Доктор Бадмаев и темные силы

100 лет назад разговоров о тибетском целители Петре Бадмаевы было не меньше, чем о зловещем Григории Распутине. Кто он такой?

Леонид Млечин: Столетие назад по Питеру ходили совершенно невероятные слухи, которые на самом деле не забыты и по сей день. Ультраправый депутат Государственной Думы Владимир Митрофанович Пуришкевич, очень заметный и шумный политик, уверял, что практикующий в столице врач тибетской медицины Петр Александрович Бадмаев снабжает Григория Ефимовича Распутина особыми порошками, которые помогают ему подчинить себе волю членов царской семьи. «Вот, в чем дьявольская сила Распутина». Говорили, что Петр Бадмаев и Григорий Распутин по просьбе императрицы Александры Федоровны готовятся отравить императора Николая II, чтобы она сама заняла престол, как некогда Екатерина II, свергнувшая с помощью гвардейцев своего несчастного мужа Петра III, который вскоре отправился в мир иной при невыясненных обстоятельствах.

На эти темы в ту пору охотно рассуждал знаменитый депутат Пуришкевич, чьи речи казались просто демонстративным шутовством. На самом деле он зарабатывал политический капитал, транслируя умонастроения толпы. Впрочем, он точно так же размышлял, как и все остальные. Это ему принадлежит знаменитая фраза относительно темных сил вокруг трона. Но 100 лет назад о Петре Александровиче Бадмаеве разговоров было не меньше, чем о самом Распутине. Кто такой этот Петр Бадмаев?

Голос за кадром: «Тибетский знахарь Бадмаев, самая влиятельная персона в распутинской клике, - писал еще один депутат Государственной Думы и будущий глава Временного правительства Александр Федорович Керенский, - использовал для лечения своих пациентов травы, коренья, настои». Он утверждал, что знает древние секреты врачевания земли Далай-Ламы.

Леонид Млечин: Земля Далай-Ламы – это Тибет. В ту пору формально независимая территория, где исповедовали буддизм. Тибет был религиозным государством. Теократическим правителем Тибета был Далай-Лама, в переводе – «великий учитель», живое воплощение Будды, призванный спасти все живые существа о страдания.

Столетия назад Тибет многих манил. Мистическая связь с далеким Тибетом производила сильное впечатление.

Петр Бадмаев появился на свет Жамсараном Бадмаевым в 1851 году в Забайкалье. Его родители разводили скот. У них было четверо сыновей. И все одаренные. Старший выучился на врача, поехал в столицу, открыл там аптеку, которую потом передаст младшему брату. Один из средних братьев проявил интерес к языкам, изучал восточные языки. И Жамсаран Бадмаев, который потом станет Петром Бадмаевым, тоже закончил восточный факультет столичного университета.

Голос за кадром: Петр Бадмаев служил в министерстве иностранных дел, дослужился в конце концов до действительного статского советника генеральского звания. Высокому начальству он нравился масштабными проектами освоения Дальнего Востока.

Бадмаев обещал включить Монголию, Китай и Тибет в сферу влияния Российской империи и удостоился личной аудиенции у императора. Представил Александру III записку: «Народы Азии ищут покровительства, защиты, дружбы и подданства России. Они относятся с энтузиазмом к царствующему в России дому и беспредельно преданы ему. Весь Восток симпатизирует России, и русского царя называют на Востоке белым царем, богатырем».

Прочитав его докладную записку, Александр III написал на ней: «Все это так ново, необыкновенно и фантастично, что с трудом верится в возможность успеха». Однако же распорядился снабдить его деньгами из казны.

Петр Александрович поражал размахом своих замыслов и умел быть убедительным. А в родных краях Бадмаев считался не просто посланцев высшей власти. Он намекал, что имеет право занять монгольский и тибетский престолы.

Новому императору Николаю II планы Бадмаева тоже поначалу нравились. Бадмаев предлагал захватить в Монголии, Маньчжурии и Северном Китае в свои руки все главные отрасли торговли и промышленности, взять под контроль Тибет. «Кто будет господствовать над Тибетом, тот будет господствовать над всем буддийским миром и над всем Китаем».

Леонид Млечин: Поражавшие воображение идеи Бадмаева совпадали с сокровенными пожеланиями самого Николая II. Эта мысль о повороте России с Запада на Восток казалась соблазнительной российским политикам и генералам еще 100 с лишним лет назад.

Голос за кадром: Министр финансов Сергей Юльевич Витте, выдающийся реформатор, совершивший чудо, он ввел золотое обеспечение бумажных денег, и рубль стал высокоценимой в мире валютой, тоже считал, что России следует двигаться на Восток. Он поддержал Бадмаева. И Петр Александрович получил на свои проекты немалые деньги.

Леонид Млечин: В январе 1904 года военный министр Куропаткин доложил императору, что в Тибет послан калмык подъесаул Уланов с задачей выяснить, что там в Тибете происходит, и особенно разузнать относительно замыслов англичан. Император распорядился приказать Уланову, чтобы тот попытался разжечь тибетцев против англичан. Российские политики исходили из того, что великая держава – та, которая все время прирастает территориями. Правда, самый выдающийся российский дипломат Александр Михайлович Горчаков предупреждал, что расширение территории есть расширение слабости. Но его мнение не считалось популярным.

Голос за кадром: Министр финансов Витте обещал императору: «С учетом нашей огромной границы с Китаем и нашего исключительно выгодного положения поглощение Россией значительной части Китайской империи является лишь вопросом времени». Витте заверил императора, с берегов Тихого океана и с вершин Гималаев Россия будет господствовать не только над делами Азии, но и Европы.

Леонид Млечин: Китай был слаб, беден и расколот. Иностранные державы беззастенчиво раздирали его на части. Россия первой заключила договор с Китаем, и границы империи отодвинулись до Амура и Тихого океана. И горные вершины Тибета казались вполне достижимыми. Казалось, успехам России мешает только Лондон. В последние 100 лет англичане часто представлялись источником всех неприятностей и козней. Петр Бадмаев составил для императора Николая памятную записку о том, что нужно противостоять англичанам.

Голос за кадром: «Они никогда не уйдут с занятой позиции и, возбуждая против нас весь буддийский мир, они в действительности сделаются единственными господами над монголо-тибето-китайским Востоком. Неужели истинно русский человек не поймет, сколь опасно допущение англичан в Тибет, и японский вопрос – нуль в сравнении с вопросом тибетским? Маленькая Япония, угрожающая нам, отделена от нас водой, тогда как сильная Англия очутится с нами бок о бок».

Леонид Млечин: Вышло все иначе, чем предсказывал Бадмаев и его единомышленники. Неудачная война с Японией, начавшаяся в 1904 году, остановила продвижение России на Дальнем Востоке. Пока Европа в начале века была занята проблемами Балкан, Япония завоевывала жизненное пространство в Восточной Азии: выиграла войну с Китаем, затем с Россией, превратила в колонию Корею. Впервые Антанта санкционировала японские территориальные приобретения, о чем вскоре западные страны сильно пожалеют.

Голос за кадром: Грандиозные планы остались на бумаге. Сначала Сергей Витте, который возглавил правительство, разочаровался в Бадмаеве, а потом и сам император. «К сожалению, я больше не доверяю словам Бадмаева». Николай II был прав. Всю первую половину XX века наша страна воевала на Дальнем Востоке вовсе не с англичанами, а с японцами, пока в августе 1945 года вместе с американцами и англичанами окончательно не разгромили императорскую армию.

Леонид Млечин: В отличие от Распутина, Бадмаев пережил революцию. Говорят, что перед смертью он написал письмо Ленину. Предложил свои услуги в организации революции в Тибете.

Тибетом бредили не только в Санкт-Петербурге, но и в Берлине, особенно при нацистах. Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер распорядился создать псевдонаучную организацию. Немецкое наследие – предкам. Общество по изучению духовной истории. Сокращенно – Аненербе. Вокруг Аненербе ходит множество легенд, не имеющих никакого отношения к реальности. Рассказывают, будто ее сотрудники владели сверхъестественными силами, создавали чудо-оружие, что они вообще были магами и чародеями.

На самом деле занимались они псевдонаучным обоснованием расовых идей нацистской партии. Руководителем Аненербе Гиммлер назначил доктора Вальтера Вюста, индолога и по совместительству осведомителя эсэсовской службы безопасности СД. Он стучал на коллег-преподавателей и студентов.

Вюст был уверен, что арийцы когда-то колонизировали пустыни Ирана, горы Афганистана и долины Индии. Он заинтриговал Гиммлера рассказами о том, что прежде Дальним Востоком правили голубоглазые блондины. Один немецкий исследователь, побывавший в Гиндукуше, уверял, что обнаружил там большое число людей с голубыми глазами и белокурыми волосами. «Это люди нашей крови».

Гиммлер поверил, что азиатская элита – индийские брахманы, монгольские воины и японские самураи – происходят от европейских завоевателей. Нацистские ученые доказывали, что 4000 лет назад раса господ начала движение на Восток и через Кавказ проложила путь в благородную Индию. Наивные аборигены приняли пришельцев за богов, сошедших на землю, что нашло отражение в фольклоре.

Древние арийцы стали брахманами, - доказывали нацистские эксперты. – Они установили кастовую систему, чтобы помешать своим детям вступать в брак с низшими расами. Таким образом они хранили чистоту крови. Но бледнолицые пришельцы не могли выдержать ослепительного солнца. Им все-таки пришлось вступать в браки с местными жителями, чтобы их дети имели коричневую кожу и темные волосы. Но и сейчас брахманы заметно выше остальных индусов. Их кожа заметно светлее, лицо заметно уже.

Гиммлер надеялся, что экспедиция на Тибет в поисках следов арийцев понравится фюреру, который верил в теорию космического льда. Австрийский инженер-механик Ханс Хербергер считал, что все космическое пространство заполнено льдом. Когда ледяная пыль достигает земли, то превращается в тропические затяжные дожди. Глыбы льда стираются в атмосфере во время падения. Отсюда явление падающих звезд – метеоритов. Особо крупные льдины лопаются от жары и осыпаются на землю в виде дождя с градом. Однажды, - доказывал Хербергер, - на Землю упало огромное космическое тело. После чудовищной катастрофы спаслись немногие – на Тибете.

Леонид Млечин: 2 ноября 1935 года молодой немецкий ученый-зоолог постучался в двери германского консульства в китайском городе Чунцин. Он рассказывал фантастическую историю, свидетельствующую о его умении выживать в самых трудных условиях. Эрнст Шеффер только что вернулся из экспедиции на Тибет.

Голос за кадром: Участники экспедиции намеревались собирать образцы дикой природы. Но они попадали в жуткие истории: их пытались ограбить, убить. Эрнст Шеффер остался один. За 7 месяцев он описал 3000 различных существ, в том числе два неизвестных науке. Сделал 7000 фотоснимков, снял небольшой фильм и изложил свои впечатления на 6000 страницах дневника.

Леонид Млечин: И он хотел вернуться в те края, уже во главе собственной экспедиции. Нужен был спонсор. Молодой ученый присоединился к нацистам, вступил в СС и написал письмо начальнику главного управления СС группенфюреру Августу Хайсмайеру.

Голос за кадром: И получил официальное приглашение приехать в Берлин, а заодно телеграмму от Генриха Гимммлера о том, что он произведен в унтерштурмфюреры СС.

В июне 1936 года он переступил порог бывшей художественной школы на Принц-Альбрехт-Штрассе, где разместился рейхсфюрер СС. Его провели в кабинет Гиммлера. Шеффер рассказал, что на границе с Тибетом он раскопал древние могилы. И поклялся, что многие вещи в могилах были украшены древними арийскими символами.

В гористых районах Тибета, где основная часть жителей представляет чисто монгольский тип, несколько человек, по его мнению, имеют арийскую внешность: это воины, знать, землевладельцы. Гиммлер слушал его с волнением.

Гиммлер отрицал теорию эволюцию применительно к нордической расе. Он считал, что арийцы спустились на землю с небес. Эрнст Шеффер нашел взгляды Гиммлера дурацкими, но благоразумно промолчал. А Гиммлер настолько к нему расположился, что поставил его во главе экспедиции, которая должна была отправиться в Тибет.

В состав экспедиции включили гауптштурмфюрера СС Бруно Бегера из главного управления СС по вопросам расы и поселений. Он занимался антропологическими исследованиями тибетцев: изучал цвет глаз, форму головы, носа, лба, скул, челюсти, измерял расстояние между глазами.

Мало что так обижало нацистов, как смешение расы. В их представлении, именно смешение крови привело к сокращению территории, которой управляли белокурые северяне. Это расовое безумие, от которого может погибнуть мир. Бруно Бегер сфотографировал почти 2000 тибетцев и измерил почти 400 человек. Он пришел к выводу, что нордическая раса изменила историческую судьбу Азии, и представители высшего слоя имеют очевидные признаки нордической расы.

Леонид Млечин: После тибетской экспедиции хауптштурмфюрера СС Бегера перевели в Освенцим проводить антропологические исследования ученых, которых потом умерщвляли. После войны эсэсовцы Бегера признают виновным в пособничестве в массовых убийствах.

Голос за кадром: В январе 1939 года Эрнст Шеффер оказался в священном городе Лхасе. Он стал первым немцем, которого пустили в столицу Тибета. Шеффер говорил тибетцам о том, что с немцами их объединяет свастика. Тибетцы почитали свастику как символ удачи, верили, что их первые короли были богами, которые спустились с небес. Нацисты уверились в том, что это и есть место, где надо искать следы нордической крови.

Леонид Млечин: Экспедиция вернулась в Германию 4 августа 1939 года, за месяц до начала Второй мировой. Но в Берлине рассчитывали на продолжение.

Тибет в конце концов достался коммунистическому Китаю. Тибет имел стратегическое значение для Пекина. Здесь нашли около 200 урановых месторождений и стали строить заводы по переработке урана, который шел на создание ядерного оружия.

Голос за кадром: Китайские коммунисты начали в Тибете с коллективизации. Это привело к голоду. Умерли 300 с лишним человек. Монастыри закрывались, монахов отправляли на перевоспитание. В марте 1959 года тибетцы восстали. Это был ответ на попытку коммунистов покончить с религией.

Леонид Млечин: Далай-Лама и духовенство бежали в Индию. За ними последовали 120 000 беженцев. Это вызвало резкое осуждение в соседней Индии. Премьер-министр Индии Джавахарлал Неру провозгласил, что Индия имеет духовные и культурные интересы в Тибете, исходя из исторических связей между индийской классической буддийской культуры и тибетским буддизмом.

Москва заняла нейтральную позицию. Никита Хрущев выговаривал китайцам: «Зачем вам надо было убивать людей на границе с Индией? Вы что же, хотите, чтобы мы одобрили ваш конфликт с Индией? Это было бы глупо с нашей стороны». В Пекине возмутились: «Советский Союз в любом случае обязан поддержать социалистическую страну».

Мао Цзэдун назвал Джавахарлала Неру первым человеком «наполовину чертом, наполовину джентльменом, наполовину хулиганом». Перестрелки на границе привели в октябре 1962 года к настоящей войне.

Мао Цзэдун сказал своим генералам: «Мы сражались с Чан Кайши, мы сражались с Японией и Америкой. Мы никого не боялись. Всех победили. Теперь индийцы хотят с нами воевать. Естественно, мы их не боимся. И землю не отдадим». 20 октября 1962 года китайские войска перешли в наступление. Индия проиграла войну и к оружию больше не прибегала.

Леонид Млечин: Великий пацифист Джавахарлал Неру, который обещал никогда не иметь ядерного оружия, отказался от своих слов после того, как Китай произвел первые испытания в 1964 году. В ответ Китай стал поддерживать Пакистан во время Индо-Пакистанских войн.

А что касается Бадмаева, то когда потерпели неудачу его геополитические замыслы, Петр Александрович превратился во врача тибетской медицины. Лечил травами и порошками, которые сам готовил. Невероятно амбициозный человек, он стал модным доктором. Ему льстил успех у столичной публики.

Голос за кадром: «Вера в Бадмаева, его в многочисленных петроградских пациентов была безгранична», - вспоминал Александр Керенский.

Бадмаев сблизился с Григорием Ефимовичем Распутиным, который в ту пору считался влиятельнейшим в столице человеком.

«Распутин, - вспоминал Керенский, - по неосторожности рассказал, что некоторые из бадмаевских трав и кореньев могут вызвать душевный паралич, а также останавливать или усиливать кровотечение».

Леонид Млечин: Владимир Гурко, заместитель внутренних дел при Столыпине, человек крайне осведомленный, был уверен, что Распутин точно пользуется какими-то бадмаевскими препаратами. Гурко писал: «Несколько раз, когда Распутин к цесаревичу Алексею, который в ту пору испытывал сильнейшие боли, эти боли прекращались. Что это, совпадение? Или же Распутин давал цесаревичу какие-то тибетские препараты, сделанные Бадмаевым?»

Григорий Ефимович Распутин, говоря современным языком, был мастер пиара и самопиара. Ничего из того, что он рассказывал о себе, что о нем говорили другие, не было. Нечто подобное произошло и с доктором Бадмаевым, которому бог знает что приписывают. Разумеется, он не пытался ни отравить императора, ни им манипулировать. В отличие от своих пациентов, он не был истерически взвинченным мистиком, падким на тайны Востока. Он был деловым человеком. Как и Распутин, хотел обрести влияние при дворе.

При дворе всегда верят магам и волшебникам. С одной стороны, высший свет неизменно скучает, жаждет развлечений, желает, чтобы его удивляли и поражали. А, с другой, заметим, совершенно ведь не опасливые люди, беспечно легковерные, иной раз готовые доверить жизнь и здоровье настоящим шарлатанам. Иной раз прислушиваются к толкущимся у трона авантюристам и проходимцам, принимая важные политические решения. И не знаешь, что опаснее.

Голос за кадром: В 1901 году Николаю II и императрице представили француза Низьера Вашо Филиппа как врача, способного творить чудеса. Он утверждал, что обладает силой внушения, которое может оказать влияние на пол развивающегося в утробе матери ребенка. Императрице Александре Федоровне сообщили, что с помощью французского кудесника она родит мальчика – наследника престола.

Леонид Млечин: Глава правительства Сергей Юльевич Витте писал, что Филипп точно имел какую-то власть над людьми слабовольными и нервнобольными. Одни, более разумные, жаловались на Филиппа в полицию, что он шарлатан, а его поклонники всерьез уверяли, что Филипп святой, что он не родился, а с небес спустился на землю, и туда же уйдет.

Голос за кадром: Филипп начинал подручным у мясникам, затем попытал счастья в роли гипнотизера. Диплома у него не было, и практиковать он не мог. Петербургское общество такие мелочи не интересовали.

Леонид Млечин: Меняются имена и эпохи, но история модных докторов, обещающих избавление от всех недугов с помощью нетрадиционных методов, не заканчивается.

Голос за кадром: В 1950 году старой большевичке Ольге Борисовне Лепешинской, которая увлеклась медициной, присудили Сталинскую премию и сразу приняли в Академию медицинских наук. Она рекомендовала куриным белком лечить язвенную болезнь желудка, артрит и рак. Уверяла, что ванны с содой по ее рецепту спасут от гипертонии, склероза и вообще от старости. Обещала почти что бессмертие. И что же?

«Население поверило в ее высказывание о пользе особых ванн, - печально пометил в дневнике писатель Юрий Карлович Олеша. – Стали распространяться ее рецепты на папиросной бумаге. Люди возвращались домой после ее лекций взволнованные, поверившие в долголетие. Из аптек исчезла сода».

В позднесоветское время на сохранение вождей была мобилизована вся отечественная медицина. И опять пошли разговоры о том, что созданы некие кремлевские таблетки. Вадим Александрович Печенев, помощник Константина Устиновича Черненко, рассказывал, что «тот при мне часто глотал так называемые кремлевские таблетки, которые якобы оказывали какое-то действие; когда он задыхался, он их принимал».

Леонид Млечин: Когда кремлевская медицина не знала, как помочь быстро дряхлевшему Леониду Ильичу Брежневу, от отчаяния обратились к современному доктору Бадмаеву.

Голос за кадром: «Мы все перепробовали, - вспоминал начальник кремлевской медицины академик Евгений Иванович Чазов. - Одного кудесника привезли из Монголии. Он занимался иглоукалыванием, применял разные тибетские методы, всякие обкуривания. Ничего не помогало».

Весной 1981 года заместитель председателя Совета министров СССР и председатель Госплана Николай Константинович Байбаков, озабоченный здоровьем своей жены, узнал, что в Тбилиси целительница Джуна (Евгения Давиташвили) лечит больных бесконтактным массажем. Байбаков пригласил ее в Москву.

Леонид Ильич Брежнев позвонил Байбакову: «Николай, что это за бабука – Джуна? Ты что, лечился у нее? Что она хочет?» Через день Джуна получила разрешение на прописку. У Джуны началась новая жизнь.

Леонид Млечин: Но помочь Леониду Ильичу Брежневу Джуна не могла. Впоследствии комиссия по борьбе со лженаукой и фальсификацией научных исследований при президиуме Российской академии наук констатировала: «Джуна – массажистка высокой квалификации. Но для исцеления больных этого мало».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О знахарях и целителях, оказывавших влияние на ход исторических событий

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски