства, которые мы изымаем у населения через тот же самый НДС, через повышение НДС.

И вопрос по поводу взимания курортного сбора – мне кажется, что это более правильная идея, с точки зрения ответственности самого населения, и в том числе государства и правительства перед населением по поводу того, что они изымают и каким образом. Мне кажется, это было бы более конкретная идея, а не так, что повысили НДС, потом через бюджетные механизмы вбухали в отрасль туризма – и, соответственно, дальше что-то построили, а что-то не построили.

И в большей степени, мне кажется, опять же развитие бюджетов регионов конкретно на местах, в том числе с фиксацией приходов, расходов и так далее, дало бы жизнь в том числе и инвесторам. Ну, это то, о чем говорили – что на местах все смотрят наверх, на вертикаль, когда придут деньги, и их можно будет потратить на что-то.

Юрий Алексеев: Юрий?

Юрий Щегольков: Я просто хотел вам сказать. Понимаете, 25 миллиардов – это не целевые деньги, которые идут в отрасль и раздаются туроператорам или участникам рынка, а это немножко по-другому. Это принцип государственно-частного партнерства. То есть 25 миллиардов государство дает не просто куда-то, а это, условно говоря, появляется инвестор, который дает 60%, 70% от стоимости объекта. И государство дает еще 30%.

Ярослав Кабаков: Да, я отлично представляю механизм тендеров и так далее.

Юрий Щегольков: Это принцип ГЧП.

Ярослав Кабаков: Мы не будем сейчас вдаваться в эти вопросы – стоимость, себестоимость, завышение смет и так далее.

Юрий Щегольков: Я бы здесь смотрел на принцип, когда государство вместе с людьми, с участниками рынка что-то делает. Потому что когда государство просто что-то делает… Ну, на мой взгляд, оно должно просто строить Крымский мост, например, то есть инфраструктурные вещи, которые никакой частник, никакой бизнесмен не поднимет. Но без этого туризм развиваться не будет. Аэропорты должно строить, наверное, да? То есть это инфраструктурные вопросы.

Когда мы говорим о том, что хорошо бы развивать туризм… А где его надо развивать? Вот там, на Эльбрусе, или здесь, на Камчатке? Вот там, куда приходит бизнес и где люди понимают: «Да, мы можем вложить сюда 70%», – государство приходит на помощь. Вот это важно.

Еще важно – это механизм инициативного бюджетирования, когда люди скидываются сами, и государство тоже им приходит на помощь. Вот это тогда работает.

Ярослав Кабаков: Абсолютно верно.

Юрий Алексеев: И еще чтобы схема была прозрачная, чтобы все было видно.

Ярослав Кабаков: Без работы региональных бюджетов в действительности это выглядит немножко по-другому. Плюс ко всему, я имел в виду, что мы в любом случае эти средства изымаем, в том числе на инфраструктурные проекты и на развитие отрасли. Мне кажется, было бы более интересно изымать на месте, в том числе через те же самые курортные сборы.

Юрий Алексеев: А объясните мне, пожалуйста, куда, кроме Петербурга и Москвы, приезжают иностранные туристы в Россию? Вы сказали, что со статистикой проблемы. У меня была цифра – чуть ли не 25 миллионов иностранцев приехало в прошлом году. Неужели все на чемпионат только приехали?

Ольга Санаева: Если мы стоим на выставке… В первую очередь это еще, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, ну, я бы сюда еще Казань добавила в последнее время. Добавляются, конечно, и речные круизы. Транссибирский экспресс. Это то, что, пожалуй, в топе. И какая-то экзотика – ну, такая ландшафтно-рекреационная наша. Это Камчатка та же, это Байкал, то есть вот такие вещи, которые на слуху у иностранцев. Мы здесь плохо продвигаемся, и это тоже правда.

Юрий Алексеев: То есть иностранцам совсем другой продукт предлагаем?

Сергей Кривоносов: Еще раз хотелось бы отметить. Давайте не будем забывать, что против нас ведется экономическая и информационная война.

Юрий Алексеев: Мы ждали этой темы.

Сергей Кривоносов: Да. И могу вам пример привести – морской порт Сочи. Перед Олимпиадой гигантские средства были затрачены на строительство этого сооружения. И предполагалось, что будет ежемесячно до 100 лайнеров заходить в город-курорт.

