Мария Спиридонова. Смерть порождает смерть

Мария Спиридонова. Смерть порождает смерть | Программа: Вспомнить все | ОТР

В семнадцатом году грянула революция, а Мария Спиридонова стала самой популярной и влиятельной женщиной в России. Одиннадцать лет она провела на каторге. Славу ей принесло убийство.

2015-10-19T12:25:00+03:00
Мария Спиридонова. Смерть порождает смерть
Островные гордецы
Враг номер один
Радикалы берут власть. «Поставим на колени и обезглавим»
Ливия после Каддафи. Кладбище несбывшихся надежд
Жизнь после Саддама Хусейна. Ирак между двумя войнами
От одной холодной войны до другой
Лучшее лекарство от депрессии
Зимний вечер в Крыму. Возможна ли новая Ялта?
Тревожный звонок. Счастливые предсказания не сбываются
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 7-я серия

Леонид Млечин: Марии Александровне Спиридоновой был 21 год, когда суд приговорил её к смертной казне через повешенье, заменили бессрочной каторгой, отправили на Нерчинскую каторгу – это Забайкалье. По дороге её приветствовали восторженные толпы. Когда её везли по этапу на оной из станций монашенка преподнесла ей букет с запиской: «Страдалице-пташке от монашенок». Последующие 11 лет, всю свою молодость, Спиридонова проведёт на каторге. Когда в 1917 году грянет революция, её немедленно освободят, и в революционной России Мария Александровна Спиридонова станет самой знаменитой и самой влиятельной женщиной.

История её началась с того, что 16 января 1906 года в город Борисоглебск приехал советник Тамбовского губернского управления Гавриил Николаевич Луженовский, он исполнял особое поручение Тамбовского губернатора – с помощью казаков усмирял крестьянские мятежи. Он знал, что террористы за ним охотятся, его охраняли и казаки и полиция, и из поезда на платформу он вышел, окружённый полицией со всех сторон, но они не обратили внимания на юную девушку.

А это была Мария Спиридонова – гимназистка 7 класса, дворянка и член боевой организации Тамбовских социалистов-революционеров. Она успела выстрелить в Луженовского 4 раза, прежде чем охрана спохватилась, она хотела застрелиться, но её повалили и отобрали револьвер. Её отвезли в местное полицейское управление, где началось следствие. «Пришёл помощник пристава Жданов и казачий офицер Абрамов, они велели раздеть меня до нага и не велели топить мёрзлую и без того камеру. Раздетую, страшно ругаясь, били ногайками, один глаз у меня ничего не видел, и правая часть лица была страшно разбита, они нажимали на неё и спрашивали: «Больно? Ну, скажи, кто твои товарищи?». Самое страшное её ждало в вагоне ночного поезда, в котором её срочно отправили в Тамбов в жандармское управление. «Холодно, темно. грубая брань Абрамова висела в воздухе, чувствуется дыхание смерти… брежу, воды, нет воды, офицер увёл меня в купе, он пьян, руки обнимают меня, расстёгивают, пьяные губы шепчут гадко: «Какая атласная грудь, какое изящное тело…».

Когда об этом стало известно, эсеры отомстили насильникам: убили и подъесаула 21-й донской сотни Петра Абрамова и помощника пристава второй части полиции Тамбова Тихона Жданова. Убийц не нашли, симпатии очень многих были тогда на стороне Спиридоновой, даже надзиратели, охранявшие её камеру, тайком предавали её письма сестра, а та отдавала в газеты. За несколько дней до суда Мария Спиридонова писала: «11 марта суд и смерть, а у меня бодрое, хорошее, даже весёлое настроение, и я понимаю, что умираю за великое дело всенародного освобождения, желая вам жить счастливо и весело в стране, которая будет освобождена руку рабочих и крестьян, жму вам руку!»

На суде она объяснила причины по которым стреляла: партия социалистов-революционеров считала своим долгом вступиться за крестьян, которых усмиряли нагайками, пороли и вешали. Первым эсеры убили Тамбовского губернатора Николая Евгеньевича Богдановича, потом Спиридонова застрелила Луженовского, и наконец эсеры достали и самого губернатора – Владимира Фёдоровича фон дер Лауница, который за проявленную им жестокость уже получил повышение и был переведён в столицу.

Чиновника, в которого стреляла она сама, многие считали палачом и оправдывали теракт. Не задумывались тогда над тем, что убийство без суда есть беззаконие. Чиновника убили по политическим соображениям, и сама Спиридонова считала это правильным и справедливым. Пройдёт время и её убьют во имя политической целесообразности.

Она провела на каторге 11 лет, её освободила Февральская революция. У неё неожиданно открылись ораторские и организаторские способности. Когда она выступала, в её словах звучали истерические нотки, он в революцию такой накал страстей казался естественным. На выборах в учредительное собрание большинство населения крестьянской России проголосовало за её партию – за социалистов-революционеров, которые обещали раздать крестьянам земли. Когда большевики взяли власть, партия социалистов-революционеров раскололась: правые эсеры выступили против большевиков, левые эсеры поддержали Ленина вошли в правительство, заняли важные посты в армии и в ВЧК. Мария Спиридонова стала вождём левых эсеров. Надежда Константиновна Крупская рассказывала, что её муж уговаривал Спиридонову войти в правительство, она отказалась, но играла ключевую роль во ВЦИК.

Первое время Ленин дорожил отношениями с левыми эсерами, которых поддерживало крестьянство, но это сотрудничество постепенно сходило на нет, потому что левые эсеры не могли одобрить политику большевиков в деревне. Большевики сразу же изменили экономическую систему, разрушили её, и в стране начался голод: с весны 1918 года Россия, которая ещё недавно экспортировала зерно, голодала.

Большевики потребовали от крестьян сдать всё зерно, обещали взамен снабдить крестьян пропылёнными товарами, но экономику, промышленность они тоже разрушили: заводы остановились, ничего не производилось, поэтому отправленные в деревню продотряды просто реквизировали зерно. Больше всего крестьян возмущало то, что отобранное у них зерно просто гнило на железнодорожных станциях, а бойцы продотрядов продавали его или гнали из него самогон.

Окончательный раскол произошёл из-за сепаратного мира с Германией: Брестский мир, с одной стороны, спас правительство большевиков, с другой, настроил против них пол-России. Левые эсеры назвали большевиков «лакеями германского империализма». Решили сорвать исполнение подписанного Брест-Литовского мирного договора привычными методами – убили германского посла в Москве. Июльский мятеж 1918 года имел трагические последствия: социалисты-революционеры были изгнаны из политики и из государственного аппарата и уже не имели возможности влиять на судьбы страны – крестьянство лишилось своих защитников. Революционный трибунал приговорил Спиридонову к году тюремного заключения, учитывая её особые заслуги перед революцией, через 2 дня её амнистировали. Левые эсеры думали, что Ленин испытывает к ним симпатию, помня о старшем брате-эсере Александре, повешенным в 1887 году за покушение на императора Александра III.

Возможно, большевики переоценивали расположение к ним Владимира Ильича Ленина. В начале 1919 года Спиридонову опять арестовали опять арестовали, она писала из заключения: «Большевики придумали ля меня что-то иезуитское, наверно, объявят, как Чаадаева, сумасшедшей и упрячут в психиатрическую клинику». Это была идея Феликса Эдмундовича Дзержинского – Спиридонову поместили в психиатрическую больницу, конечно. её психика пострадала, и она нуждалась в медицинской помощи, но большевики лечили её своими методами.

Она вышла замуж за товарища по партии Илью Андреевича Майорова. Член ЦК партии левых эсеров и заместитель наркома замедляя, он разработал закон о земле. Большевики взяли эсеровскую программу, эсерам не на что обижаться. А вот что из этого вышло: до революции наша страна была крупнейший экспортёром зерновых, при большевиках страна с трудом кормила собственное население и покупала зерно за границей. Решение заменить рыночную экономику планово-административной оказалось губительным: успешных, умелых крестьян назвали «кулаками» и, по существу, объявили вне закона. Больше полутора миллионов крестьян и их родных выслали в лагеря и трудовые поселения.

Имущество раскулаченных переходило в доход государства, но часть раздавали на месте односельчанам, и люди с удовольствие разбирали то, что ещё недавно принадлежало их соседям. Массовая коллективизация насильственная и раскулачивание было полным разрывом с тем курсом, которым шла Россия с начала XX столетия, отказом от всего, что было достигнуто при Столыпине. Колхозная система начисто отбила у крестьян желание трудиться.

Из всех женщин, которые олицетворяли русскую революцию, Марине Александровне Спиридоновой пришлось, пожалуй, хуже всех: сначала её отправили в Самарканд, потом перевели в Башкирию, но там она ещё могла работать в плановом отделе Башкирской конторы госбанка, пока в феврале 1937 года её не арестовали в последний раз. Этой уже немолодой очень больной женщине предъявили обвинение в том, что она готовила теракт против Башкирских руководителей – дали 25 лет.

Отправили её в Орловскую тюрьму, там держали многих лидеров эсеров ещё куда в более худших условиях, чем в царские времена. В ноябре 1937 Мария Александровна Спиридонова отправила большое письмо своим мучителям, дело в том, что эсеры особенно болезненно воспринимали всякое покушение на их человеческое достоинство, в царские времена кончали жизнь самоубийством, когда их унижали, а там в тюрьме её обыскивали по 10 раз на день, она кричала, вырывалась, надзиратель-мужчина зажимал ей рот рукой, а надзирательница-женщина ощупывала до трусов.

Марию Спиридонову убили осенью 41-го: немецкие войска наступали, Сталин не знал, какие города он сумеет удержать и велел наркому внутренних дел Берии уничтожить наиболее опасных врагов, сидевших в тюрьме. 6 сентября Лаврентий Павлович представил вождю список, Сталин подписал секретное постановление Государственного комитета обороны. 11 сентября 41-го расстреляли 157 политзаключённых Орловского централа: вызывали по одному, запихивали в рот кляп и стреляли в затылок. Среди них были Мария Спиридонова и её муж Илья Майоров. Это уже были старики и старухи, измученные многолетним заключением, но Сталин всё равно их боялся.

Выбор, исторический выбор был совершён неправильно: решив, что можно убить и Столыпина и других политических противников, открыли дорогу беззаконию. Трагическая судьба Марии Спиридоновой показывает, что никакие благие намерения не оправдывают террора во имя революционных ценностей и от имени народа. Тот, кто начинает убивать без суда и следствия, сам потом становится жертвой репрессий, но это как-то не утешает.

XX век оказался трагическим для России, и сменявшие друг друга вожди не смогли уберечь нашу страну и наш народ от бед и несчастий. Мы сейчас стоим перед теми же проблемами, что и 100 лет назад, целое столетие фактически вычеркнуто из нашей общей биографии. Как же не вспомнить Петра Аркадиевича Столыпина – единственного успешного реформатора последнего столетия? Столыпин ясно показал, в чём нуждается Россия, чтобы добиться успеха. А теперь спасибо вам и, надеюсь, встретимся в следующие выходные.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В семнадцатом году грянула революция, а Мария Спиридонова стала самой популярной и влиятельной женщиной в России. Одиннадцать лет она провела на каторге. Славу ей принесло убийство.