Даманский. На пороге войны с Китаем

Леонид Млечин: Есть что-то мистическое в этом совпадении. Годы, которые оканчивались на цифру 9, меняли наши отношения с Китаем. В 1949 году Советский Союз признал новую власть во главе с вождем Коммунистической партии Мао Цзэдуном. В 1959 году отношения с Пекином стали враждебными. В 1969 году на острове Даманский советские и китайские солдаты стреляли друг в друга. Мы были на грани большой войны. В 1979-ом Китай атаковал соседний Вьетнам. В этот вооруженный конфликт едва не вовлекся Советский Союз. А в 1989-ом, когда Михаил Горбачев прилетел в Пекин мириться, на столичной площади Тяньаньмэнь танки давили контрреволюционный мятеж.

И всякий раз эти драматические события становились сюрпризом для Москвы. Мы плохо понимаем Китай и китайцев?

Голос за кадром: В 1949 году, когда Мао Цзэдун провозгласил создание Народной республики и огромная толпа восторженно откликнулась «да здравствует председатель Мао», Китай, измученный долгой войной и междоусобицей, отчаянно нуждался в помощи куда более развитого Советского Союза.

Сегодня китайцы считают себя главным партнером Соединенных Штатов в мировых делах и державой №2. Россию в Пекине воспринимают как ресурсный тыл. А к 2049 году, когда будет отмечаться столетие Народной республики, Китай твердо намерен стать крупнейшей мировой державой и вернуть себе определяющую роль в мировых делах.

Китай не ищет свое место под Солнцем, как когда-то говорили об имперской Германии. Скорее, Китай вновь занимает свое законное место Солнца.

Глава КНР Си Цзиньпин в программной речи сказал: «Мир нуждается в Китае. Никто не вправе диктовать китайскому народу, что он должен делать и чего он не должен делать. Китай не станет развиваться за счет интересов других стран, но никогда не откажется от своих законных прав и интересов».

Леонид Млечин: Полвека назад, когда бешеные китайские толпы рвались через советскую границу, о войне с миллиардным Китаем говорили как о неизбежном. Советник президента Соединенных Штатов по национальной безопасности Генри Киссинджер был уверен, что в ответ на попытку захватить остров Даманский Советский Союз нанесет ядерный удар по Китаю и начнется большая (если не Третья мировая) война с огромными потерями и непредсказуемыми последствиями. Наши военные действительно предлагали наказать Пекин за гибель наших пограничников.

Голос за кадром: Почему китайцы решили устроить засаду именно на острове Даманский? Китайское название – Чжэнь Бао Дао. На реке Уссури. Уже договорились на двусторонних переговорах, что остров перейдет Китаю. Поэтому в Пекине, видимо, полагали, что Советский Союз не станет его защищать.

В ночь на 2 марта 1969 года на остров Даманский скрытно проникли несколько сот бойцов Народно-освободительной армии Китая. Наши пограничники не подозревали, что им устроена засада. В бою погибли 32 советских пограничника. В плен попал тяжело раненый ефрейтор Павел Акулов. Его тело обменяли на труп китайского солдата в середине апреля 1969 года. Цифры китайских потерь до сих пор держатся в тайне.

К Даманскому вела всего одна дорога. Развернуть войска было невозможно. Да и не хотели этого в Москве. Перестрелка между пограничниками – это инцидент на границе. Использование вооруженных сил – это уже настоящая война. Только поздно вечером после целого дня боев пограничникам разрешили использовать четыре дивизиона ракетных установок залпового огня «Град». После 9-минутной обработки острова ракетами, артиллерией и минометами китайцы отошли.

Китайские руководители поступили преступно и подло, устроив засаду советским пограничникам. Зачем они это сделали? Бои на острове Даманский – попытка произвести впечатление на советских лидеров, напугать их. Типично китайская тактика. Вместо того, чтобы добиваться военной победы, нанести психологический удар и заставить противника отказаться от самой идеи войны. Но Мао тоже не понимал советских вождей.

Во время событий на острове Даманский у себя в кабинете госбезопасности Юрий Андропов устроил совещание. Что делать, как реагировать? Горячо выступали сторонники мощного удара по китайцам. Андропов был против.

Леонид Млечин: Его поддержал Брежнев. Что бы ни говорили о Леониде Ильиче, он прошел одну и делал все, чтобы избежать новой. Было ясно, что любой успех в боевых действиях с Китаем будет носить временный характер. А что потом? Вести войну на истощение со страной, имеющей миллиардное население? Пустить в ход ядерное оружие? Решили не спешить. Но к большой войне с Китаем готовятся.

Голос за кадром: Чтобы поиграть на нервах Мао, в газете «London evening news» поместили статью Виктора Луи, советского гражданина, которому разрешили стать корреспондентом иностранной газеты в обмен на использование деликатных поручений второго контрразведывательного главного управления КГБ СССР.

Виктор Луи написал, что в Москве обсуждается идея бомбардировки ядерных объектов Китая и смена руководства в Пекине. Многозначительно напомнил о вводе войск Варшавского договора в Чехословакию, которые подавили Пражскую весну. Советский Союз, - писал Луи, - придерживается доктрины, провозглашающей, что социалистические страны имеют право вмешиваться в дела друг друга.

Впечатлительный Мао Цзэдун поверил в угрозу. Опасаясь ракетно-ядерного удара, начальник генерального штаба народно-освободительной армии Китая отдал приказ №1 по рассредоточению руководства страны. Члены Политбюро должны были разъехаться в разные города, чтобы не погибнуть в пламени одного ядерного удара. Несколько месяцев в Китае царил военный психоз. Под Пекином строились гигантские бомбоубежища.

Леонид Млечин: Бои на острове Даманский весной 1969 года привели к сближению Китая и Соединенных Штатов. Оказавшись на грани войны с Советским Союзом, Пекин стал налаживать отношения с Америкой.

Голос за кадром: С древних времен китайцам приходилось противостоять сильным соседям. Часто будучи слабыми в военном отношении, они побеждали, так как использовали в своих целях психологию и предрассудки чужеземцев. Китай, когда ему грозит опасность, умело сталкивает своих противников друг с другом.

Но и американцы испугались войны на Дальнем Востоке. Президент Ричард Никсон сказал, что Советский Союз опаснее Китая и нельзя допустить, чтобы советская армия размазала Китай. Потому что после этого вся военная мощь СССР повернется против Запада. Это была революция во внешней политике. Впервые президент США провозгласил, что американцы заинтересованы в выживании коммунистической державы, с которой они даже не имели дипломатических отношений.

Леонид Млечин: Пекин давил на все кнопки, чтобы столкнуть Москву и Вашингтон.

Голос за кадром: Дэн Сяопин, - вспоминал Джордж Буш Старший, - сокрушался о том, что Соединенные Штаты демонстрируют свою слабость перед лицом советской угрозы. Дэн Сяопин, как Мао и другие китайские лидеры, был обеспокоен американской политики разрядки по отношению к Советскому Союзу.

Впрочем, проницательные американцы не сомневались, что когда Китай станет достаточно сильным, чтобы выстоять в одиночку, он порвет с Вашингтоном или даже выступит против Америки, если придет к выводу, что этого требуют его интересы. Киссинджер доложил президенту Джеральду Форду: «Я могу гарантировать, что если у нас возникнет конфликт с Советским Союзом, китайцы атакуют и нас, и Советский Союз».

В конце января 1979 года по случаю восстановления дипломатических отношений в полном объеме в Вашингтон приехал Дэн Сяопин. Он обвинил Москву в агрессивности и вероломстве.

Леонид Млечин: Вернувшись из Вашингтона, Дэн Сяопин двинул китайские войска на Вьетнам, который хотел наказать за своеволие. Искусство китайской дипломатии состоит в том, чтобы создать впечатление, будто та или иная сторона поддерживает Пекин, хотя этого не было и в помине. И в Москве действительно предположили, что военная акция против Вьетнама согласована с Вашингтоном.

Голос за кадром: Когда уже в наше время началось расширение НАТО на Восток, некоторые российские политики призывали спешно заключить военно-политический союз с Китаем, чтобы вместе противостоять Западу. Но Пекин не вступает в блоки и союзы. На одном небе не могут гореть два Солнца.

Сейчас у Китая настоящая торговая война с Соединенными Штатами. И кажется, будто Китай готов с нами объединиться против Америки. Но это не мы используем Китай для укрепления наших позиций в противостоянии Западу, а Китай использует нас, чтобы надавить на американцев.

Леонид Млечин: У нас очень любят рассуждать о политике. У китайцев это не принято. Идешь по китайской улице и слышишь, о чем люди говорят. Звучат ключевые слова: «Юань, доллар, купил, продал». Китайцы – самые деловые люди на земле. Для них прагматический расчет и соображения собственной выгоды на первом месте.

Голос за кадром: По китайской традиции оценить человека можно лишь после того, как он закончит земной путь. Но роль Дэн Сяопина оценили еще при его жизни. В наследство от Мао он получил нищее государство с разваленной экономикой и запуганным народом. Дэн вернул гигантский Китай к нормальной жизни. Он сумел преобразить страну без насилия путем постепенных реформ.

Он правил Китаем, находясь в тени, отказываясь от первых постов в государстве. Это был его стиль – не вмешиваться в мелочи. Это вполне отличает китайским традициям. Этот маленький человек до последних дней своей жизни обладал каким-то фантастическим магнетизмом, способностью убеждать людей и подчинять их своей воле.

Леонид Млечин: Дэн Сяопин завещал кремировать себя, а прах развеять над морем. Почетную миссию, развеять прах Дэна, поручили Цзян Цзэминю. Это было самое надежное подтверждение его роли хозяина страны.

Голос за кадром: Генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь прежде руководил Шанхаем. А Дэн зимой отдыхал именно в Шанхае. Цзян имел возможность много времени проводить с Дэном. Так шел к власти и Михаил Горбачев, у которого в Ставрополье отдыхали и председатель КГБ Юрий Андропов, и другие члены Политбюро.

В 1955 году будущий глава Китая год стажировался в Москве на автомобильном заводе «ЗИЛ» (тогда он назывался «ЗИС»). Поэтому он немного говорил по-русски.

Цзян Цзэминь легко устанавливал неформальные отношения с иностранными партнерами, что было немыслимо для других китайских вождей.

«Во время нашей встречи, - вспоминала государственный секретарь США Мадлен Олбрайт, - китайский лидер был любезен и изо всех сил старался показаться космополитом. Он расцвечивал свой разговор репликами на русском языке, сыпал английскими цитатами, читал стихи. Когда Цзян улыбался, а это случалось часто, он напоминал мне чеширского кота».

Леонид Млечин: Появление Цзян Цзэминя в роли первого человека означало, что Китай вступил в новый период своей истории. В китайской конституции записали, что премьер-министр может занимать свой пост только два срока. И когда пришло время, глава правительства Ли Пэн действительно покинул свой пост.

Голос за кадром: После ухода и Цзян Цзэминя на пенсию в 2002 году партию возглавил Ху Цзиньтао. А в 2003-м его избрали председателем КНР. По китайской терминологии, Мао Цзэдун – лидер первого поколения. Дэн Сяопин был лидером второго поколения. Цзян Цзэминь принадлежал к третьему поколению. А сменивший его Ху Цзиньтао – лидер четвертого поколения.

Ху Цзиньтао успел получить высшее образование до того, как система образования рухнула во время Культурной революции. Сделал карьеру в Комсомоле. Руководил партийной организацией в Тибете, где сильны сепаратистские настроения, и дважды безжалостно подавил антиправительственные восстания в 1988 и в 1989 годах.

Еще недавно китайские вожди были людьми советского воспитания. Им на смену пришли те, кто свободно говорил по-английски и знал толк в бизнесе. Они выделяли иностранным инвесторам землю под строительство, создавали свободные экономические зоны и завалили весь мир китайскими товарами.

Леонид Млечин: Ни Ху Цзиньтао, ни его премьер Вэнь Цзябао не выдержали атак со стороны новых левых, коалиции марксистов-догматиков и консерваторов и приостановили экономические реформы.

Однако индустриальный бум в начале 2000-х создавал впечатление, что Китай неумолимо растет. Эксперты пропустили накопление Китаем значительного долга, в основном из-за плохих кредитов и неудачных инвестиций.

В конце 2012 года прошел XVIII съезд партии. Ху Цзиньтао ушел на покой. Партию и государство возглавил Си Цзиньпин.

Голос за кадром: Говорят, что Си Цзиньпин считает: именно люди его поколения, дети видных революционеров – законные наследники традиций и достижений своих родителей, и потому должны управлять Китаем. Вроде бы он пренебрежительно относится к тем, кто происходит не из семей старых революционеров и заслуженных партийцев, воспринимает их как сыновей-лавочников. Ведь их родители не сражались и не умирали за революцию.

Его отец Си Чжунсюнь, один из соратников Мао, очень молодым стал заместителем главы правительства. Мальчик рос в привилегированной семье. Таких, как он, называли красными принцами.

Но отец впал в немилость, как это часто случалось при Мао. Его обвинили в участии во внутрипартийном заговоре, лишили всех постов. В 1965 году сослали в провинцию. А в годы Культурной революции его избивали, обвинив в том, что у него дома секретный передатчик для связи с иностранными разведками, и арестовали.

Будущему председателю Си было всего 14 лет. Его вырвали из семьи, из привычной жизни. Он сам рассказывал, как им занялись хунвэйбины – красные охранники, школьники и студенты, вознамерившиеся искоренить всех внутренних врагов, движущая сила Культурной революции. «Ты сознаешь, насколько серьезны твои преступления?» - грозно вопрошали они. «Вы сами можете это оценить. – Ответил Си. – Достаточно ли этого, чтобы казнить меня?» - «Мы можем казнить тебя 100 раз», - пригрозили хунвэйбины.

«Они хотели напугать меня, сказав, что теперь мне придется демократическую диктатуру народа и что у меня осталось всего 5 минут». Но в конце концов они велели мне читать книжечку изречений председателя Мао каждый день до поздней ночи.

Из Пекина его отправили на трудовое перевоспитание в одну из беднейших провинций – Шэньси, уезд Яньчуань, где он 7 лет в прямом смысле жил в пещере. Спал на земле. Вместо теплого туалета – ведро. Надо отдать ему должное – он не сломался, все преодолел. После смерти Мао при Дэн Сяопине отца вернули на руководящую работу, а сына – в Пекин. Когда они встретились, отец не узнал сына.

Леонид Млечин: Он с раннего возраста выделялся среди ровесников: расчетливый, уверенный в себе и целеустремленный человек. Не пил, не позволял себе ничего предосудительного. Его даже находили скучным. Но он всегда держался дружелюбно и знал ответы на все вопросы. Деньги его не интересовали. Поэтому никаких обвинений в коррупции. Как заметил его давний знакомый, Си может позволить себе быть неподкупным – ведь он родился с серебряной ложкой во работу.

Голос за кадром: Он стал делать карьеру и неустанно поднимался по иерархической лестнице. Стал помощником заместителя председателя Центральной военной комиссии. В 2007 году возглавил партийный комитет Шанхая, после того как его предшественника с треском сняли и отдали под суд за коррупцию. Си Цзиньпин успешно провел чистку шанхайского аппарата. Ему же поручили контролировать подготовку к Пекинской Олимпиаде 2008 года. Считается, что он чудесно справился.

В первый раз он женился на дочери посла Китая в Великобритании. Но семейная жизнь не сложилась. Супруги ссорились почти каждый день и разошлись. Он женился на певице Пэн Лиюань, которая в генеральном звании руководила ансамблем песни и пляски Народно-освободительной армии Китая. Пэн считает своего мужа очень трудолюбивым и простым. «Когда он приходит домой, я не чувствую, что в доме лидер страны. Для меня он просто муж». Дочь главы Компартии училась в Гарварде.

1 июля 2011 года Коммунистическая партия Китая отметила свое 90-летие. КПК – самая многочисленная партия в мире. Почти 90 миллионов человек. Население немаленькой страны. Членство в партии по-прежнему необходимо для успешной карьеры. Даже те, кто не так уж сильно любит партию, нуждается в ней. Без партбилета не продвинешься.

Леонид Млечин: Но Си Цзиньпину не нравится коммерциализация китайского общества и раздражает утрата традиционных ценностей. Он изменил стратегию развития страны. Вместо ускорения реформ – сохранение стабильности.

Постоянный комитет политбюро ЦК Компартии Китая по-прежнему заседает в Запретном городе, бывшем императорском дворце, где когда-то плели интриги наложницы и евнухи. И сегодня заседания проводятся в секрете. Членам Политбюро не нужно выходить на публику, давать интервью и рассказывать о принятых решениях. Текущую политику определяет постоянный комитет Политбюро из 7 человек. Эти семеро управляют страной. Они, как когда-то советское политбюро, одеты почти одинаково. На торжественных заседаниях они даже хлопают в унисон.

Голос за кадром: Генеральный секретарь, становясь главой партии, получает огромную власть. Но и он зависит от мнения других членов партийного руководства. В постоянном комитете Политбюро всегда находятся сильные фигуры со своим мнением. Генсек не подписывает важных бумаг, не получив согласия от других членов постоянного комитета Политбюро.

Леонид Млечин: Глава Китая придает большое значение расстановке высших кадров. Как говорит председатель Си, жизнь похожа на рубашку: «Неправильно застегнешь верхние пуговицы – и все остальные пойдут наперекосяк».

Голос за кадром: Партийный аппарат определяет все стороны жизни страны через государственные и правительственные учреждения. Отделы ЦК контролируют все важнейшие структуры в стране – вооруженные силы, спецслужбы, средства массовой информации, суды и государственные предприятия.

«Будто правительство, армия, люди или студенты, Восток, Запад, Юг, Север или Центральная часть страны – всем руководит партия», - говорит председатель Си Цзиньпин.

Леонид Млечин: В отличие от советской тоталитарной системы, во главе которой один вождь, в Китае скорее авторитарное управление во главе с коллективным руководством.

Голос за кадром: Отличительной особенностью Китая последних десятилетий была добровольная смена лидеров. После Мао китайские лидеры стремились свести срок пребывания у власти к одной десятилетке. Происходила строгая ротация высших руководителей. Отработав два срока, они отказывались от власти, передавали дела преемникам.

А вот Си Цзиньпин уходить не намерен. Ради него изменили Конституцию. Прежде председатель КНР мог занимать эту должность не более двух пятилетних сроков. Теперь он получил возможность руководить страной пожизненно.

Леонид Млечин: Что еще меняется в Китае? Страна разбогатела и не жалеет денег для армии. Один рекордный военный бюджет за другим меняет баланс сил в Азии. Китай тратит огромные суммы на прорывные технологии: искусственный интеллект, гиперзвуковое оружие, робототехника, которые могут изменить характер будущей войны.

Китайская судостроительная программа опережает американскую. Военно-морской флот за последнее десятилетие получил больше 100 военных кораблей и подводных лодок. Скоро в строй войдут 5-6 авианосцев. Председатель Си объявил, что Китай – великая морская держава.

Голос за кадром: Но вот что заставляет задуматься. Половина разбогатевших китайцев желает эмигрировать. Большинство – в Соединенные Штаты. Может быть, это потому, что демократия, верховенство закона, конкуренция, прозрачность, низкий уровень коррупции в правительстве, независимые источники новостей, свобода мысли, совести и слова – это неотъемлемая часть жизни, которой в Китае. Пекин с его обещанием тотально контролировать всех граждан не так уж привлекателен. Превращение в высокотехнологичное полицейское государство делает страну менее конкурентоспособной и подрывает возможности роста.

Фантастический успех Дэн Сяопина объяснялся счастливым совпадением обстоятельств. В тот момент, когда на рынке труда предложило свои услуги огромное молодое население Китая, в годы Мао Цзэдуна исключительно отрезанное от мира, богатое западное общество располагало большими деньгами и готово было платить за товары, произведенные в срединной империи. Ныне китайская рабочая сила стремительно стареет и дорожает. В менее развитых странах (Вьетнаме и Бангладеш) рабочим платят меньше. А западные кошельки опустели из-за кризиса.

Работоспособное население Китая достигнет своего пика и начнет стремительно сокращаться. К 2030 году в сельской местности останется половина работоспособных людей от нынешнего количества. К 2050 году половина населения Китая будет старше 45 лет, а четверть населения – старше 65 лет. Кто же тогда будет локомотивом экономического успеха?

Леонид Млечин: Впрочем, все эти рассуждения могут показаться чрезмерно мрачными. Как насчет не знающих себе равных небоскребов в городе Гуанчжоу? А фантастические успехи студентов шанхайских университетов? А то, что сотни миллионов китайцев в этой нищей стране разбогатели? Конечно, подъем Китая – это не мираж. Но важно будущее, а не прошлое. Может ли государство, построенное на ограничение возможностей, инициативы и свобод, превзойти страны, построенные на защите расширения этих свобод? Политики и эксперты озабочены сегодня тем, как справляться со стремительно растущим Китаем? И не пора ли задуматься над тем, что будет означать упадок Китая? Воспримут ли руководители Китая возможность своего собственного упадка философски, если они уже убедили себя в быстром восхождении к мировому первенству? Сомнительно. Из этого и надо исходить. А раненый тигр редко бывает миролюбивым.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Авторская программа Леонида Млечина

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски