Ждать ли проверок многоэтажек?

Ждать ли проверок многоэтажек? | Программы | ОТР

Насколько эффективны с точки зрения безопасности и рациональности предлагаемые меры? Как на них реагируют граждане?

2021-02-17T22:44:00+03:00
Ждать ли проверок многоэтажек?
Счастье быть родителем
Кому выгодно получать оплату наличными, а кому нет?
Служу России: как меняется отношение к вооружённым силам?
Придержите дверь: есть ли в России социальные лифты?
Дискриминация: в возрасте ли дело?
Долги за ЖКХ придется вернуть?
Современная музыка: эволюция или деградация?
Судебная реформа: что нового?
Как найти общий язык разным поколениям?
Лицензия на просвещение. Какие поправки ждут закон «Об образовании»
Гости
Павел Степура
руководитель проекта «Дом и двор», эксперт ВШЭ
Дмитрий Гордеев
заместитель генерального директора Ассоциации «ЖКХ и городская среда»
Галина Хованская
депутат Госдумы, председатель Комитета по жилищной политике и ЖКХ
Андрей Костянов
заместитель исполнительного директора некоммерческого партнёрства «ЖКХ контроль»

ВИДЕО

Юрий Алексеев: Хоть наши дома вроде бы и наши крепости, в многоэтажках мы живем не одни, делим их с сотнями соседей и хотим быть уверены в своей безопасности. У всех ли исправна газовая плита, надежная электропроводка? Нет ли опасных перепланировок? Надзорные органы периодически грозят взять ситуацию под особый контроль. Так ждать ли массовых проверок в многоэтажках? Сейчас и поговорим. Ток-шоу «ПРАВ!ДА?» в эфире. Меня зовут Юрий Алексеев. И вот мои гости:

Галина Хованская – депутат Госдумы. Ее мнение: за газовой безопасностью в многоэтажках должны следить автоматизированные системы контроля, но кто за них будет платить?

Андрей Костянов – представитель центра «ЖКХ Контроль». Он за проверки электропроводки в квартирах.

Дмитрий Гордеев – юрист, эксперт в сфере ЖКХ. Считает: жильцы для своей же безопасности должны впускать проверяющих в квартиры.

Павел Степура – главный редактор и создатель проекта «Дом и двор». Предупреждает: на месте проверяющих могут легко оказаться мошенники.

С этого года действуют несколько нововведений, касающихся правил противопожарной безопасности в многоквартирных домах. Дмитрий, вас первый вопрос. Среди этих нововведений запрет на хранение всякого рода скарба (банок, склянок, соленостей) в подвалах и на цокольных этажах. Ну, я беспокоюсь, потому что многие из людей эту площадь использовали в своих интересах. Теперь все, надо зачищать, если это места общего пользования? Никаких вариантов здесь нет?

Дмитрий Гордеев: Естественно. Если существует запрет, то необходимо все это дело убирать. Но я хочу обратить внимание, что это требование не является новым. Оно существовало и в старых Правилах противопожарного режима 2012 года. Просто, возможно, оно как-то нарушалось.

И я хочу сделать еще одну ремарку. Ведь у нас есть по проектам зданий определенные помещения, типа кладовых.

Юрий Алексеев: Ну, в новостройках, в новых зданиях, как правило.

Дмитрий Гордеев: Да-да-да. Как машино-место. И там, естественно, люди не могут хранить канистры с бензином или маслом, но, например, банки-склянки они хранить имеют право. Это не мусор. Другой вопрос – то, что мы увидели на изображении, когда из подвала выносили кучу всякого действительно хлама. Это действительно надо убирать.

Юрий Алексеев: Андрей, а что касается… Ну, часто в хрущевках, допустим, в стареньком жилом фонде я вижу картину, когда между этажами какой-нибудь старый диван стоит или какая-нибудь плита, или стиралка. То есть люди не хотят это утилизировать за свой счет, а они это просто выносят куда-то на этаж. А за чей счет, если надо все расчищать, никаких барьеров для пожарных, если, не дай бог, пожар? За чей счет это тогда должно убираться из подъездов?

Андрей Костянов: Ну, вообще-то, оно должно убираться, действительно, за счет того, кто захламил эту территорию. Правильно Дмитрий сказал, противопожарные правила существуют уже очень давно. Я так понимаю, что резонанс такой получился, когда в конце прошлого года вышло постановление правительства, которое, в общем-то, объединило ряд документов, связанных с пожарной безопасностью, в один большой документ. В частности, там был раздел – то, что относится к многоквартирному дому.

Смотрите. Ведь когда вы свой диванчик, который вам не нужен, выносите на лестничную площадку, вы занимаете общее имущество. Общее имущество принадлежит не только вам, оно принадлежит всем собственникам в долях. Поэтому вы, в общем-то, незаконно лишаете людей возможности пользоваться этим имуществом. А уже потом… Ну, на самом деле, это первоочередное, но тем не менее вы затрудняете пути эвакуации. И в случае если, не дай бог, что-то произойдет, то кто будет отвечать? Кто будет отвечать за этот диванчик, который вы выставили, потому что он вам в квартире не нужен?

Юрий Алексеев: Ну а если ничего не произойдет, дай бог, то тогда никто и не будет отвечать? Он так там и будет стоять годами, если управляющая компания сама не вынесет? Получается так?

Андрей Костянов: Управляющая компания, в общем-то, может выдать вам предписание его убрать. И инспектор пожарного надзора может выдать вам предписание его убрать.

Дмитрий Гордеев: Можно дополнить?

Юрий Алексеев: Да, пожалуйста, Дмитрий.

Дмитрий Гордеев: Я хотел сказать, что есть такое понятие «крупногабаритные отходы». Это часть твердых коммунальных отходов. И по идее… Вот мы платим плату независимо от того, где мы живем – в каком регионе, в каком муниципалитете. Всегда в плате, которую мы платим за твердые коммунальные отходы, есть частичка стоимости за крупногабаритные отходы. На контейнерной площадке должен стоять или бункер отдельный, или должно быть место.

Понятно, что может диван старый появиться, холодильник и так далее. И человек должен иметь возможность вынести. И должно быть обязательно объявление, какая-то табличка, где понятно… Или по графику приезжает бункер, привозят его. Значит, надо его заказать. Если нет этой таблички, то надо просто вынести и около контейнеров аккуратно поставить. И за содержание контейнерной площадки в том числе для крупногабаритных отходов, отвечает управляющая организация или ТСЖ.

А вот если человек, например, вынес на лестничную площадку, то это все равно, понимаете, как не выносить мусор из квартиры, а пакеты складывать на лестничной клетке. Абсолютно одинаково. Конечно, виноват тот человек, который выносит. И я думаю, что соседи этого человека знают, здороваются с ним. И они должны ему по-соседски сказать: «Что же ты делаешь? Зачем же ты подъезд наш, нашу лестничную площадку превращаешь фактически в сарай, в мусорку?»

Юрий Алексеев: То есть такого рода отходы можно выносить на свалку, но на свалке должно быть оборудованное место, и управляющая компания должна организовывать вывоз? Вот дальше спрос с нее?

Дмитрий Гордеев: Да.

Юрий Алексеев: И еще по поводу нововведений. Павел, тогда к вам вопрос. Теперь запрещено хранить разные коляски, велосипеды (на первых этажах многие оставляют), это все теперь под запретом. Но есть ведь разница между терминами «хранить» и, допустим, «оставлять». Как вот эта тонкость решается?

Павел Степура: Ну, вообще раньше, к примеру, в домах все-таки были такие помещения, которые назывались колясочными. И тогда в эти помещения, соответственно, вполне логично ставились и коляски, и велосипеды.

Юрий Алексеев: Да, это логично. А когда просто этаж под лестницей где-нибудь, то в таком случае что?

Павел Степура: Получается по новым жестким формулировкам, что хранить ничего нельзя. Хотя на самом деле никаких принципиальных проблем с этим нет. Ведь почему не хотят, чтобы хранили коляски, велосипеды? Чтобы они не загромождали пути эвакуации. Именно для этого. То есть если вдруг, не дай бог, происходит какая-то чрезвычайная ситуация, пожар, то, конечно, они не должны мешать. А если это где-то под лестничной клеткой, то это же не горячие материалы, ничего. То есть, в общем, требование достаточно жесткое. Я боюсь, что оно будет точно так же применяться инспекторами при проверках и при наложении штрафов. Но по факту, к сожалению, здесь… Хотя причина понятна – пути эвакуации должны быть свободными.

Юрий Алексеев: Галина, поясните, пожалуйста. Вот мы обговорили, какие нововведения есть. И выяснилось, что это не совсем и нововведения. Одно положение было там раньше прописано, другое – там раньше прописано, третье вроде бы все понимают. А что тогда изменится с этими нововведениями? Что-то стало жестче? Появились какие-то штрафы? То есть ради чего тогда все задумывалось?

Галина Хованская: Штрафы у нас появляются регулярно. И регулярно также индексируются и увеличиваются. В этом можно даже не сомневаться нисколько.

Юрий Алексеев: Осталось зарплаты теперь индексировать так же. Со штрафами все нормально, мы поняли.

Галина Хованская: Мне очень понравились все ответы и комментарии участников сегодняшнего обсуждения. Но хочу сказать единственное: управляющая организация у нас не может предписания давать, это только компетенция жилищной инспекции и Жилнадзора, надзорного органа. Конечно, тут можно пойти таким же путем. Но если не согласен собственник дивана с тем, что он что-то должен доносить до помойки, то нужно тогда не только соседям, но и решением общего собрания его к этому призвать.

Юрий Алексеев: Если есть совет дома.

Галина Хованская: Да, да.

Юрий Алексеев: Продолжим противопожарную тему. Я попрошу внимания на экран.

ВИДЕО

Юрий Алексеев: Вот ситуация, к сожалению, не редкость, для новостроек в том числе, когда все вроде бы предусмотрено (и брандспойты, и какое-то водоотведение), а по факту они или мусором забиты, или этих брандспойтов вообще нет, или вентили все заржавели. К кому идти за помощью? Потому что ситуация-то важная. Не дай бог что случится, люди могут просто погибнуть. Как действовать? Вопрос всем, кто готов ответить.

Дмитрий Гордеев: Я могу свою точку зрения сказать.

Юрий Алексеев: Да, Дмитрий.

Дмитрий Гордеев: Напрашивается вопрос, который очень часто, собственно говоря, и СМИ как бы культивируют: за все отвечает управляющая организация. Но, например, за мою машину прежде всего отвечаю я, а потом уже станция техобслуживания. Поэтому здесь ответ я построю по двум моментам.

Первое. Собственники должны тратить средства на то, чтобы все средства пожаротушения в доме были в наличии и были исправны. Управляющая организация, которую они нанимают, должна содержать эти средства пожаротушения. Если они есть, она должна их поддерживать в нормальном состоянии. Если их нет, то она должна сказать собственникам: «У вас нет пожарного гидранта, у вас нет пожарного рукава, нет огнетушителя. У вас такие-то проблемы с пожарной сигнализацией. Пожалуйста, предусмотрите решением общего собрания вопрос о добавлении таких работ и услуг».

И за само железо – за огнетушители, за системы эти – надо заплатить. Управляющая компания не просто так, как дойная корова, должна все дать за счет соседних домов. Должны заплатить собственники, а управляющая организация должна сделать.

В моем доме, например (у меня новостройка), вообще анекдотичная ситуация. Есть специальный отсек, где должен быть пожарный рукав, чтобы можно было подсоединить к этому большому пожарному крану, но висит маленькое объявление: «Собственники, придите и распишитесь». То есть все собственники квартир должны прийти и расписаться за то, что этот рукав будет находиться на нужном месте. Ну, мы же не можем, находясь внутри квартир ночью или на работе, контролировать его сохранность. Конечно, это неправильно. Это нарушение со стороны управляющей организации. Ну, просто пример небольшой.

Юрий Алексеев: Тогда у меня вопрос как у собственника. А может быть, сконцентрировать внимание проверяющих органов и на управляющих компаниях в первую очередь, а потом уже требовать и спрашивать с жильцов? А то у нас эти пресловутые гайки как-то в сторону жильцов больше закручиваются. Галина, вы что по этому поводу думаете?

Дмитрий Гордеев: Это как раз тот самый штамп, о котором я говорил: за все отвечает управляющая организация. Но если вы ей не заплатили, то у нее только один вариант – снять деньги с соседнего дома. Вы бы хотели, чтобы с вашего дома сняли деньги, чтобы в моем доме сделали пожарные рукава?

Юрий Алексеев: Проблема в том, что снять деньги могут, а услугу на должном уровне не окажут. Вот в чем вопрос. Галина?

Галина Хованская: Дело в том, что на самом деле могут даже не трогать соседний дом, а просто в вашем доме не будут оказаны услуги, которые предусмотрены договором с управляющей организацией. Вот и все.

Дмитрий Гордеев: Да.

Галина Хованская: Понимаете? А жилищная инспекция, пожарная инспекция и газовая инспекция – они придут и будут штрафовать. В итоге этот штраф придется заплатить все равно собственникам, потому что у управляющей организации таких дополнительных средств нет. Вообще они не жируют, как некоторые считают, абсолютно. А особенно когда речь идет о конкретном доме или о двух-трех домах небольших.

Юрий Алексеев: Незнание законов не освобождает от того, что мы должны им следовать. Каких проверок еще ожидать в многоэтажках и каких возможных штрафов? Обсудим это через мгновение. Ток-шоу «ПРАВ!ДА?». Оставайтесь с нами.

Но перед продолжением посмотрим короткое видео.

ВИДЕО

Юрий Алексеев: Вроде бы все логично, но у меня, скептика, возникает вопрос. Андрей, вам этот вопрос задам. Мне казалось, что раньше существовали газовые службы, и в их задачу входило в том числе смотреть, что у граждан в квартирах, следить за тем, чтобы магистральные газопроводы, оборудование все было исправно. А сейчас я должен заключать договор, выбирая компанию, которая будет обслуживать мою плату, заключать договор и платить им. Нет ли здесь какой-то коллизии, скажем так. Не все согласны с тем, что раньше не платили, а сейчас надо еще и за это платить тоже.

Андрей Костянов: Ну, вы знаете, раньше за это платили, просто платила за это управляющая организация. И у нас не было такого разделения на внутридомовое газовое оборудование и внутриквартирное газовое оборудование.

Но в связи с введением 410-х правил, действительно, у нас такое разделение появилось. И появилась обязанность, чтобы к нам приходил специалист из газовой службы и, соответственно, проверял это оборудование, проверял наличие вентиляции, чтобы не было обратной тяги. Ну, там целый перечень работ, которые они должны проводить. Также чтобы проводил с нами инструктаж, проводил проверку нашего оборудования, конечного оборудования, которое у нас установлено, и, соответственно, подписывал бы акт, который дает нам возможность, соответственно, пользоваться газом, использовать наше оборудование.

Это было всегда, просто договор заключался управляющей организацией. Что касается жителей, допустим, частных домов, то они всегда заключали этот договор.

Юрий Алексеев: Ну, сегодня мы про многоэтажки говорим, про частные поговорим отдельно.

Дмитрий, я вижу, что вы не согласны.

Дмитрий Гордеев: В принципе, я с Андреем согласен. Но я хотел бы что добавить? Андрей сказал, что всегда это было… платили управляющей организации. Я просто напомню, что у нас в начале 90-х пошла приватизация, появились частные квартиры в домах. С 1 января 95-го года действует гражданский кодекс. И там появилось понятие «общее имущество». Естественно, есть у меня газовая плита в квартире, есть у меня водонагреватель, а есть какие-то сети за пределами моей квартиры – и это общее имущество.

Так вот, смотрите. Получается так, что опасность какого-то события, связанного с газовым оборудованием… Конечно, очень велика вероятность взрывов. Как сейчас говорят – хлопки. Но она может как в квартире существовать, эта опасность, так и вне квартиры, на общем имуществе. Поэтому после принятия Жилищного кодекса было принято 354-е постановление «Правила предоставления коммунальных услуг», и там было написано (прямо цитирую): запрещается подача газа – предоставление коммунальной услуги (газоснабжение) – при отсутствии договоров на содержание внутридомового газового оборудования, которое общее имущество, и внутриквартирного, потому что и то, и то может привести к тому, что подъезд обрушится. Понимаете?

Юрий Алексеев: Ну, логично, да.

Дмитрий Гордеев: Но это требование не соблюдали.

И есть еще исторический момент маленький. Когда-то у нас стоимость обслуживания (Мосгаз ходил и так далее) входила в стоимость куба газа фактически, поэтому они периодически ходили. Потом вывели это дело из стоимости газа. И надо было уже в рамках содержания общего имущества и содержания моей собственной газовой плиты (так же, как телевизор я сам содержу) оплачивать. И газовики этого сами, естественно, никак не делали. Им за газ платят, и все нормально. Но они и не прекращали подачу газа в дома при отсутствии договоров.

Собственно говоря, мое экспертное мнение: большое количество взрывов, часть этих взрывов произошла именно потому, что никто не требовал прекращения газоснабжения, в случае когда отсутствуют договоры осмотров, обслуживания газовых плит. Я понимаю, что это очень неудобно людям. Это надо все-таки договориться, чтобы мастер пришел, осмотрел. Но зато, если у меня квартире в пятиэтажке 20 квартир в подъезде, и в одной квартире не будет осмотра, и там вдруг произойдет взрыв, то пострадает весь подъезд мой, 20 квартир. Понимаете? У нас жизнь человека выше каких-то неудобств. Надо процедуру сделать удобной.

Юрий Алексеев: Ну и потом, подписываешь – значит ответственность всю на себя берешь. Это, конечно, проверяющим и жилищным органам удобно.

Галина, но не все же готовы еще и это платить. У нас 20 миллионов человек за чертой бедности живут. А есть ли какие-то льготы? Я знаю, что в регионах, когда люди обращаются с этим вопросом, им газовая служба говорит: «Вы что, ребята? Это касается вашей безопасности. Какие льготы? Давайте платите».

Галина Хованская: Я хочу сказать следующее. На самом деле проблема тут заключается в том, что не имеют права войти в квартиру без согласия проживающих там граждан. Вот это самая главная проблема. Она важнее того, о чем сейчас говорили: договор не договор, плата не плата. Действительно, Дмитрий прав, это раньше входило в тариф по оплате за услугу газоснабжения. Понимаете?

И я хочу сказать, что у нас было много предложений, как минимизировать эту опасность. Мы не смотрим сейчас в корень, мы говорим уже о последствиях. А ведь можно это сделать. И мы предлагали, наша фракция «Справедливая Россия», мы предлагали Мишустину, предлагали предыдущему министру (Якушев у нас был министр) что сделать? Мы предлагали плиты при капитальном ремонте, газовые плиты (я сейчас говорю о газовых плитах), которые уже прошли этот нормативный срок (а он исчерпан, этот нормативный срок) функционирования плиты, менять на плиты с автоматическим отключением.

Юрий Алексеев: Но это тоже все за счет граждан? Правильно, Галина?

Галина Хованская: А?

Юрий Алексеев: Это тоже за счет граждан? Вот то, что предлагается и обсуждается – все за счет граждан?

Галина Хованская: Послушайте. Вы правильно задали вопрос насчет платы. Так вот, мы предлагали граждан малоимущим, которые получают сейчас субсидии по оплате за жилое помещение, чтобы не приходили к Марье Ивановне и не говорили: «Слушай, бабушка, тут уже твоя плата не годна. Давай покупай». А она говорит: «На что? У меня до пенсии осталось 25 рублей. Мне на хлеб». Значит, вот таким гражданам за счет бюджета в период капитального ремонта должны плиты эти менять.

Юрий Алексеев: Галина, правильно я понял, что это предложение так и не принято пока? Вы только за него бьетесь?

Галина Хованская: Вы знаете, вы будете удивлены, но старое руководство Минстроя это предложение поддержало. Но, кроме этой поддержки, мы не увидели никаких реальных шагов, никаких. Это первое предложение было.

И второе. Я вам хочу сказать, что будут продолжаться эти несчастья и будут гибнуть люди, пока мы не поставим автоматизированные системы отключения газоснабжения с подачей сигнала на диспетчерский пункт. И такие системы есть. Мы тоже об этом написали. Знаете, что нам ответили? Дорого. Значит, человеческая жизнь не так ценится в некоторых министерствах по сравнению с какой-то системой. Но в домах бизнес-класса эти системы стоят.

Юрий Алексеев: Ну, там ценники другие. Вы про Минстрой упомянули. Павел, Минстрой хочет упростить для жилищных инспекторов доступы в квартиры, чтобы эти инспекторы выявляли, законна или незаконна перепланировка. Вообще насколько это массовая проблема с этой перепланировкой? Или она раздута? Потому что застройщики экономят на том, чтобы действительно удобную планировку создать. Люди – кто-то оформляет, кто-то не оформляет эту перепланировку. Не оформляют, потому что это проблемно, бюрократия и все остальное?

Павел Степура: Это однозначно реальная и серьезная проблема – допуск в помещения любых инспекторов, в том числе и инспекторов жилинспекции.

Юрий Алексеев: Но проблема действительно стоит, что неправильно делают эти перепланировки, массово сносят несущие стены, что дома могут сложиться с любой момент?

Павел Степура: Ну, массово, конечно, несущие стены не сносят. Но если мы говорим на примере газового оборудования, то, например, известная проблема, когда вентиляционные каналы частично закладывают. То есть нарушается вытяжка. А для домов, где располагает именно газовое оборудование, газовые плиты это на самом деле один из самых существенных момент – вентиляция. Природный газ – он легкий, он улетучивается достаточно быстро. Если вентиляция не нарушена, то, в общем-то, добиться высокой концентрации газа очень непросто в квартире. Поэтому работоспособность вентиляции – вещь крайне важная. И эта перепланировка, связанная с нарушением вентиляции, – ведь крайне опасная.

Галина Хованская: Крайне опасная!

Павел Степура: И вообще позиция об упрощении доступа в квартиры – это правильная вещь. Потому что мы постоянно сталкиваемся с ситуацией, когда, например, либо сносят стены те, которые не нужно сносить, переносят «мокрые» места, когда располагают, к примеру, ванную в жилых комнатах – над жилыми комнатами. То есть куча запрещенных вещей! И еще хуже – отопление, когда под пол загоняют горячую воду. Соответственно, теплые полы, но которые в реальности ухудшают обогрев для всех остальных.

Юрий Алексеев: Ну, это действительно дичь какая-то.

Андрей, а что касается ситуации, когда архитектор или строительная компания сэкономили и предложили что-то неудобное в плане планировки, а я как собственник реши сделать по-своему, не нарушая, не снося стены, не выкладывая какие-то теплые водяные полы. Насколько трудно эти перепланировки узаконить? Может быть, государство как-то пойдет навстречу собственникам и максимально упростит эту процедуру?

Андрей Костянов: Ну, тут на самом деле единой истории нет. В зависимости от субъектов… Ну, в целом процедура одна, она занимается порядка двух месяцев, если вы не нарушаете расположение влажных зон, если вы не переносите газовую колонку, не закрываете вентиляцию. А если у вас квартира со свободной планировкой, вы не сносите несущие стены, вы где-то передвинули вход/выход, у вас есть проектное решение на этот счет, то вы отдаете его в орган муниципальной власти…

Юрий Алексеев: Но я должен за свой счет подготовить этот проектное решение, да? То есть квалифицированный архитектор…

Андрей Костянов: Ну, безусловно, конечно. Это же вы делаете себе перепланировка, то, в принципе, никаких трудностей возникнуть не должно. Это просто время. В Москве, например, насколько я знаю, перепланировку можно вообще узаконить через этот Единый московский портал. Как там? Он называется mos.ru.

Павел Степура: Могу дополнить, если интересно.

Андрей Костянов: Что касается других субъектов, то надо смотреть. Если же мы говорим про переустройство или про перенос влажных зон, или про закрытие вентиляции, то, конечно, вам такую перепланировку никогда не согласуют.

Юрий Алексеев: Дмитрий, короткий вопрос еще на эту тему. А есть ли какие-то положения касательно перепланировок, которые явно устарели, но они до сих пор в законах, в каких-то положениях, поэтому людям не разрешают это делать?

Дмитрий Гордеев: Конечно! Взять пример хотя бы… Ну, хрущевка, построенная в 60-м году. Понятно, какие там были провода алюминиевые, какие там розетки внешние, не утопленные. Строго говоря… Вот у нас определение переустройства и перепланировки. Это внесение изменений в паспорт жилого помещения. Вот представьте себе, я не хочу, чтобы у меня удлинитель лежал, и хочу сделать дополнительную розетку. У меня есть перфоратор, я могу сделать штрабу, проложить все. Это уже незаконно, если мне не дали соответствующее согласование о перепланировке. Вот такие вещи простые надо разрешать. Если не касается несущих стен, например, я думаю, что надо упростить.

То есть надо делать как минимум какой-то дорогостоящий проект. Ведь сегодня для того, чтобы подать документы в муниципалитет, нужен проект. Далеко не каждый человек может это сделать. Понятно, что, например, хрущевка по своим потребительским свойствам как помещение нуждается сегодня в каком-то совершенствовании, потому что сегодня XXI век уже, прошло много лет после этого массового строительства. Эти вещи нужно упрощать. Я вам два параметра назвал: ненесущие стены и, например, электропроводка. Есть еще масса всяких других вещей.

Я вам хотел рассказать такой случай. Вот мы делали…

Юрий Алексеев: Буквально 10 секунд, Дмитрий.

Дмитрий Гордеев: Мы делали исследование, как муниципалитеты разрешают перепланировки. Так вот, встретился город, в котором только муниципалитет дает отказ со словами: «Вы идите в суд», – человек идет в суд. Суд разбирает все эти документы принесенные, дает разрешение. И муниципалитет говорит: «Ну хорошо, мы сейчас исполняем решение». Чиновники перестраховываются, волокита. И людям трудно сделать удобным свое жилье. Технически можно очень многие вещи сделать. Вопрос цены, конечно. Но все запрещать и стоять на страже чего-то (я не знаю, что они охраняют) – это, конечно, перебор.

Но, с другой стороны, есть и опасность, что если кто-то, например, затронет несущие стены…

Юрий Алексеев: С этим мы не спорим, да. Тут я вас, Дмитрий, извините, прерву, потому что у нас все меньше и меньше времени, а еще одной темы хочется коснуться.

Какие еще законодательные инициативы предлагаются для безопасности жизни в многоквартирных домах? Об этом – в заключительной части нашего ток-шоу.

Честно, не знал, что в подавляющем большинстве случаев пожары в многоквартирных домах возникают из-за неисправной электропроводки в первую очередь. Есть предложение – допускать проверяющие органы, чтобы они не только газовое оборудование, не только эти незаконные перепланировки, но еще и электропроводку в квартирах тоже осматривали на предмет опасности/безопасности. Насколько это реализуемо? Все же замуровано в стенках, в потолках. Опять же, если вынесут какое-то предписание, что сделано неправильно, то за чей счет это делать? Сколько это будет стоить? Это вообще капитальный ремонт тогда надо устраивать. А есть ли стандарты? Общаешься с разными электриками, и этот говорит, что надо сделать так электрощиток в новом доме, а этот говорит, что надо сделать так. И как быть?

То есть насколько реализуема вот эта идея – проверять электропроводку в многоквартирных домах? Павел, ваше мнение.

Павел Степура: Ну, вообще, конечно, заходить во все квартиры и всю электропроводку проверять – это малореалуземая вещь. Это нужны просто гигантские усилия, гигантские ресурсы, для того чтобы проверить все подряд. Тем более здесь же нужно учесть… Вопрос же не только и не столько в проводке как таковой. Это только один из элементов опасных для пожара. Очень многие пожары случаются, когда используются, например, те же самые удлинители неверно, китайские, еще что-то.

То есть главный же вопрос, связанный с возникновением пожаров, – это искра, где есть коммутация. А коммутация – это места подсоединения. То есть просто зайти и проверить щиток – этого совершенно недостаточно для того, чтобы сказать: «Все, в этой квартире все прекрасно, все хорошо, никаких претензий».

Поэтому я не очень себе представляю, что будут заходить во все квартиры и это реально обезопасит ситуацию. Не представляю себе такой вариант.

Юрий Алексеев: Галина, вы как законодатель как к этой идее относитесь – к проверке и электропроводки в квартирах тоже?

Галина Хованская: Вы знаете, в период все-таки, когда проводится капитальный ремонт, это должно входить как обязательная проверка этого оборудования и замена его, потому что, прав Дмитрий, эта проводка уже давно сыплется. Понимаете? И пожары, действительно, у нас часто в домах, причем с тяжелыми последствиями, возникают из-за того, что виновата электропроводка. Вы же прекрасно об этом знаете.

А что касается… Все-таки возвращаюсь к газовому оборудованию. Надо убрать максимально оттуда человека. Я об этом уже вам сказала два предложения, и они должны быть реализованы: автоматическое отключение и плиты тоже с отключением. Человек не по своей воле иногда, а случайно оставляет поток газа – и в итоге происходит несчастье для всего дома. Так что скупой платит дважды. Это хорошая поговорка. Скупой платит дважды.

Юрий Алексеев: Друзья, у нас еще заключительное на сегодня видео. А потом, Дмитрий, вам дам слово. Заключительное видео – касательно электропроводки. Ну, мы говорим, понятно, о ветхом жилом фонде. А вот что встречается и в новостройках.

ВИДЕО

Юрий Алексеев: Ну вот она – квартира с уже готовым ремонтом! Люди сэкономили деньги на том, чтобы за свой счет делать ремонт.

Дмитрий, ваш комментарий, вы хотели сказать. Ну и по поводу этого видео тоже.

Дмитрий Гордеев: Я считаю, что необходимо разрешить входить для осмотров. Почему? Потому что сегодня, например, постановление № 290, минимальный перечень… Управляющая организация обязана делать осмотры. Причем, я обращаю внимание, осмотр несущих конструкций, перекрытий.

Вот представьте себе, что в моей квартире паркетная доска лежит, а снизу, например, натяжной потолок. А управляющая организация должна эти перекрытия иметь возможность осмотреть. Но она и в квартиру-то проникнуть не может. У нас сегодня в Жилищном кодексе, к сожалению, написано, что доступ, помимо воли проживающих там лиц, осуществляется в порядке, установленном законодательством. А порядок за 15 лет пока не установлен.

Я хочу напомнить Галине Петровне, что Галина Петровна инициировала такие поправки, чтобы была процедура: как, не нарушая права людей, соблюдая права соседей, разрешить доступ в квартиры, помимо воли? Потому что у кого-то потоп, например, трубу прорвало, а он находится в Крыму, например, в отпуске. Где-то кто-то не дает показаний приборов учета. У кого-то надо проверить, например, электропроводку. Например, запах пошел, и соседи говорят: «Запах идет», – а нет соседа. А проникнуть сегодня можно только «по понятиям» – участковый и так далее. Хотя на самом деле надо давно процедуру эту – достаточно простую, по решению суда – установить обязательно.

Юрий Алексеев: Андрей, а вам не кажется, что это чревато тем, что будут проверять, будут зарабатывать, а мы, собственники этих квартир, особенно ничего не получим? Еще больше проблем, потому что этого надо встретить, тут отпроситься с работы, впустить этого посмотреть, этого, этого… А я-то что получаю в таком случае? Если я серьезно подошел к ремонту, у меня нет никаких нарушений, зачем мне эти проблемы, трата времени и денег?

Андрей Костянов: Слушайте, ну смотрите. На самом деле у нас вряд ли все, кто делает ремонт, является профессиональными строителем или профессиональным проектировщиком. Да, безусловно, вопрос доступа в жилое помещение напрашивается, он необходим для тех людей, которые проживают в многоквартирных домах. И процедура эта должна быть обоюдоудобной, то есть и со стороны проверяющего, и со стороны проверяемого, чтобы не возникало таких конфликтов.

Юрий Алексеев: И люди должны понимать, зачем им это нужно и чем им это выгодно, кроме того, что это трата времени и денег.

Андрей Костянов: Да. Потому что если мы будем впускать в свою квартирую и такая возможность будет у всех, то некоторые аварийные ситуации будут локализовываться намного раньше, а не тогда, когда у вас, извините, ваши обои отклеились, потому что у вас протек стояк горячей воды или у кого-то протек теплый пол, который был подключен к системе отопления. Это нужно нам прежде всего как собственникам, чтобы мы, уезжая в отпуск, знали, что мы не приедем, а у нас, извините, аквариум в нашей комнате.

Другой вопрос – процедура. Процедура должна быть удобной, и удобной не только для проверяющего, но и для тех, кого проверяют.

Что касается сюжета. Отсылаюсь к первому сюжету, когда показывали щиток, в котором отсутствует рукав. Ну, вы знаете, там идет речь о новостройке. Поэтому если там нет рукава, то фактически приобретатель заплатит за этот рукав дважды. То же самое и с проводкой. У нас, к сожалению, многие собственники торопятся подписывать передаточный акт, не дожидаясь устранения каких-то замечаний. А там эти замечания есть.

Юрий Алексеев: Потому что у застройщиков масса схем, как замять все эти претензии со стороны собственников.

Андрей Костянов: Ну, вы знаете, пока вы не подпишете передаточный акт, вы будете разговаривать с застройщиком с позиции силы. Как только вы подпишете передаточный акт, он вас отправит в суд, безусловно.

Юрий Алексеев: Павел, а если впустили мы проверяющих, пусть они смотрят, пусть они следят за тем, чтобы все было качественно и работоспособно, вы предполагаете, сколько в том числе жулья будет ходить по квартирам, звонить в квартиры пенсионеров и говорить: «Мы проверяющий орган», – и просто вымогать деньги?

Павел Степура: Не то слово на самом деле. Сейчас, например, жители практически ежедневно в Москве обращаются с одной и той же проблемой: приходят так называемые «электрики» из совершенно разных организаций. Называют Мосэнерго что-то там, любые несуществующие или существующие организации. И говорят: «Мы посмотрели щиток в подъезде. Вам нужно поменять переключатели», – еще что-то, еще что-то.

Даже сейчас, в общем-то, таких очень много. И это при том, что постоянно ведется разъяснительная работа: кто может приходить, с какими документами и тому подобное; что никогда приходящие не предлагают никаких платных услуг и т. д. и т. п. И все равно уровень мошенничества сейчас просто запредельный.

Конечно, в ситуациях входа в квартиры нельзя исключать этой проблемы. И тут разъяснительную работу придется проводить еще больше по сравнению с сегодняшним днем.

Юрий Алексеев: Друзья, спасибо. Время, к сожалению, закончилось.

Вы знаете, часто приходится слышать, что доверять приходится только себе. Мне кажется, что если каждый будет и спрашивать в первую очередь с себя, то тогда и жить в наших домах многоквартирных мы будем хотя бы немножечко комфортнее и лучше.

У каждого из наших гостей своя правда. Делитесь вы своей правдой в наших социальных сетях. Адреса – в низу экрана. Подписывайтесь. Меня зовут Юрий Алексеев. До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Насколько эффективны с точки зрения безопасности и рациональности предлагаемые меры? Как на них реагируют граждане?