Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 5-я серия

Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 5-я серия | Программы | ОТР

Продолжение нового авторского цикла Леонида Млечина на ОТР

2020-12-18T22:49:00+03:00
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 5-я серия
Зимний вечер в Крыму. Возможна ли новая Ялта?
Тревожный звонок. Счастливые предсказания не сбываются
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 7-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 6-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 4-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 3-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 2-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 1-я серия
Назарбаев. Первый Президент
Орден Ленина за вариант «Омега»

Леонид Млечин: Летом 71-го года советскую внешнюю разведку возглавил генерал Фёдор Константинович Мортин – в прошлом армейский политработник и сотрудник ЦК КПСС. Его подчинённые приняли участие в тайной дипломатии Москвы и Бонна, изменившей ситуацию в Европе. В послевоенный годы Федеративная Республика Германия, которая вступила в НАТО и ориентировалась на Соединённые Штаты, воспринималась в Советском Союзе враждебно, но в конце 69-го канцлером стал социал-демократ Вилли Брандт, он написал письмо своему партнёру, главе советского правительства Алексею Николаевичу Косыгину, в дипломатичной форме намекнул, что хотел бы установить контакты с Москвой – так началась восточная политика Вилли Брандта. Советские руководители откликнулись, но все переговоры с Западной Германией держались в секрете от ближайших друзей и союзников – от Восточной Германии, от социалистической ГДР.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. ПОБЕГ НАЧАЛЬНИКА КОНТРРАЗВЕДКИ

Голос за кадром: Впоследствии генерал Вячеслав Кеворков, который служил во 2-м главном управлении КГБ раскрыл тайную сторону восточной политики: по словам генерала Кеворкова, председатель КГБ Юрий Андропов после прихода Вилли Брандта к власти приказал установить с Федеративной Республикой тайный канал связи, с немецкой стороны партнёром стал ближайший сотрудник Брандта – статс-секретарь в ведомстве федерального канцлера Эгон Бар.

Почему разведчики таились от товарища из Восточной Германии? Потому что руководители ГДР не хотели, чтобы Советский Союз и Федеративная Республика сближались, но сохранить переговоры в секрете не удалось.

Разведка ГДР не только выяснила, что Эгон Бар ведёт переговоры с советскими представителями, но и точно знала, о чём именно они договариваются – во время ремонта в доме Бара тайно установили подслушивающие устройство.

Леонид Млечин: Это была одна из многих побед создателя разведки ГДР Маркуса Вольфа – наверно, самого необычного руководителя разведки XX столетия. За 34 года пребывания на этом посту он знал больше побед, чем поражений. Мал кто из его коллег мог похвастаться такими успехами.

Голос за кадром: «Я всегда был в курсе переговоров – самодовольно вспоминал Маркус Вольф, – мы прослушивали сколь тайные, столь и откровенные, а часто и весёлые беседы Эгона Бара с советскими партнёрами. Подчас даже раньше канцлера Брандта я узнавал, с каким искусством переговорщики продвигали своё дело по конспиративным каналам, но прошло некоторое время, и все микрофоны в доме Бара замолчали, я могу предположить, что наши советские друзья что-то заметили и предупредили Эгона Бара».

Леонид Млечин: Начальник главного управления разведки Министерства государственной безопасности ГДР генерал-полковник Маркус Вольф стал легендой при жизни, восточные немцы в целом недолюбливали безопасность, но гордились своей разведкой и говорили: «К нас не только лучшие спортсмены, но и лучшие разведчики». Маркус Вольф принадлежал к узкому кругу тех, кто в годы Третьего рейха нашёл приют в Москве. За годы, проведённые в Советском Союзе, он сблизился с теми, кто после разгрома нацисткой Германии создал на Востоке социалистическое государство. Эти люди оценили одарённого молодого человека, вообще говоря, это был очень узкий круг: старые борцы называли друг друга на ты и неохотно продвигали новичков, но сын Фридриха Вольфа был для них своим.

Голос за кадром: Маркус Вольф вовсе не походил на остальных руководители спецслужб социалистического блока: серьёзность, с какой другие провозглашали лозунги, у него вызывала насмешливую улыбку, предпочитал реальную, пусть и невидимую, власть, политику воспринимал как сложную шахматную игру. Почему агенты генерала Вольфа следили за контактами представителей Москвы с Заполной Германией? Вожди ГДР очень хотели знать, о чём же договариваются руководители СССР и ФРГ за спиной восточногерманских друзей, а генерал Маркус Вольф использовал уникальную возможность заслать как можно больше агентов в Западную Германию вместе с теми, кто бежал из социалистической ГДР. Вольф отправлял на Запад под видом беженцев молодых парней и девушек, которые не вызывали ни малейшего подозрения в ФРГ.

Как правило, засылаемым на Запад агентам выдавали документы жертв военных налётов союзников на Дрезден, он существовала опасность, что реальный владелец документов всё-таки выжил и преспокойно живёт в ФРГ. Тогда Маркусу Вольфу пришла в голову идея воспользоваться нацистской программой «Лебенсборн».

Еще до войны, в декабре 1935 года, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер основал организацию под названием «Лебенсборн», в переводе с немецкого «Источник жизни». Это не были дома свиданий, как принято считать, а приюты для внебрачных «нордических» детей, рожденных преимущественно от эсэсовцев. В Германии рождаемость падала, как и в других европейских странах. Нацисты говорили о вымирании нации, они призывали женщин полностью посвятить себя рождению детей по имя процветания Германии.

«Самое важное, что женщина может сделать для общества, – говорил заместитель фюрера по партии Рудольф Гесс, – это подарить расово полноценного ребенка, необходимого для выживания нации.

Нацисты запретили продажу контрацептивных средств и закрыли центры планирования семьи. Аборт считался преступлением. В приюты организации «Лебенсборн» могли обращаться одинокие беременные женщины или молодые матери, которые не хотели в одиночку растить ребёнка. Ведало программой главное управление СС по делам расы и поселений. Специалисты главка проверяли родословную отца и матери. Если они соответствовали расовым стандартам, детей принимали в приют. Потом младенцев передавали в эсэсовские семьи на воспитание.

Теперь по указанию Вольфа голубоглазые блондины поехали в Западную Германию и по найденным в нацистских архивах спискам искали женщин, которые во время войны действительно отдали новорождённых детей в приюты СС. И со слезами счастья на глазах говорили этим женщинам: «Я твой сын». Это открывало разведчикам Вольфа надёжный путь для легализации на Западе, но разведка ГДР и советская разведка не всё рассказывали друг другу.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. САМАЯ УСПЕШНАЯ ОПЕРАЦИЯ

Леонид Млечин: Когда много лет назад я начинал свою трудовую деятельность, то постучался в кабинет своего первого начальника подполковника Виталия Геннадьевича Чернявского, он разговаривал по телефону и не заметил моего появления. Откинувшись в кресле и несколько мечтательно глядя в окно, он предавался приятным воспоминаниям: «Когда в октябре 42-го я допрашивал своего первого пленного немца…». Я сделал шаг назад и закрыл дверь.

Голос за кадром: Виталий Чернявский родился в ноябре 1919 года, но шла Гражданская война, и родители пошли его записывать только в феврале следующего года, так что у него было 2 дня рождения. В 41-м его взяли на работу в НКВД, всю войну он прослужил в особых отделах. В 1944 году прошёл курсы усовершенствования офицерского состава главного управления военной контрразведки Смерш.

После учёбы его взял к себе начальник нелегальной разведки генерал Александр Михайлович Коротков. Чернявского оценил и генерал Евгений Петрович Питовранов – видная фигура отечественных спецслужб. Когда-то Питовранов понравился Сталину, который сделал его заместителем министра госбезопасности, а потом велел посадить, философски заметил: «Пусть сидит, у чекиста есть только 2 пути: на выдвижение или в тюрьму».

Но через год Сталин и велел освободить Питовранова. 5 января 1953 года генерал возглавил главное управление по разведке за границей Министерства госбезопасности. Чекисты были уверены, что именно Питовранов станет следующим министром госбезопасности, но после смерти вождя он потерял свой высокий пост.

Начальником внешней разведки утвердили Александра Семёновича Панюшкина, который служил в пограничных войсках, побывал послом в Китае и поработал в аппарате ЦК партии, а генерала Питовранова отправили в ГДР руководителем представительства КГБ. Питовранов взял с собой Чернявского начальником разведывательной службы. В Берлине Чернявский провёл фантастическую операцию, остававшуюся загадкой многие десятилетия.

Летом 1954 года в Западном Берлине вдруг исчез доктор Отто Йон – начальник западногерманский контрразведки, ведомства по охране Конституции. Через несколько дне он объявился в Восточном Берлине. Это был огромный пропагандистский успех всего социалистического лагеря и малоприятный сюрприз для Федеративной Республики Германия – на сторону социалистического государства перешёл политик уровня министра, с именем, с авторитетом.

Леонид Млечин: Это одна из самых успешных операций в истории послевоенной советской внешней разведки. Не так уж часто в истории спецслужб удавалось переманить на свою сторону начальника контрразведки другой страны, даже, наверно, у самого знаменитого советского разведчика Кима Филби ранг был пониже – он был всего лишь начальником отдела в британской разведке, а Отто Йон был начальником западногерманской контрразведки.

В те годы обе Германии соревновались во всём, предметом особой гордости были перебежчики. На Востоке торжественно принимали беглецов с Запада. На Западе раскрывали объятия перед беженцами с Востока.

Голос за кадром: 11 августа 1954 года Отто Йон выступил на большой пресс-конференции в Восточном Берлине, объяснил, что прибыл в ГДР для того, чтобы бороться за воссоединение Германии, рассказал журналистам о том, что в Западной Германии идёт милитаризация, что бывшие нацисты заняли там важные посты, что Федеративная Республика вместе с Соединёнными Штатами готовит Третью мировую войну.

«Федеративная республика превратилась в орудие американской политики, – говорил бывший начальник западногерманской контрразведки. – Американцам нужны в войне с Востоком немецкие солдаты, те, кто не извлёк уроков из катастрофы 1945 года и только ждёт часа, чтобы вновь ринуться в восточный поход. А это может принести нам новые невообразимые страдания, создаст угрозу уничтожения самой немецкой нации».

Разоблачения Отто Йона стали важнейшим аргументом в пропагандистской войне между Западом и Востоком. Йона принимали в ГДР как высокого гостя, ему показывали, как растёт и хорошеет первое на немецкой земле государство рабочих и крестьян. Отто Йона обхаживали представители восточногерманской интеллигенции.

Леонид Млечин: А через год, в 55-м, Отто Йон столь неожиданно совершил побег в обратном направлении и вернулся на Запад. Почему начальник западногерманской контрразведки так недолго послужил социалистической ГДР, а затем вернулся домой?

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. ЛЮБОВЬ К АРМЯНСКОМУ КОНЬЯКУ

Голос за кадром: Отто Август Вальтер Йон изучал юриспруденцию, собирался стать дипломатом, но он не вступил в нацистскую партию и имперское в министерство иностранных дел его не взяли. Он работал в авиакомпании «Люфтганза» юридическим консультантом.

Отто Йон был антифашистом и социал-демократом, его брат – коммунистом. Преступления гитлеровского режима вызывали у него отвращение, он вошёл в круг консервативно настроенных противников гитлеровского режима.

Противники Гитлера пытались установить контакты с союзниками. Отто Йон по делам авиакомпании «Люфтганза» часто ездил в Лиссабон и Мадрид, где наладил отношения с английскими разведчиками, но Великобритании Уинстон Черчилль приказал своему Министерству иностранных дел не откликаться ни на какие попытки договариваться о мире, исходящие от немецких политиков. Президент Соединённых Штатов Франклин Рузвельт подтвердил: «Единственное условие прекращения войны – безоговорочная капитуляция Германии».

Участники сопротивления пытались убить Гитлера, ближе всех к цели подошёл полковник Клаус Шенк граф фон Штауфенберг: 20 июля 1944 года он поставил портфель с взрывчаткой под стол в бараке, где Гитлер проводил совещание. Погибли 4 человека, Гитлер был контужен, оглох и поранил руку. Несмотря на то что Гитлер остался жил, заговорщики всё равно имели шанс взять верх в стране – война закончилась бы годом раньше, но участники заговора действовали медленно и неуверенно, они погубили себя и своих близких.

Отто Йон чудом ускользнул от гестапо и бежав в Португалию. Оттуда британская разведка переправила его в Лондон. Он сотрудничал с британским радио, которое вещало на немецком языке. На Нюрнбергском процессе работал переводчиком. Помог британским юристам подготовить обвинение против одного из самых известных гитлеровских военачальников – генерал-фельдмаршала Эриха фон Манштейна.

Когда родилась Федеративная Республика Германия, возник вопрос о создании собственной службы безопасности. Ведомству по охране Конституции поручили бороться с левым и правым экстремизмом, шпионажу и деятельностью иностранцев, представляющей опасность для государства.

Первый канцлер ФРГ Конрад Аденауэр хотел видеть на посту начальника ведомства по охране Конституции своего человека, но это были времена, когда Бонну приходилось прислушиваться к мнению оккупационных держав. Аденауэр не смог возразить, когда они поставили в конце 1950 года на этот пост Отто Йона.

Леонид Млечин: Каким образом доктор Йон из Западного Берлина попал в Восточный? 20 июля 54-го года доктор Йон как участник антифашистского сопротивления приехал в Западный Берлин, чтобы участвовать в митинге, посвященном 10-летию неудачного покушения на Гитлера. Руководил операцией подполковник Виталий Чернявский. Дело в том, что врач-психиатр Вольфганг Вольгемут давно знал, что доктор Отто Йон разочаровался в своей жизни, а Вольгемут был коммунистом, и он доложил советским товарищам о настроениях доктор Йона. Его попросили устроить встречу.

Голос за кадром: Вольгемут перевёз Отто Йона в Восточный Берлин. Беседовал с ним генерал Питовранов за хорошо накрытым столом. После встречи он доложил своему руководству в Москве.

«Вербовка Йона нецелесообразна и нереальна. Мы приняли решение склонить его не возвращаться в Западную Германию и открыто порвать с Аденауэром, а для этого сделать соответствующие политические заявления».

Леонид Млечин: Виталий Геннадиевич Чернявский рассказывал, что Отто Йоно, конечно же, хотели завербовать, но достаточно быстро стало, что это невозможно, но и отпускать его не хотелось, а он сильно напился. Когда проснулся, понял, что ему лучше остаться в Германской Демократически Республике. Подполковник Чернявский рассказывал: «Я отвёз его в Карлсхорст, он был совершенно измотан, и как только мы остались вдвоём, достал из бара бутылку армянского конька, раскупорил, налил себе целый фужер и одним залпом выпил, и я, честно говоря, составил ему компанию, потому что был измотан не меньше его».

Голос за кадром: Жизнь в Восточном Берлине Отто Йону не понравилась. От тоски он пристрастился к армянскому коньяку, который поставляла ему советская разведка, просился домой. Решили его не удерживать. Возвращение на Запад только укрепить уверенность западных немцев, что Йон раскрыл Москве все секреты, которые знал, поэтому его не отпустили.

Леонид Млечин: Он вернулся в Западную Германию, где был арестован, его отдали под суд. Доктор Йон был человеком порядочным и наивным, хотя и служил одно время по ведомству контрразведки. Он стал жертвой политических и шпионских интриг, в которых людям наивным лучше бы не участвовать.

Голос за кадром: Операция Отто Йоном была бесспорным успехом, но главного результата добиться не удалось – помешать вступлению Западной Германии в блок НАТО и созданию её вооружённых сил, бундесвера.

ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВА. ТАЙНОЕ СБЛИЖЕНИЙ ДВУХ ГЕРМАНИЙ

Леонид Млечин: Комитет госбезопасности осуществлял контроль над секретными службами ГДР до 56-го года, потом восточные немцы получили самостоятельность и постепенно отдалялись от КГБ.

Голос за кадром: Между двумя Германиями, ГДР и ФРГ, возникала разветвлённая сеть отношений: экономических, политических, межпартийных и даже личных, о чём советским товарищам не говорили. Руководитель ГДР Вальтер Ульбрихт, холодный человек, уверенный в своём, испытывал глубокое недоверие к советским руководителям величии. Он боялся, что те могут бросить Восточную Германию на произвол судьбы, поэтому сам выстраивал тайные отношения с Федеративной Республикой одновременно срывал любые контакты СССР с Западной Германией.

При этом Ульбрихт постоянно требовал от Москвы помощи, говорил советским руководителям: «Мы понимаем, что наши просьбы требуют больших жертв от вас, но нашей экономике необходимо помочь».

Репутация советских вождей завесила от успехов в Восточной Германии, они же хотели доказать, что социализм успешнее капитализма, поэтому в ГДР не стеснялись. «Никто на Западе не знает, как живут советские люди, – откровенно говорил своим помощникам сменивший Ульбрихта новый руководитель ГДР Эрих Хонеккер. – И всем наплевать, как они живут, а мы на виду, на стыке социализма и капитализма, поэтому СССР обязан нам помогать».

Эрих Хонеккер в 14 лет вступил в Коммунистический союз молодёжи, через 2 года в компартию Германии. Он руководил земельными организациями Коммунистической молодёжи, пока Гитлер не взял власть. Бежал во Францию, но в августе 1935 года нелегально вернулся, чтобы вести подпольную работу. В декабре 1935 года попал в гестапо. Суд приговорил Хонеккера к 10 годам заключения.

Весной 1945 года, когда город постоянно бомбили, тюремно начальство поставил Хонеккера во главе группы заключённых и поручило ему очистить двор от обломков. 6 марта во время очередной бомбардировки он убежал. Нашёл приют в квартире тюремной надзирательницы. Через несколько дней она уговорила его вернуться в тюрьму, обещав, что таком хаосе гестапо ничего не узнает. Он согласился.

Эта история ему дорого обошлась. После войны товарищи по партии провели настоящее расследование – достойно ли вёл себя в заключении коммунист Хонеккер. Но тем временем он познакомился с главой партии Ульбрихтом, которому понравился. В результате удовлетворились строгим выговором.

Министр госбезопасности ГДР Эрих Мильке собирал материалы на всех членов политбюро. Долгие годы он исподволь старался выяснить, при каких обстоятельствах арестованный нацистами Эрих Хонеккер умудрился бежать из тюрьмы, не был дли побег инсценированным и не согласился ли тогда будущий руководитель ГДР стать осведомителем гестапо в обмен на свободу?

Леонид Млечин: Вожди ГДР чем дальше, тем больше становились самостоятельными. С чувством нескрываемого превосходства посматривали на советских друзей, а межгерманские отношения оставались высшим секретом ГДР, прежде всего от советских товарищей, особенно тайные операции ради получения вожделенной твёрдой валюты.

Голос за кадром: Занимался этим похожий на быка и весивший около центнера статс-секретарь Министерства внешней торговли ГДР полковник госбезопасности Александр Шальк-Голодковский. Он обеспечивал иностранной валютой партийное руководство, его называли «безымянным пальцем Хонаккера» – он зарабатывал для политбюро свободно-конвертируемую валюту.

Леонид Млечин: В штаб-квартире Шальк-Голодковского хранились миллионы долларов и миллионы западногерманских марок, эти миллионные суммы выплачивались и вносились без квитанций и без подписи. Курьеры Шальк-Голодковского непрерывно циркулировали между Западным и Восточным Берлином, приобретая всё то. что нужно самому Шальк-Голодковскому и членам политбюро.

Голос за кадром: 23 семьи высших руководителей страны обосновались в дачном посёлке Вандлиц за бетонной стеной. Этот посёлок восточные немцы именовали «Домом постарелых» из-за преклонного возраста членов политбюро и «Вольвоградом», поскольку руководство ГДР предпочитали лимузины этой марки.

Двухэтажная вилла генсека была обнесена высоким забором, не видным с шоссе. Хонеккер весьма демократично сам открывал гостям калитку, его жена Маргот гостеприимно угощала посла чаем.

На публике члены политбюро представляли себя пламенными марксистами без страха и упрёка. На партийных съездах вдохновенно пели «Интернационал», клялись в верности идеям и идеалам, в частной жизни ни в чём себе не отказывали.

Свободно конвертируемая валюта большей частью шла на удовлетворение заказав обитателей «Дома престарелых в Вандлице», для них покупали импортные телевизоры, видеоаппаратуру, ювелирные изделия и, конечно же, автомобили. А граждане ГДР стояли в очереди за отечественной машиной «Трабант» 10 с лишним лет.

Леонид Млечин: Германская Демократическая Республика считалась самой успешной в социалистическом лагере, но восточные немцы сравнивал свою страну с Западной Германией. И сравнение было не в пользу социалистической родины.

Голос за кадром: ГДР оказалась первой страной, которая не смогла обеспечить воспроизводство собственного населения, пугала высокая смертность среди младенцев, сокращение средней продолжительности жизни, восточные немцы шептались о том, что страны вымирает. По количеству чистого алкоголя, потребляемого на душу населения, Восточная Германия занимала второе место в Европе.

Леонид Млечин: В 86-м году генерал Маркус Вольф ушёл в отставку с поста заместителя министра государственной безопасности и начальника главного разведывательного управления, а партийные старцы, которые до последнего держались за свои кресла, утратили контакт с реальной жизнью. Вскоре социалистический режим в Восточной Германии рухнул буквально в один день. Ни внешняя разведка, ни Министерство государственной безопасности ГДР не сумели предупредить об этом руководство страны.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Продолжение нового авторского цикла Леонида Млечина на ОТР