Фюрер сидел на таблетках

Фюрер сидел на таблетках
Тридцать девятый. Страх порождает войну. Французы сделали всё, чтобы война началась - потому что они её боялись
Председатель КГБ на пенсии
Повелитель дронов
Без белых перчаток. Что делать с террористами: уничтожать или допрашивать?
Настоящего профессионала отличает любовь к тому, что он делает, и понимание, что надо дорожить репутацией. Других ценностей у нас нет
Великие полководцы на Красной площади
Агенты и террористы
Разведка и цены на нефть. Почему американская разведка не смогла предсказать распад СССР?
Ошибочные прогнозы: почему у разведки случаются провалы?
Какая польза от разведки

Леонид Млечин: Первый шаг ко Второй мировой вне был сделан в тот январский день 1933 года, когда президент Германии Пауль фон Гинденбург поручил Адольфу Гитлеру сформировать правительство. А вождь немецких национальных социалистов, конечно, не представлял себе, что именно и как он сделает, чтобы покорить Европу. Но обуревавшая его ненависть к внешнему миру не могла не привести к войне.

Голос за кадром: Он обрел власть над страной и мог сделать с ней все, что хотел. Он произносил речи, которые доводили слушателей до экстаза. Неслучайно Гитлер считал, что толпа воплощает женское начало. Эротические чувства в нем пробуждала не женщина, а толпа, послушная его словам. Он называл Германию «своей единственной невестой».

Он обращался в основном к женщинам. Они были главными участниками его митингов. А все действо было подчеркнуто маскулинным – барабаны, марши, знамена и мужчины в форме и сапогах. Это производило сильнейшее впечатление на не очень юных женщин, которые толпились на этих церемониях с участием Адольфа Гитлера.

Леонид Млечин: «Преданность немецких женщин, доходившая до псевдорелигиозного экстаза, была для Гитлера необходимым стимулятором», - вспоминал хорошо его знавший председатель данцигского сената Герман Раушнинг. И Гитлер понимал, что ему нужно от женщин. Поэтому приказал гауляйтерам (партийным секретарям) проводить специальную работу среди женщин.

Голос за кадром: Голоса избирательниц вознесли его столь высоко. Чтобы в этом удостовериться, достаточно было хотя бы раз взглянуть на передние ряды всех массовых митингов, всегда и везде заполненных женщинами. Взглянуть на эти закатившиеся от восторга, увлажненные и подернутые поволокой.

Леонид Млечин: Каждое выступление Гитлера выстраивалось как театральная постановка. Марш штурмовиков, вынос знамен, военная музыка – все это готовило толпу. Первые слова он произносил спокойным тенором, негромко, иногда после минутной паузы. Он ждал реакции из зала, выкриков, которые помогали ему почувствовать атмосферу толпы и настроиться на нее. В 1920-е годы не было электрического усиления голоса, и ему приходилось кричать. Он старался говорить как можно более низким голосом.

Голос за кадром: «Я был шокирован лицами этих людей, особенно женщин, слушавших Гитлера, - записывал свои впечатления американский журналист Уильям Ширер, - он смотрели на него как на миссию. В их лицах появилось что-то нечеловеческое. Думаю, задержись он на виду чуть подольше – большинство женщин попадало бы в обморок от возбуждения».

Гитлер полностью зависел от реакции толпы. Если кто-то выражал несогласие, он терял нить, сбивался. Штурмовики, наполнявшие зал, нужны были ему не только для охраны, а и для того, чтобы подавить в толпе несогласие. Собственно говоря, он произносил сплошные банальности. Но они обретали силу пророчества. Иногда закрывал глаза и прикрывал лицо сжатыми кулаками. Сходя с трибуны, Гитлер ощущал странное сочетание опьянения и отупения. Он шел со стекленевшим взглядом и никого не замечал.

«Распространена легенда о его глубоких голубых глазах, - вспоминал Герман Раушнинг. - На самом деле они не были ни глубокими, ни голубыми. Они глядели либо пристально, либо безразлично. Им не хватало блеска истинной одухотворенности. Его голос, пронзительный, гортанный, угрожающий, беснующийся, стал известен во всем мире. Он воплотил в себе боль этих лет. Я заметил, что Гитлер оказывал наиболее сильное воздействие на тех, кто поддавался гипнозу с оттенком женственности в характере, на тех, кто был склонен к раболепию».

Стоя в свете прожекторов, бледный, резко жестикулирующий, Гитлер постоянно контролировал свои эмоции. И даже в своей ненависти был крайне расчетлив. Он сам говорил, что с математической точностью учитывает все слабости человека. Задолго до появления телевидения он усвоил законы шоу-бизнеса и вел себя, как звезда экрана. Гитлер примерил к себе маску вождя, которая останется неизменной до самой его смерти. Застывшее лицо, улыбка, жест, поза – все было отработано перед зеркалом.

Успех Гитлера состоял в том, что толпа в Германии тех лет была настроена на ту же волну, что и он. Гитлер исходил из того, что каждый, кто пришел его послушать, только что ощущал себя маленьким, одиноким, никому не нужным человеком, который не способен справиться со своими проблемами. И вдруг он оказывается среди множества единомышленников. И он захвачен пьянящим чувством принадлежности к мощной силе. С митинга человек уходит сторонником Гитлера. Фюрер олицетворял мечты и фантазии немцев. Он выражал их затаенные желания.

Леонид Млечин: Гитлер получил в свое распоряжение страну, не готовую воевать. Немцы не забыли ужасов Первой мировой и не располагали боеготовой армией. После поражения в Первой мировой призыв в армию и на флот в Германии отменили. Вооруженные силы свели к минимуму: 100 000 солдат и моряков, служивших по контракту. Рейхсверу запрещалось иметь наступательное оружие – подводные лодки, авиацию, танки и тяжелую артиллерию. Военная промышленность пребывала в упадке.

Голос за кадром: Ограничения, наложенные на Германию условиями Версальского мира, заставили искать обходные пути для развития военной техники. В 1920-е годы немцы платили Москве за право тайно создавать и осваивать на советской территории новые образцы боевой техники – самолеты, танковые моторы, артиллерийские снаряды, боевые отравляющие вещества, на которые в те годы возлагали особые надежды.

Нацистский режим произвел полную мобилизацию экономики. Но ресурсов не хватало. Военная промышленность требовала больше импортного металла, руды и нефти, чем страна могла купить. Министерство экономики и верховное командование Вермахта реквизировало дефицитное сырье в пользу военной промышленности. Отказались даже от престижных объектов. Перестали строить новые здания партийных комитетов и автобаны. Гитлер распорядился о драконовских мерах. Гражданское производство не имеет никакого значения. Все усилия для армии.

Железные дороги не справлялись с потребностями Вермахта. С лета 1938 года начались серьезные опоздания на железных дорогах Германии. Подвижной состав не успевали ремонтировать. Поезда шли с неисправными тормозами.

Леонид Млечин: Войска должны были рассчитывать на лошадей как на основной вид транспорта. Так что не стоит считать, что Вермахт создавался как современная моторизованная сила, что в Германии готовились к блицкригу – молниеносной войне, исход которой решается мощным ударом превосходящих сил. Германия просто не располагала такими возможностями.

Голос за кадром: Немецкие танкисты получали памятку: «За каждый снаряд, который ты выпустишь по врагу, твой отец заплатил 100 марок в виде налогов, а твоя мать неделю простояла за станком на фабрике. Танк стоит 800 000 марок. Это 300 000 рабочих часов. 30 000 человек отдали свой недельный заработок. 6000 работали целую неделю, чтобы ты получил этот танк. Все они работали ради тебя. Думай о том, какое оружие теперь оказалось в твоих руках».

Не хватало ни солдат, ни рабочих. Рабочую силу привязывали к сельскому хозяйству или к тяжелым и вредным производствам с помощью системы трудовой повинности. Миллион с лишним рабочих фактически отправили на принудительные работы. Специальным декретом запретили металлургам менять место работы без специального разрешения.