Юрий Алексеев: Деньги вбухали…

Сергей Кривоносов: Нет, еще раз хочу отметить: не то что вбухали, а это необходимость была. И мы правильно сделали, что построили это сооружение. Вопрос в том, что наши так называемые «доброжелатели» незаконными способами оказывают давление на предпринимателей со всего мира, чтобы они не работали с Россией. И вот как раз сейчас планируется совещание, Минэкономразвития будет проводить, и мы будем поднимать вопрос. Может быть, создавать условия, привлекать, я не знаю, китайские лайнеры и самим заниматься тем, чтобы привозить иностранных туристов? Потому что мы с Австрийской Республикой разговаривали – они просто боятся, на них оказывается беспрецедентное давление. Поэтому давайте тоже не забывать об этом.

Юрий Алексеев: Николай, про иностранцев еще интересно разобраться.

Николай Калмыков: Про иностранцев продолжу. На самом деле… Кстати, по поводу опять же порта Сочи. Странным образом почему-то обрубили у нас оперативную связь на катерах с Грузией. Очень странно. Я так и не понял – почему. Хотя спрос на это есть. Вопрос политический. Кто решил – непонятно.

На самом деле очень большая практика есть в Европе, и она действительно развита. Кстати, не только в Европе, но и в Китае это есть. Они стимулируют молодежный туризм, но не только рассматривают экономический эффект сейчас, а суперэконом-класс.

Юрий Алексеев: Молодежный туризм – это студенты или молодые семьи с детьми, которые хотят отдохнуть?

Николай Калмыков: студенты, молодые семьи. Опять же даже есть организованные туристические поездки для школьников и так далее. Но вопрос другой. Да, это не приносит мгновенно большие деньги с одного человека, но это…

Ольга Санаева: Это воспитывает…

Юрий Алексеев: То есть люди должны захотеть вернуться потом?

Николай Калмыков: Коллега очень правильно услышала. Не каждый задумывается… Это воспитывает потребителя, который потом снова приедет. Какое количество людей осталось у нас и снова приехало после футбола? Много. После Олимпиады тоже много туристы приезжали повторно и захотели посмотреть другие территории, другие регионы. Как раз вот здесь мы очень сильно проигрываем.

Дальше. У нас есть те объекты, которые мы не рекламируем. Я для коллег честно скажу, у меня есть друзья очень хорошие из Дагестана. Я на них, честно, ругался, говорю: «Почему у нас про Дербент в мире не знают? Почему вы юбилей провалили?» А в моем понимании…

Юрий Алексеев: Кавказ – то вообще клондайк туристический.

Николай Калмыков: Там был юбилей – городу 4 тысячи лет. Они провалили рекламную кампанию, это факт. На это можно было созвать половину миру. В то же время из Ирана люди едут в туристические путевки – знаете куда? – в Батуми. Мы не боремся за те рынки, которые непривычные. А вот эти рынки есть, и мы можем очень многое там забрать, но для этого нужно изменить свой подход и стимулировать, снимая, возможно, где-то определенные льготы, может быть, программу какую-то специальную сделать «Открытые двери в Россию», по которой вообще минимально, то есть для организованных поездок будет полностью система льготирования.

Юрий Алексеев: Люди за валюту ведь поедут.

Николай Калмыков: Тогда это даст эффект масштабный в целом, потому что каждый вернувшийся студент расскажет маме, папе, другу, товарищи, а тот приедет и заплатит уже по полной стоимости.

Ольга Санаева: Вы знаете, можно добавлю просто в этой связи? Я очень благодарна Министерству культуры за национальную программу детского туризма, потому что у нас все регионы уже на протяжении шести лет ежегодно путешествуют по России, по каким-то пилотным проектам. И второй год… В прошлом году мы принимали детей из иностранных государств по программе «Узнай Россию». Колоссальный эффект! Когда читаешь отзывы, то это абсолютно…

Николай Калмыков: Надо расширять эту историю. Просто пока еще по масштабу не настолько большая программа.

Ольга Санаева: По масштабу, да, она должна быть шире.

Николай Калмыков: Это должен быть вообще в принципе наш ответ на санкции, даже политический проект.

Ольга Санаева: Совершенно верно.

Николай Калмыков: Если инициировать, ну, именно как политический проект. Может быть, коллеги из Госдумы это могут поддержать. Открытость полностью. И пригласить. Возможно, даже если наш каждый школьник… предложить написать в каждую школу Европы: «Мы приглашаем вас, приезжайте, вот есть такая-то программа». Слушайте, ну это не сложно сделать. Зато нашим волонтерам будет чем заняться полезным.

Юрий Алексеев: А детям интересно разглядывать наши монастыри и церкви? Ведь в основном только это показывают.

Ольга Санаева: Очень! Почему обязательно только монастыри и церкви?

Николай Калмыков: Я с иностранцами много пересекаюсь, в том числе когда в регионах бываю. Обычно, когда я вижу иностранца, я сразу к нему подхожу и говорю: «Как тебе здесь? Расскажи». Они такие вещи рассказывают, которые я даже не знал иногда.

Юрий Алексеев: Алексей.

Алексей Романов: Вы знаете, дело в том, что тяжелая экономическая и политическая обстановка, обрушившиеся доллар и евро – вместе с тем это прекрасная возможность для продвижения и развития внутреннего туризма, прекрасный период, когда созданы все предпосылки. Важно только его использовать. Сегодня, к сожалению, подавляющее большинство россиян – человек 90 из 100, наверное, на улице – куда лучше ориентируются в переулках Анталии, чем в географии собственной страны. И это стыдно. Эту ситуацию, конечно, надо исправлять.

Юрий Алексеев: Алексей, вы продолжайте свою мысль, а я попрошу на экраны вывести красоты нашей страны, у нас тоже эти картинки есть. Пусть будет.

Алексей Романов: Вместе с тем продвижение внутреннего туризма – это тоже целая проблема. Ну, кто сталкивался с прессой… Мы сами издавали журнал «Отдых в России», он до сих пор выходит. Огромная проблема. Как, допустим, небольшому частному отелю – на Валдае, Селигере, в Калужской области, на Поволжье – себя рекламировать? Только ли интернет?

Юрий Алексеев: Интернет, сарафанное радио, всевозможные сервисы.

Алексей Романов: Ну хорошо, давайте возьмем немножко шире вопрос, глобально.

Юрий Алексеев: Все знают эти сайты, там все есть.

Алексей Романов: Я бы предложил в рамках поддержки, развития и стимулирования развития внутреннего туризма предложил бы ввести какие-то преференции, может быть, какие-то льготы, не знаю, какое-то движение навстречу сделать, допустим, тем средствам массовой информации, которые представляют внутренний туризм, отдых в России. Это может быть как специализированное средство массовой информации, так и федеральные, известные. Неважно. Ну, какие-то преференции сделать. В то же время для объектов туринфраструктуры – будь это отель, будь это парк – для них какие-то преференции также, наверное, должны быть при желании и при необходимости рекламирования себя.

Юрий Алексеев: Честно? Очень смущают эти истории о преференциях.

Николай Калмыков: Дайте доступную возможность заехать первый раз – приедут и второй раз.

Юрий Алексеев: Я за честный бизнес и за честную конкуренцию. Юрий?

Юрий Щегольков: Вы знаете, мы говорим о государственных приоритетах, да? Государственная политика, налоги и так дальше. А что такое государственная политика в сфере продвижения? У нас есть прекрасный телеканал, который вещает на весь мир, который называется Russia Today. О чем этот канал? По идее, он должен говорить о том, что у нас… ну, что происходит в России, да? В том числе взгляд из истории, да? Это прекрасная тема для Russia Today, чтобы они занимались этим, чтобы занимались продвижением образов нашей страны. Это государственный канал.

У нас есть государственные телеканалы, у нас есть государственные радиостанции, у нас есть государственные СМИ, в которых тема туризма отсутствует. Более того, вы вспомните, как часто у вас проходят программы о туризме.

Юрий Алексеев: Бывает.

Ольга Санаева: Бывает.

Юрий Щегольков: Бывает? Ну, не часто. Не думаю, что очень часто, потому что тема не является как бы важной. Между тем, тема объединяет 50 отраслей экономики.

Юрий Алексеев: Она вроде бы кажется понятной: все дорого, сервис низкий и так далее.

Юрий Щегольков: Это тема экономики, это тема общества, это религии, это тема политики. Что такое Крым? Это политика, но это и туризм. Что такое Сочи или Чемпионат мира? Это спорт, но это туризм. И мы этот туризм найдем везде практически.

И что теперь дальше? Я здесь представляю Фонд по развитию малых городов. Маленькие города, которые у нас в большинстве своем разрушены, из которых люди убегают, для них не будет больших инвесторов, которые придут, построят там завод, потому что там нет рабочей силы.

Юрий Алексеев: Ну, может, и лучше, потому что они сохранили свою самобытность.

Юрий Щегольков: Это последний шанс, последний шанс остаться в обороте, сохранить свое имя, свое название. Туризм для них является жизнью. Ну и кто? Где эти наши уважаемые… Почему так важно говорить о продвижении? Я своими глазами во всех регионах страны вижу, как люди убиваются и создают этот турпродукт, строят эти отели, пытаются восстанавливать своими руками музеи, монастыри и говорят: «Приезжайте!»

Юрий Алексеев: Сами, не ожидая никаких преференций, пробуют.

Юрий Щегольков: Да, не ожидая никого. Вот они все это сделали, а про них никто не знает, потому что максимум, что про них напишут – это местная газета и региональная пресса. Супер будет, если какой-нибудь федеральный канал на них обратит внимание. У них праздник на всю жизнь, что про них кто-то написал, кто-то сказал. А это люди, и их миллионы, их реально много. И для них это реально важно.

Туризм невозможно… То есть невозможно сделать только инфраструктуру и забыть про продвижение. У нас приоритет государственной политики – туризм. И Владимир Владимирович Путин об этом сказал. Отлично! Федеральная целевая программа, много денег выдали, пустили предпринимателей, все вроде бы закрутилось, мегасобытия. А что такое Чемпионат мира по футболу? Стадионы, которые стоят бешеных денег, и надо теперь, чтобы они работали, да?

И теперь переходим к продвижению. А что у нас с продвижением? Без того, чтобы мы об этом рассказали, люди не приедут, никто не приедет.

Сергей Кривоносов: По продвижению есть уже предложения…

Юрий Алексеев: Справедливости ради, в качестве примера могу привести Московскую область. Уж насколько неоднозначно отношусь к действиям правительства, но на новогодние каникулы, семь дней, делать нечего – они запустили грандиозную программу «Зима в Подмосковье». Как это упаковано – вопрос другой уже, потому что мой ребенок, допустим, смотрит и не понимает, что это такое – «Зима в Подмосковье». Он должен догадаться, что его приглашают на новогодние каникулы в любой подмосковный город, потому что там всего много. Но тем не менее – люди задумались.

Сергей Кривоносов: Как раз насчет преференций. Вы сказали про бизнес. Понимаете, все дело в том, что в рамках рыночной экономики, о которой нам многие годы западные наши товарищи рассказывали, они сами с помощью этих санкций нарушили принципы рыночной экономики. И нам на сегодняшний день необходимо вырабатывать новую экономическую политику в сфере индустрии туризма.

И в этой ситуации… Мы говорили, что есть центры, такие как Москва, Питер, где рыночная экономика сама отрегулирует. Во всех остальных случаях необходимо взаимодействие бизнеса и государства, не граждан именно. Граждане платят налоги, и они должны пользоваться этими возможностями. А задача государства и бизнеса – развивать. И если точечные преференции помогут снизить себестоимость и конечное ценообразование, то это будет наше достижение.

Юрий Алексеев: Друзья, как мне кажется, проблема внутреннего туризма в России совсем… ну, в том числе не в ценах или в отсутствии сервиса, о которых говорят в первую очередь, а в неправильной упаковке продукта. И очень важно, что мы об этом сегодня сказали. Беспокоиться нужно не о системе «все включено», а о современных развлечениях и доступной информации.

Вы сказали: «А почему только церкви и храмы?» В первую очередь – только церкви и храмы. Но правда невероятно много всего интересного в нашей стране! Так вот, нужно думать о той информации, которая заинтересует молодых людей, которые зарабатывают и готовы путешествовать. И в этом плане не нужно копировать какие-то неудачные туристические стереотипы других стран, а можно создать что-то свое, интересное всем. Я очень хочу, чтобы так и было.

Спасибо. Это была программа «ПРАВ!ДА?». Смотрите нас по будням на Общественном телевидении России. Всего доброго! Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Налог на выезд за границу поможет возродить туристическую отрасль внутри страны?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты