Внутренний турист изменит облик страны

Внутренний турист изменит облик страны | Программы | ОТР

Путешествия по России во время пандемии переживают подъём. Куда поступают доходы от туризма?

2021-02-02T19:16:00+03:00
Внутренний турист изменит облик страны
«Власти скрывают»: кто и почему верит в теории заговора
Суррогатное материнство: шанс или преступление?
Как TikTok стал влиять на нашу жизнь?
Будущее рабочих профессий
Счастье быть родителем
Кому выгодно получать оплату наличными, а кому нет?
Служу России: как меняется отношение к вооружённым силам?
Придержите дверь: есть ли в России социальные лифты?
Ждать ли проверок многоэтажек?
Дискриминация: в возрасте ли дело?
Гости
Олег Ефремов
художественный руководитель Подольского драматического театра
Ирина Шереметкер
депутат Законодательного собрания Тверской области, президент Ассоциации туризма Тверской области
Инна Пехова
вице-президент Национального туристического союза
Алексей Шабуров
директор Ассоциации частных музеев России

ВИДЕО

Сергей Кузьмин, путешественник: Я часто путешествую по России и делаю это в компании своего преданного пса. В целом путешествовать по России можно, но сложно. Сложности возникают, начиная с качества дорог, по которых мы ездим на автомобиле, и заканчивая тем, что местность просто не приспособлена к приему гостей. Ужасно еще и то, что некоторые жители города даже к созданным локациям относятся очень безответственно и похабно.

Мне бы хотелось, чтобы, например, авиабилеты стоили дешевле, чтобы условия в этих местностях были в том числе тоже дешевле, лучше и комфортнее. Но, к сожалению, пока я этого ничего не могу наблюдать. Есть исключения, но их очень и очень мало.

Юрий Алексеев: Туризм – одна из наиболее пострадавших от коронавируса сфер. При этом российский рынок внутреннего туризма в прошлом году, особенно летом, чувствовал себя не так уж и плохо. Закрытые границы заставили граждан обратить внимание на путешествия по стране, а не за ее пределами.

Превратится ли этот интерес в долгосрочную тенденцию? И способствует ли рост турпотока улучшению облика российских городов? Обсудим это и многое другое прямо сейчас. Это ток-шоу «ПРАВ!ДА?». Меня зовут Юрий Алексеев. Со мной по видеосвязи сегодня:

Ирина Шереметкер – депутат Заксобрания Тверской области. Считает, что люди, приезжающие в регион, открывают для себя новый мир.

Инна Пехова – эксперт по туризму. Уверена: необходима единая стратегия развития туризма.

Алексей Шабуров – владелец музея. Убежден: при наличии поддержки частные музеи и театры помогли бы развить уникальный внутренний туризм.

Олег Ефремов – художественный руководитель театра. Его позиция: в России будет как в Европе тогда, когда мы сами начнем ценить наши маленькие провинциальные города.

Инна, вам первый вопрос. Я сказал о том, что вроде бы внутренний туризм чувствовал себя неплохо. Но тут по большей части имеется в виду курортный отдых, потому что летом граждане все-таки, у кого была возможность, и в Краснодарский край отправились, и в Крым отправились. А что с другими видами внутреннего туризма? Есть же агротуризм, есть культурный туризм. Насколько эти сферы пострадали от пандемии в 2020 году?

Инна Пехова: Спасибо за вопрос. Очень актуальная тема поднята, конечно. Действительно, наша отрасль пострадала больше всех. У нас есть много примеров того, какие виды туризма. Есть и исторический туризм, и автотуризм, и культурный туризм. Все-таки все отрасли пострадали, потому что все вынуждены были остаться дома.

Но тем не менее для нас – для туротрасли и для гостиничной отрасли – это очень хороший момент для того, чтобы создать новую инфраструктуру, которая должна быть, хороший сервис и открыть новые города и новые путешествия по России. Очень много компаний сейчас вовлечены в этот процесс и развивают эти города. Если говорить про туризм в малых городах, допустим, про моногорода, то есть потрясающие примеры о том, как они могут развиваться, несмотря ни на что, ни на какие кризисы.

Юрий Алексеев: Например? Чего ждать от этих городов? Какие примеры можете привести?

Инна Пехова: Например, потрясающий город Череповец, который курирует компания «Северсталь» и развивает по программе корпоративной социальной ответственности культуру в этом городе. Есть потрясающий Музей Русского Севера, который находится именно в городе Череповце. И совместно туроператором делаются программы, квест-маршруты по городу через музей, через рассказы об истории данного региона. И туроператор туристических продуктов продает на рынок уже готовый продукт как для внутреннего туризма, а в дальнейшем, когда откроют границы, так и для международного туризма.

Юрий Алексеев: Инна, а местные жители (на примере Череповца, допустим), они не боятся вот этих грядущих перемен и того, что к ним может хлынуть туристический поток из России и из-за границы? Есть ли здесь какая-то трудность?

Инна Пехова: Ну, наверное, так можно сказать о каждом городе, все могут бояться. Но на самом деле – нет. Как мы видим, местные жители будут рады приветствовать новых туристов, потому что это возможности для малого и среднего бизнеса развиваться. Когда приезжает турист в город, поднимается не только культура города, имидж города, но работают также и рестораны, и гостиницы, и культурные места. Поэтому город только счастлив от того, что появляются культурные программы для туристов, в том числе для местных жителей.

Юрий Алексеев: Ирина, вам тот же вопрос. На примере Тверской области: как коронавирус сказался на внутреннем туризме? Что удалось придумать? С какими трудностями столкнулись?

Ирина Шереметкер: Конечно, мы столкнулись с трудностями. Вчера очень сильно испугались. Информационный поток хлынул на всех и застал, в общем-то, врасплох. Но тем не менее Тверская область – это территория между двух столиц, и мы ощутили на себе огромный приток и из Санкт-Петербурга, и Москва к нам поехала. И поехали самые удаленные города и поселки нашей Тверской области. В общем-то, люди спасались в пандемию, наверное, именно в Тверской области.

Конечно, сложно было принимать такое обилие туристов, потому что, в общем-то, многие гостиничные предприятия были закрыты. Частный сектор, в принципе, работал и обслуживал. Работали рестораны. За этот период индивидуальных туристов… Туроператоры, которые занимаются групповым туризмом, занимались подготовкой новых программ, исследованием мест. В общем-то, использовали это образовавшееся свободное время для того, чтобы развивать свой бизнес.

Я думаю, что мы, в общем-то, справились с этим, научились работать в условиях пандемии, потому что все мы понимаем, что безопасность здесь прежде всего. В общем-то, я думаю, что мы готовы. И приглашаем всех к нам в Тверскую область. Конечно, будем соблюдать все меры безопасности. Но мы по праву считаемся территорией истоков, у нас берет начало великая русская река Волга, берет начало Западная Двина, чуть ниже берет начало Днепр. Эти реки берут начало практически на нашей территории, текут в разных направлениях и впадают в разные моря.

Юрий Алексеев: Ирина, извините, прерву вас.

Олег, а региональным театрам (и неважно сейчас – государственным, частным театрам), насколько им трудно выживать? История с туризмом помогает или мешает? Или сейчас вообще не до туристов, а главное – как-то остаться наплаву, выжить? Заполняемость зала в 50% и так далее. Вот эту историю закрыть уже раз навсегда, выдохнуть, а потом ждать зрителя.

Олег Ефремов: Ну да, с финансовой стороны, безусловно, сложнее. Но мне кажется, что здесь, как ни ужасно (вроде бы пандемия, вирус, чудовищно), такой момент, чтобы обратить на себя внимание, на собственную культуру, на собственные города, на собственную традицию и как бы внутрь себя посмотреть, что ли.

Юрий Алексеев: Почувствовали ли вы на примере своего театра некую заинтересованность тем, что вы делаете, от соседних регионов, от соседних городов? Посещаемость на сайте как-то анализируете? Что поменялось?

Олег Ефремов: Да-да. Несмотря на то, что мы сейчас все-таки не в полном объеме работаем, но тем не менее интерес есть, интерес увеличился, что ли.

Юрий Алексеев: Но это больше все-таки для местных жителей? Или театр – он и инструмент привлечения туристов из соседних регионов, из соседних городов? Я имею в виду – на примере небольших городов, коим является Подольск.

Олег Ефремов: Да, я понимаю. Да, в том числе. Допустим, мне сейчас немножко проще, у меня МЦД открыли, почти напротив театра выход.

Юрий Алексеев: Железная дорога, да? Центральный диаметр.

Олег Ефремов: Это очень удобно. И очень многие приезжают из Москвы, кстати, тем более что это рядом.

Юрий Алексеев: Алексей, а что касается частных и государственных музеев в свете пандемии и в свете нашей темы сегодняшней, связанной с туризмом? Эта отрасль переживает падение? Много вопросов? Просите помощи у государства? Что? Как обстоят дела?

Алексей Шабуров: Ну, как и у всех – как и у среднего, и у малого бизнеса. Сейчас действительно сложные моменты наступили. Но как только первая волна спала, соответственно, действительно, поток посетителей увеличился в разы.

Юрий Алексеев: То есть людям просто скучно по своей природе сидеть на одном месте, поэтому они готовы идти в театр и ехал в соседние города и музеи?

Алексей Шабуров: Да, да. Соответственно, что касается частных музеев, то это, конечно, большой и великий инструмент продвижения малых городов Российской Федерации. Это, конечно, очень эффективный инструмент. Конечно, наряду и с другими инструментами: государственными театрами, региональными музеями.

Юрий Алексеев: Примеры какие-то можете привести? Вот меня заинтересовал тезис Инны. Она сказала о том, что участники отрасли не теряют времени зря, и сейчас, когда трудно, придумывают нечто новое, чтобы потом это нечто новое выстрелило. А на примере частных музеев по всей нашей бескрайней Родине – какие примеры можете привести?

Алексей Шабуров: Вы знаете, частные музеи, которые покрупнее, конечно, они чувствуют себя достаточно комфортно, у кого есть запас прочности. А музеи поменьше – многие музеи закрываются. Я надеюсь, что после пандемии, возможно, хватит сил заново открыться, перезапуститься, но…

Юрий Алексеев: Ну можете привести примеры для понимания? Вот что такое музеи с достаточной прочностью?

Алексей Шабуров: Могу, могу.

Юрий Алексеев: И желательно не Москва и не Питер, конечно.

Алексей Шабуров: Допустим, крупный музейный комплекс в селе Вятское Ярославской области, достаточно известный. Они выстроили очень интересную онлайн-программу. Посещение онлайн там действительно зашкаливает, миллионы. То есть это то, чего не было до пандемии. Конечно, когда сейчас откроется возможность для посетителей физически, этот поток усилится.

Примеры с другими частными музеями в Новгородской области и в других областях, в той же Ярославской области – там ситуация сложнее. То есть те музеи, у которых, собственно говоря, нет того запаса прочности, той инфраструктуры или бизнеса, который стоит за частным музеем, эти музеи закрываются. Это факт налицо. Мы получаем много писем, как бы пристроить ту или иную коллекцию. Я думаю, где-то 20% музеев от всего объема (а где-то около 800 частных музеев, в базе у нас находятся 500) будут закрыты.

Ну, надеюсь, что опять же государство… Мы же затронули тему, что развитие малых городов как раз идет через обращение внимания на культурные объекты, такие как музеи, частные театры. Если здесь государство обратит на это внимание и поддержит те инициативы, которые были рождены владельцами ранее, то я думаю, что все будет в порядке.

Все упирается в деньги и в арендную плату. Когда музей закрыт, ведь за это помещение надо платить. Хорошо, когда помещение принадлежит муниципальной собственности либо региональным властям, еще можно как-то договориться. А если это частник, который говорит: «Нет денег – нет и квадратных метров»?

Юрий Алексеев: Ну да. Сейчас об этом тоже поговорим.

Выношу тезис на обсуждение. Прошу прокомментировать того, кто желает. Есть мнение, что культурная жизнь российской провинции не представляет собой ничего примечательного и не способна привлечь туристов. Вот тезисы ваши хочу услышать на эту тему. Ирина, у вас была улыбка, поэтому вам слово.

Ирина Шереметкер: На самом деле не соглашусь, потому что так говорят только те, которые не ездят по России и не знают глубинки. Люди, которые приезжают к нам в Тверскую область, они открывают для себя этот провинциальный мир с совершенно другой стороны и с удивлением обнаруживают то душевное гостеприимство, с которым их принимают. Это в разы отличается от гостеприимства в зарубежных странах. И культурный пласт у нас огромный! Вот эти воодушевленные глаза экскурсоводов, музейных работников просто заражают настолько гостей наших, что они уезжают веселые, радостные, рассказывают об этом своим друзьям и знакомым, приезжают заново. И каждый раз… В общем-то, эмоции через край. И наши туроператоры, и принимающие стороны работают с удовольствием, поэтому недовольных нет.

Юрий Алексеев: Олег, а ваше мнение на этот счет? Не существует ли каких-то шаблонов, стереотипов, что прямо «развесистая клюква»? И регионы работают по этим шаблонам. И туристы это знают, в очередной раз приезжают. И все достаточно предсказуемо.

Олег Ефремов: Ну, наверное, кто-то и работает по шаблонам, как вы говорите, «развесистая клюва». Дело в том, что, вы знаете, мне кажется, вот этот момент даже способствовал сейчас тому, что… Мы так убеждали от собственной культуры, от собственных традиций в поисках где-то там, за границами каких-то впечатлений, что сегодня, возвращаясь домой, мы вдруг обнаруживаем совершенно удивительные и уникальные моменты у себя дома, которые вот они, рядом были. Как говорится, «в своем отечестве пророков нет». Мы сейчас благодаря пандемии, вирусу этому жуткому, утратив возможность поехать куда-то еще, вдруг обнаруживаем вот этот восторг от собственного дома.

Юрий Алексеев: Понятно.

Как государство поддерживает развитие внутреннего туризма и какие новшества готовит? Обсудим это через мгновение. Это ток-шоу «ПРАВ!ДА?». Оставайтесь с нами.

Инна, пока такая достаточно благостная картина вырисовывается. Государство активизировало свои действия. Нацпроект грандиозный запускают, связанный именно с внутренним туризмом. Объявлено о том, что появится корпорация по туризму. Несколько слов, ваше мнение об этой корпорации. Насколько это эффективная структура? Из открытых источников известно, что… предполагается, что ее создадут путем слияния курортов Северного Кавказа, Корпорации развития Северного Кавказа и фонда «Посети Кавказ». Эти структуры как себя показали на прежней ниве своей деятельности? И чего от них ждать в этой корпорации? Нужна ли она?

Инна Пехова: Конечно, нововведения необходимы. И корпорация тоже необходима, потому что это более быстрый ресурс, который может применить быстрые практические действия. А сейчас нужна скорость и быстрая реакция на все изменения и нововведения.

Юрий Алексеев: А какие действия имеются в виду? Дороги прокладывать и газ вести в эти деревеньки русские?

Инна Пехова: Например, был прекрасный проект, который уже реализован, – это кешбэк, который сподвигнул туристов больше бронировать гостиницы и путешествовать по России. Были от Ростуризма программы потрясающие по предоставлению грантов для всех желающих, кто хотел бы выйти с инициативой по улучшению качества туризма. Это глэмпинги, на оборудование, на развитие культурных треков. Это все, что связано…

Юрий Алексеев: То есть это и предприниматели могли подавать заявки на грант, и обычные люди, активисты, которые видят потенциал у себя дома?

Инна Пехова: Абсолютно, да. Если у вас была идея какая-то и Ростуризм ее поддержал, то… Было много экспертов, которые провели этот анализ и выявили. Была первая часть этой программы. Насколько я знаю, будет и вторая. И достаточно много мер сейчас активизируется. Поэтому я думаю, что и корпорация развития привнесет большой стимул для развития туризма.

Я думаю, что еще очень важно подключать местные сообщества, и бизнес. Только в таком большом комьюнити можно сделать большой проект.

Я бы хотела еще добавить по Кимрам, допустим. Город небольшой, потрясающей красоты, в Тверской области находится. Я там была. И после того как я туда приехала, у нас был большой проект по восстановлению усадьбы и торговых рядов исторических, которое делает местный бизнес. И прямо напротив этой усадьбы находится потрясающий Кимрский театр драмы и комедии, который всегда занят, там билетов не найти, не выкупить. При восстановлении усадьбы, которая будет прямо в центре города находиться, она поднимет всю инфраструктуру города, в том числе культурный проект. И о городе Кимры узнают. Это делается прямо сейчас. То есть это не планы, а это конкретные действия, и именно в этот период.

Поэтому совместная работа корпорации, бизнес-сообщества и комьюнити – только так возможно. Я думаю… я не думаю, а я уверена, что это делается, и делается очень активно сейчас.

Юрий Алексеев: Ирина, а вы согласны? Вот Инна сказала о том, что… привела пример конкретного города. И говорит о том, что большой потенциал, и он будет развиваться и развиваться. С вашей точки зрения (вы представляете Тверскую область), вот эти небольшие городки в принципе заинтересованы в том, чтобы развивать у себя этот внутренний туризм? Либо они привлекают туристов, привлекают деньги, а эти деньги уходят потом куда-нибудь в регион, а самому городку ничего не остается? Вот это организовано? И какие здесь есть объективные трудности и проблемы?

Ирина Шереметкер: Конечно, без трудностей не бывает, но, в общем-то, мы идем. И я считаю, что мы идем семимильными шагами…

Юрий Алексеев: Ну, деньги в регион уходят? Или они в этих городках остаются? Как это устроено?

Ирина Шереметкер: Они идут в города. Ну, НДФЛ остается в городах. В общем, есть программы по благоустройству, по городской среде в исторических поселениях. Сейчас очень активно участвуют именно исторические поселения в этих программах, именно с учетом турпотока, формирование этой привлекательности местных территорий.

Юрий Алексеев: А цифры какие-то можете привести, ну, в процентах? Вот из тех денег, которые привозят туристы, сколько остается непосредственно в этом городе и дальше тратится на развитие инфраструктуры?

Ирина Шереметкер: Сейчас мы ожидаем в бюджете, допустим, от гостиничного сектора порядка 500 миллионов рублей налогов в областной бюджет. Ну, по районным центрам затрудняюсь сказать. Но тем не менее бизнес работает, именно малый и средний бизнес работает с туристами. Я думаю, что туризм – это абсолютно перспективная отрасль. Она служит именно для того, чтобы поднимать экономику именно местных территорий.

Юрий Алексеев: Олег, ваш комментарий на этот счет. Есть ли объективная проблема, что деньги куда-то наверх уходят, а не остаются в этом небольшом городе, привлеченные за счет туристов?

Олег Ефремов: Я не могу за весь город здесь сказать ничего, потому что… Я могу только о собственном театре говорить. Все, что зарабатывает театр, остается у театра. А уже как там распределяются бюджетные средства – сверху вверх или снизу вверх – я не очень владею этой ситуацией. У меня все-таки не бюджетная организация.

Юрий Алексеев: Алексей, а на примере частных музеев? Предприниматели чувствуют, что тут дорогу проложили, тут газ провели, тут какую-то активность помогло устроить государство?

Алексей Шабуров: Я хочу сказать, что когда слышишь, что у нас необустроенная инфраструктура и так далее… Конечно, у нас очень большая харизма внутри этих городков. Это люди, это великолепнейшие исторические факты, ну и многое другое, вплоть до кухни и каких-то интересных ландшафтных моментов. Это действительно что-то необыкновенное. Поэтому комфорт – это дело наживное. Я думаю, что это вопрос времени. Как чувствуют развитие инфраструктуры частные музеи? Ну конечно, если будут хорошие дороги, гостиницы, где можно будет остановиться, то это великолепно.

Многие музейщики идут по пути развития музеев, а рядом развивают сами своими руками инфраструктуры в виде или гостиниц, или ресторанов. Например, 10% музеев идут по такому пути. То есть стоит музей, а рядом обязательно будет… он же владелец гостиницы или ресторана.

Юрий Алексеев: То есть и швец, и жнец, и на дуде игрец – предприниматель, который должен создавать вот эту сферу?

Алексей Шабуров: Да. Я не знаю, как в частных театрах, но частные музеи – это вещь убыточная. То есть, грубо говоря, если кто-то скажет, что на частных музеях можно заработать, то это глубоко неправда. Исключение составляют крупные музеи, крупные проекты, где действительно этот проект можно назвать бизнес-проектом. Ну, например, в Питере это «Панорама». В Ярославле это опять же село Вятское.

Юрий Алексеев: А зачем тогда вы этим занимаетесь?

Алексей Шабуров: А здесь уже как раз вот та самая загадочная русская душа, когда ты занимаешься тем, что хочется. Вот зачем занимается в Торжке Тверской области Олег Иванов, сохраняет Музей золотошвейки? Вот задайте ему вопрос. Человек имеет бизнес, ему есть чем заняться, однако он тянет этот музей, чтобы сохранить эту историю.

Юрий Алексеев: Ирина, мне показалось, вы делали вот так, когда…

Ирина Шереметкер: Нет, я полностью поддерживаю, потому что…

Юрий Алексеев: И тезис о том, что частные музеи – это очень частно убыточная история.

Ирина Шереметкер: Нет, я, наверное, не соглашусь, потому что частные музеи могут создаваться и при объектах питания. То есть это точка туристского показа и притяжения, она является уникальной. В любом случае вот такие объекты будут живы в любое историческое время. То есть это уникальный бизнес, который, в общем-то, при правильном его продвижении, я думаю, имеет место быть и будет существовать.

Юрий Алексеев: Ну не скажите! Я предлагаю посмотреть комментарий Ольги Гусевой – это автор проекта «Театр-музей Ильи Муромца» в городе Муроме Владимирской области.

ВИДЕО

Ольга Гусева, авто проекта «Театр-музей Ильи Муромца»: В 2016 году мною был открыт небольшой «Театр-музей Ильи Муромца» в старейшем городе России – Муроме. Мы показывали интерактивные представления для всей семьи по былинам об Илье Муромце. Но, к сожалению, в 2019 году пришлось закрыть музей, так как туристический поток в Муроме не такой большой, как, например, в городах «Золотого кольца». Мы снимали помещение в аренду, и это требовало огромных затрат. Поэтому дальше тянуть музей мы уже сами не могли. И мы не получали поддержки от государства, от администрации или спонсоров. Нам просто не удалось держаться наплаву дальше.

На мой взгляд, если бы администрация города или даже региона обратила на нас внимание, поддержала как-то и помогла, то вот такой небольшой частный музей мог бы стать отличным толчком для дальнейшего туристического развития города. Было бы здорово, если бы появился хороший спонсор у нас, мы бы возродили этот музей. Потому что все готово, все реквизиты, все сценарии – все есть. И я верю, что вот такие небольшие частные музеи могут привлекать туристов и сделать город туристическим. Возможно, это даст толчок к развитию города в целом.

Юрий Алексеев: Напомню, это Ольга Гусева, комментарий о «Театре-музее Ильи Муромца» в городе Муроме.

Инна, а почему так получается? Вот местные власти не поддерживают материально, когда нужно временно, может быть, помочь, тех, кто и город прославляет, и помогает деньги в бюджет привлекать.

Инна Пехова: Ну, мне кажется, здесь в первую очередь все-таки должна быть проактивная работа самого музея. Вот об этом музее, ну, я не думаю, что это было во многих средствах массовой информации – это раз. А во-вторых, наверное, не была слишком развита агентская сеть. Ну и в целом нужно в первую очередь властям продвигать Муром как направление, чтобы подавать потоки туристов.

То есть нужна абсолютно четкая информированность и прозрачность, для того чтобы гости поехали туда. От того, сколько туристов приедут в город, будет такой поток и в этом музее. Поэтому здесь очень важно, чтобы продвигался город как направление, как дестинация культурная и туристическая. А это значит, что нужно общение с туроператорами, общение с турагентствами, общение с корпоративными компаниями. И, конечно же, пиар. Без продвижения город сам не будет ни в каком формате выживать. Частный музей – это очень сложно, и не только в Муроме, но и в других городах.

Юрий Алексеев: А кто этим должен заниматься? Главы этих небольших городов? Регион? Вы прямо такой мощный клубок проблем сейчас обрисовали.

Инна Пехова: Ну, проблемы есть везде, просто надо подходить к ним планомерно и решать. Просто нужно проактивными быть и знать… не то что знать, а просто идти. В первую очередь, конечно, это комитеты по туризму администраций, которые обязаны развивать город как направление. У них должна быть стратегия продвижения города, разработанная совместно с игроками бизнеса: музеи, отели, рестораны. На те же выставки онлайн, допустим (ну, раньше – офлайн), нужно приезжать и рассказывать, допустим: «У нас есть вот эти, эти и эти достопримечательности». И вовлекать уже в составление одного большого турмаршрута операторов и российских, и международных.

Я вам скажу, знаете, есть такая проблема: сейчас многие туроператоры, даже турагентства, которые занимались выездным туризмом, они остались как бы не у дел. Это огромная проблема – таким бизнесом заниматься в кризисный период. Очень многие сделали такой свой внутренний рестарт. Кто-то начал заниматься продвижением культурных мероприятий и создавать какие-то новые проекты, рассчитанные на местную публику, на местных туристов. Кто-то начал строить глэмпинги.

Таким образом, здесь нужно просто перестроиться и знать о проблемах того места, что происходит, вовлекать бизнес-сообщество и перестраиваться. Туроператоры с удовольствием продавали бы сейчас уникальные маршруты, которые есть в России. Просто нужно друг друга свести через администрации, сообщества, союзы. Их много, и все хотят друг другу помочь.

Юрий Алексеев: Алексей, а вы согласны с этим тезисом? То есть нет ли проблемы общения с управленцами на местах, многие из которых старой формации, что ли? И они просто не понимают, что им говорят предприниматели, представители туриндустрии. «Ну ладно, фестиваль огурца какой-нибудь проведите». И в итоге вся Центральная Россия проводит эти фестивали огурца из года в год.

Алексей Шабуров: Есть такая проблема, но она не везде. Опять же не вся администрация относится так, как, может быть, отнеслась в Муроме. В Муроме, например, был великолепный музей – «Кибер-музей». Я не знаю, это один из сильнейших музеев частных вообще, связанный именно с вычислительной техникой. У них самая большая коллекция. И они тоже закрылись, тоже из Мурома ребята. Вот когда мы проводили выставку в 2019 году, в сентябре, в Москве, у нас принимали участие 100 частных музеев России. И вот этот музей был самый популярный по посещаемости, ну, во всяком случае их экспозиция. Это самые первые компьютерные игры, заканчивая современными компьютерами. Это пример.

Ну и есть хорошие примеры. Например, в Тульской области взаимодействие с администрацией. Много частных музеев, которые попали в программу развития этого региона. Я лично знаю несколько, скажем так, крупных музеев, а точнее – интереснейших музеев. Например, город Одоев – там сразу три музея. Открыл один и тот же владелец – Сергей Кузнецов. Соответственно, он же открыл Музей гармошки в городе Туле. Там администрация идет на контакт, помогает с фестивалями, с организацией каких-то интересных конференций, посвященных тому или иному направлению.

В частности, они проводят раз в два года Фестиваль глиняной игрушки. То есть со всей России съезжаются мастера, которые еще остались в живых, и передают опыт нашей традиционной глиняной игрушки: с Севера, с Востока, с Запада. То есть радио охватывает свыше 600 километров. Я проходил по рядам сам, познакомился с этим интересным искусством. Так что здесь…

Юрий Алексеев: Еще один комментарий предлагаю посмотреть. Извините, просто времени все меньше. Наталья Никитина – это генеральный директор Центра познавательного туризма «Коломенский посад» (город Коломна, Московская область).

ВИДЕО

Наталья Никита, генеральный директор Центра познавательного туризма «Коломенский посад»: Я представляю музейно-творческий кластер «Коломенский посад», что находится в городе Коломна. Это 100 километров от Москвы, Московский регион. Наш кластер объединяет несколько музеев, литературное кафе, информационный центр и несколько крафтовых производств. Один из самых популярных музеев – это Музей коломенской пастилы. В 2016 году мы получили правительственную премию, награду за развитие этого промысла – коломенской пастилы.

Мы не выживаем, мы живем, рассчитываем сами на себя, но также имеем поддержку от властей, от городских властей, от региональных властей, от Московской области. Также нас поддерживают фонды. Мы тяжело прожили этот год. Но, невзирая ни на что, мы открыли новый адрес, новый объект – музейный центр, который посвящен коломенскому шелкоткачеству. Наше присутствие, как мы думаем (и мы уверены в этом), очень полезно городу. Мы создаем рабочие места. Повышается уровень жизни в исторической части города, он становится привлекательным для гостей. Поток туристов за последние десятилетия увеличился в разы.

Юрий Алексеев: Олег, вот увидели другой пример. И многие зрители скажут: «Ну что вы хотите? Это несколько часов езды от Москвы, Москва помогает, область помогает». Секрет только в этом или в чем-то еще, на ваш взгляд?

Олег Ефремов: Нет. Я думаю, что если местные органы власти заинтересованы, если они любят собственный город, место, то тогда они помогают. Но мне кажется, что проблема у тех, у кого не получается, она чуть больше, что ли, шире. Наверное, нужна более мощная и глобальная государственная политика в отношении культуры, искусства – не туризма как такового, именно продвижение. Продвинут себя сами и музеи, наверное, и эти. А именно помощь централизованная, более масштабная.

Юрий Алексеев: А что вы имеете в виду под более масштабной и централизованной помощью? Деньги?

Олег Ефремов: Не только деньги, нет, не только деньги. Тут какая-то именно государственная политика в отношении культуры.

Юрий Алексеев: Ирина, вы хотели дополнить.

Ирина Шереметкер: Да, я хотела дополнить на примере нашего Тверского региона. У нас очень активное министерство, все молодые такие, задорные. На самом деле у нас есть большое количество мер поддержки…

Юрий Алексеев: Но это все делается для чего? Для рейтинга чиновников? Или чиновники просто прекрасно понимают, что это деньги в бюджет, это средства, это экономика региона в первую очередь?

Ирина Шереметкер: Ну конечно. Это рабочие места, увеличение заработных плат и, соответственно, возврат этих субсидий в местный бюджет. Поэтому подводятся и дороги у нас, туристические направления, и делается инфраструктура. Конечно, это происходит не по щелчку, это занимает по-любому какое-то определенное время. Но мы ощущаем в нашем регионе вот эту государственную поддержку, политику и губернатора нашего, и министерства, и местных властей. Во время пандемии все увидели этот турпоток, потому что, как правило, туристы, допустим, в городе Твери не заметны. И когда, допустим, наши рестораторы наконец-то увидели тех индивидуальных туристов, которые стали приезжать к ним и заполнять их посадочные места, то, в общем-то, все поняли, что за счет туристов можно и нужно жить.

Надо просто уметь встраиваться в этот процесс, уметь предлагать правильный турпродукт, уникальный турпродукт. Это во многом зависит от того, как вообще работает бизнес. Правильно коллега сказала, что от активности бизнеса очень многое зависит. Сидеть и ждать, пока к тебе придут и окажут поддержку – это неправильная позиция.

Юрий Алексеев: Ну, активность – это умение общаться с местными властями и выстраивать отношения?

Ирина Шереметкер: Да, конечно. Быть грамотными, потому что меры поддержки требуют оформления документов. Зачастую предприниматели иногда ленятся делать это, иногда не умеют. То есть здесь надо, конечно, стараться повышать свою грамотность.

Юрий Алексеев: Инна, а как вы считаете, вот когда у нас будет так же, как в Европе? Что ни маленький город, то просто какая-то шкатулочка или жемчужина. А не так, как у нас часто бывает – нищета и разруха.

Инна Пехова: Ну, я думаю, что мы к этому все уже идем очень активно. Я могу дать пример Владимирской области. Очень проактивная администрация, они нацелены на инвестиционные проекты, на развитие каждого из городов в данной области. Мы проводили встречи с международными экспертами, чтобы создать вместе большую стратегию. И это делается сейчас.

Поэтому я думаю, что в ближайшее время мы обязательно будем иметь такие уникальные магниты притяжения городов при вовлеченности и проактивности всего сообщества. Обязательно. Потому что мы не имеем права… У нас уникальная и красивейшая страна. У нас можно это развивать в разных сферах. Есть и автотуризм. Автотуризм развивается с бешеной скоростью, инфраструктура придорожная, которая как раз и откроет малые города. Ресурсов очень много, нужно просто делать это.

Юрий Алексеев: Алексей, ложку дегтя можете подлить в эту историю? А какие регионы не понимают, что туризм, внутренний туризм – это колоссальный потенциал и колоссальные средства, которые можно привлечь себе в бюджет?

Алексей Шабуров: Ну, не хочу ложку дегтя кидать. Все, что было сказано – сто процентов, я тоже внутренне уверен в этом. Есть какие-то шероховатости у нас. Есть регионы, которые, может быть, которые не понимают до конца значимость… Я говорю сейчас опять же про частные музеи. Ну, я уверен на сто процентов, что глубокое осознание внутри общества произошло. То есть это сто процентов!

Мы все любим свою страну. Я путешествовал, я жил долгое время в разных странах: допустим, два года в Канаде, три года в Соединенных Штатах Америки, в Германии. И есть с чем сравнить. Я объездил всю Европу вдоль и поперек, Китай. И, проехав по своей стране свой последний тур по 100 городов, вы знаете, я получил столько энергетики, столь красоты! Ну, ни с чем сравнить нельзя. Сейчас можно долго дискутировать – почему. Ну, потому. Вот потому.

Юрий Алексеев: Спасибо.

Создание комфортной и дружелюбной среды на месте важно не только туристам, но и самим жителям. А так туристы будут открывать соседние регионы и глубинку, а жители этих самых соседних регионов и глубинки – другую жизнь. Туризм позволяет создавать ее прямо у себя дома.

У каждого из наших гостей своя правда. Кто прав, а кто – нет, решаете только вы. Адреса соцсетей в низу экрана, подписывайтесь. Меня зовут Юрий Алексеев. До свидания!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Путешествия по России во время пандемии переживают подъём. Куда поступают доходы от туризма?