Австрия до и после Второй мировой войны

Голос за кадром: Выступая перед депутатами Рейхстага, фюрер и канцлер Великогерманского Рейха Адольф Гитлер с гордостью перечислял свои достижения: "Я вернул Германии земли, отнятые у нас. Я вернул родину миллионам глубоко несчастных немцев, оторванных от нас. Я восстановил тысячелетнее историческое единство германского жизненного пространства".

Леонид Млечин: В 10 часов утра 12 марта 1938 года Адольф Гитлер прилетел из Берлина в Мюнхен, оттуда отправился в Австрию на автомобиле. Он пересек государственную границу, которая в тот день перестала существовать, в районе Браунау. Это уютный городок на реке Инн, отделяющей Австрию от Баварии. Рыночная площадь в Браунау сотрясалась от рева восторженной толпы, приветствовавшей знатного земляка.

Голос за кадром: Здесь 20 апреля 1889 года в половине седьмого утра в семье старшего таможенного чиновника Австро-Венгерской империи Алоиса Гитлера и его третьей жены Клары появился на свет четвертый ребенок – мальчик, которого крестили Адольфом.

Когда Гитлер уехал в Вену, которая, как он считал, когда-то отвергла его, то с пренебрежением взирал на старый город в изношенном одеянии имперского прошлого. Бесконечные знамена со свастикой прикрывали осыпающиеся фасады былой габсбургской роскоши. Фюрер стоял в открытом Мерседесе, девочки в национальной одежде бросали ему цветы.

Леонид Млечин: Почти миллион австрийцев собрался на Площади Героев, чтобы увидеть Гитлера. Встречающие уже были поделены на колонны: СС, Гитлерюгенд, Союз немецких девушек.

Голос за кадром: Австрийцы, затаив дыхание, внимали фюреру, который произнес: "Возвещаю немецкому народу о возвращении моей австрийской родины в Великогерманский Рейх".

Леонид Млечин: Это был едва ли не единственный день, когда Адольф Гитлер называл Австрию родиной. Ему неприятно было осознавать, что родился он не на территории Германии.

Голос за кадром: Большую часть своей истории Германия была расколота. Вдохновителем объединения германских государств в XIX веке стал Отто Леопольд фон Бисмарк-Шенхаузен. Он воссоединял немцев железной рукой. Австрия же, отдалившись от других немецкоговорящих стран, создала собственную империю.

Леонид Млечин: Живущие в Австро-Венгрии немцы в ту пору разошлись во мнениях: хорошо ли это? Кто-то стал австрийским патриотом, а кто-то не понимал, почему государственная граница отделила его от родины, от Германии. Гитлер вырос поклонником Германии. Он считал австрийцев неполноценными немцами, а быть неполноценным он не хотел.

Голос за кадром: Когда Адольфу Гитлеру исполнилось 9 лет, семья перебралась в Линц. После смерти отца он бросил школу. 4 месяца занимался музыкой, потому что его завораживали сочинения Рихарда Вагнера. Но быстро утратил к музыке интерес, решив стать художником. Рисунки зданий получались у него лучше, чем фигуры людей.

В начале сентября 1907 года он приехал в Вену поступать в Академию изящных искусств. Гитлер и не подозревал, сколь высоки требования к абитуриентам. Его рисунок был признан неудовлетворительным. Директор академии сочувственно сказал Гитлеру, что художника из него не выйдет. Посоветовал попробовать себя в архитектуре. Но и это оказалось невозможным. Потому что Гитлер не закончил школу и не получил аттестата зрелости. Он мог бы вернуться в школу, но не захотел.

Много позже, уже во время Второй мировой, Гитлер вспоминал: "Мне долгое время было очень плохо в Вене. Несколько месяцев я не ел горячей пищи. Питался молоком и черствым хлебом".

Адольф Гитлер уверял, что в Вене он жил, продавая свои рисунки и акварели. Однако же в австрийской столице собрались в ту пору тысячи художников. Прокормиться своим искусством могли лишь самые знаменитые. А у Гитлера способности к рисованию были более чем скромные. Его рисунки приобретут определенную ценность для коллекционеров лишь после того, как он станет лидером партии.

Он жил на наследство и на положенную ему после смерти родителей пенсию. Получалась порядочная по тем временам сумма, позволявшая ему бездельничать. Значительный кусок жизни, почти 10 лет, между 16 и 25 годами, он провел совершенно бесцельно: спал до обеда, днем болтался по улицам Вены, вечером отправлялся в оперный театр.

Население Вены составляло 2 млн человек. Австро-Венгрия была многонациональная империя. 36% населения составляли немцы, 24% - чехи, 17% - поляки, 21% - сербы, хорваты, словенцы и русины. А еще в империи жили венгры, румыны и итальянцы.

Гимн Австро-Венгрии перевели на все языки империи. Офицеры австрийской армии обязаны были уметь отдавать команды на 11 языках, не считая немецкого. Император предоставил всем народам равные права. И в Вене стали заметны евреи, которые могли получать высшее образование. Как теперь выясняется, жизнь в империи не была такой уж ужасной.

Столица империи в начале XX века – один из самых привлекательных городов Европы. В 1913 году Адольф Гитлер, Иосиф Сталин и Лев Троцкий одновременно оказались в одном и том же городе, и это была Вена. В январе 1913 года Сталин прибыл на Северный вокзал Вены. С чемоданом в руке пришел в дом, где случайно встретил Троцкого. А Гитлер обитал неподалеку, в ночлежке на Мельдеман-штрассе.

В мае 1913 года он достиг возраста 24 лет и смог получить 820 крон – остаток отцовского наследства. Гитлер без сожаления оставил Австрию, нелегально пересек границу и обосновался в Мюнхене, где зарегистрировался как человек без гражданства.

Леонид Млечин: Через 10 лет, в 1923 году, когда Гитлера арестовали после "Пивного путча", неудачной попытки военного мятежа в Мюнхене, как нежелательный иностранец он подлежал депортации. Если бы его выслали из Германии, судьба Европы сложилась бы иначе. Миллионы людей остались бы в живых.

Но Гитлера взял под защиту баварский министр юстиции Франц Гюртнер, который полагал, что нацисты плоть от плоти наши. Симпатизировавший нацистам судья постановил: нельзя высылать из Германии человека, который мыслит, как немец. В 1925 году Гитлер сам отказался от австрийского гражданства.

Голос за кадром: Гитлер уже стал вождем Национально-социалистической немецкой рабочей партии, но не имел права баллотироваться в Рейхстаг. У него не было германского гражданства.

Леонид Млечин: В 1932 году заканчивались полномочия президента Германии, отставного генерал-фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга. Объявили новые выборы. Фюрер долго не мог решить, стоит ли его партии поддержать Гинденбурга на выборах или же выставить собственного кандидата. Пойти против знаменитого полководца, который воспринимался как символ единства нации, опасно. Тем не менее фюрер решился.

Голос за кадром: 22 февраля 1932 года первый секретарь столичного горкома партии и будущий главный пропагандист Третьего Рейха Йозеф Геббельс объявил о выдвижении кандидатуры Гитлера. Один миф бросил вызов другому мифу. Фюрер не промахнулся. Предвыборная борьба позволит Гитлеру предстать ведущей политической фигурой молодой Германии. Рядом с ним престарелый фельдмаршал окажется символом уходящей эпохи.

Леонид Млечин: Но у Гитлера по-прежнему не было немецкого гражданства. Лидер партии, получивший в Рейхстаге 107 мандатов, сам не мог стать ни президентом, ни депутатом. Он вообще не имел права заниматься политикой в Германии. Полицай-президент Берлина, социал-демократ Альберт Гржезинский, предложил все-таки выслать Гитлера из страны. Последняя возможность избавиться от фюрера и спасти Германию. Но правительство не поддержало начальника столичной полиции.

Голос за кадром: 25 февраля 1932-го Гитлера взяли на службу в тогдашнем свободном государстве Брауншвейг. Этот город был наделен определенной автономией. Нацисты, управлявшие Брауншвейгом, назначили его представителем при правительстве в Берлине. Таким образом Гитлер как государственный служащий обрел германское гражданство.

Леонид Млечин: Когда соратники стали его поздравлять, он высокомерно ответил: "Вы должны поздравить Германию, а не меня". Благодаря этому через год возглавил правительство страны. О своей исторической родине, Австрии, он не вспоминал.

Голос за кадром: Австро-Венгрия, которая в Первой мировой вместе с Германией воевала против стран Антанты, потерпела в 1918 году сокрушительное поражение. Тысячелетняя монархия капитулировала и развалилась. Один народ за другим обретал независимость.

Леонид Млечин: В результате 3 млн австрийских немцев оказались в других странах. Еще вчера Вена была столицей империи с 50-миллионным населением, а теперь население немецкой Австрии составляло всего 6 млн, и половина жила в Вене.

Австрия казалась незавидной родиной. Многие австрийцы исходили из того, что раз они родились немцами, то странно им жить вне Германии. Когда Гитлер в 1933 году взял власть в Берлине, австрийские нацисты воодушевились. Но канцлер Австрии, христианский демократ доктор Энгельберт Дольфус, запретил на территории своей страны нацистскую партию. Это ему дорого обошлось.

25 июля 1934 года австрийские эсэсовцы попытались совершить государственный переворот. Ворвались в резиденцию канцлера и потребовали от канцлера Дольфуса уйти в отставку. Дали 5 минут на размышление. Он отказался, и в него всадили 3 пули. Но путч был подавлен. Суд в Вене приговорил 13 нацистов к смертной казни.

Голос за кадром: А через 4 года, когда полным ходом шло перевооружение Третьего Рейха и Вермахт на глазах превращался в мощную армию, Адольф Гитлер, выступая в Рейхстаге, угрожающе заявил: "Германия не останется безучастной к судьбе 10 млн немцев, живущих вне Германии. Германское правительство будет добиваться объединения всего немецкого народа".

Леонид Млечин: Кто тогда понимал, что, потребовав восстановить справедливость и вернуть родину немцам, которые поражения в Первой мировой оказались вне Германии и были лишены родины, Адольф Гитлер сделал шаг к мировой войне?

В феврале 1938 года к Гитлеру приехал новый австрийский канцлер Курт фон Шушниг. Он не предполагал, что от него потребуют упразднить собственное государство.

Голос за кадром: Переговоры проходили в резиденции Гитлера – Берхтесгадене, альпийском городке на границе двух стран. Гитлер предпочитал жить именно здесь, веря в живительный горный воздух. Канцлер Австрии вежливо заметил, что из огромного окна открывается чудесный вид на заснеженные вершины Альп. Гитлер его оборвал: "Мы здесь собрались не для того, чтобы говорить о красивых видах и о погоде".

"И никто не придет к вам на помощь, - давил Гитлер на австрийском канцлера. – Муссолини мой друг. Франция упустила свой шанс. Она могла вмешаться, когда Германия оккупировала Рейнскую область. А теперь уже поздно. Англия и пальцем не шевельнет в защиту Австрии".

Он был прав. Европа предпочла умыть руки. Никто не вступился за самостоятельную Австрию. Европейские державы ждали, как поведет себя Англия. Британский премьер-министр Невилл Чемберлен считал, что надо смириться с возвращением Германии в число ведущих мировых держав и даже вернуть Германии какие-то территории в Европе, утерянные после Первой Мировой. Немцы успокоятся и перестанут злиться на весь мир.

Премьер-министр Чемберлен говорил в парламенте: "Мы не должны пытаться обмануть малые и слабые нации, внушая им, будто Лига Наций защитит их от агрессии".

Леонид Млечин: И британские консерваторы пришли к выводу, что умиротворение диктатора разумно. Не воевать же из-за какой Австрии. В реальности Невилл Чемберлен вел собственную страну к катастрофе. Слушая его, Гитлер понял, что руки у него развязаны.

Голос за кадром: В 1938 году Невилл Чемберлен отдаст фюреру не только Австрию, но и Чехословакию, в надежде, что это удовлетворит аппетиты нацистов. Гитлер же, напротив, уверится в том, что никто не посмеет ему противостоять, и начнет большую войну.

После Первой мировой Австрии запретили объединяться с Германией без разрешения Лиги Наций. Но фюрера мнение мирового сообщества. Да, собственно, против аншлюса (присоединения Австрии к Германии) никто и не возражал.

Леонид Млечин: В Коминтерне считали воссоединение немецкого народа делом справедливым и подрывающим основы Версальского мира, подписанного после поражения Германии в Первой мировой. В бывшем партийном архиве среди материалов секретаря исполкома Коминтерна Отто Куусинена хранятся написанные его рукой документы.

Голос за кадром: Вот какова была позиция руководства Коминтерна и Советского Союза относительно присоединения Австрии к Германии: "Мы признаем безусловное право угнетенных народов выступать против Версальского договора и любой его статьи. Мы признаем право немецкой нации объединиться в одно государство. Германо-австрийское соглашение, отражая стремление германского народа к государственному объединению, в то же время свидетельствует о начале кризиса Версальской системы, начинающемся подрыве авторитета французского империализма, являющегося хранителем Версальского договора и жандармом Европы".

Леонид Млечин: Иначе говоря, в 1938 году в Москве считали главным врагом не нацистскую Германию, а демократическую Францию. Против аншлюса выступали только те австрийцы, которые ценили свое государство и не хотели оказаться под властью Гитлера.

Голос за кадром: 11 марта 1938 года канцлер Австрии Курт фон Шушниг ушел в отставку. Главой правительства стал вождь австрийских нацистов Артур Зейсс-Инкварт. 12 марта он попросил Германию прислать войска, чтобы предотвратить гражданскую войну. Его обращение нужно было Гитлеру для проформы. Ранним утром части Вермахта, встреченные ликующими австрийцами, пересекли государственную границу. Артур Зейсс-Инкварт получит высокое звание обергруппенфюрера СС, а после войны его повесят.

Леонид Млечин: В Германии присоединение Австрии воспринималось как национальный триумф. Немцы вновь и вновь убеждались в слабости западных держав и в гении Гитлера как выдающегося государственного деятеля. Что касается Европы, то хотя присоединение Австрии прошло мирно, именно с этого момента возник страх перед новой войной.

Голос за кадром: При монархии народы, входившие в Австро-Венгерскую империю, бесконечно спорили между собой. В послевоенной республике разгорелась межпартийная борьба. А в 1938 году чувство принадлежности к единой немецкой нации, казалось, стало общим знаменателем. Гитлер присоединил страну к Германии, и это простейшее решение всех проблем восхитило австрийцев.

Леонид Млечин: Еще до того, как сапог первого солдата Вермахта вступил на австрийскую землю, уже бывшего канцлера Курт фон Шушнига арестовали местные эсэсовцы. 1.5 года его держали в гестапо, потом отправили в концлагерь Флоссенбург, рядом со старой границей Баварии и Богемии.

Голос за кадром: Деревянные бараки были рассчитаны на 16000 заключенных. А свезли туда 60 000. Заключенные работали на каменоломне или авиационном заводе. Делали закрылки для истребителя Messerschmitt 109. В бетонном бункере держали особо важных узников, в том числе и бывшего канцлера Курт фон Шушнига, который в 1938 году не нашел в себе силы сопротивляться Гитлеру. Флоссенбург не был лагерем уничтожения. Но и здесь умертвили 30 000 заключенных.

Присоединение Австрии увеличило промышленное производство Третьего Рейха всего на 8%, зато золотовалютные запасы Рейха увеличились вдвое. Австрийские денежки очень вовремя попали в руки нацистов. Платежный баланс Германии из-за роста военных расходов находился в плачевном состоянии.

Опьяненные криками "один народ, один Рейх, один фюрер", австрийские нацисты надеялись, что их родина будет играть особую роль в едином государстве, что фюрер будет править то из Берлина, то из Вены. Но отныне все решения диктовали прибывшие из Германии чиновники, которых мнение местных нацистов не интересовало. Адольф Гитлер включил Австрию в Великогерманский Рейх. Австрия исчезла с политической карты мира. Появилась восточная провинция Третьего Рейха – Остмарк.

Леонид Млечин: Гестаповцы прибыли в Вену первыми, чтобы арестовать евреев и врагов Рейха по заранее подготовленным спискам. С января 1938 года аппарат немецкой госбезопасности составлял венскую картотеку. С помощью местных нацистов собирали сведения о всех сколько-нибудь заметных австрийцах.

Голос за кадром: "На карточке, - рассказывал после войны на допросе бывший сотрудник главного управления имперской безопасности оберштурмбаннфюрер СС австриец Адольф Эйхман, - записывали имя и фамилию человека, адрес, партийную принадлежность, помечали, еврей ли он, масон ли, католик или протестант, активен ли политически".

Руководитель ведомства госбезопасности Райнхард Гейдрих приказал арестовать всех видных антинацистов. Для начала их поместили в местные тюрьмы, впоследствии перевели в концлагерь Маутхаузен. Руководил зачисткой государственный секретарь по вопросам безопасности в австрийских землях Эрнст Кальтенбруннер. Когда Гейдриха убьют в 1942 году, он станет начальником главного управления имперской безопасности. После войны обергруппенфюрера СС Кальтенбруннера повесят по приговору международного военного трибунала в Нюрнберге.

Для евреев в Австрии разверзлись врата ада. Даже многие немцы были поражены всплеском ненависти к евреям на австрийской земле. Началась массовая ариизация еврейской собственности. Австрийцы с удовольствием воспользовались возможностью поживиться за чужой счет.

Ариизация изменила вывески на торговых улицах Вены, где появились новые владельцы. Евреям принадлежали небольшие предприятия, в основном в мелкой торговле и текстильной промышленности. Представление о том, что еврей господствует в экономике и банковском деле, оказалась мифом. Ариизация не помогла экономике страны. Но отдельные арийцы неплохо нажились.

Австрийцы охотно вступали в партию и в СС, и участвовали в преступлениях Третьего Рейха. Надели форму Вермахта и отправились на войну. Самые мерзкие нацистские убийцы были родом из Австрии. До аншлюса в Вене проживало почти 200 000 евреев. Их стали изгонять из страны, предварительно ограбив. Берлинские чиновники восхищались налаженной австрийцами системой.

"Это как полностью автоматизированная фабрика, мельница с пекарней, - рассказывал на суде оберштурмбаннфюрер СС Эйхман. - На одном конце в нее запускали еврея, у которого есть много денег. Он проходит через нашу систему и выходит без денег и без прав, с паспортом, в котором написано "должен покинуть страну в течение 14 дней, в противном случае попадешь в концентрационный лагерь"".

Не сумевших бежать депортировали в концлагеря и уничтожили. Когда Красная Армия освободила Вену в апреле 1945 года, из 200 000 евреев в городе выжили 136 человек. Почему в Австрии антисемитизм был еще истеричнее, злее, чем в самой Германии? Ответ надо искать в психологии наполненных предрассудками альпийских крестьян, которые не могли справиться со своим страхом, когда после Первой мировой рухнула империя. Они культивировали в себе все германское и после присоединения к Третьему Рейху дали волю своей истеричной ненависти к славянам, евреям и цыганам.

В 1930-ые годы Австрия казалась маленькой и незавидной страной, случайным и временным образованием на политической карте. Австрийцы в промежутке между двумя мировыми войнами не успели полюбить свою страну. Австрия считалась непрошенным гостем в большом семействе немецких государств.

Аншлюс, присоединение к Германии в 1938 году, казался долгожданным окончанием столетнего периода отверженности. После унижения Первой мировой и трудных послевоенных лет большинство арийцев жаждало национального успеха. И вдруг вернулось сладостное чувство имперского величия. Большинство не понимало или не хотело понять, что для Гитлера и нацистов это была только прелюдия к большой войне, которая закончилась для австрийцев полной катастрофой.

Освобождение Австрии от нацистов началось в марте 1945 года. С Востока в Австрию вошли советские войска, с Запада – американские, с юга – английские. Вена горела. В стране царили голод и хаос.

Леонид Млечин: В 1945-ом союзники колебались: что делать с австрийцами? Наказать их, так же как и немцев, ведь они тоже были частью Третьего Рейха, или считать Австрию первой жертвой Германии? Выбрали второй вариант. В Австрии решили наказывать только больших начальников. Рядовые нацисты могли рассчитывать на прощение. Оглушительный разгром Третьего Рейха помог австрийцам избавиться от любви к сильной руке. Они научились ценить свободу. Империя исчезла, оставив после себя небольшое и, как оказалось, неприспособленное к жизни государство. Но Австрия не просто выжила, но и стала процветать. Оказалось, что и небольшое государство может быть родиной, и очень благополучной родиной.

Голос за кадром: Но, похоже, уроки, извлеченные австрийцами из аншлюса и последовавшей затем катастрофы, начинают забываться. Вновь зародилась ненависть к тем, кто кажется чужим, возникает страстное желание избавиться от всех чужаков, остаться в своем кругу и зажить счастливо. Это возвращение на тот путь, который в XX веке дважды приводил Европу к войнам.

На последних выборах в австрийский парламент ультраправая Партия свободы прибавила мест. Лидер партии Хайнц-Кристиан Штрахе в юности состоял в боевых неонацистских организациях, что не помешало ему в новом правительстве занять важнейший пост вице-канцлера. Еще недавно это было бы невозможно.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски