Без белых перчаток. Что делать с террористами: уничтожать или допрашивать?

Без белых перчаток. Что делать с террористами: уничтожать или допрашивать?
Тридцать девятый. Страх порождает войну. Французы сделали всё, чтобы война началась - потому что они её боялись
Фюрер сидел на таблетках
Председатель КГБ на пенсии
Повелитель дронов
Настоящего профессионала отличает любовь к тому, что он делает, и понимание, что надо дорожить репутацией. Других ценностей у нас нет
Великие полководцы на Красной площади
Агенты и террористы
Разведка и цены на нефть. Почему американская разведка не смогла предсказать распад СССР?
Ошибочные прогнозы: почему у разведки случаются провалы?
Какая польза от разведки

Уничтожать террористов или допрашивать? Этот вопрос разделил США после теракта 11 сентября 2001 года. До этого был запрет на ликвидацию иностранных лидеров, но можно ли оставить живым "террориста номер один", располагая всеми техническими возможностями для его уничтожения - тогда Штаты сняли белые перчатки и решение действовать жесткими методами было принято. Но это не сделало мир безопаснее. Убийство лидеров радикальных группировок породило напряженность во всех странах. Теракты происходят с самых разных точках мира. Поэтому есть у разведчиков ещё один метод - допрос. Допрос хитростью и допрос пытками: что эффективнее?

Голос за кадром: После чудовищных терактов 11 сентября 2001 года вице-президент США Дик Чейни призвал спецслужбы в борьбе с террористами снять белые перчатки и действовать на темной стороне. Если террористы не подчиняются правилам, значит, и мы не станем.

Леонид Млечин: Еще когда президентом был Билл Клинтон, шел спор о том, можно ли уничтожить террориста №1 Осаму бен Ладена, или это будет нарушение президентского запрета на уничтожение иностранных лидеров? Во время совещания в Белом Доме советник президента по национальной безопасности Сэнди Бергер просто был на грани инфаркта: «Вы, ребята, не возражаете против того, чтобы Клинтон отправил ракету, которая уничтожит Осаму бен Ладена. А если Клинтон выстрелит ему в лоб, это, с вашей точки зрения, плохо?» Может здесь кто-нибудь мне объяснить разницу между винтовкой и ракетой?

Центральное разведывательное управление создали, потому что американские президенты хотели, чтобы их заранее предупреждали, откуда стране грозит опасность. Джордж Буш Младший, а следом за ним и Барак Обама сделали главной задачей уничтожение террористов, раз уж арестовать и судить их невозможно. Через неделю после страшных терактов 11 сентября 17 сентября 2001-го президент Джордж Буш Младший подписал секретную директиву, предписывающую Центральному разведывательному управлению и Министерству обороны приступить к боевым действиям против террористов.

ЦРУ вернулось к, казалось бы, давно забытой практике – вновь появились беспощадные бесцеремонные разведчики. Ветеран ЦРУ, который теперь руководил борьбой с терроризмом, объяснял сенаторам: «Наша жизнь на два периода: до 11 сентября и после 11 сентября. После мы сняли перчатки».

Американские разведчики успели отвыкнуть от агрессивных акций, которые были не в моде в 1990-е годы. Не всем хотелось возвращаться к тем временам, когда ЦРУ свергало правительства с помощью армии наемников. Когда президент Гарри Трумэн создал в 1947 году Центральное разведывательное управление, то он наделил сотрудников разведки правом самим решать, кто плохие, а кто хорошие, плохих убирать. Своего рода лицензия для убийства – вот, что получило тогда Центральное разведывательное управление, но это создало для страны множество проблем.

Голос за кадром: После 11 сентября директор ЦРУ Джордж Тенет хотел получить для своих агентов карт бланш на действия по всему миру. Он просил вернуть им право убивать террористов – право, которого президент Джеральд Форд лишил ЦРУ в 1976 году.

А указ президента Рональда Рейгана №12333 запретил любому американскому государственному служащему участвовать в подготовке покушений. Указ стал следствием общественного недовольства попытками ЦРУ убить кубинского лидера Фиделя Кастро и свергнуть чилийского президента Сальвадора Альенде.

Но запрет действовал недолго. «Я думаю, что тайные операции, - уверенно заявил сам президент Рейган в октябре 1983 года, - это обязанность правительства с тех самых пор, как вообще появилось первое правительство».

18 апреля 1983 года грузовик со взрывчаткой врезался в здание американского посольства в Бейруте. Погибли 63 человека. 32 ливанца, которые работали в посольстве, еще 14 ливанцев, проходивших мимо, и 17 американцев, в том числе почти весь состав резидентуры ЦРУ. Взрыв произошел именно в тот момент, когда в посольстве совещались разведчики.

Президент Рейган записал в дневнике: «Бог простит меня за ту ненависть, которую я испытываю к тем существам, которые совершают такие жестокие и трусливые акции». Американская разведка провела масштабное расследование: теракт осуществила недавно созданная Ираном боевая организация ливанских шиитов «Хезболла».

Министр обороны США Каспер Уайнбергер подписал приказ об отправке морских пехотинцев в Ливан. Но ранним утром 23 октября 1983 года два грузовика взорвались почти одновременно. Один у казармы американских морских пехотинцев – погиб 241 человек. Другой – у казармы французских парашютистов, погибли 58. Французская армия понесла самые большие потери после войны в Алжире.

Леонид Млечин: Рональд Рейган не был ни циником, ни безразличным к чужим страданиям человеком. Он хотел расквитаться за своих людей, но не хватало информации. «Деликатный вопрос, - записал президент в дневнике. – Мы можем нанести удар по штаб-квартире радикальных шиитов, которые убили наших морских пехотинцев. Мы можем сделать это с воздуха без риска для наших людей, но маловато информации».

Голос за кадром: «Более опытные и решительные израильтяне помогли американцам отомстить. Израильтяне сожгли лагерь иранских шиитов, которых считают ответственными за теракты с автомобилями, груженными взрывчаткой, - пометил в дневнике Рейган. – Это одна из тех целей, к которым и мы присматриваемся. Но у нас не было ощущения, что мы располагаем достаточной информацией».

Леонид Млечин: После 11 сентября 2001-го американская разведка получила право уничтожать террористов, задерживать и держать в заключении пойманных боевиков. Вначале в ЦРУ рассчитывали просто повторить опыт израильтян.

Голос за кадром: Израильтяне уничтожают боевиков на территории других стран, потому что не имеют возможности посадить их на скамью подсудимых. Арабские страны своих не выдают. Убивая террористов, израильские офицеры с мрачной иронией говорят, что осуществляют правосудие с доставкой на дом.

Леонид Млечин: Вместо того, чтобы вести тонкую разведывательную работу, подбирать людей, которые знают восточные языки, которые разбираются в проблемах региона, вместо того, чтобы вербовать американцев, чьи этническое происхождение и прошлое позволяли беспрепятственно работать в тех местах, проникать в Аль-Каиду, узнавать, что делают террористы, предугадывать их планы, вместо этого ЦРУ обратилось к самому простому инструменту – к тайным операциям.

Сразу же после 11 сентября стали составлять списки террористов, причастных к этому преступлению, и формировать боевые группы из оперативников ЦРУ и бойцов спецназа, и отправлять туда, где эти террористы находятся, чтобы их убивать одного за другим.

Армейский спецназ работал вместе с ЦРУ. Оперативные работники разведки находились террористов Аль-Каиды, а спецназ их уничтожал. Но военные жаловались, что разведчики постоянно опаздывают. И министерство обороны пришло к выводу, что ЦРУ работает плохо. В таком случае мы справимся сами.

Голос за кадром: Отряд «Дельта» сухопутных войск и отряд «Морские котики» военно-морских сил США подчинены командованию специальных операций. Но проводить самостоятельные операции за границей оно не имело права. Это привилегия ЦРУ. Министр обороны Дональд Рамсфельд, очень влиятельный в Вашингтоне, возмущался: «Это непостижимо, что мы полностью зависим от ЦРУ».

Леонид Млечин: А почему Пентагон не может делать то же самое, что и разведка? В Министерстве обороны тогда говорили: «Пусть ЦРУ берет себе сбор информации и ее анализ. А боевые операции – это дело профессионалов». Юристы тут же подвели базу: поскольку террористы намереваются уничтожить американских граждан, то убийство террористов есть всего-навсего необходимая самооборона.

Голос за кадром: Спецназ обрел новую жизнь под командованием генерал-лейтенанта Стэнли Маккристала. Генерал не хотел, чтобы его люди просто врывались в дома и всех расстреливали. Требовал, чтобы боевиков брали живыми и допрашивали, чтобы изучалось содержание компьютеров, которыми пользовались боевики Аль-Каиды.

Леонид Млечин: Спецслужбы охотно использовали современные технологии, в том числе геолокацию. Разведывательные спутники находили человека по его мобильному телефону. Причем, местонахождение обладателя телефона определялось невероятной точностью – буквально до 1 м. После чего отправляли крылатую ракету, боевой самолет или группу спецназа, чтобы его уничтожить.

Голос за кадром: От высокоточной ракеты, которая наводится по лазерному лучу, уйти практически невозможно. Но техника несовершенна. Ошибки бывают чудовищные. В 2002 году в Афганистане самолеты обстреляли ракетами свадьбу, приняв ее за сходку террористов.

Леонид Млечин: Американцы быстро пришли к выводу, что уничтожить выявленных боевиков недостаточно: возникают другие террористические группы, появляются новые лидеры, которые могут нанести неожиданный удар по Соединенным Штатам. Поэтому было принято иное стратегическое решение – взять руководителей Аль-Каиды живыми и заставить их говорить.

Если они выдадут структуру своей организации, планы, соратников, источники финансирования, методы вербовки, это поможет предотвратить новые теракты.

Голос за кадром: Первоначально предполагали держать пойманных террористах на боевых кораблях в международных водах. Но от этой идеи отказались как по соображениям безопасности, так и из-за технических трудностей. Сотрудники ЦРУ мечтали заполучить в свое распоряжение что-то вроде печально знаменитой тюрьмы для особо опасных преступников Алькатрас, расположенной на острове, с которого не сбежишь.

Нашли подходящие острова в Африке на озере Кариба в Замбии. Место хорошее. Там правит закон джунглей. Но испугались африканского климата и эпидемий. Тогда и возникла идея создать тайные тюрьмы на территории тех стран, где не так щепетильно относятся к правам человека.

Леонид Млечин: Бывший сотрудник разведки, занимавшийся Ближним Востоком, вспоминал: «У нас есть неписаная традиция. Если ты хочешь, чтобы арестованного допросили и получили от него важную информацию, надо отправить его в Иорданию. Если хочешь, чтобы заключенного пытали – в Сирию. А если ты хочешь, чтобы он просто исчез, то надо отправить его в Египет. Оттуда никто не возвращается». У египетских тюрем есть своя репутация: там пытают электричеством, раскаленным утюгом, подвешивают к потолку и насилуют, чтобы дополнительно унизить заключенных.

Голос за кадром: Сын саудовского миллиардера Осама бен Ладен, который организовал теракты 11 сентября, укрылся в Афганистане, где его приветил духовный наставник талибов Мулла Сеид Мухаммад Омар Ахундзада.

27 сентября 2001-го в Афганистане высадились разведывательно-диверсионные группы ЦРУ. Еще через 20 дней – подразделение спецназа.

7 октября началась бомбардировка позиций талибов в Афганистане. Военная операция быстро закончилась разгромом талибов. 2/3 руководства Аль-Каиды было уничтожено. В плену оказались сотни боевиков. Что с ними делать? Не отпускать же террористов на свободу, чтобы они продолжали убивать людей?

Тогдашний министр обороны Дональд Рамсфелд не хотел, чтобы пойманных террористов размещали на американских военных базах.

Но его все же убедили в том, что надо куда-то девать руководителя Аль-Каиды. В середине января 2002 года первый самолет, заполненный талибами и боевиками Аль-Каиды, приземлился на кубинском острове Гуантанамо на американской военной базе, подальше от Ближнего Востока.

Леонид Млечин: Женевские конвенции о правах военнопленных призваны уменьшить ужасы войны. Два дополнительных протокола 1977 года, правда, не подписанные Соединенными Штатами, позволяют не только военнослужащим, но и партизанам, попавшим в плен, ничего о себе не рассказывать. Полагается только назвать имя, звание и воинскую часть. Но в Пентагоне и в разведке считали, что пойманные террористы – это вовсе не военнослужащие. Они не подпадают под действие женевских документов. Они уголовники. Обязаны отвечать на вопросы. А если не отвечают, их можно и нужно заставить говорить.

Голос за кадром: Самой популярной была пытка водой. Допрашиваемого охватывала паника, возникало жуткое ощущение, что он сейчас захлебнется. Этой пытки не выдерживал никто. Имитация утопления пыткой не считалась.

Министерство юстиции Соединенных Штатов пошло навстречу оперативным работникам и следователям ЦРУ. Индульгенцию выдал спецслужбам юридический советник Белого Дома Альберто Гонзалес, который потом стал министром юстиции.

Леонид Млечин: «Никого не утопили, видимых следов не осталось. Какая же это пытка? - говорили в Вашингтоне. – И вообще незачем критиковать методы ЦРУ. Это непатриотично. Речь идет о спасении невинных людей. Любые средства хороши».

Это так называемая теория тикающей бомбы, модной среди тех, кто профессионально занимается борьбой с терроризмом. Если известно, что где-то заложена бомба, люди могут погибнуть, и есть человек, который знает, где находится бомба, то разве можно ограничивать себя в выборе средств, чтобы заставить его сказать, где находится бомба, которая убьет людей?

Но дело состоит в том, что когда человека пытают, он ведь говорит не правду, а говорит то, чего от него хотят услышать. Он выдумывает, он фантазирует и на самом деле нисколько не помогает найти эту самую бомбу. Поэтому профессионалы действуют иначе.

Тактика допроса зависит от личности арестованного. Его надо вывести из зоны комфорта, смутить. Он ожидает, что его станут мучить. А ему вдруг предлагают чашку чая – и он теряется: не знает, как быть. И вот тогда с ним можно работать. Профессионалы стремятся установить атмосферу доверия и постепенно вытащить полезную информацию, а не выбивать показания.

Голос за кадром: Технология пыток придумана испанской инквизицией. В 1490 году Бенито Гарсия, испанский еврей, принявший христианство, был подвергнут пытке водой. Инквизиция заставила его признаться в ритуальном убийстве христианского младенца. Выбитые из него показания стали поводом для изгнания евреев из Испании в 1492 году.

Методология пыток водой мало изменилась со времен инквизиции. И показания, выбитые таким путем, столь же ценны. Халида Шейха Мохаммада, ближайшего соратника Осама бен Ладена, 183 раза погружали в воду. И он все равно врал. Но следователи потратили драгоценное время, проверяя его липовые показания.

Леонид Млечин: На американской военной базе в Гуантанамо, где держали пойманных в Афганистане боевиков, опытному следователю поручили допросить водителя Осама бен Ладена, а тот наотрез отказывался с американцами вообще говорить. «Вы вообще всегда всех обманываете». Следователь выяснил, что его предшественник, прежний следователь, обещал водителю устроить ему разговор с женой и не исполнил своего обещания. Тогда следователь начал с того, что позволил тому поговорить с женой. Тот поговорил с женой, упал на колени, восславил Аллаха, а потом спросил: «Что вы хотите от меня узнать?» И рассказал все, что знал. Но руководители ЦРУ потом уверяли, что показания он дал только под пытками и разводили руками: «А как еще выбить из них показания?»

Голос за кадром: Самый успешный допрос, который американцы провели, выясняя планы Аль-Каиды, не потребовал пыток. Разговорить бывшего главного телохранителя Осамы бен Ладена, Абу Джандаля, помогло печенье без сахара. Следователь заметил, что Абу даже не дотрагивается до печенья, которое ему предлагали. Выяснилось: у Абу диабет. Сладкого он не ест. Следователи принесли печенье без сахара.

«Мы показали, что уважаем его, - рассказывал следователь, выйдя в отставку, - и он стал с нами разговаривать. Больше не считал нас посланниками Дьявола. И помог в конце концов отыскать Осаму бен Ладена в Пакистане, где вождь Аль Каиды и был уничтожен отрядом спецназа в мае 2011 года».

Леонид Млечин: Всегда возникает соблазн продуманную политику заменить тайными операциями. Ради этого специальные службы наделяют невиданными правами. Инициатором тайных операций всегда был Белый Дом. Президенты вновь и вновь соблазняются возможностью переложить решение трудных внешнеполитических проблем на спецслужбы.

Голос за кадром: Люди из спецслужб – мастера уговаривать. Это же профессиональные соблазнители. Многие политики попадали в глупое положение, поверив в обещание обделать заковыристое дельце без шума и пыли. Но все эти инструменты, которые так восхищают верховного главнокомандующего, не в состоянии заменить продуманную и взвешенную политику, разработанную с учетом всей сложности современного мира. Хуже того, обычно ситуация только усложняется, запутывается, иногда становится безнадежной. И, как показывает история, впоследствии президенты сильно сожалеют о своих решениях. Во время интервью на телевидении бывший директор ЦРУ Джордж Тенет сорвался: «Мы не пытаем людей. Послушайте меня. Нет, вы послушайте меня. Все забывают главное, что тогда происходило. Мы жили в страхе, потому что нам ничего не было известно о том, что замышляют террористы. А эта программа спасала жизни. Мы сорвали заговоры против нашей страны».

Но в подготовленном Сенатом США докладе говорится, что никакие заговоры сорвать не удалось. Сенат постановил рассекретить доклад о тайных допросах, которые проводились в ЦРУ. Сенаторы обвинили разведчиков в том, что они подвергали людей пыткам и врали Конгрессу и Белому Дому относительно эффективности этой программы.

«При моей администрации в Соединенных Штатах не будет пыток, - обещал Барак Обама, став президентом. – Мы будем соблюдать Женевскую конвенцию и станем придерживаться наших высших ценностей и идеалов».

Леонид Млечин: Сотрудники ЦРУ, которых новая президентская команда пригласила в Белый Дом, поразились ястребиному тону помощников Обамы. Смысл новых указаний был таков: «Мы прекращаем программу допросов, потому что мы больше не будем их допрашивать. Мы будем просто уничтожать террористов. Мы отзываем войска домов, потому что начинаем тайные операции. Вместо топора берем в руки скальпель».

Голос за кадром: Каждый утро директор ЦРУ Джордж Тенет начинал с вопроса: «Кого мы вчера завербовали и что это изменило?» «Вчера мы вербовали шифровальщика. Сегодня нам нужен системный администратор». Он сделал руководителем оперативного директората бывшего морского пехотинца Джека Даунинга. Он первым делом распорядился, чтобы каждый будущий сотрудник разведки хотя бы раз прыгнул с парашютом. «Обычные люди не прыгают с самолета, - сказал Даунинг. – Но нам не нужны обычные люди».

Руководство ЦРУ с большим опозданием осознало, что нелегалы, которых они готовят, бесполезны в борьбе против Осама бен Ладена. В управлении нелегальной разведки ЦРУ не нашлось ни одного сотрудника, который бы владел ближневосточными языками настолько свободно, чтобы сойти за местного жителя и продержаться в Афганистане без женщин и виски несколько лет.

Только после 11 сентября стали брать в ЦРУ американцев арабского происхождения, которые могли бы работать на Ближнем Востоке. А ведь известно, что Осама охотно принимал в Аль-Каиду европейцев и американцев, перешедших в ислам. Под таким прикрытием мог бы действовать и разведчик.

Леонид Млечин: Каждый год курсы ЦРУ заканчивают примерно 200 начинающих разведчиков. ЦРУ вербуют новичков открыто – через интернет, газеты, журналы. Отбирают уже состоявшихся людей в возрасте 28-30 лет. Раньше брали только белых мужчин. Теперь берут и женщин, и афроамериканцев, и американцев азиатского и арабского происхождения.

Голос за кадром: Требования: интерес к международным делам, знание иностранных языков, умение добывать информацию и быстрая реакция. Важнейшие качества – коммуникабельность, способность разговорить и расположить к себе собеседника. Верность – это другой ключевой фактор в отборе кандидатов. Новичков проводят через психологические тесты, их прошлое тщательно изучается. Проверка продолжается не меньше полугода. Служба собственной безопасности с трудом справляется.

Разведчикам предстоит вести двойную жизнь. Они не имеют права говорить, где работают, и выдают себя за других людей. Начинающим разведчикам объясняют, что сообщать о себе друзьям, соседям, знакомым. Жены или мужья обычно посвящены в тайну. А детям о службе отца в ЦРУ поведают только тогда, когда они станут достаточно взрослыми, чтобы уметь хранить секреты. Не говорят даже родителям, чтобы те случайно или в приливе гордости за сына не обмолвились, чем он занимается.

Но с собственной конторой разведчики должны быть абсолютно откровенны. Сотрудник ЦРУ проходит проверку на полиграфе в начале службы, в конце 3-летнего испытательного срока и затем каждые 5 лет. Неискренний ответ, зафиксированный машиной, ведет к увольнению.

База подготовки будущих разведчиков именуется «Фермой». В официальных документах она фигурирует как «Экспериментальный учебный центр». Находится в штате Вирджиния. Она появилась в годы Второй мировой войны для подготовки морских диверсантов. Здесь новички изучают базовый курс.

Боевая подготовка проходит на другой базе – в Северной Каролине. Здесь ЦРУ обосновалось в 1961 году, когда понадобился склад оружия для подготовки вторжения на Кубу. Среди прочего, будущих сотрудников политической разведки обучают самим делать взрывчатку из подручных материалов, проносить оружие в самолет.

Для борьбы с исламскими террористами понадобились агенты-нелегалы. Сотрудников нелегальной разведки готовят 52 недели – целый год. Из них первые 18 недель – на «Ферме». Обычно их сразу изолируют от остальных будущих разведчиков, которые будут работать под своим именем. Основная подготовка проходит на конспиративных квартирах в Северной Вирджинии.

Кадровики ЦРУ рассматривают многие сотни заявлений. После собеседований, проверки на детекторе лжи и психологических тестов остается человек сто. Примерно десяти делают предложение. На учебу приводят двух или трех, а заканчивает курс, бывает, всего один. Нелегалы во всех разведках – штучный товар.

Стандартное прикрытие нелегала – должность торгового представителя какой-то фирмы. Удачным считается прикрытие, связанное с финансами. Когда есть деньги, легче задавать вопросы и получать нужные ответы. Но приходится работать за двоих, чтобы не стало ясно, что ты не тот, за кого себя выдаешь.

Самое неприятное для нелегала – сдавать в кассу ЦРУ деньги, которые он получает в компании, где работает. А он обязан вернуть разницу между его зарплатой и жалованьем в разведке.

Во время избирательной кампании Дональд Трамп уверенно сказал: «Я больше знаю об исламских террористах, чем генералы. Поверьте мне».

Трамп любит рассказывать апокриф об американском генерале, который в начале XX века на Филиппинах приказал окунуть 50 пуль в свиную кровь и расстрелять 49 филиппинских повстанцев-мусульман, а 50-го отпустил, чтобы он об этом всем рассказал. «И после этого 25 лет там не было проблем, - радостно говорил своим слушателям Трамп. – Никаких проблем 25 лет».

Леонид Млечин: Какой опыт приобрела разведка за годы борьбы с терроризмом? 1) Агентурное проникновение в террористическую среду, в среду радикальных исламистов практически невозможна. Поэтому, если кого-то поймали, то можно и нужно пытать 2) Проще всего их просто уничтожить. Разведки обрели боевой и пыточный опыт, что очень заметно. А сейчас они возвращаются к прежнему противостоянию Востока и Запада, но с учетом этого опыта. То есть действуют без белых перчаток и без соблюдения тех правил, которые существовали в прошлую Холодную войну.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск