Медовый месяц? В России!

Медовый месяц? В России! | Программы | ОТР

политика, СССР, США, вооружение, ядерная гонка, президент

2020-10-25T22:58:00+03:00
Медовый месяц? В России!
Тревожный звонок. Счастливые предсказания не сбываются
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 7-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 6-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 5-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 4-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 3-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 2-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 1-я серия
Назарбаев. Первый Президент
Орден Ленина за вариант «Омега»

Леонид Млечин: Когда популярный, особенно среди молодёжи, американский сенатор-демократ Берни Сандерс решил составить конкуренцию президенту Дональду Трампу, его противники заговорили о том, что Сандерс – социалист и едва ли не коммунист, что он хвалил радикальные режимы Фиделя Кастро на Кубе и Даниэля Ортеги в Никарагуа, и вспомнили, что даже свой медовый месяц он вместе с молодой женой провёл не где-нибудь, а в Советском Союзе.

МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ? В РОССИИ!

Голос за кадром: В 1988 году Берни Сандерс, в ту пору мэр Берлингтона, главного города штата Вермонт, женился во второй раз на Джейн О'Мира Сандерс, которая начинала свою трудовую деятельность в полицейском управлении. Она рассталась с первым мужем и стала главным советником мэра Сандерса. На следующий день после свадьбы супруги отправились в Советский Союз в качестве официальной делегации из 12 человек.

При Сандерсе Берлингтон стал побратимом Ярославля, берлингтонцы и ярославцы стали ездить в гости друг к другу. «Берлингтон проводил собственную внешнюю политику, – писал Сандерс – поскольку мы понимали, что все мы живём в одном мире».

Леонид Млечин: Генеральным секретарём ЦК КПСС уже был избран Михаил Сергеевич Горбачёв, и за происходящим в Советском Союзе наблюдал весь мир. Сандерс и его жена приехали в СССР сразу же после свадьбы и в этом смысле эту поездку можно считать медовым месяцем, но, вообще-то, он исполнял свои обязанности, и именно такое отношение к своим обязанностям привело к тому, что он обрёл огромное количество поклонников.

Голос за кадром: В августе 1945 года во время одного из парадов в Москве американский генерал Дуайт Эйзенхауэр, главнокомандующий объединёнными войсками союзников, которые открыли второй фронт в Западной Европе, стоял на трибуне мавзолея.

5 июня генерал Эйзенхауэр был награждён полководческим орденом Победы за выдающиеся успехи в проведении боевых операций большого масштаба, в результате которых была достигнута победа Объединённых Наций над гитлеровской Германией. На территории поверженного рейха Дуайта Эйзенхауэра советские военные встречали как боевого товарища.

В нашей стране американского генерала принимали с особым почётом: ему не только устроили экскурсию по Кремлю, маршал Жуков показал ему подмосковный колхоз. Эйзенхауэр дважды приглашал Жукова приехать в США, один раз при Сталине, который в последний момент запретил поездку, американцам сообщили, что маршал болен. Когда во второй раз пришло приглашение при Хрущёве, Жукова уже лишили должности министра обороны, и он автоматически стал невыездным.

Внешней политикой при президенте Гарри Трумэне занимался государственный секретарь Эдвард Стеттиниус – человек приятный и доброжелательный, но неопытный. Он считал, что главное в дипломатии – это приглашать гостей на приёмы и шутить с ними.

Послом в Москву в 1946 году назначили генерал-лейтенанта Уолтера Беделла Смита, который был начальником штаба у Эйзенхауэра. В Вашингтоне ему объяснили.

Генералиссимус Сталин несколько раз выказывал недоверие к карьерным дипломатам и, напротив, отличал военных: «Вы воевали и лучше сможете понять русских и получить откроенные ответы на вопросы, которые начинают нас раздражать».

Генерала Смита на посту посла сменил адмирал Алан Гудрич Кирк, который в войну отвечал за высадку союзных войск на Сицилии, а затем в Нормандии. Но в Москве и в Вашингтоне друг друга совершенно не понимали, и отношения между двумя странами быстро приобрели враждебный характер.

ПОЧЁТНЫЕ ПИОНЕРЫ

Леонид Млечин: После Сталина новое советское руководство ни с кем воевать не собиралось и вообще попыталось что-то изменить как внутри страны, так и во внешней политике.

Голос за кадром: 16 марта 1953 года, через 2 недели после смерти Сталина, новый глава правительства Георгий Маленков призвал Запад к переговорам: «В настоящее время нет таких запутанных или нерешённых вопросов, которые нельзя было бы решить мирными средствами на базе взаимной договоренности заинтересованных стран, это касается наши отношений со всеми государствами, включая Соединённые Штаты Америки».

Слова Маленкова стали робким сигналом западным странам: «Мы хотим договариваться». Когда-то генерал Эйзенхауэр впечатлился словами Сталина о том, что он, может быть, не всё скажет Эйзенхауэру, но никогда не скажет ему неправды. Однако же, холодная война сделал президента Эйзенхауэра скептиком – он не верил в искренность Москвы.

В апреле 1953 года послом в Советский Союз назначили Чарльза Болина. Вручая верительные грамоты председателю президиума Верховного Совета СССР маршалу Ворошилову, посол, конечно же, умолчал о том, как его напутствовали в Вашингтоне. Эйзенхауэр мрачно ему сказал: «Смотрите, чтобы вас там не отравили и ни на чём не подловили».

Железный занавес, отделивший нашу страну от остального мира, начал приоткрываться: привезли из Америки телят для животноводческих совхозов, в Советский Союз привозили выставки из лучших мировых музеев, приглашали иностранных певцов, музыкантов, артистов. В 1955 году приехала гастролирующая оперная труппа «Эвримен-опера», состоявшая из афроамериканцев, посмотреть на американских гостей собирались толпы.

Американские артисты чувствовали себя прекрасно, советская экзотика им понравилась: они отплясывали с Дедом Морозом на новогодней ёлке в Кремле, с удовольствием вступали в почётные пионеры и смотрели спектакль в Большом театре, а московские зрители увидели знаменитый спектакль «Порги и Бесс» по опере Джорджа Гершвина – труппу назвали «лучшим в истории послом». Двое актёров труппы приобрели в ювелирном магазине обручальные кольца, расписались в московском ЗАГСе, а потом ещё обвенчались и в церкви.

Новым американским послом в Советском Союзе стал Льюэллин Томпсон – карьерный дипломат, который в первый раз приехал в Москву ещё в 1939 году. Даже в самые опасные дни осень 41-го, когда иностранных дипломатов эвакуировали в Куйбышев, Томпсон оставался в Москве. Томпсон был, возможно, самым успешным послом: Хрущёв его ценил – приглашал с семьёй к себе на дачу.

Леонид Млечин: Когда в 1957 году в Москву приехала вдова президента Франклина Рузвельта Элеонор, ей преподнесли портрет её покойного мужа. Это задание исполнил президент Академии художеств Александр Герасимов, он прославился страстной борьбой против антипатриотов и космополитов и полным неприятием современной живописи – во всём новом он видел разлагающее влияние Запада.

Голос за кадром: Элеонор Рузвельт пришла к выводу, что после Сталина стало лучше, но не намного: «Я бы умерла, если бы мне пришлось здесь жить».

Советские вожди всегда делли ставку на народную дипломатию, приезжавшие к нам американцы, народ простой, охотно откликались. Когда американскую делегацию везли в Дом колхозника, заокеанские гости запросто и с видимым удовольствием плясали под гармонь.

Но никогда ещё не было такого широкого общения с иностранцами, как в конце 50-х, делегацию профсоюза американских учителей принимали на высшем уровне, помимо экскурсий по Москве их водили в школы: они сидели на уроках, разговаривали со школьниками, ели вместе с ними в буфете.

Американцы приезжали ненадолго, потому что помимо столицы их ещё и возили во необъятной стране: в Ташкенте обильно угощали, гостям торжественно вручали тюбетейки, американцев показывали и в Сочи, где ещё не прошла Олимпиада, но с огромным удовольствием отдыхали поколения советских людей.

Американских туристов возили в Волгоград, который в войну был Сталинградом, чья оборона вызывала всеобщее восхищение, показывали разрушенные и только что отстроенные кварталы.

Леонид Млечин: В 59-м году Никита Сергеевич Хрущёв побывал в Америке, встретили его очень доброжелательно. Западные политики и дипломаты отмечали, что русские предстали в совершенно ином свете: с ними легко стало говорить, они высказываются откровенно и без обиняков, производят впечатление людей, уверенных в себе.

Голос за кадром: Поездка в Америку произвела на Хрущёва сильнейшее впечатление, отношение к американцам резко изменилось, Хрущёв решил, что с Америкой надо дружить, его особенно интересовали сельские дела. И в 1959 году в Москву пригласили министра сельского хозяйства США Эзру Бенсона.

Принимали по высшему разряду: показали Музей имени Ленина, балет в Большом театре, Выставку достижений народного хозяйства, где ему дали возможность осмотреть племенных коров и поговорить с доярками – передовиками социалистического труда, прокатили на тройке и угостили арбузом.

Леонид Млечин: Эзра Бенсон был мормоном очень набожным, пост министра он принял с благословения главы церкви, в политике – реакционер, социализм считал греховным, но, будучи принципиальным антикоммунистом, разрешил продавать зерно в Советский Союз.

Голос за кадром: А американских физиков везли в наукоград Дубны, где собрали лучших в стране ядерных физиков. Американским коллегам гордо демонстрировали синхрофазотрон, принимали и американских военных, которых приглашали в Военную академию имени Фрунзе, где учились будущие маршалы и генералы.

В 1959 году в Америку приезжали заместители Хрущёва в правительстве: Анастас Микоян, чьё дипломатическое искусство Никита Сергеевич высоко ценил, и Фрол Козлов, который вскоре станет вторым человеком в партии.

В мае 1960 года Хрущёв и Эйзенхауэр должны были увидеться в Париже на встрече лидеров 4 ведущих держав, но 1 мая 1960 года американский самолёт-разведчик, пилотируемый Фрэнсисом Гэри Пауэрсом, был сбит над Свердловском, и в Париже Хрущёв заявил, что если президент Соединённых Штатов отказывается принести извинения, то Советский Союз отзывает своё приглашение – Эйзенхауэр не может быть гостем нашей страны. На этом встреча закончилась не начавшись.

ПРЕМИЯ ВАН КЛИБЕРНУ

Леонид Млечин: В 58-м году решили проводить в Советском Союзе Международный конкурс скрипачей, пианистов, виолончелистов и симфонических дирижёров имени Чайковского. Невиданный успех имело выступление американского пианиста Ван Клиберна.

Голос за кадром: А жюри имело установку: «Побеждают только советские участники». И всё-таки Ван Клиберн получил заслуженную премию. Пребывание внезапно ставшего знаменитым музыканта в нашей стране казалось символом новых нормальных отношений с Западом.

На Международном конкурсе имени Чайковского Ван Клиберн играл с оркестром под управлением лауреата двух Сталинских премий дирижёра Кирилла Кондрашина. Впечатление произвели оба, и оркестр Кирилла Кондрашина поехал с гастролями в США, и его и Ван Клиберна принимал президент Эйзенхауэр.

В 1963 году в Советский Союз приехал только что удостоенный Нобелевской премии американский прозаик Джон Стейнбек – автор знаменитого романа «Гроздья гнева», в Москве его тогда считали прогрессивным писателем. А встречу в редакции популярного тогда журнала «Юность» пришли самые известные молодые писатели: Бэлла Ахмадуллина, Василий Аксёнов, Евгений Евтушенко.

4 ноября 1960 года новым президентом Соединённых Штатов был избран Джон Кеннеди. Вступая в должность 20 января 1961 года, он посвятил внутренним проблемам страны всего несколько слов, говорил в основном о внешней политике, считая, что лишь она способна прославить его среди потомков.

«Все народы, – сказал тогда Кеннеди, – как бы мы к ним ни относились, должны знать, что мы заплатим любую цену, вынесем любые тяготы, стерпим любые невзгоды, но поможем всем друзьям и будем сражаться со всеми врагами, чтобы обеспечить победу свободы!».

В Москве слова нового президента восприняли как чистой воды демагогию. Кеннеди не понравился Хрущёву, в своём кругу Никита Сергеевич даже сказал: «Да, если сейчас у американцев такой президент, то мне жаль американский народ».

Леонид Млечин: И тут разгорелся Карибский кризис, когда американский разведывательный самолёт У-2 обнаружил тайно доставленные на Кубу советские ракеты средней дальности – носителей ядерного оружия, но, понимая, что мир находится на грани войны, Хрущёв и Кеннеди нашли компромисс.

Голос за кадром: Из Карибского кризиса были извлечены уроки: Джон Кеннеди заговорил о необходимости сотрудничать с коммунистическими странами. 10 июня 1963 года президент предложил запретить испытания в 3 сферах: в атмосфере, в космосе и под водой. Через полтора месяца министры иностранных дел Советского Союза Андрей Громыко, Великобритании – лорд Хью и государственный секретарь США Дин Раск подписали Соглашение о запрете ядерных испытаний. Джон Кеннеди призвал американцев пересмотреть отношение к холодной войне, он хотел смягчить тональность взаимных обвинений. Вскоре последовало ещё одно важное событие – Советский Союз впервые закупил в Соединённых Штатах зерно и согласился, что его доставят американские суда. С одной стороны, это говорило о плохом урожае, с другой, свидетельствовало об определённом уровне доверия между США и СССР.

Хрущёв и Кеннеди был готовы продолжить сближение, но 22 ноября 1963 года в 14 часов 32 минуты телетайпы информационных агентств сообщили, что президент Соединённых Штатов Америки Джон Фицджеральд Кеннеди скончался в больнице в городе Далласе.

В Москве и в Вашингтоне пытались сохранить позитивный импульс: когда прилетал госсекретарь Дин Раск, который служил двум президентам, Джону Кеннеди и Линдону Джонсону, Хрущёв возил его на дачу в Пицунде, играл с ним в бадминтон. Пригласили в Советский Союз американскую семью, чтобы они посмотрели, как живут советские люди, организовали для неё специальную программу: прогулка на машине по новым кварталам столицы и по центру города, традиционное застолье дома и для мальчика отдельно – урок английского в обычной советской школе.

РАЗГОВОР О ЗДОРОВЬЕ

Леонид Млечин: Климат взаимоотношений между нашим странами изменился, когда президентом избрали принципиального антикоммуниста Ричарда Никсона.

Голос за кадром: В первый раз Ричард Никсон приехал в Москву летом 1959 года в роли вице-президента. Цель поездки: открыть в парке «Сокольники» первую американскую выставку. Советская выставка уже прошла в Нью-Йорке и Никсону предстояло пригласить советского руководителя в Америку.

Хрущёв сам приехал на открытие выставки, он не уставал спорить и пытался поддеть Никсона: «Американцы потеряли умение торговать – вы постарели и не торгуетесь, как раньше, вам надо влить свежие силы!». «А вам надо иметь товары, чтобы торговать», – нашёлся Никсон.

Хрущёв заговорил о том, что Советский Союз желает жить в мире, но готов защитить себя в случае войны, он обещал, что Советский Союз через 7 лет достигнет уровня развития Соединённых Штатов: «Когда мы догоним вас и станем вас обгонять, мы помашем вам рукой. Если вы захотите мы остановимся и скажем: «Пожалуйста, догоняйте нас».

Леонид Млечин: В мае 72-го Ричард Никсон прилетел в Москву уже в роли президента – это было огромное событие для Брежнева и для американцев тоже, это был отход от десятилетия вражды – балансирования на грани ядерной войны.

Голос за кадром: А на следующий год Брежнев полетел в Вашингтон: побывал в советском посольстве, потом Брежнева повезли в Сан-Клементезападную резиденцию Никсона, где они вели беседы один на один. Переговоры были вполне успешными, во время обеда Ричард Никсон произнёс сентиментальный тост об ответственности обоих руководителей за благополучие детей во всём мире, ответственности, которую они с Брежневым оба глубоко осознают, поскольку любят собственных детей. Растроганный Брежнев встал, подошёл к Никсону и обнял его.

В ноябре 1974 года сменивший Никсона в Белом доме президент Джеральд Форд прилетел во Владивосток, чтобы встретиться с Брежневым. Обсуждалось новое Соглашение по ограничению стратегических наступательных вооружений – вопрос сложный и болезненный, споры дорого обошлись Брежневу.

Он очень нервничал, и во время переговоров у него случился спазм сосудов головного мозга, последнюю беседу с американским президентом отменили, но в аэропорту Брежнев всё-таки появился, чтобы проводить Форда. Перед тем как молодецки взбежать по трапу, американский президент скинул с себя роскошную куртку, сшитую из меха волка, ласки и бобра, и отдал её Брежневу.

ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ

Голос за кадром: Договариваться об ограничении и сокращении ядерного оружия было безумно сложным делом. Государственный секретарь Сайрус Вэнс понял, что эффективней всего – секретная дипломатия, тайные каналы. Договор о сокращении наступательных вооружений был благом для обеих стран, хотя военные, и советские и американские, противились любым ограничениям.

Леонид Млечин: Во время подписания договора Громыко вполголоса спросил Устинова: «Как ты думаешь, поцелуются?». «Нет, зачем целоваться?» – ответил министр обороны. «Не знаю…», – сказал многоопытный министр иностранных дел. Подписав все многочисленные договоры, Брежнев и Картер встали и неожиданно обнялись и расцеловались, чего от них никто не ожидал. Потом Брежнев спросил Суходрева: «Слушай, а ведь ничего, что я расцеловался с Картером?». Суходрев заверил, что всё было прекрасно. А вечером уже в узком кругу Брежнев сказал: «А что, Картер – неплохой, в сущности, парень!».

Голос за кадром: Президент Рональд Рейган, вступивший в должность в январе 1981 года, занял очень жёсткую позицию, от которой в Москве отвыкли: он называл Советский Союз «Империей зла», и у министра иностранных дел Андрея Громыко трудно складывались отношения с американским госсекретарём Джорджем Шульцем, иногда возникало ощущение, что они сейчас подерутся, но Громыко и Шульц всё-таки умели совладать со своими чувствами и продолжить беседу. Госсекретарь Шульц прилетал на похороны Брежнева, видел, как ситуация в Москве менялась.

В ноябре 1982 года 10-летняя американская школьница Саманта Смит отправила письмо только что избранному генеральным секретарём Юрию Андропову: «Я очень беспокоюсь, не начнётся ли ядерная война между нашими странами? Если вы против войны скажите, пожалуйста, как вы собираетесь помочь предотвратить войну? Почему вы хотите завоевать весь мир или, по крайней мере, нашу страну? Бог создал мир, чтобы мы жили вместе и заботились о нём, а не завоёвывали его. Пожалуйста, давайте сделаем, как Он хочет, и каждый будет счастлив».

Андропов не только ответил на её письмо, но и пригласил Саманту Смит в СССР. Она приехала в июле 1983 года вместе с отцом. Американские и советские газеты по-разному писали о её поездке, но это событие стало добрым предзнаменованием. Сменивший Андропова Черненко считал своей важнейшей задачей – смягчить напряжённость и улучшить отношения с Западом, избавить людей от страха войны.

Леонид Млечин: Вместе с министром иностранных дел Громыко Констан Устинович принимал британского премьер-министра Маргарет Тэтчер. Как положено, зачитал подготовленную ему бумагу, а потом вдруг посмотрел на Тэтчер и сказал: «Слушайте, давайте с вами дружить, у нас столько возможностей, столько резервов для развития дружеских отношений, и между правительствами и между народами. Что нам мешает?». Андрей Андреевич Громыко был испуган – не полагалось так разговаривать с западными политиками, дружить – это с социалистическими странами. Но Константин Устинович Черненко был искренен в своём желании покончить с конфронтацией.

Голос за кадром: Президент Рональд Рейган пометил в дневнике: «Я убеждён, что настало время мне встретиться с Черненко». Он последовательно писал личные письма трём руководителям Советского Союза, Брежневу, Черненко и Андропову, с каждым из них он хотел встретиться и поговорить, но все трое были слишком больны, чтобы найти в себе силы для поездки в Соединённые Штаты на переговоры. Как выразился Рейган: «Они умирают, не дождавшись встречи со мной».

После долгих и сложных переговоров в декабре 1987 года Рональд Рейган и Михаил Горбачёв подписали договор «О ликвидации ракет средней и меньшей дальности». Этот договор прекратил своё существование при Дональде Трампе.

Леонид Млечин: После подписания договора «Об уничтожение ракет средней и меньшей дальности» президент Рейган как хозяин получил право сказать слово первым и, естественно, не мог удержаться от того, чтобы не вспомнить свою любимую пословицу «Доверяй, но проверяй». Он сказал её по-русски, но с таким чудовищным акцентом, что понять его было невозможно, но когда переводчик повторил его слова, то Михаил Сергеевич Горбачёв не выдержал, и, хотя не положено в таких случаях перебивать оратора, он с некоторым раздражением сказал: «Вы всякий раз это повторяете!» – зал грохнул. Когда Рейгану перевели слова Горбачёва, он улыбнулся и сказал: «А мне нравится эта пословица!».

Голос за кадром: Сменивший Рейгана Джордж Буш старший был суховат для установления личных отношений, но при нём создалось ощущение, что две великие державы наконец-то едины. Буш говорил, что создаётся новая мировая система, в которой ООН действительно будет играть ту роль, которая ей предназначалась, а Соединённые Штаты и Советский Союз станут партнёрами в обеспечении мировой безопасности. В президенство Джорджа Буша старшего перестал существовать СССР, но 41-го американского президента не радовал распад Советского Союза – он боялся вооружённых конфликтов, хаоса и особенно появления вместо одного ядерного государства 15-ти, и Буш сопротивлялся приёму в НАТО стран Восточной Европы, которые перестали быть социалистическими. Это произойдёт уже после него.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)