Туристический сезон-2021: куда поедут россияне?

Гости
Юрий Барзыкин
вице-президент Российского союза туриндустрии
Елена Сутормина
первый вице-президент Российского Фонда Мира, заместитель председателя Общественного совета при Ростуризме
Дмитрий Даниленко
главный редактор туристического портала «ТУРДОМ.РУ»
Дмитрий Горин
вице-президент Ассоциации туроператоров России

ВИДЕО

Варвара Макаревич: Две трети россиян в этом году решили отказаться от отпуска летом. Об этом говорит исследование аналитического центра НАФИ. Конечно, на такое решение повлияли ограничения, связанные с пандемией коронавируса. В путешествия отправятся 34% россиян, и лишь 5% из них запланировали отдых за рубежом.

Каким будет отпускной сезон 2021 года? Куда поедут наши туристы? И как восстанавливается туристическая отрасль на фоне коронавирусных ограничений? Обсудим сегодня. Меня зовут Варвара Макаревич. И со мной в студии:

Юрий Барзыкин, вице-президент Союза туриндустрии. По его информации, сейчас для отдыха россиян доступны не более десятка стран.

Елена Сутормина, заместитель председателя Общественного совета при Ростуризме. Полагает, что этот летний сезон станет крайне успешным для российского внутреннего туризма.

Дмитрий Даниленко, главный редактор туристического портала. Считает, что туротрасль восстанавливается неравномерно; тем, кто занимался выездным туризмом, сейчас очень сложно, так как продавать особо нечего.

Дмитрий Горин, вице-президент Ассоциации туроператоров. По его мнению, планированию турпоездок по России мешает нехватка гостиниц четырех и пяти звезд.

Судя по всему, этот год повторит историю предыдущего. Отдых на море, в частности за рубежом, пока все еще остается проблемой. Юрий, куда все-таки можно будет попасть, со сложностями, но можно будет, если мы говорим про заграницу?

Юрий Барзыкин: Ну, на самом деле россиян ждут и разрешен въезд в 56 странах. Но! Казалось бы, такое большое число. Но целый ряд из них, во-первых, не являются туристскими дестинациями, более половины, и туристам делать там практически нечего. Еще часть стран вводят самоизоляцию. Например, в Южную Корею – пожалуйста, но две недели карантин, самоизоляция, причем в гостинице, более 100 долларов в день.

Варвара Макаревич: Вряд ли кто-то захочет тратить отпуск на это.

Юрий Барзыкин: Да. Ну, Саудовская Аравия открывается 25-го числа – недельный карантин. Поэтому реально не более десятка стран сегодня для россиян доступно. Но еще необходимо, чтобы было авиасообщение. Как правило, чуть более чем в 30 стран оно есть.

Варвара Макаревич: Да, это тоже важный момент.

Дмитрий, а куда и каким образом мы сможем добраться? Вот десять стран, в которые теоретически вообще мы захотим ехать, потому что есть условия. А добираться как? И куда?

Дмитрий Даниленко: Ну, сейчас такая ситуация, когда появляются возможности таких альтернативных хабов. Например, авиакомпания сербская открыла больше рейсов из городов России, соответственно, отроет больше рейсов из городов России, и появится возможность летать с остановкой в Белграде, в том числе в Черногорию, в Словению, в Грецию. Есть ряд направлений, по которым можно добираться, что называется, на перекладных. Но здесь надо учитывать, что есть, конечно, такой фактор стыковки, и не всем это подойдет.

Варвара Макаревич: Елена, но пока никто не назвал Турцию, а это, в общем, популярное направление у россиян традиционно, если хочется в район Средиземноморья. С ней что будет?

Елена Сутормина: Ну, пока, на данный момент, до 1 июня рейсы отменены, только два регулярных «Аэрофлот» делает. На июнь пока «Аэрофлот» тоже… Вот последние данные, что пока отмена бронирования, но с учетом возможного возврата – что очень важно. Если рейсы открываются, авиасообщение, то тогда можно билеты менять – что очень и очень важно. Уже не ваучеры.

В настоящее время, я знаю, комиссия занимается, прорабатывает вопрос о целесообразности и возможности открытия Турции. Турция делает некоторые послабления. Ну, будем ждать, потому что это такая ситуация, что каждый день может что-то поменяться.

Варвара Макаревич: Посмотрим, хорошо.

Дмитрий, а если говорить именно про бюджетный отдых? Потому что понятно, что, в общем, направления есть. И как-то даже долететь можно. Вопрос: сколько все это будет стоить? Вот где бюджетно за границей можно будет отдохнуть в 2021 году?

Дмитрий Горин: Мы столкнулись с тем, что эти немногие направления – это не массовые направления, где нет чартеров. Ведь Турция и Танзания – это были единственные направления, где были чартерные рейсы, безлимитные. У нас открыты Объединенные Арабские Эмираты, там становится жарче, но количество рейсов очень ограниченное. Открыты Мальдивы, Сейшелы. Наша надежда – Египет. Пока он через Каир.

Варвара Макаревич: Но тут вопрос в цене билетов и путевок.

Дмитрий Горин: Да. Если будут открыты Хургада и Шарм-эш-Шейх, то это как раз массовый туризм.

Но я бы, Варвара, сказал о другом. Мы очень ждем открытия, конечно, не только Турции. Сейчас открыли границы Болгария, Хорватия, Черногория, Тунис, Кипр, Греция. И очень важный момент для телезрителей: туда нас принимают по российскому сертификату вакцинации, который можно просто скачать с сайта госуслуг.

Варвара Макаревич: Вы сказали, что Черногория открыла границы. Но прямых рейсов все равно нет. Значит, это все равно какие-то сложности и дополнительные финансовые затраты?

Дмитрий Горин: Да, это перелет через уже второй коридор перевозок. У нас сейчас две страны – Белоруссия и Сербия – стали опять хабами для транзитных рейсов, которые раньше выполнял Стамбул. Но мы как туроператоры можем отправлять в путешествия на прямых регулярных или чартерных туристических рейсах. Их, конечно, не хватает. Мы очень ждем решения оперативного штаба по этому кругу стран.

Варвара Макаревич: Все ждут, не только вы.

Елена Сутормина: Варвара, я хотела бы добавить, извините. Надо не забывать, что с 1 июня Роспотребнадзор ввел, что все россияне, возвращающиеся из зарубежных поездок, должны сдавать два ПЦР-теста.

Варвара Макаревич: До этого был один.

Елена Сутормина: Да.

Дмитрий Горин: Только с 1 мая.

Елена Сутормина: С 1 мая, да, с 1 мая, извините, с 1 мая. И получается, что второй нужно сдать не позднее одних суток и в течение пяти дней. Многие, если из регионов, они просто физически не успеют бесплатно получить такие тесты, потому что лаборатории загружены.

Варвара Макаревич: Как быть? И что грозит, если там не успеваешь это сделать? Это же тоже надо продумать наперед как-то.

Елена Сутормина: Ну, это штраф, это штраф.

Дмитрий Горин: От 15 до 40 тысяч рублей. Это очень большие деньги.

Елена Сутормина: Да, это штраф. И на семью это достаточно…

Варвара Макаревич: Внушительная сумма, да, еще плюс к тем деньгам, которые вы уже потратили на отдых.

Юрий Барзыкин: Кроме того (вот Дмитрий отметил), нужно понимать, что все хабы, пересадки, стыковки – это не бюджетные туры, это уже дороже. Поэтому тем, кто рассчитывают на бюджетный отдых, им нужно ждать либо Турцию, либо Египет, либо прямые рейсы в те страны, которые были названы.

Варвара Макаревич: Хорошо, что мы заговорили как раз про ПЦР-тесты. Дмитрий, вам, наверное, адресую вопрос. Смотрите. Теперь всюду новая реальность, мы должны лететь или отрицательным тестом на коронавирус, либо какая-то справка о вакцинации, либо какие-то страны, я видела, принимают анализ, что есть антитела (вы либо привились, либо переболели).

А что происходит, если я, вот такая отчаянная, рисковая, я еду отдыхать без прививки, не переболев, без антител, я приезжаю и заболеваю за границей? Вот какая тогда процедура? Мне кажется, это важный момент, про который тоже нужно поговорить.

Дмитрий Даниленко: Вы знаете, процедуру по каждой стране надо узнавать отдельно. Это очень хороший вопрос, потому что для туристов это может стать очень неприятным сюрпризом, что по прибытии в страну можно попасть на карантин. И его продолжительность не зависит от туриста. Такие случаи были с Кубой, к сожалению.

И еще такой момент. Когда турист находится на карантине, он пропускает свой обратный вылет. И возврат тоже… В принципе, страховая компания берет это на себя, но возврат тогда…

Варвара Макаревич: Но это если у меня есть страховка какая-то?

Дмитрий Даниленко: Да.

Елена Сутормина: А она обязательна.

Дмитрий Даниленко: Сейчас такая страховка у всех есть, когда люди уезжают в другие страны.

Варвара Макаревич: Она обязательна, если ты летишь пакетным туром. Многие самостоятельные туристы не покупают.

Елена Сутормина: Это неправильно.

Дмитрий Даниленко: По Кубе – там сейчас нет таких туристов, они едут все по турам, как правило, поэтому там страховая этот риск на себя берет. Но обратный маршрут получается очень сложный и очень долгий. То есть это туристам тоже надо иметь в виду.

Варвара Макаревич: А вот такой еще важный вопрос. Не знаю, может быть, кто-то из вас сможет мне на него ответить. Давайте представим ситуацию: семья с несовершеннолетним ребенком полетела отдыхать, и, допустим, родители заболели, заразились. Их отправляют в больницу, а ребенок остается один в гостинице? Что происходит в этой ситуации? Есть ли, не знаю, какие-то международные правила? Или в каждой стране по-своему?

Юрий Барзыкин: Ну, есть перенимающая компания. Если едут организованно, она обеспечивает присмотр за этим ребенком, его изоляцию от заболевших.

Варвара Макаревич: А если компании нет? Вот если я мама, мы с ребенком полетели, я купила нам билеты, забронировала гостиницу. Что происходит?

Юрий Барзыкин: Мама, папа и все остальные члены семьи, отправляясь куда-либо, – обязательно, как было сказано, страховка и обязательно, куда, за что, за какие средства… Потому что если едешь самостоятельно, все риски на тебе. Да, консульства наши оказывают поддержку и помощь за рубежом, но в таких объемах, как это было в прошлом году, сотни тысяч возвращали, это сделать невозможно.

Поэтому есть тесты, есть прививки, но риски повышенные. И это надо понимать, отправляясь с детьми либо с родителями, которым больше 60 лет.

Варвара Макаревич: Дмитрий, вы хотели что-то добавить?

Дмитрий Горин: Да, очень важное. Именно пандемия показала, насколько безопасен организованный туризм. Ведь именно туроператоры и турагенты неоднократно (кстати, спасибо государству, что нам помогает) возвращали туристов, когда внезапно временно закрываются границы. Когда-то закрылся Лондон, потом закрылся Непал. Мы столкнулись с ситуацией в Турции и Танзании.

Давайте вспомним. Если на год назад отмотать ленту, то 167 тысяч туристов вернулись через туроператоров, не прерывая свой отдых. Сейчас, наверное, в период после пандемии лучше бронировать путешествия через турагентов и туроператоров.

Варвара Макаревич: А в случае, если мы едем самостоятельно? Елена, вы начали говорить про страховку и как раз поругали людей, которые ее не покупают.

Елена Сутормина: Нет, есть действующее законодательство и обязанность каждого выезжающего, даже если ты едешь в командировку, оформлять страховку.

Варвара Макаревич: Страховку – вы имеете в виду медицинскую?

Елена Сутормина: Медицинскую.

Варвара Макаревич: Потому что есть же еще страховка, которая страхует от каких-то форс-мажоров, что-то такое.

Елена Сутормина: Медицинская, медицинская страховка. Это порядка 30 тысяч евро. Ну, в рублях платится не так много.

Юрий Барзыкин: Два миллиона рублей.

Елена Сутормина: Да.

Варвара Макаревич: А страхование от невыезда, на ваш взгляд, нужная вещь?

Елена Сутормина: Вы знаете, это достаточно проблематично, потому что дополнительные расходы. Люди и так стараются найти более бюджетные варианты, а это будет удорожание турпутевок. Поэтому я думаю, что… И не знаю, возьмут ли страховые компании это на себя. Этот вопрос нужно прорабатывать и продумывать.

Варвара Макаревич: Дмитрий, на ваш взгляд, сегодня страховка от невыезда, в условиях пандемии, должна быть? Или она не поможет все равно, потому что это штука форс-мажорная, все-таки пандемия?

Дмитрий Даниленко: Ну смотрите. Там надо смотреть на условия страхования. У каждой компании они могут отличаться. Четко прописаны основания, под которые подпадает тот или иной случай. Например, болезнь близкого родственника либо самого застрахованного – да. Невыдача визы – тоже да. Что касается изменений по действиям, связанным с правительствами, с какими-то нормативами, то вот здесь я не боюсь сказать… не берусь сказать, потому что надо смотреть условия страхования.

Варвара Макаревич: Юрий, если вспомнить ситуацию…

Юрий Барзыкин: Поверьте мне, в таких условиях повышенных рисков, как сейчас, даже вопрос не должен стоять. Конечно, надо брать расширенную страховку.

Варвара Макаревич: Но вопрос стоит: страховая мне выплатит или нет?

Юрий Барзыкин: Она выплатит. Условия.

Варвара Макаревич: Вот смотрите, ситуация. Многие на майские праздники собирались поехать в Турцию, купили билеты. И вот все схлопнулось, назовет это так.

Дмитрий Горин: Это не страховой случай.

Юрий Барзыкин: Есть страховой случай, есть договор страхования и есть различные виды, то есть линейка страхования, все случаи там изложены.

Дмитрий Горин: Но закрытие границ, воздушного сообщения – это не страховой случай.

Юрий Барзыкин: Конечно. Поэтому…

Дмитрий Горин: И здесь страховка не помогает, к сожалению.

Юрий Барзыкин: Все равно здесь помогает то, что и авиакомпании, и туроператоры, по постановлению Правительства, возмещают ущерб. Потребитель, да, несет потери моральные, по срокам, но материальные ему возмещаются.

Варвара Макаревич: Хорошо. Мне кажется, это тот самый момент, когда мы уже поняли, что за границу поехать отдыхать можно, хоть и сложно. А еще можно остаться отдыхать в России. Не переключайтесь, далее поговорим о путешествиях по России.

Наверняка… ну, вы-то уж точно знаете, что происходит с ценами на путевки внутри России. Юрий, почему они так подорожали?

Юрий Барзыкин: Ну, я думаю, они дорожают при повышенном спросе не только у нас, а в любой другой стране. У нас, действительно, ажиотажный спрос, особенно в тот момент, когда закрыли самое массовое направление (Турцию) в апреле месяце. Поэтому подорожание в основном на те 15–20% остатка, который не был реализован. А то, что было реализовано в январе, в феврале, в марте и даже в апреле, оно в среднем на 5–7%, ну, 10% к позапрошлогоднему. Прошлый год мы не берем, потому что полсезона туриндустрия стояла.

Поэтому, конечно же, этот повышенный спрос, высочайшие цены на последний остаток, они возбудили информационное поле и потребителей. Появились разного рода планы регулировать, не допускать, не пущать. На самом деле это учит и потребителя, и бизнес, и власть, что нужно регулировать экономическими механизмами – и кнутом, так сказать, вводя те ограничения, которые может ФАС (Федеральная антимонопольная служба) применять; и, конечно, пряником: тарифы, налоги – все то, что поддерживает туротрасль.

Варвара Макаревич: Ну да. Потому что ситуация, которая происходила с повышением цен, например, в Сочи, как только закрылась Турция, Елена, на мой взгляд и на взгляд многих, немножко похожа на жадность: «Ах, вы не можете поехать в Турцию? Мы тут же поднимаем цены».

Елена Сутормина: Ну, я отчасти с вами соглашусь. Конечно, понятно, тарифы выросли на электроэнергию и так далее, налоги, но цены… Вот мы анализировали. Если в марте в среднем по России путевка – 48 с чем-то тысяч, то уже май, июнь и так далее, самый такой горячий сезон – уже 78 с лишним.

Варвара Макаревич: В лучшем случае.

Елена Сутормина: Это в лучшем. Ну, это я беру такую среднюю нишу, средний сегмент. Мы не берем дорогостоящие отели и так далее. При этом надо посмотреть, что действует кешбэк – что очень позитивно! Ну, сейчас он по 30 июня. До 15 июня нужно успеть по карте МИР купить тур, отель заказать.

Варвара Макаревич: И 20% возвращаются?

Елена Сутормина: Нет, не 20%.

Варвара Макаревич: Уже нет?

Елена Сутормина: Возвращается не выше 20 тысяч рублей.

Варвара Макаревич: Не больше 20 тысяч?

Елена Сутормина: Не больше 20 тысяч рублей. Ну, это тоже очень положительно сказалось, потому что уже воспользовались порядка 1 миллиона россиян. Уже сейчас заложено, что 4,7 миллиарда на возмещение кешбэка. Это большой прорыв. Тем более… Ну, про туротрасль, наверное, подальше поговорим. Естественно, по Сочи где-то планируют 4 миллиона отдохнуть. Сейчас уже на 80–90% бронь: Крым, Алушта и так далее, Ялта. Мы открываем и ведем горячую линию. Я могу сказать, что самые главные жалобы все-таки, что цены растут, а сервис…

Варвара Макаревич: …а сервис остается на прежнем уровне.

Елена Сутормина: …извините, остается на прежнем уровне. Вот самое главное.

Варвара Макаревич: Еще один такой тезис интересный. Дмитрий, он был у вас в интервью. Вы как раз говорили о том, что участники рынки пытаются отыграться за прошлый год. И фактически все те туристы (продолжаю мысль), которые сейчас едут, они, в общем-то, поднимают экономику. Вот они сейчас платят втридорога, чтобы помочь участникам туротрасли как раз восстать как феникс. Это так или нет?

Дмитрий Горин: Нет, туротрасль находится в очень тяжелом положении. И в этой ситуации, наверное, только повышение предложений, количества предложений… Давайте, Варвара, посмотрим, а сколько у нас гостиниц «пять звезд», настолько востребованных. В Краснодарском крае их 45, в Крыму – 15. Только на Анталийском побережье их 500. Нас очень порадовало, что в нацпроекте будет построено 300 гостиниц.