В воюющей Англии женщины заменят ушедших в армию мужчин. Но в Германии уже в 1939 году трудилось больше женщин, чем в Англии, даже в конце войны. Разница с Англией состояла еще и в том, что большая часть немок (6 миллионов) оставались в отсталом и трудоемком сельском хозяйстве. В Германии маленькие крестьянские хозяйства покоились на женских плечах. Когда мужчин брали в армию, все сельское хозяйство тащили на себе женщины. Они и обеспечивали страну продовольствием.

Гитлер назначил уполномоченным по 4-летнему плану второго человека в нацистской Германии – Германа Геринга. Фактически это был план подготовки к войне.

Леонид Млечин: Геринг вызвал к себе 300 представителей немецких металлургических компаний, встретил их в военном мундире в окружении большой свиты и громким металлическим голосом сказал: «Тяжелая промышленность не справилась с порученным заданием. Фюрер дал вам 4 года. Вы впустую растратили время. Моя задача состоит в том, чтобы отправить тех, кто саботирует работу по перевооружению Германии, туда, где вы должны находиться – в ад».

На вроде сложные вопросы Гитлер находил самые простые ответы. Своим пропагандистам Гитлер был обязан образом сурового, но заботливого отца нации, который ради родной страны жертвует нормальной жизнью и работает день и ночь.

Голос за кадром: На самом деле Гитлер по натуре был бездельником. Заставлял посетителей ожидать его часами. Партийные секретари жаловались, что не могут получить аудиенции, что фюрер не находит времени для важных дел.

Он с большим удовольствием ходил в театр, чем занимался делами. Сидел в любимом 6 ряду. Он стал поклонником кинематографа. Вкусы у него были непритязательные. Любимые картины – «Кинг-конг» и мультфильм Уолта Диснея «Белоснежка и семь гномов». Любимая актриса – юная американка Ширли, которая только-только дебютировала в Голливуде и тонким голоском трогательно исполняла детские песенки.

После вечернего спектакля ехал ужинать. В хорошую погоду отправлялся на пикник. Охранники прихватывали с собой скатерть и посуду, располагались у озера, хотя Гитлер не плавал. Он стеснялся своего тела и не раздевался, чтобы не показаться смешным. Гитлер хотел дышать живительным горным воздухом. Баварский городок Берхтесгаден находится у горы Оберзальцберг на границе с Австрией. Модный курорт. Там отдыхали композиторы Иоханнес Брамс и основоположник психоанализа Зигмунд Фрейд.

Гитлер приобрел себе поместье – Бергхоф. Это место в годы Третьего Рейха превратилось в неофициальную столицу Германии. При первой возможности Гитлер сбегал из Берлина в Бергхоф, где мог ничего не делать. Заранее не сообщал, когда приедет. Ненавидел раскрывать свои планы. К тому же считал, что это спасает от покушений на его жизнь.

Леонид Млечин: И в Бергхофе Гитлера ждала молодая и веселая женщина. С Евой Браун его познакомил фотограф Генри Хофман. Ева Браун стала тайной подругой фюрера. А в последний день своей жизни, 30 апреля 1945-го, она получит право именоваться «фрау Гитлер». Немецкие женщины верили, что фюрер одинок, потому что посвятил жизнь Германии. «Он ждет меня», - думали многие немки. Десятки тысяч немок отправляли целые послания Гитлеру. Они вкладывали в конверт фотографии, отрезанные локоны. Это были просьбы о свидании, признания в любви и предложения вступить в брак. Женщины в толпе кричали: «Мой фюрер, я хочу ребенка от вас».

Голос за кадром: Адольф Гитлер всегда представлял дело так, словно он пожертвовал личной жизнью во имя страны. На деле получал удовольствие от Евы Браун. Она поняла, что он не нуждается ни в умных женщинах, ни в красивых, ни в страстных, ни в опытных. Ему нужен покой, уют, хорошо знакомые люди вокруг, которые ничего от него не требуют и смеются его шуткам.

Ее задача состояла в том, чтобы забавлять Гитлера. Ева Браун идеально подошла для этой роли. Она дала ему то, что нужно даже диктатору, у которого есть власть, слава и поклонение – расслабление. Ева была преданна, занималась только им, при этом не лезла в политику и не приставали к нему с вопросами.

Леонид Млечин: Ева Браун была простой девушкой, чью голову занимали мода, кинофильмы и сплетни. Она жила в страхе, что Гитлер ее бросит, и исполняла все его капризы. Фюрер сказал имперскому министру вооружений и боеприпасов Альберту Шпееру: «Люди с развитым интеллектом должны выбирать себе примитивных и глупых женщин. Что было бы, если бы у меня сейчас была женщина, которая вникала бы в мои дела? Нет, в свободное время я хочу покоя».

Голос за кадром: Урожай 1938 года был приличным. А урожай 1939-го – значительно хуже. Это вело за собой сокращение количества картошки, которая шла на корм животным, что в свою очередь означало уменьшение поставок свинины и молока.

Руководители Третьего Рейха были уверены, что стране угрожает продовольственный кризис. Больше всего вкалывали в поле женщины. Они слишком много работали. И нацисты-аграрии боялись, что женщины на селе станут меньше рожать. Нехватку рабочей силы пытались компенсировать путем мобилизации горожан через трудовой фронт. Ввели трудовую повинность для школьников.

Леонид Млечин: Летом 1938-го Министерство финансов запретило любое строительство без санкций Берлина. Жилья в стране не хватало. Но его никто и не собирался строить. А Гитлер вовсе и не думал о том, что немцы должны больше зарабатывать и лучше жить. Он думал совершенно о другом – о расширении жизненного пространства, а для этого нужны не личные автомобили и квартиры, а сильная армия. «Пушки дадут масло за счет присоединения чужих территорий и их ограбления. Перевооружение – вот вклад в благосостояние Германии».

Голос за кадром: Чтобы финансировать военные расходы, пришлось повышать налоги. В Германии в 1930-е годы были самые высокие налоги во всей Европе. Но этого оказалось недостаточно. Германские ценные бумаги стремительно обесценивались на мировых финансовых рынках.

Президент Имперского банка Ялмар Шахт первым осознал, что Германия - фактически банкрот. Цены правительство старалось контролировать. Но немцы видели, что качество товаров падает. Внутренний долг рос на глазах. Объем бумажных денег перед войной увеличился вдвое. Руководство Имперского банка сообщило Гитлеру, что золотовалютные запасы Рейха больше не существуют. Нет валюты – нет закупок, которых требует Вермахт.

За 7 месяцев до нападения на Польшу Гитлер назначил Германа Герингу уполномоченным по валюте и импорту сырья. Задача – сконцентрировать все ресурсы страны в интересах Вермахта. Геринг приказал всю валюту, имеющуюся у граждан, каждый доллар, франк или фунт стерлингов, поставить на службу Рейху. Поиск и изъятие валюты было поручено начальнику службы госбезопасности (СД) обергруппенфюреру СС Райнхарду Гейдриху.

Леонид Млечин: Гитлер считал, что импорт надо заместить собственным производством, а в будущем все экономические проблемы будут решены за счет приобретения новых территорий. Поэтому был готов пойти на введение карточек на рационирование продовольствия и промышленных товаров – лишь бы перевести всю экономику на военные рельсы. Поэтому уровень потребления в Третьем Рейхе падал: люди зарабатывали деньги, но потратить было не на что. Впрочем, высшие чиновники Третьего Рейха от этого, естественно, не страдали.

Голос за кадром: Фонд Адольфа Гитлера был создан для поддержки отечественной промышленности. В реальности, напротив, предприниматели вынуждены были жертвовать в фонд немалые суммы, которые шли на личные нужды руководителей партии. Распоряжался деньгами глава партийной канцелярии Мартин Борман. Он платил вторую зарплату высшим чиновникам. К нему за деньгами приходили и райхсмаршал авиации Герман Геринг, который считался наследником фюрера, и райхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Все гауляйтеры (по-нашему – секретари обкомов) получали от него конверты с наличными.

Гитлер следил за тем, чтобы партия и народ считали, что он на редкость скромен. Его личными делами занимался тот же Борман, который не жалел на фюрера ни партийных, ни государственных денег.

Леонид Млечин: Мартин Борман, невысокий плотный человек с сутуловатыми плечами и бычьей шеей, начал свою карьеру в националистическом движении с участия в убийстве. Отсидел меньше года и вступил в партию.

Голос за кадром: Хорошие деньги Гитлеру приносила написанная им в тюрьме книга «Mein kampf», потому что ее постоянно переиздавали и вручали новым членам партии, дарили на церемонии венчания каждой супружеской паре. А еще Мартин Борман сообразил, что фюрер имеет право на отчисления от продажи каждой почтовой марки с его изображением. Марки с портретом фюрера выходили миллионными тиражами. И в сейфы Бормана потекли миллионы.

15 апреля 1939 года главнокомандующий сухопутными войсками генерал-полковник фон Браухич доложил Гитлеру: «Сегодняшняя нехватка высококачественной стали напоминает ситуацию Первой мировой войны. Армия лишена стали, которая необходима для оснащения вооруженных сил современным наступательным оружием. Последствия могут быть такими же, как и в 1914 году».

Через несколько месяцев генерал Браухич вновь обратился к Гитлеру: «Исчезла медь». А собственной меди в Германии не было. Ее полностью закупали за границей. Прекратился выпуск мин и упал выпуск артиллерийских снарядов. Вполовину сократился выпуск 105-мм гаубиц, составлявших основу немецкой артиллерии. Остановилось производство армейских карабинов – главного оружия пехоты.

Осенью 1939 года боевые возможности Вермахта и состояние военной экономики Германии позволяли вести только короткую войну с заведомо слабым противником – Польшей. Генералы недоумевали: «Как действовать, если Франция и Англия сразу нанесут удар на Западе?» Вступление в войну западных держав грозило Германии катастрофой.

Гитлер же руководствовался иной логикой: время работает против Германии, Вермахт с каждым месяцем теряет свои преимущества, ждать и откладывать войну бессмысленно. Обращаясь к военным, фюрер внушал им: «Нам нечего терять. Мы можем только приобрести. Наша экономическая ситуация такова, что мы сможем продержаться еще несколько лет. Поэтому надо действовать».

Леонид Млечин: Власть над массами означала избавление от всех возможных ограничений. Ради расширения жизненного пространства немецкого народа он устроил мировую войну. А во имя торжества расовой идеологии приступил к уничтожению евреев. Гитлер сам поверил в свое величие и непогрешимость. Он стал с порога отвергать любые сомнения и возражения. Сладкая лесть пропаганды только укрепили уверенность фюрера в том, что судьба Германии в его руках и он один способен добиться победы в будущей грандиозной битве.

Голос за кадром: При этом он был лишен природного мужества. Болезненно переживал неудачи и мгновенно капитулировал. Поражение вызывало в нем растерянность и отчаяние. Слабонервный, хотя и беспредельно жестокий человек. Даже трудно сказать, был ли Гитлер таким уж больным, или же его организм разрушался от страха заболеть и умереть.

Он был крайне мнительным и обнаруживал у себя все новые болезни. Ипохондрик Гитлер жаловался на сердце и уверял окружающих, что жить ему осталось совсем недолго. Он сказал вождю Гитлерюгенда Бальдуру фон Шираху, что ощущает постоянную боль в районе диафрагмы и живота – наверное, у него рак.

Когда он стал канцлером, забота о его здоровье превратилась в общегосударственное дело. Своим личным врачом он сделал Теодора Морелля. Выбор казался странным: Морелль был специалистом по кожным и венерическим заболеваниям. Но он быстро сообразил, что ему надо выйти за пределы своей узкой специализации.

Морелль угадал психические проблемы своего пациента и стал ему необходим. Когда у фюрера что-то болело, Морелль прописывал ему пилюли, содержавшие стрихнин и белладонну, которые, конечно же, снимали болезненные ощущения, но оказывали серьезное побочное воздействие. Морелль вообще давал фюреру только сильнодействующие препараты, будь то снотворные или болеутоляющие.

Гитлер горстями принимал лекарства: снотворные, гормоны, витамины, глюкозу, стимулирующие препараты. Уловив желание Гитлера лечиться, Морелль прописывал ему бесчисленное количество инъекций. При этом дерматолог и венеролог Морелль не обращал внимания на реальный недуг Гитлера – высокое кровяное давление. Чем дольше сохраняется высокое давление, тем это опаснее, потому что ведет к нарушению мозгового кровообращения.

А доктор Морелль держал своего пациента на возбуждающих препаратах – кофеине и первитине. Когда привычная доза переставала действовать, Морелль ее увеличивал. Под воздействием такого лечения завораживающий взгляд Гитлера приобрел опасный блеск. Уверенность в себе сменялась агрессивностью. Он терял контроль над собой.

Гитлера не интересовало состояние немецкой экономики. Важно было только то, что летом 1939 года он располагал самой боеготовой армией в Европе. Правда, экономические трудности давали о себе знать. Новые танки и автоматическое оружие поступали в войска с большим опозданием. Запасы боеприпасов позволяли вести только ограниченную войну не дольше нескольких недель. Из всего этого Гитлер сделал один вывод: наносить удар надо немедленно.

Леонид Млечин: Бывший ефрейтор не знал, как разговаривать с родовитыми офицерами и пытался их перевоспитывать. В характеристиках появилась графа «мировоззрение», которая должна была отражать степень преданности национально-социалистическому движению. Характеристики заполняли офицеры-воспитатели – члены партии, которые действовали на общественных началах. А потом появились профессиональные офицеры-политработники. Им вменялось в обязанность тесно сотрудничать с партийным аппаратом и с аппаратом госбезопасности.

Голос за кадром: Системой национально-социалистического политического образования и воспитания в стране руководил райхсфюрер СС Генрих Гиммлер, что объясняет подлинный смысл этого воспитания. Система охватывала армию и учебные заведения. Политические занятия вели офицеры СС. Гитлер с неприязнью относился к своим генералам. Министр пропаганды Йозеф Геббельс записал в дневник впечатления от разговора с фюрером:

«Нехватка руководящих умов в Вермахте поистине пугающая. Генералитету фюрер дает однозначно негативную оценку. Все они его обманывают, приходят к нему с цифрами, которые может опровергнуть ребенок, устраивают ему сцены, да еще делают за его спиной всякие намеки насчет его интеллектуальности, которые прямо-таки оскорбительны. Фюрер не позволит втирать себе очки».

Покорность судьбе, а не энтузиазму – вот реакция немцев на войну в сентябре 1939 года. Адольф Гитлер исчерпал возможности роста популярности. Большинство населения хотело мира. Гитлер же искал войны.

Выступая перед редакторами нацистских газет в Мюнхене, фюрер признал необходимость обманывать сограждан.

«Обстоятельства заставляли меня десятилетиями говорить только о мире. Только благодаря тому, что я делал упор на стремление Германии к миру стало возможным вооружить немецкий народ оружием, необходимым для следующего шага».

Леонид Млечин: Превознося первые победы Вермахта, немецкая пропаганда говорила о «мистическом превосходстве немецкого солдата». Верховное командование Вермахта превозносило революционную динамику Третьего Рейха и его партийного руководства. А для Гитлера все это было свидетельством величия немецкой расы и его личной гениальности. Но закончится затеянная им война полным и оглушительным разгромом Германии. В 1945-ом само существование немецкого государства будет поставлено под вопрос.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Илья
Как же так? Война началась не с захвата Польши, а с аншлюса Австрии и уничтожения Чехословакии. А единственный кто реально пытался противостоять развязыванию мировой войны был СССР. Такие дела, учите историю

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск