Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 3-я серия

Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 3-я серия | Программы | ОТР

разведка, война, герои

2020-12-16T23:07:00+03:00
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 3-я серия
Зимний вечер в Крыму. Возможна ли новая Ялта?
Тревожный звонок. Счастливые предсказания не сбываются
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 7-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 6-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 5-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 4-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 2-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 1-я серия
Назарбаев. Первый Президент
Орден Ленина за вариант «Омега»

Леонид Млечин: Знаменитый телесериал «Семнадцать мгновений весны» снят по роману Юлиана Семёновича Семёнова снять настолько умело, что многие поверили в реальность Штирлица – советского разведчика, выдавшего себя за немца.

Голос за кадром: Генерал-лейтенант Сергей Александрович Кондрашов, который работал в разведке на немецком направлении полагал, что герой романа и фильма списан с создателя нелегальной разведки генерала Александра Михайловича Короткова.

Сам Юлиан Семёнов говорил, что один из прототипов Штирлица – знаменитый разведчик, полковник Норман Бородин, сын Михаила Марковича Бородина, который в 20-е годы был главным политическим советником в Китае.

Леонид Млечин: Так был ли Штирлиц в реальности? Существовал ли у этого литературного и киногероя прототип? Работал ли в нацистской Германии на высокой должности советский разведчик?

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. КОЛЛЕКТИВНЫЙ ШТИРЛИЦ

Голос за кадром: Мнение специалистов однозначно – Штирлица не было и не могло быть. Русский человек или обрусевший немец мог, конечно, попытаться выдать себя за коренного жителя Германии, но до первой проверки, у немцев тоже были отделы кадров и не менее бдительные.

Советская внешняя разведка в предвоенной Европе самая мощная и изобретательная, множество людей помогали Советскому Союзу: коммунисты, потому что верили в идею, антифашисты, потому что СССР противостоял Гитлеру, резидентура в Берлине обзавелась агентами военно-воздушных сил и в нацистской Германии, министерствах иностранных дел и экономики.

Агенты передавали в Москву много информации, особенно в первые месяцы войны, слабым местом была радиосвязь, радисты часами сидели на ключе и оказались уязвимым звеном, гестапо, политическая полиция и контрразведка, входившая в состав главного управления имперской безопасности пеленговала один передатчик за другим.

Советской разведывательной сетью, которую именовали «Красной капеллой» занималась следственная группа, созданная внутри гестапо, руководил ей штурмбанфюрер СС Фридрих Панцингер. После войны был арестован и покончил с собой.

Аресты проводил криминальный советник Хорст Копков – начальник отдела гестапо. К концу октября 1942 года взяли 119 человек. Он же санкционировал пытки арестованных, чтобы выбивать из них имена других разведчиков.

Леонид Млечин: Агентурная сеть в Берлине была уничтожена. Как же в войну работала советская разведка?

Голос за кадром: Генерал Рейнхард Гелен, который в нацистской Германии вёл незримый поединок с советской разведкой, утверждал после войны, что руководитель партийной канцелярии и ближайший помощник Адольфа Гитлера рейхсляйтер Мартин Борман был советским агентом, Гелен утверждал, что к такому же выводу пришёл и начальник Абвера, военная разведка и контрразведка, адмирал Вильгельм Канарис.

Мартин Борман руководил партийным аппаратом Третьего рейха и как тень следовал за фюрером, он даже в отпуск не уходил, чтобы его никто не подсидел. Борман в определённой степени заменял Гитлера, фюрер не привык систематически работать, практически все приказы он отдавал устно, Борман записывал его указания и передавал волю фюрера исполнителям.

В годы войны Гитлер просто не справлялся с обязанностями главы государства, правительства и верховного главнокомандующего, его перегруженный мозг не мог освоить и переварить всю информацию, которая на него сваливала, и эмоционально он не выдерживал напряжение войны, когда каждодневно требовалось принимать решения, Борман от его имени отвечал на запросы и подписывал документы.

Усердный и надёжный Борман старался оградить Гитлера от неприятностей, фюрер знал, что Борман не пропустит к нему человека, который его расстроит, поэтому Борман получил право решать, кто получит аудиенцию у Гитлера, а кто никогда не попадёт в его кабинет, словом, более ценного источника информации желать невозможно. Но как же он мог поддерживать контакт с советской разведкой?

Леонид Млечин: «Мартин Борман, – рассказывал генерал Рейнхард Гелен, – располагал собственной радиостанцией, которую не могли контролировать немецкие спецслужбы, ни гестапо ни эсэсовская служба безопасности СД, ни Абвер не могли проверять, какими телеграммами обмениваются между собой партийные комитеты по всей Германии, поэтому, – заключал генерал Гелен, – Борман запросто мог отправлять шифровки в Москву и получать оттуда указания». Куда делся Мартин Борман 2 мая 45-го года? Генерал Гелен говорил, что все рассказы о том, что Борман будто бы бежал в Латинскую Америку, где нашёл политическое убежище, всё это абсолютна чепуха. Борман 2 мая 45-го сдался первому же советскому солдату и тут же был отправлен в Москву.

Мартин Борман – неединственный высокопоставленный чиновник Третьего рейха, которого подозревают в работе на советскую разведку. Бывший начальник политической разведки нацисткой Германии бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг, которого в «Семнадцати мгновениях весны» блистательно сыграл Олег Табаков, после войны утверждал, что другим советским агентом был начальник 4-го управления главного управления имперской безопасности группенфюрер СС Генрих Мюллер.

Голос за кадром: Вальтер Шелленберг, который руководил 6-м управлением, политическая разведка, утверждал, что первые подозрения появились у него весной 1943 года. По его мнению, после поражения под Сталинградом Мюллер перестал верить в победу Германии и сменил хозяина – ловкий начальник гестапо перешёл на сторону сильнейшего и установил отношения с советской разведкой.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. АМПУЛА С ЯДОМ

Леонид Млечин: Зачем Рейнхард Гелен всерьёз доказывал, будто Мартин Борман – советский агент? Да генерал вермахта придумал наилучшее объяснение тому, почему германская армия потерпела поражение от Красной армии: «Да как же мы могли победить, если самый близкий Гитлеру человек на самом деле был агентом Москвы?». А зачем Шелленберг уверял, будто начальник гестапо Мюллер – советский агент? Ну, у него мотивы были попроще – цену себе набивал. Если русские так ценят Мюллера, то англичане и американцы должны оценить Шелленберга. Вообще-то, Шелленберг был военным преступником, его посадили на скамью подсудимых, дали ему 6 лет, но быстро отпустили.

Голос за кадром: Так куда же делся Мартин Борман, который в мае 45-го пытался бежать от наступающей Красной армии? В декабре 1972 года в Берлине во время строительства нашли останки человека, в челюсти которого обнаружились мелкие осколки стекла. Покончил с собой, раздавив ампулу? Нацистским вождям в 45-м раздавали ампулы с цианистым калием.

Записи главного стоматолога СС бригадефюрера СС Хуго Блашке, который лечил зубы и Адольфу Гитлеру, и Еве Браун, и Мартину Бормана, позволили установить, что останки принадлежат Борману, это подтвердило и тщательное изучение патологоанатомами скелета и черепа. А в 1998 году точку поставила экспертиза ДНК – это Мартин Борман. Его останки сожгли и развеяли над Балтийским морем.

Леонид Млечин: А что же произошло с Генрихом Мюллером? 2 мая 45-го последние обитатели покинули бункер под зданием имперской канцелярии. Судя по всему, Мюллер пустил себе пулю в лоб или е попытался бежать, и кто-то из красноармейцев пристрелил его на берлинской улице и правильно сделал. Одно можно сказать точно: ни Мартин Борман, ни Генрих Мюллер не были советскими агентами, в годы Второй мировой ни у одной разведки не было агентов такого уровня.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. ПРЕДВОЕННЫЕ ПОТЕРИ

Голос за кадром: Когда начался Большой террор, внешняя разведка понесла чудовищные потери. В 1938 году в берлинской резидентуре было всего 3 оперативных работника, на следующий год остались двое, один их них не говорил по-немецки.

Москва запретила им встречаться с агентурой, поскольку её вербовали разоблачённые враги народа. Один из лучших советских агентов в нацистской Германии Арвид Харнак, работавший в имперском министерстве экономики, обладавший уникальными источниками информации, больше года наперсно ждал связного, чтобы передать ему собранные сведения.

38-й год – худший в истории разведки, из-за постоянных арестов треть года она вообще не работала. Берлинская резидентура советской внешней разведки начала восстанавливаться только в 1939 году.

Леонид Млечин: 2 декабря 38-го года, став наркомом внутренних дел, Лаврентий Берия поставил во главе внешней разведки одного из своих приближённых – Владимира Деканозова. Он не знал иностранных языков и никогда не был за границей, Деканозов получил спецзвание комиссара госбезопасности третьего ранга, но разведкой Владимир Георгиевич руководил недолго, его перевели на повышение в соседнее ведомство в наркомат иностранных дел.

Голос за кадром: 12 ноября 1940 года нарком иностранных дел Вячеслав Молотов прибыл в Берлин в надежде решить спорные вопросы с Адольфом Гитлером, его сопровождали нарком чёрной металлургии Иван Тевосян, первый заместитель Берии в наркомате внутренних дел Всеволод Меркулов и Владимир Деканозов, которого оставили в Берлине полпредом. Когда новый полпред вручал верительные грамоты Гитлеру, фюрер был крайне любезен.

За 2 года до начала войны нарком внутренних дел Берия поставил во главе внешней разведки Павла Фитина. Он начинал в комсомоле, получил диплом сельскохозяйственной академии имени Тимирязева, отправился не на село, а стал работать в государственном издательстве сельскохозяйственной литературы. В марте 1938 года Фитина по партийному набору взяли органы госбезопасности и отправили учиться в центральную школу НКВД.

Леонид Млечин: Когда началась война, Великобритания и Соединённые Штаты стали союзниками и тогда в составе внешней разведки сформировали отдел по взаимодействию с английской и американской разведками. В Москву прибыла большая британская разведывательная миссия. В первы годы войны с помощью англичан на территорию оккупированной немцами Европы были переброшены 20 советских агентов-парашютистов.

Голос за кадром: Сотрудничать предложил Москве и руководитель только что созданной американской политической разведки Уильям Джозеф Донован, который изучал юриспруденцию в Колумбийском университете одновременно с будущим президентом страны Франклином Делано Рузвельтом.

Донован участвовал в Первой мировой, сражался в кавалерии, был трижды ранен. Полковник Донован получил на фронте прозвище «Дикий Билл» и множество наград. Мечтал стать первым католиком-президентом США, но потерпел поражение даже на выборах губернатора Нью-Йорка. Во Вторую мировую Рузвельт поручил Уильяму Доновану создать внешнюю разведку. Англичане помогали Доновану освоить новую профессию, посвящая его в тайны британских спецслужб.

Леонид Млечин: Руководителя внешней разведки Донована терпеть не мог начальник контрразведки, директор ФБР Эдгард Гувер. Самым большим грехом Донована Гувер считал его терпимое отношение к коммунистам. Начальник внешней разведки брал все, кто был нужен для работы. Когда Гувер говорил, что кандидат на работу в разведке – тайный коммунист, Донована это не беспокоило.

Голос за кадром: Сотрудники управления стратегических служб начинали с того, что опрашивали беженцев из Европы, пытаясь понять, что там происходит, и получали от них европейскую одежду, продовольственные карточки и вообще любые документы – это нужно было для заброски агентуры на оккупированные немцами территории.

Почти 10 тысяч человек работали на американскую внешнюю разведку. Американцы отправили в нацистскую Германию 21 разведывательную группу с радиопередатчиками, только 1 группа вышла на связь.

Леонид Млечин: Уильям Донован требовал от своих подчинённых в управлении стратегических служб, чтобы они разработали яд, которым можно будет отравить Гитлера, и химики создали несколько препаратов, в том числе один из них на основе битулина. Его изготавливали в виде таких желатиновых ампул, которые решили отправлять в Азию, чтобы там местные проститутки подбрасывали этот яд в напитки японских офицеров, которые оккупировали страны Юго-Восточной Азии. Груз с ядом отправили на корабле на Тихий океан, и сопровождавшие смертельный груз офицеры американской разведки решили проверить эффективность нового препарата, а там ещё было небольшое стадо ослов, дали яд одному ослу – с ослом ничего, дали яд другому ослу – тоже никакого эффекта, и офицеры американской разведки выбросили груз за борт. Когда потом химики служившие в управлении стратегических служб об этом узнали, то долго смеялись. Дело в том, что осёл – единственное на земле млекопитающее, которое обладает природным иммунитетов от ботулизма.

24 декабря 43-го года руководитель американской внешней разведки управления стратегических служб Уильям Донован прилетел в Советский Союз. Его приняли нарком иностранных дел Молотов и начальник первого управления наркомата госбезопасности Фитин.

Донован поделился с Фитиным не только разведывательной информацией, но и новейшей спецтехникой: подарил миниатюрные фотокамеры и аппаратуру для изготовления микроточек, а это был самый удобный способ пересылать секретную информацию по почте.

Голос за кадром: Проводились совместные операции. Британский премьер-министр Уинстон Черчилль просил Сталина организовать охоту за ракетами ФАУ, которыми немцы обстреливали Лондон. Сталин согласился, и совместная англо-американская группа в сентябре 1944 года прибыла в Москву. Вместе с советскими разведчиками они нашли районы испытаний «Фау» на территории Польши, установили тип используемого горючего и характеристики двигателя. Британские истребители и зенитки были бессильны против немецких ракет.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. ПЕРВЫЕ КРЫЛАТЫЕ РАКЕТЫ

Леонид Млечин: Ранние часы 13 июня 44-го были не по сезону холодными в то утро лондонцы проснулись от рёва сирены воздушной тревоги. Прожекторные лучи, рассекавшие низковисящие облака, осветили вражеский самолёт, который нёсся с невероятной скоростью, багровое пламя вырывалось из хвоста, он пролетел над собором Святого Павла, направляясь к центру города. Зенитчики открыли огонь, осветив тёмное небо трассирующими пулями, но не попали, он летел намного быстрее, чем британские «Спитфайры» или немецкие «Мессершмидты». Это был «ФАУ-1» – беспилотный самолёт снаряд, напоминающий торпеду с пульсирующим воздушно-реактивным двигателем. Это были первые крылатые ракеты.

Голос за кадром: Через 3 недели премьер-министр Уинстон Черчилль сообщил, что «Фау-1» убили 2752 лондонцев и ранили около 8000. К середине июля ракеты «Фау-1» убили больше британских граждан, чем было потеряно за первые 15 дней битвы за Нормандию. Британская зенитная артиллерия и истребительная авиация были бессильны.

Несколько месяцев «Фау-1» терроризировали британскую столицу. Чтобы спасти Лондон, англичане обратились за помощью к американцам. На Тихом океане зенитчики военно-морского флота США уже использовали радиовзрыватели, отражая атаки японской авиации. В наиболее перспективной конструкции в снаряд помещали крошечное радиоприёмное устройство, которое привадило в действие взрыватель, когда радиосигнал отражался от цели – передовая по тем временам микроэлектроника.

Снаряды с радиовзрывателем передали британским зенитчикам, теперь они сбивали 4 из 5 «Фау-1». Немецкое командование остановило атаки беспилотников, ставшие бесполезными. Осенью 1944 года впервые за многие год были ослаблены ограничения на светомаскировку, призванную скрыть английские города от нацистских бомбардировщиков, дети впервые увидели, как горят уличные фонари.

Леонид Млечин: С территории Прибалтики или Финляндии немцы могли обстреливать и советские города. Советская разведка раздобыла всю необходимую информацию о новом оружии и средствах борьбы с ним. Сталин приказал создать такое же оружие, ответственным был назначен Георгий Маленков – секретарь ЦК и член Государственного комитета обороны.

Голос за кадром: Нарком авиационной промышленности Шахурин и командующий военно-воздушными силами Красной армии генерал Новиков привезли в ЦК молодого учёного Владимира Челомея, он давно предлагал идею беспилотных самолётов-снарядов, но пока не появилась «Фау-1», мало кто верил в осуществимость челомеевских проектов. Маленков задал Челомею только один вопрос: «Вы можете сделать такой самолёт-снаряд, как немцы?».

Челомей не сомневался в своих силах, он воспроизвёл «Фау-1», как через 4 года Сергей Павлович Королёв воспроизведёт другую немецкую новинку – «Фау-2».

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. «ЭНИГМА» РАЗГАДАНА

Леонид Млечин: В годы Второй мировой британская разведка считалась самой умелой и успешной, в реальности ей нечем было похвастаться, если бы не удача с расшифровкой немецких военных кодов с помощью «Энигмы». Об этой истории напомнил фильм «Игра в имитацию», в котором Бенедикт Камбербэтч блистательно сыграл выдающегося математика Алана Тьюринга.

Голос за кадром: Вермахт пользовался купленными в Швейцарии шифровальными машинами «Энигма», полагая, что они гарантируют безопасность переговоров, но польский инженер, который когда-то участвовал в работе над «Энигмой», в 1938 году восстановил конструкцию шифровальной машины. В сентябре 1939 года поляки передали англичанам все свои разработки и переправили в Англию имевшийся у них образец «Энигмы».

Для раскрытия немецких кодов привлекли лучших британских математиков и лингвистов. Успеха добился профессор Кембриджского университета Алан Тьюринг, он создал первый компьютер, который помог расколоть «Энигму».

5,5 военных лет английские дешифровальщики в Государственной школе кодирования и шифровального деле в Блетчли-парке знакомились с секретными документами рейха. Англичане понимали, что попали золотую жилу, поэтому изо всех сил старались не дать немцам понять, что их шифротелеграммы читаются врагом. Прежде чем использовать перехваченную информацию, англичане тщательно продумывали, как обосновать свою осведомлённость.

Начальник британской разведки Стюарт Мензис боялся давать Москве информацию – вдруг немцы смогут ей перехватить и понять, что противник читает их шифрованную переписку. Сведения, полученные путём перехвата и дешифровки немецких шифротелеграмм передавались Красной армии только с санкции Уинстона Черчилля.

8 декабря 1942 года военная миссия Великобритании в Москве информировала наркомат обороны о том, что в Северной Африке немцы использовали новый тяжёлый танк «Тигр». 3 мая 1943 года британская миссия сообщила наркомату обороны о том, что немецкое командование готовит наступление в районе Курска, но Гитлер отложил наступление, потому что новая техника потупила с задержкой. Операция «Цитадель» началась позже, чем планировали немцы. Советские военные решили, что англичане то ли сознательно вводят их в заблуждение, то ли подсовывают неточную информацию.

Леонид Млечин: Но то, что Москва не получала официальным путём, передавал агент советской разведки Джон Кернкросс, работавший в Блетчли-парк. Кернкросс, награждённый орденом Красной Звезды, считал, что это он изменил ход Второй мировой войны, когда помог Красной армии выиграть битвы на Курской дуге.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. «СУДОПЛАТОВ И КУЗНЕЦОВ»

Леонид Млечин: Успех советской разведки в Великую Отечественную обеспечил не какой-то один суперагент, а сотни профессионалов, которые долгие 4 года вели невидимую войну в нацистской Германии. В войну в тылу врага действовала не только внешняя разведка, комиссару госбезопасности третьего ранга Павлу Судоплатову, недавнему начальнику внешней разведки, нарком внутренних дел Берия поручил специальную работу в тылу противника на временно оккупированной территории и поставил во главе 2-го отдела НКВД – это разведывательная работа, диверсионные и террористические операции в тылу врага. В январе 42-го Лаврентий Павлович преобразовал отдел в 4-е Управление.

Голос за кадром: Один из легендарных оперативников 4-го Управления – Герой Советского Союза Николай Иванович Кузнецов. Документы офицера вермахта Кузнецову изготовил будущий полковник Павел Георгиевич Громушкин – друг знаменитого разведчика Кима Филби и художник по призванию.

Кузнецову долго подбирали легенду, которая бы не требовала регистрации в военных комендатурах, чтобы избежать проверки. Идеально подошли документы обер-лейтенанта 230-го полка 76-й пехотной дивизии Пауля Вильгельма Зиберта, видимо, взятого в плен, после ранения его временно прикомандировали к управлению по использованию материальных ресурсов оккупированных территорий. Родственников у реального Зиберта не было, так что неприятных встреч Кузнецов мог не опасаться.

Леонид Млечин: Безукоризненное знание языка, смелость и авантюризм позволил ему довольно долго продержаться в немецком тылу. Он специализировался на похищении и уничтожении чиновников оккупационной администрации.

Голос за кадром: Он служил в оперативно-разведывательном отряде специального назначении «Победитель», который с июня 1942 года действовал в районе города Ровно. Там были глухие леса, где укрывались заброшенные в немецкий тыл чекисты.

Леонид Млечин: В марте 44-го Николай Кузнецов попал в руки к украинским националистам, которые его убили. Напарник Кузнецова рассказывал, что, вообще-то, Николай Иванович ехал на встречу с партизанами, но угодил в ловушку. Что это было: предательство или случайность? За давностью лет, полагают историки, нам уже не узнать подлинные обстоятельства гибели Николая Кузнецова.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)