Это то, что не хватает для рыночной конкуренции. Ведь хорошо председатель Правительства сказал: «Границы закрывать искусственно никто не будет». А в этом же есть и другая составляющая – здоровая конкуренция с зарубежными странами. Здесь большое заблуждение, что все туристы, например, кто не поехал в Турцию, перебронировались на Россию. Мы подводили статистику: из полумиллиона отмененных туров только 15% перенесли свои туры на Россию.

Варвара Макаревич: А остальные предпочли вообще никуда не ехать?

Дмитрий Горин: Нет. 18% поменяли направление (слава богу, хоть какие-то есть), а 60% ждут открытия Турции. Это говорит о том, что Россия и так самодостаточна по спросу и предложениям. Ну, тот дефицит, который есть, он решается путем перенаправления турпотоков. У нас открыты новые направления. Русская Балтика – Калининград – бьет все рекорды. И то, что сейчас будет мера поддержки для чартерных рейсов туроператоров (1 миллиард 200 миллионов рублей), это даст возможность открыть 12 новых чартерных направлений. И это как раз новые маршруты.

Варвара Макаревич: Хорошо, что есть еще новые маршруты.

Юрий Барзыкин: Можно, если интересно? Я удивился даже. На майские «выстрелил» Северный Кавказ очень неплохо. И пошел поезд круговой по Северному Кавказу с 1 мая. Поэтому воочию… Те, кто вернулись уже, говорят о том, что они готовы возвращаться на эти маршруты.

Варвара Макаревич: Хорошо. Я хочу закончить все-таки тему про море. Дмитрий, те, кто все-таки едут на Черное море, очень многие жалуются на инфекционные заболевания, ротавирус. Про это огромное количество постов, статей и всего что хочешь. Есть ли какая-то возможность избежать этого на наших курортах? Или это такой all inclusive и тоже идет в пакете вместе с отпуском?

Дмитрий Даниленко: Можно я сначала про кешбэк дополню? Мне кажется, что вопрос о том, насколько он эффективен, он дискуссионный, потому что посмотрите, что получилось. Спрос поддерживается при ограниченном предложении на высокие даты в условиях еще и ограниченных границ, условий передвижения, майские праздники. Это не тот ли самый фактор, который как раз толкает цену вверх? Поэтому есть такое мнение, что этот инструмент (безусловно, очень полезный) должен использоваться, скажем так, более избирательно, чтобы не получилось так, что мы привлекаем туристов туда, где уже рынок перегрет. Понимаете?

Варвара Макаревич: Да, эту логику и мысль я поняла.

Юрий Барзыкин: Но это можно только говорить о мае и июне.

Варвара Макаревич: Коллеги, у нас…

Юрий Барзыкин: А прошлый год? Август, сентябрь, октябрь… До 10 января никакого спроса не было.

Варвара Макаревич: Давайте вернемся к моему вопросу про Черное море все-таки, пожалуйста.

Дмитрий Даниленко: Как этого избежать?

Варвара Макаревич: И можно ли этого избежать? Или нужно быть к этому просто готовым и понимать, что это одно из условий сделки?

Дмитрий Даниленко: Когда я был в Сочи, если там поговорить с таксистами, они вам наверняка скажут. Таксисты в любой стране все знают из числа местных. Они там не купаются сами летом.

Варвара Макаревич: О том и речь.

Дмитрий Даниленко: Да. Поэтому ну как этого избежать? Просто не купаться.

Юрий Барзыкин: Ну, я могу вам сказать: не верьте таксистам. Я прожил в Сочи, руководил в Сочи и постоянно туда выезжаю. Конечно, есть те территории, которые более загрязнены, где реки, глубоководные выпуски. Все остальное контролируется Роспотребнадзором. Конечно, надо соблюдать правила гигиены.

Варвара Макаревич: Ну, отзывы туристов говорят немного о другом.

Юрий Барзыкин: Ну, туристы, может быть, разово… Надо на улице, в общественных местах не есть, мыть руки перед едой. В автобус, в общественный транспорт не ходить с пирожками и пышечками. Не глотать воду. Соблюдать меры безопасности. И тогда ни в Сочи, ни в Туапсе, ни в Анапе вы не заболеете. Говорить о том, что там повышенное содержание – это голословные заявления, потому что постоянно федеральный Роспотребнадзор контролирует федеральные курорты.

Варвара Макаревич: Елена что-то хотела добавить.

Елена Сутормина: Да, я хочу добавить. Все-таки давайте не будем забывать, что в Анапе уже достаточно старые очистные сооружения. Отсюда эта заболеваемость. Если мы возьмем Крым… Ну, много сейчас делается, и программы в плане именно очистных. Там, за исключением Фороса, пока фактически очистных нет, еще только идет это все, это в будущем. Поэтому нужно понимать, что здесь есть определенные риски.

Конечно, я соглашусь, что должна быть гигиена, нужно соблюдать. Но когда переполнен пляж, ну невозможно тут полтора метра. Извините, никто не согласится. Даже были случаи, что люди стояли. Поэтому нужно, может быть, проанализировать. Конечно, море – очень важно. Но если мы возьмем Калининград, нашу Балтику… А я очень много лет там отдыхала, в Светлогорске, и сейчас еду, в этом году. Там, например, если Светлогорск, проблема – там нет практически моря, потому что после шторма разрушено. Единственный позитив, что сделали…

Юрий Барзыкин: Но можно диверсифицировать, в том числе пляжный продукт.

Варвара Макаревич: А я хочу сказать о том, что…

Юрий Барзыкин: На Черном море, извините, тысяча километров береговой полосы.

Варвара Макаревич: Расходись – не хочу.

Юрий Барзыкин: И меньше половины используется и освоено под пляжи. Поэтому, конечно, нужно развивать инфраструктуру.

Варвара Макаревич: Вообще хочется здесь добавить, что все-таки не морем единым. Давайте посмотрим мнение еще одного эксперта отрасли. Какие направления он предлагает?

ВИДЕО

Варвара Макаревич: Пока мы смотрели этот сюжет, я слышала, что у вас был комментарий. По поводу цен, видимо, есть мнение?

Елена Сутормина: Да. Это очень прекрасные маршруты, это действительно великолепно и интересно, но это в большинстве очень дорогостоящие маршруты.

Юрий Барзыкин: Да. Но можно подсластить эту пилюлю.

Варвара Макаревич: Давайте попробуем.

Юрий Барзыкин: Потому что в прошлом году Ростуризм десять национальных маршрутов ввел, то есть субсидирует. Ну, если тур в Горный Алтай, то меньше 70 тысяч не было. Удавалось за 40–45 тысяч, недельный. Байкал, ну, Камчатка, Калининград. В этом году их двенадцать будет, субсидируемых Ростуризмом. То есть практически 40–50% возмещения затрат идет туроператору. Соответственно, и турист получает. Поэтому не кешбэком единым.

Варвара Макаревич: Дмитрий, какие вы направления назовете как реальные? Ну, Камчатка – звучит очень здорово, очень красиво, но, действительно, очень дорого. А куда реально можно поехать с семьей, если это не море?

Дмитрий Горин: Пример – Байкал. Потому что те цены, которые мы смогли донести до наших потребителей… Байкал зимой у нас из Екатеринбурга стоил 18 тысяч рублей, включая перелет, а из Москвы – 22 тысячи рублей. Прошлым летом Байкал был 35 тысяч. Вот давайте попробуем сейчас забронировать в системе бронирования авиабилет в Иркутск или в ближайший другой город. Мы увидим, что наши турпакеты…

Варвара Макаревич: Дешевле билета?

Дмитрий Горин: Это дешевле авиабилета будет, потому что билеты достигают и 40, и 50 тысяч рублей зачастую, особенно если нет мест.

Варвара Макаревич: То есть это (как раз возвращаюсь к вашей мысли) про то, что в данном случае пакетный туризм гораздо выгоднее?

Юрий Барзыкин: Ну, минус 20% как минимум.

Дмитрий Горин: Да. И, вы знаете, таких маршрутов становится больше. Это и Алтай, и Калининград, это Байкал. И наша мечта, которая уже тоже становится постепенно реальностью, – Дальний Восток. Он самый недоступный. Я, например, на Байкале уже отдохнул. Теперь следующая цель – Камчатка.

Юрий Барзыкин: А я уже был.

Дмитрий Горин: Но за 70 тысяч, Юрий Александрович, я не готов покупать, поэтому будем летать на чартерах наших.

Варвара Макаревич: Поэтому будем делать ее доступнее.

Дмитрий, смотрите, спрос в силу разных обстоятельств растет, люди путешествуют по России. Но почему качество сервиса не растет так же быстро и так же стремительно, как все остальное? Все равно жалуются на грязь, на хамство, на неудобные гостиницы либо на то, что они выглядят, как будто им уже очень много лет.

Дмитрий Даниленко: Ну, я думаю, что ключевая проблема здесь – это проблема кадров. И ее нужно решать. В том же национальном проекте заложены инструменты, которые позволят это решить. Необходима система обучения персонала и создание условий для того, чтобы им было выгодно работать в отрасли. Вот сейчас что получается в том же Сочи? Из-за того, что там все подорожало, людям, которые приезжают туда работать, слишком дорого там жить. А работодатель не может это на себя взять – ну, эти расходы очень большие. Кто возьмет на себя содержание такого количества людей, съем для них жилья и так далее?

Должна быть помощь государства здесь, в том числе и по поводу обеспечения общежитиями и так далее. Понимаете? Поэтому проблема очень сложная, и ее надо как-то решать, иначе ничего не получится.

Варвара Макаревич: Юрий, вы согласитесь, что это в основном кадровая проблема? Или какая-то еще есть причина?

Юрий Барзыкин: Ну, на самом деле быстрая смена конъюнктуры, когда, как мы говорили, спрос увеличился, необходимы новые кадры, линейный персонал прежде всего. Их нет, поэтому в экстренном порядке их набирают, они не готовы.

Варвара Макаревич: Но разве дело только в количестве людей? Или в качестве работы?

Юрий Барзыкин: И в качестве, и в количестве. Новый персонал не обучен. У сетевых отелей система подготовки есть, но, как Дмитрий сказал, их минимум. И то это только основные туристские центры. И это проблема не только и не столько Сочи, потому что Олимпиада, и Чемпионат мира по футболу все-таки дали импульс нашим городам подготовиться в этом плане. Но 80% наших отелей нуждаются в реновации, в реконструкции. Это же касается и кадров. Это все старые коммунальные гостиницы. Поэтому реалии совсем не такие, как мы видим в Имеретинской бухте в Сочи.

Варвара Макаревич: Ну смотрите. Вы сейчас даже сказали, что очевидно, что спрос на внутренний туризм и вообще на туризм по России (давайте так скажу), он вырос не только из-за пандемии. У нас были Олимпийские игры, которые вызвали интерес к России, был Чемпионат мира по футболу. Елена, тогда почему мы только сейчас, вернее, все еще говорим о том, что не хватает кадров, надо реконструировать инфраструктуру? Ну, уже было время это сделать.

Елена Сутормина: Нет, об этом говорится не только сейчас, уже давно об этом говорится. И в Ростуризме об этом очень активно думают. Национальная программа развития туризма тоже это подразумевает – инфраструктуру в первую очередь. Просто из-за того, что пандемия, мелкому бизнесу пришлось где-то свернуться. Поэтому тут должна быть связка, то есть отели, какие-то мини-гостиницы. Дальше – чтобы были точки питания более современные, понимаете, чтобы была вкусная еда, а не так, как в этом… Поэтому здесь все связано. Ну посмотрим. И, конечно, кадры все-таки тоже очень важны.

Варвара Макаревич: А кто должен быть двигателем в этой связке? Государство? Бизнес? Туристы жалующиеся?

Елена Сутормина: А тут должно быть все вместе, потому что один бизнес тоже не потянет. Об этом и Догузова говорила. Нужны большие вложения в туротрасль. И это запланировано. Но нужно время. Понятно, что нам хочется быстрее, тем более сейчас из-за пандемии.

Варвара Макаревич: Нам нужно сейчас уже практически.

Елена Сутормина: Сейчас нужно. Но все-таки кадры тоже очень много значит. И такое отношение: «Что вы тут приехали? Вообще нам без вас…» Надо понимать, что мы все вместе, мы одна страна, и каждого человека надо уважать.

Варвара Макаревич: Хорошо, отлично! Вот на этом мы сейчас перейдем к следующей теме внутри нашей программы, поговорим о том, как себя чувствует туристическая отрасль. И хочу напомнить, что если вы смотрите нас на YouTube, поставьте, пожалуйста, лайк – и этот выпуск увидит больше людей.

Дмитрий, на ваш взгляд, если среднюю температуру по больнице померять, то как себя сегодня чувствует туристическая отрасль в России?

Дмитрий Горин: Ну, несмотря на эти вызовы, которые мы пережили, отрасль сохранена. Да, конечно, стало меньше компаний. И в реестре туроператоров, особенно по выездному туризму, происходит ротация. Увы, меньше стало туристических агентств. Но у нас не было банкротств, у нас были страховые случаи. И здесь как раз это говорит о том, что мы очень ответственно относимся к выполнению своих обязательств. Единственное, что нужно сейчас быстро восстанавливать – это въездной и выездной международный туризм, потому что размер обязательств перенесенных туров…

Варвара Макаревич: Но тут не все от вас зависит.

Дмитрий Горин: Да, здесь границы, ПЦР-тесты, карантины и так далее. Но даже в этой ситуации постановление Правительства о переносе обязательств работает. Из 44 миллиардов 26 миллиардов уже выполнено обязательств туроператоров.

Почему я делаю на этом акцент? Это важно для стабильности отрасли. Потому что большое заблуждение, что есть операторы только по выездному или внутреннему туризму. Все операторы (в основном, конечно) многопрофильные. Это первое.

Второе – надо сохранить отрасль, чтобы развивать внутренний туризм. Действительно, нужно, чтобы были сохранены кадры, потому что не хватает, вы знаете, в том числе и эмоционального настроя в туризме. Вот недавно мы говорили о гостиницах. Председатель Правительства заметил, что у нас не хватает улыбок у персонала. Ну, гостиничный бизнес – это в том числе и эмоции, впечатления.

Варвара Макаревич: Да, он предполагает некое гостеприимство и дружелюбие.

Дмитрий Горин: В этой ситуации, наверное, вы знаете, свободная конкуренция, открытые границы, государственная поддержка и государственно-частное партнерство, я с вами полностью согласен, помогут быстро исправить ситуацию, поэтапно. Ведь статистика-то какова? У нас поездок по России, по внутреннему туризму – 0,4 поездки в год. В Китае это четыре поездки, в США – семь. Задача, которая стоит перед национальным проектом, – сделать путешествия доступные, удобные, комфортные и безопасные.

Варвара Макаревич: А есть ли конкретная цифра количества поездок, до которой мы хотим дойти? Вот вы привели примеры.

Дмитрий Горин: Как минимум две поездки в год. Причем это задача и по детскому отдыху, и по классическому семейному отдыху.

Варвара Макаревич: Поняла, хорошо.

Я хочу, чтобы мы сейчас посмотрели еще один сюжет. Это мнение еще одной коллеги из туристической отрасли.

ВИДЕО

Варвара Макаревич: Юрий, вы согласитесь с тем, что все печально и остается только с оптимизмом смотреть в будущее и ждать помощи?

Юрий Барзыкин: Ну, ждать и догонять – это не очень, так сказать, результативные действия. И не выездным туризмом единым. Вот Дмитрий сказал, что многопрофильные операторы. А они и сейчас работают. Те, кто чартеры определял за рубеж, сейчас они в Хакасию, добавлю, в Бурятию, в Калининград постоянно. 23 тысяч тур стоит на неделю. Ну и ряд других.

Был очень хороший вопрос: «Вот сейчас повышают цены, чтобы «отбить» потери?» Нет, этот год не «отобьет» потери, потому что прошлый год – минус 43% по объему потребителей и почти 60% по выручке. Ну, полгода туротрасль стояла. Этот год более обещающий: Сочи – плюс 66%, Крым – более 70%. Но некурортные территории – у них меньше, хотя рост и есть. По итогам года не выйдем на 2019 год, но будем восстанавливаться.

Поэтому, конечно, основные условия и средства – на развитие собственной инфраструктуры. Три кластера в Крыму, и тогда не один отель будет определять ценовую политику. Диверсификация по побережью – не только Сочи, а есть Лазаревское, Туапсинский район.

Варвара Макаревич: Опять же здоровая конкуренция внутри региона.

Юрий Барзыкин: Конечно. И цены выровняются. Да, есть свой потребитель у выездников. Конечно, они выровняют конъюнктуру. Но 70% россиян отдыхают в нашей стране, у них даже загранпаспортов нет.

Варвара Макаревич: Да, это действительно так.

Дмитрий, на ваш взгляд, какой должна быть поддержка государства? Вот Наталья говорила о том, что ждут они помощи прямой от государства. Какой она должна быть, на ваш взгляд? Что это должно быть?

Дмитрий Даниленко: Я согласен с тезисом Натальи, что один из ключевых факторов – это обеспечение допуска к конкурентному рынку. То есть должны быть открыты границы, должна быть в достаточной степени авиаперевозка (как на въезд, так и на выезд), чтобы туроператоры могли работать.

Варвара Макаревич: Ну, в ковидной ситуации мы не можем сейчас, к сожалению, этим управлять.

Дмитрий Даниленко: Ну почему не можем? Можем.

Дмитрий Горин: Границы же открываются.

Дмитрий Даниленко: Открываются постепенно границы. И когда это будет происходить, то бизнес может работать и зарабатывать. Что сейчас происходит? Туроператоры готовы продавать Россию, но у них не хватает продукта. Ограниченное количество качественных гостиниц, за которые не стыдно перед клиентом. Туроператор даже по заключенным договорам иногда не может получить услуги.

Мы получаем такие сигналы, когда под различными предлогами гостиницы отказываются задним числом: то авария какая-то, то технический сбой, то человек ошибся. И нет вашего бронирования. Понимаете? В такой ситуации оказываются туроператоры. Они говорят: «Мы готовы продавать, но нам не дают».

Варвара Макаревич: Елена, на ваш взгляд, сколько еще понадобится времени, чтобы отрасль смогла «выздороветь» от этой пандемии?