Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 2-я серия

Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 2-я серия | Программы | ОТР

Новый авторский цикл Леонида Млечина

2020-12-15T22:07:00+03:00
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 2-я серия
Зимний вечер в Крыму. Возможна ли новая Ялта?
Тревожный звонок. Счастливые предсказания не сбываются
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 7-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 6-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 5-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 4-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 3-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 1-я серия
Назарбаев. Первый Президент
Орден Ленина за вариант «Омега»

Леонид Млечин: Мобильные телефоны появились в Первую мировую войну, ни понадобились разведчикам, которые вели разведку с воздуха, лётчики нуждались в связи, чтобы сообщить о том, что они видят, но могли только жестами подавать сигналы. С конца 1916 года самолёты оснащали радиотелефонами, они весили 50 килограммов, однако, шум мотором мешал что-либо разобрать, тогда придумали шлем со встроенным наушником и микрофоном.

Голос за кадром: В самом начале Первой мировой войны для разведки использовали дирижабли, кайзеровская Германия опережала своих противников в освоении неба. Модели, разработанные графом Фердинандом фон Цеппелином, снабжённые двумя бензиновыми моторами по 110 лошадиных сил, могли находиться в воздухе до 12 часов.

К началу войны Франция имела 5 дирижаблей, Англия – 4, Германия – 12. Немецкие цеппелины развивали скорость до 100 километров в час и поднимались так высоко, что самолёты не могли их достать. По началу и авиация использовалась для разведки, на самолётах устанавливались фотокамеры.

Аэроразведка изменила ход боевых действий, командование незамедлительно получало точные данные о расположении и передвижении войск противника. Первые истребители появились для того, чтобы очистить небо от вражеских разведчиков.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. МИНИСТР В РОЛИ АГЕНТА

Леонид Млечин: Расцвет современной разведки начался в Первую мировую войну, телефон стал главным средством связи и позволял быстро реагировать на изменение обстановки на поле боя. К 1917 году немецкая армия протянула 920 тысяч километров телефонного кабеля.

Голос за кадром: В обиход вошёл буквопечатающий телеграфный аппарат Бодо, текст телеграммы печатался обычными буквами, а не условными знаками – точка и тире, послание можно было сразу прочитать и, если нужно, продиктовать телеграфисту ответ.

Леонид Млечин: Воинские части связывались между собой по телефону и телеграфу, но бесконечные артобстрелы рвали провода, и враг мог подсоединиться к линии и всё услышать, тогда появились и радиостанции. Переговоры шифровали, но российские штабисты легкомысленно переговаривались открытым текстом или же удовлетворялись примитивными шифрами.

Голос за кадром: «В военное время от качества шифров зависела судьба армий и народов, – вспоминал русский агент во Франции граф Алексей Алексеевич Игнатьев, – Никогда раньше шифры не играли такой роли, как в Первую мировую, приходилось передавать военные тайны между союзниками, разделёнными непроницаемой стеной неприятельских фронтов, через головы врагов понеслись по невидимым волнам эфира секретнейшие документы».

«Беда была только в том, что перехватить радиовещание оказалось гораздо проще, чем захватить вражеского посланца, военные шифры были доступны для детей младшего возраста и уд тем более для немцев. Трагическая гибель армии Самсонова в начале войны была связана с тем, что немцы перехватили русскую радиотелеграмму».

Леонид Млечин: Боевые действия в 1914 году проходили с переменным успехом. В августе русские войска перешли границу и начали наступление на Восточную Пруссию, немецкое командования было вынуждено изменить свои планы и бросить против русских войск дополнительные силы, 8-ю немецкую армию возглавил будущий президент Германии Пауль фон Бенекендорф, начальником штаба к нему прибыл генерал Эрих Людендорф. Им отводилась второстепенная роль в войне: они должны были всего лишь сковать русские силы, пока основная часть кайзеровской армии сокрушить Францию, но именно здесь, в Пруссии, взошла их военная звезда.

Голос за кадром: Судьба вступивших в Пруссию войск сложилась крайне неудачно: командование двух русских армий действовало неумело, чем воспользовался противник.

«По дороге из Мариенбурга в Танненберг, – вспоминал начальник штаба 8-й армии генерал Эрих Людендорф, – нам была вручена перехваченная русская радиотелеграмма, которая дала нам ясную картину неприятельских мероприятий на ближайшие дни».

«Русская радиостанция передала приказ в нешифрованном виде, – рассказывал, – начальник оперативного управления 8-й немецкой армии генерал Макс Хоффман, – и мы перехватили его – это был первый из ряда бесчисленных приказов, передававшихся у русских в первое время с невероятным легкомыслием, сначала без шифра, потом шифрованно. Такое легкомыслие очень облегчало нам ведение войны на Востоке».

Первая русская армия генерала Павла Карловича Ренненкампфа, чтобы не попасть в окружение, отошла, вторая армия генерала Александра Васильевича Самсонова потерпела поражение – два корпуса были окружены, многие солдаты и офицеры попали в плен, при выходе из окружения генерал Самсонов погиб, считается, что покончил с собой.

Германские войска прорывали фронт, русские войска отступали. В мае 1915 года оставили Галицию, летом немцы взяли Польшу. Царская армия получила убитыми и ранеными почти полтора миллиона человек, в плен попало около миллиона.

Леонид Млечин: Чем хуже было положение на фронте, тем чаще звучали слова: «Предатели», «Шпионы». Тогда начали приписывать иностранным разведкам, в первую очередь германской, успехи, которых у них не было. И предполагать, будто даже армия шпионов способна изменить историческую судьбу огромной страны.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. ПОДЧИНЁННЫЕ МЕНЖИНСКОГО

Леонид Млечин: Внешняя разведка Советской России родилась 100 лет назад. В апреле 1920 года внутри Особого отдела ВЧК, это военная контрразведка, появилось новое подразделение – Иностранный отдел. А в конце года, 20 декабря 1920, председатель ВЧК Феликс Эдмундович Дзержинский, подписав приказ № 169 сделал внешнюю разведку самостоятельной.

Голос за кадром: «1. Иностранный отдел Особого отдела расформировать и организовать иностранный отдел ВЧК. 2. Всех сотрудников, инвентарь и дела Иностранному отделу ОО ВЧК передать в распоряжение вновь организуемого Иностранного отдела ВЧК. 3. Иностранный отдел ВЧК подчинить начальнику Особотдела товарищу Менжинскому».

Леонид Млечин: Мягкий по характеру, обходительный приятный, интеллигентный, литературоодарённый – таким остался в памяти Вячеслав Менжинский, который долгое время руководил особым отделом, а потом и всем ведомством госбезопасности. Почему-то из всех хозяев Лубянки он какой-то самый малозапомнившийся, хотя руководил ведомством 8 лет – больше, чем его наследники Генрих Григорьевич Ягода и Николай Иванович Ежов вместе взятые, и именно он придумал все те методы, которыми пользовались его наследники, которые не были ни такими умными, ни такими изобретательными.

Голос за кадром: Временно исполняющим обязанности начальника Иностранного отдела назначили Якова Христофоровича Давтяна, в чекистском обиходе использовался псевдоним – Давыдов.

Леонид Млечин: До революции за активную подпольную деятельность царская полиция арестовала Давтяна, его выпустили под залог, он тут же уехал за границу в Брюссель, поступил там в университет и познакомился с Инессой Фёдоровной Арманд – единственной женщиной, которую любил Владимир Ильич Ленин. Потом мосле революции это обстоятельство сыграло ключевую роль в политической истории Давтяна.

Голос за кадром: После революции Давтян в наркомате по иностранным делам заведовал отделом Прибалтики и Польши. Инесса Арманд рекомендовала его председателю ВЧК, а Феликсу Эдмундовичу нужен был образованный человек, знающий заграничную жизнь.

По просьбе Дзержинского оргбюро ЦК, ведавшее распределением партийных кадров, перевело Давтяна из наркомата по иностранным делам в ВЧК, благо оба ведомства находились рядом друг с другом.

Леонид Млечин: 28 июня 21-го года начальник иностранного отдела ВЧК Яков Давыдов написал секретарю ЦК Вячеславу Молотову.

Голос за кадром: «В иностранном отделе ВЧК имеются заявления ряда литераторов, в частности, Венгерова, Блока, Сологуба – о выезде за границу. Принимая во внимание, что уехавшие за границу литераторы ведут самую активную кампанию против Советской России и что некоторые из них, как Бальмонт, Куприн, Бунин, не останавливаются перед самыми гнусными измышлениями, ВЧК не считает возможным удовлетворять подобные ходатайства, если только у ЦК нет особых соображений, чтобы считать пребывание того или иного литератора за границей более желательным, чем в Советской России, ВКЧ не видит оснований к тому, чтобы в ближайшем будущем разрешать им выезд».

Леонид Млечин: Вожди большевиков запретили своим согражданам покидать страну, но для себя сделали исключение. В сентябре 2-го года Давтян уехал полпредом в Китай, потом он работал в Туве, которая в ту пору была независимой, в Греции, в Персии, то есть в нынешнем Иране, и в Варшаве. В 37-м году Давтяна отозвали из Польши и арестовали, обвинили в том, что он работал на польскую разведку и создал в аппарате полпредства подпольную троцкистскую организацию. На следующий год первого руководителя советской внешней разведки расстреляли.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. «ЮНКЕРС» ЗАГОРЕЛСЯ И РУХНУЛ

Леонид Млечин: В августе 1921 года руководителем иностранного отдела ВЧК стал Соломон Могилевский. Он молодым присоединился к социал-демократам, в 1904 году был арестован, его выпустили под залог, и она уехал за границу в Швейцарию, поступил на юридический факультет Женевского университета и познакомился с Лениным, безоговорочно поверив в его правоту.

Голос за кадром: С осени 1919 года Могилевский служил в московской ЧК, его определили в разведку, вспомнив, что до революции он жил в эмиграции, считался знатоком иностранной жизни, но через полгода Могилевского назначили полномочным представителем ведомства госбезопасности в только что созданной Закавказской Федерации, объединившей Грузию, Азербайджан и Армению. Заместителем его дали Лаврентия Павловича Берию – молодого, но подававшего большие надежды чекиста.

Через 3 года Могилевский погиб во время перелёта из Тифлиса в Сухуми, когда загорелся и рухнул купленный в Германии одномоторный пассажирский самолёт «Юнкерс-13».

Леонид Млечин: Некоторые историки уверены, что авиакатастрофа не была случайностью, Могилевский что-то узнало своём заместителе и спешил доложить о Берии в Москву, поэтому Лаврентий Павлович сделал всё, чтобы самолёт не долетел до пункта назначения. Конечно, сегодня мы знаем, что Лаврентий Павлович Берия был способен на всё, но эта версия не имеет под собой никаких оснований, во-первых, взорвать самолёт – не такое простое дело, особенно в ту пору, во-вторых, тогда Лаврентию Павловичу точно нечего было опасаться и не было необходимости уничтожать пассажиров самолёта «Юнкерс-13».

Голос за кадром: В марте 1922 года советскую разведку возглавил Меер Трилиссер, Гражданскую он провёл на Дальнем Востоке, где вёл подпольную работу на занятых японскими войсками территориях. Меер Абрамович был спокойным и осторожным человеком, избегавшим поспешных шагов, его за глаза называли «стариком» и «батькой».

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. САМАЯ СИЛЬНАЯ В МИРЕ

Леонид Млечин: При Трилиссере советская разведка стала самой сильно в мире, в разведку пришли люди, прошедшие школу подполья и борьбы с царской полицией, те, кто родился за границей или жил там в эмиграции, они чувствовали себя за рубежом как дома, они выработали приёмы переброски за границу нелегалов, методы вербовки агентуры, способы поддержания связи со своими агентами. Первое поколение советских разведчиков состояло из людей ярких, неординарных, они шли в разведку не ради того, чтобы уехать за границу, а ради той великой цели, ради которой они вступили в революцию, в 20-е и в 30-е годы в разведку шли, убегая от серых буден, ради острых ощущений, поэтому начальнику внешней разведки Мееру Трилиссеру нужно было умерить авантюризм своих подчинённых, сделать так, чтобы они были незаметными.

Голос за кадром: Тогда считалось, что разведка и контрразведка нужны только во время войны, а в мирное время их распускались, довольствуясь обычной полицией. Немецкие спецслужбы фактически перестали существовать после поражения страны в Первой мировой, США до Второй мировой не имели полноценной разведки, англичане сократили штаты спецслужб до нельзя, то же сделали и французы, и только аппараты советской политической и военной разведок росли как на дрожжах, большевики считали себя в состоянии войны чуть ли не со всем миром.

После окончания Гражданской войны у разведчиков появились новые заботы и новые интересы, на очереди – мировая революция, в политбюро хотели знать, что происходит в других странах: не готовятся ли они напасть на Россию и не созрели ли для народного восстания?

Разговоры о грядущей мировой революции утихали, немецким коммунистам посылали деньги и оружие для организации всеобщего восстания, советская печать сообщала, что восстали коммунисты в Болгарии, что кипит Германия. В Москве уверились, что немецкие коммунисты могут добиться успеха, Сталин написал открытое письмо главному редактору газеты немецких коммунистов «Роте Фане» Августу Тальгеймеру. Письмо опубликовали 10 октября 1923 года.

«Грядущая революция в Германии, – писал Сталин, – является самым важным мировым событием наших дней. Победа революции в Германии будет иметь для пролетариата Европы и Америки более существенное значение, чем победа русской революции шесть лет назад. Победа германского пролетариата, несомненно, переместит центр мировой революции из Москвы в Берлин».

Леонид Млечин: В Москве политбюро наметило дату вооружённого восстания в Германии – 9 ноября 1923 года. Готовили партию, Красную армию к необходимости помочь немецким революционерам, выделили доллары для закупки оружия, но восстание не удалось.

Голос за кадром: А начальник разведки Трилиссер поссорился с будущим хозяином Лубянки Генрихом Ягодой и проиграл эту схватку. Трилиссера назначили одним из руководителей исполкома Коминтерна. Во время Большого террора в ноябре 1938 года арестовали, а в феврале 1940 года расстреляли.

Вместо Трилиссера руководителем разведки сделали Станислава Мессинга, который до этого был полномочным представителем ОГПУ в Ленинграде.

Леонид Млечин: Родившийся в Варшаве Мессинг вступил в небольшую социал-демократическую партию Польши и Литвы, в которой состоял сам Феликс Дзержинский. Летом 1920 года Мессинга ввели в состав коллегии ВЧК, он был одним из самых авторитетных чекистов, но во внешней разведке он прослужил недолго.

Голос за кадром: Летом 1931 года его перевели в наркомат внешней торговли. В июне Мессинга арестовали по обвинению в принадлежности к мифической организации польских шпионов и террористов. В сентябре расстреляли.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. ОН МОГ ПЕТЬ В ОПЕРЕ

Голос за кадром: Начальник контрразведывательного отдела ведомства госбезопасности Артур Артуров докладывал о своих успехах начальству: «Нам удалось получить целый ряд шифров и кодов, на основании которых большинство телеграфных сношений иностранных государств нам известно. Техническому отделу удалось ряд миссий оборудовать специальными техническими приспособлениями. Контрразведывательный отдел перлюстрирует периодически ряд иностранных дипломатических почт, а также всю корреспонденцию отдельных иностранцев. Кроме того, проводится оперативная работа в заграничных вагонах».

В международных вагонах охотились за иностранными дипломатическими курьерами: одних пытались соблазнить красивой женщиной, другим подсыпали снотворное, в надежде выманить у сонного дипкурьера его драгоценную сумку хоты бы на пару часов. В оперативную группу включали фотографа, который быстро переснимал документы, если удавалось до дипломатической переписки.

Леонид Млечин: 1 августа 1931 года Артур Артузов возглавил внешнюю разведку и вошёл в состав коллегии ОГПУ – это был пик его карьеры. Артузов – один из самых известных чекистов, герой многих фильмов и книг. Его настоящая фамилия – Фраучи, он родился в семье кустаря-сыровара, мигранта из Швейцарии. Заполняя советские анкеты, он называл себя то швейцарцем, то итальянцем.

Голос за кадром: Артур Фраучи прекрасно пел, у него был сильный тенор, он участвовал в любительских спектаклях, но его тянуло н к искусству, а к политике.

Главным противником считалась русская военная эмиграцию, рассеянные по всей Европе остатки Белой армии лишь с большой натяжкой можно было рассматривать как угрозу, но в Москве полагали, что в случае в войны в Европе противники Советского Союза неминуемо обратятся за помощью к белогвардейцам, поэтому Артузов и его подчинённые придумывали всё новые мифические подпольные организации и от их имени заманивали в страну лидеров белой эмиграции, которых затем арестовывали.

Артузова перевели в 4-е управление, военная разведка, рабоче-крестьянской Красной армии. Как тогда говорили, «бросили на укрепление военной разведки после целой серии провалов разведупра. Но Артузов недолго проработал в 4-м управлении, его вернули н Лубянку и зачислили на унизительно маленькую должность. Сталин решил, что Артузов вместе со своими людьми сознательно снабжает политбюро дезинформацией. Артузова расстреляли.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. ЧТО ДЕЛАЛ ТРЕТЬЯКОВ В ПАРИЖЕ?

Леонид Млечин: В феврале 38-го внешнюю разведку возглавил Сергей Шпигельглас, он убыл умелым и изобретательным разведчиком. В середине 30-х по долгу он нелегально жил в Западной Европе, в том числе и в Париже, чтобы непосредственно руководить наиболее важной агентурой.

Голос за кадром: Можно предположить, как изумились бы не только деятели русской эмиграции, но и многие видные парижане, узнай они тогда, что Сергей Третьяков – агент Москвы. Третьяков – крупнейший промышленник, министр временного правительства, министр в сибирском правительстве адмирала Колчака, а устроиться на чужбине он не смог и не согласился работать на советскую разведку.

У Шпигельгласа возникла идея, реализация которой превратила Третьякова в одного из самых ценных агентов Парижа, Шпигельглас обратил внимание на то, что семья Третьякова снимает 3 квартиры в доме, который очень интересовал советскую разведку. В доме № 29 на рю дю Колизе находились канцелярия Русского общевоинского союза, объединявшего военную эмиграцию – офицеров Белой армии, которые, проиграв Гражданскую войну, покинули Родину.

Русский общевоинский союз в Москве воспринимался как источник постоянной опасности и как главный враг. Третьяков снимал в том же доме квартиру, как раз над штабом РОВС. У Шпигельгласа родилась новаторская по тем временам идея – установить подслушивающую аппаратуру и записывать все разговоры, которые ведут руководители военной эмиграции.

В 1934 году в кабинете председателя Русского общевоинского союза генерала Евгения Миллера советские разведчики ночью установили подслушивающее устройство. Магнитофоном ещё не существовало, почти ежедневно по несколько часов Сергей Третьяков, бывший министр, надев наушники, старательно записывал всё, что он слышал.

Леонид Млечин: Шпигельглас руководил похищением генерала Миллера в сентябре 37-го года, Миллера всё ещё называл генералом, хотя он давно ходил в штатском, как и его подчинённые в Русском общевоинском союзе, всё это были бывшие офицеры Белой армии, которые проиграли Гражданскую войну и покинули Россию, чтобы не жить под властью большевиков. Оперативная группа похитила Миллера в самом центре Парижа и доставила в Москву. Шпигельглас получил спецзвание майора госбезопасности, носил один ромб в петлицах – это было генеральское звание, он получил право отправлять документы непосредственно Сталину, но верная служба самого Шпигельгласа не спасла.

Голос за кадром: 9 июня 1938 года он передал дела новому руководителю внешней разведки – старшему майору госбезопасности Залману Пассову, переведённому из особого отдела. Шпигельглас был арестован 2 ноября, 5 месяцев отказывался подписывать то, что от него требовали. Его расстреляли 29 января 1941 года.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. ДВЕ ЗВЕЗДЫ

Леонид Млечин: Начальником внешней разведки утвердили комиссара госбезопасности второго ранга Абрама Слуцкого, служившего на Лубянке с 20-го года, в начале 30-х он работал резидентом в Берлине. Умный и вежливый, он был способен выслушать и понять подчинённого.

Голос за кадром: Абрам Слуцкий руководил и работой сотрудников НКВД, отправленных в республиканскую Испанию, где разгорелась Гражданская война. Слуцкий докладывал наркому внутренних дел Николаю Ежову об успехах диверсионных отрядов в Испании. Одним из них командовал Кирилл Орловский – человек невероятной судьбы.

Орловский служил в ВЧК с мая 1918 года. В конце 1921 года его отправили на нелегальную работу в Западную Белоруссию, входившую в состав Польши. В 1937 его командировали в Испанию, вернулся с орденом Ленина.

В октябре 1942 года майор госбезопасности Орловский был отправлен на территорию оккупированной немцами Белоруссии. Свою группу он развернул в отряд специального назначения «Соколы», действовавшей на территории Беловежской пущи.

Утром 17 февраля 1943 года в Машуковских лесах партизаны ждали на охоту руководителя немецкой оккупационной администрации генерального комиссар Белоруссии гауляйтера Вильгельма Кубе. Со своим отрядом Орловский подстерёг немцев на обратном пути. Перестреляли немцев и служивших им полицейских. Но гауляйтера Кубе среди них не оказалось. У Орловского в руках разорвалась связка тола. Началась гангрена. Ему ампутировали правую руку пилой без наркоза.

Леонид Млечин: Он получил Золотую Звезду Героя Советского Союза. В декабре 1944 года полковник Орловский ушел в отставку и стал председателем колхоза «Рассвет» в родном селе. Через 20 лет бывший руководитель разведывательной диверсионной группы получил вторую Золотую Звезду Героя Социалистического Труда.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Наталья Дудина
Очень заинтересовала картина, на фоне которой Леонид Млечин говорил авторский текст. Та, что справа в кадре. Портрет разведчика(?), радиста (?)... Уж очень похож на ведущего! Интересно, кто изображен, кто автор картины, как называется, какой год?
Новый авторский цикл Леонида Млечина