Незабываемый 1919 год

Леонид Млечин: Пьесу «Незабываемый 1919 год» написал в советские времена известный драматург Всеволод Вишневский. Пьеса о Сталине в Гражданскую войну. Автор знаменитой «Оптимистической трагедии» хотел порадовать вождя. И порадовал. Вождь отблагодарил автора Сталинской премией 1-й степени. Но в жизни Сталина 1919 год – не главный. А вот в судьбе России, Европы и не только Европы 1919-й был решающим. В том году подписанием мирного договора формально завершилась Первая мировая война. Но мир не наступил. Множество людей не навоевалось. Именно в 1919 году политикой занялись два ветерана Первой мировой – итальянец Бенито Муссолини и немец Адольф Гитлер. Они скоро втянут мир в новую войну. Но почему все это происходило именно в 1919-ом?

Мы недооцениваем последствия Первой мировой. Когда Кайзеровская Германия признала свое поражение, кровавые конфликты продолжались в революционной России, Финляндии, Венгрии, Польше, Украине, Турции, Китае и Монголии. В этих войнах уже после Первой мировой погибло не менее 4 миллионов человек.

Голос за кадром: В Париже 18 января 1919 года открылась мирная конференция. Победители, страны Антанты, переустраивали Европу. 1919 год смыл большую часть европейских монархий. Национальные меньшинства обрели свои государства, а титульные нации оказались меньшинствами: немцы в Чехословакии, венгры в Румынии. И все друг друга возненавидели.

На политической карте появилась Польша, которая сразу вступила с соседями в спор за земли. На мирной конференции согласились, что западная часть Галиции (центр – город Краков) с ее очевидным польским большинством отойдет к Польше, а в Восточной Галиции (центр – город Львов) поляки составляли всего треть населения. Большинство были украинцами.

Но польская делегация уверенно доказывала, что украинцы, населяющие Галицию, не способны к самоуправлению: они нуждаются в польской власти и культуре. Польские войска атаковали Львов и захватили всю западную Украину. Но и Киеву не удалось создать собственное государство. Против были и белые, и красные.

Леонид Млечин: В январе 1919 года Киевская директория из 5 человек объявила войну Советской России. Главой директории стал Симон Петлюра, самый популярный украинский вождь. А летом Киев взяли вооруженные силы юга России под командованием генерала Антона Деникина. Белые требования восстановления единой и неделимой России и слышать не хотели о национальных устремлениях украинского народа. Даже слово «Украина» не употребляли. Предпочитали топонимику царских времен – «юго-западный край».

Голос за кадром: В 1919 году произошел мощный всплеск национальных чувств под лозунгом «Украина для украинцев». Восстание носило характер и социального протеста против тех, кто забирал хлеб, и национального – против чужаков, неукраинцев. Самой знаменитой была крестьянская республика Нестора Махно «Гуляй-поле». Во враги зачислялись московские большевики, русские и польские помещики, немецкие колонисты и, как водится, евреи.

1919-й – время наибольших успехов белого движения. К началу февраля 1919 года Деникин очистил от Красной армии Северный Кавказ и думал о походе на Москву и окончательном разгроме большевиков.

8 мая 1919 года Деникин приказал Врангелю овладеть Царицыным, спросил: «Ну, как, через сколько времени поднесете мне город?» В июне Царицын взяла ударная группа генерала Улагая. Он доложил, что вперед пустил 4 танка и 3 бронеавтомобиля. Танки двинулись, давя проволочные заграждения и расстреливая бросившуюся в панике бежать неприятельскую пехоту.

Деникин директивой от 20 июня 1919 года потребовал наступать на столицу через Курск, Орел и Тулу. Наступление Белой армии продолжалось почти полгода и поначалу было очень успешным. 7 сентября 1-й армейский корпус генерала Александра Кутепова вошел в Курск. 30 сентября – в Орел. Казалось, дорога на Москву открыта.

А мир плохо представлял, что происходит в России. Газета «New York Times» с ноября 1917-го по ноябрь 1919 года 91 раз уверенно написала, что правительство большевиков пало. 4 раза – что Ленин и Троцкий проиграли и собираются бежать из России. И один раз – что Ленин убит.

Леонид Млечин: Гражданская война – это полное разрушение нормальной жизни. И никого не миновала чаша сия. Невозможно было отсидеться в стороне, остаться над схваткой, убежать, спастись. В отличие от других войн, когда существовали фронт и тыл, Гражданская охватила всю страну. И воевали все. Война расколола страну и народ, рассекла семьи: брат пошел на брата, сын на отца. Число убитых меньше, чем в Великую отечественную, но масштабы ущерба, и не только материального, но и морально-нравственного, пожалуй, еще более значительными. Не одичать было невероятно трудно.

Голос за кадром: Ожесточение и цинизм, хаос и всеобщее ослепление выпустили на волю худшие человеческие инстинкты. Невероятное озлобление и презрение к человеческой жизни, воспитанные затянувшейся Первой мировой войной, умножились на полную безнаказанность, рожденную Великой русской революцией. Осенью 1919 года, когда основные силы Красной Армии были брошены против Деникина, командующий Северо-Западной армией генерал Николай Юденич, который прославился в Первую мировую умелым командованием Кавказским фронтом, попытался взять Петроград.

Член реввоенсовета Сталин подписал приказ «К войскам, обороняющим Петроград»: «Семьи всех перешедших на сторону белых немедленно будут арестовываться. Все имущество изменников конфисковывается. Изменникам пощады не будет. По всей республике отдан приказ расстреливать их на месте. Семейства всех командиров, изменивших делу рабочих и крестьян, берутся в качестве заложников. Белых надо истребить всех до единого».

Озлобление и ожесточение людей сделали войну особенно кровавой. Не надо было приказывать убивать. Убивали по собственному желанию. Дрались жестоко, обезумев от пролитой крови. Горючим материалом для этого пожара стали солдаты Первой мировой, хлынувшие домой и не желавшие никому подчиняться. Бесконечные артиллерийские бомбардировки, взрывы бомб, мин и гранат, повседневная гибель товарищей, картины тяжелых ранений, оторванных рук и ног, крови и гноя разрушали психику солдат и офицеров.

Это стало результатом новой индустриальной системы войны, когда огромные армии, засев в траншее, методично уничтожали друг друга.

Искалеченные Первой мировой люди, лишенные нравственных ориентиров, а то и вовсе превратившиеся в садистов, вернувшись домой, не хотели возвращаться к тяжкому труду. Насилие стало общепринятым и приемлемым инструментом решения всех проблем.

Леонид Млечин: В воскресенье 23 марта 1919 года на собрании в Милане бывший капрал итальянской армии Бенито Муссолини провозгласил создание «Итальянского союза борьбы». Манифест вместе с ним подписали всего 54 человека. Через 2 года он переименует союз в «Национальную фашистскую партию».

Голос за кадром: «Фашизм, - утверждал Муссолини, - вырос из глубокой потребности нашего арийского и средиземноморского народа, который ощущает, что основам его существования угрожает глупость. Мое дело – вести Италию к завоеванию мира, который однажды уже принадлежал Риму».

Еще недавно Муссолини был социалистом. Когда в 1911 году в Киеве застрелили председателя Совета министров России Петра Столыпина, Муссолини писал: «Пролетарская Россия торжествует и ожидает того дня, когда динамит сотрет в порошок кости императора, чьи руки красны от крови». В Первую мировую Муссолини попал пот артиллерийский обстрел. Врачи вытащили из него 42 мелких осколка без анестезии.

Он оказался прирожденным митинговым оратором-демагогом. Однажды на публичных дебатов вытащил из кармана часы. «Сейчас 3 часа 30 минут. Если бог существует, я даю ему 5 минут, чтобы поразить меня».

В мае 1920 года в Италии появились первые фашистские боевые отряды, которые помогут Муссолини взять власть. Отряды формировались из бывших солдат и офицеров, не нашедших себе места в мирной жизни. К вчерашним фронтовикам присоединялась безработная молодежь, жаждущая действий, склонная к авантюризму. Ее привлекало неприкрытое насилие фашистов. Присоединявшиеся к Муссолини испытывали дьявольскую радость от насилия, от возможности унизить других людей.

Леонид Млечин: Бенито Муссолини соединил агрессивный национализм и шовинизм с ультралевым неприятием капитализма. Но большевизм сдвинул фашистов вправо. Они объединились с имущими классами и атаковали левых и профсоюзы. Власть имущим фашисты казались надежной силой в борьбе против социальной революции.

Голос за кадром: Численность партии составила 5 миллионов человек. Муссолини высокопарно говорил: «Партия – это душа и движущая сила нации». Королю Италии, напуганному волной насилия, не оставалось ничего иного, кроме как поручить вождю чернорубашечников сформировать правительство.

Муссолини нагнал страху на министров. Например, министр путей сообщения кочевал со станции на станцию. Если поезд опаздывал, лично увольнял машиниста, ставил другого и требовал гнать на полной скорости. И поезда пошли по расписанию. По страхом увольнения итальянские чиновники стали быстрее поворачиваться.

В 1924 году Муссолини торжествующе произнес: «Ускорился весь ритм итальянской жизни». Дуче внушал молодежи: «Через 10 лет, товарищи, Италия будет неузнаваема. Италия – молодая капиталистическая страна. Ей непозволительно растрачивать энергию в забастовках и стычках. Стране нужны героические усилия, такие как битва за урожай. Характер итальянского народа закаляется в борьбе».

Леонид Млечин: Опыт 1920-х и 1930-х годов, казалось, свидетельствовал о том, что демократия повсеместно слаба и не в состоянии защитить экономические и политические потребности людей. Итальянский вариант фашизма в первые годы своего существования представлялся мощным средством восстановления чувства национальной гордости и успешного решения многих проблем. В те времена из 28 европейских стран только 11 имели демократические конституции. В большинстве европейских государств воцарились диктаторские режимы. Таков был дух времени.

Голос за кадром: Муссолини считал себя отцом европейского фашизма и настороженно встретил приход Гитлера к власти. Но ему понравился прием, оказанный ему в Берлине. Съездив в Германию, Муссолини распорядился, чтобы итальянские фашисты вместо рукопожатия приветствовали друг друга салютом дуче. Муссолини ввел в итальянской армии римский шаг, который сильно напоминал гусиный шаг прусаков.

«Как и ожидалось, решение вызвало критику, - записал в дневнике его зять и министр иностранных дел Галеаццо Чиано. – Престарелые военные против нового шага, считая его прусским изобретением». Дуче в гневе.

«Не моя вина, что король – коротышка, - презрительно заметил Муссолини. – Конечно, он не сможет пройти парадным шагом. Это будет смешно. Он возненавидел этот шаг по той же причине, по какой ненавидит лошадь. Он не может на нее взобраться. Но физические дефекты короля – не повод для того, чтобы укорачивать армию великой страны. Говорят, что гусиный шаг – это прусачество. Чепуха. Гусь – римское животное. Гуси спасли Рим».

Он вознамерился сокрушить и католическую церковь. Антифашисты упрекали Папу Римского за то, что он закрывал глаза на преступления фашистов. Дуче же раздражался, поскольку Ватикан не принимал фашистской расовой политики. Муссолини обещал выбросить Папу Римского из Рима, если тот посмеет ему противиться.

«Я вполне оцениваю силу Папы. Но и он не должен недооценивать мою силу. В противоположность тому, что говорят, я терпеливый человек. Но не надо меня заставлять терять терпение. Если Папа будет продолжать так говорить, я в одно мгновение превращу итальянцев во врагов церкви. Религиозные чувства в упадке. Кто верит, что Бога волнуют наши мелкие проблемы?»

В 1920-е годы Муссолини часто называли крупнейшим государственным деятелем и выдающимся политиком, восторгались энергией, с которой он искоренял в стране большевизм и наводил порядок. Многие восхищались его наглой самоуверенностью. Итальянский фашизм – это смесь высокопарности, напыщенности, лжи и цинизма.

Леонид Млечин: С годами дуче стал хвастливым и несдержанным. Авантюрист по натуре, он решил восстановить Римскую империю и втянул Италию в войну, которая закончится для нее большими потерями, полным разгромом и оккупацией.

Голос за кадром: Весной 1919 года вспыхнула еще одна война – между Грецией и Турцией. Она продолжалась три года. Плохо оснащенная греческая армия не могла противостоять туркам. Греки были выбиты из Малой Азии, которая принадлежала им 2500 лет. Десятки тысяч погибли. Миллион греков стали беженцами. Для греков это был тяжелый удар.

Турецкая армия демонстрировала невиданную по тем временам жестокость. Помимо греков, в Первую мировую турки убили и 1.5 миллиона армян. Турки сражались на стороне Германии. Армяне же душой были за Россию. Это вызвало жестокую реакцию турок, которые стали изгонять армян с мест под тем предлогом, что они могут выступить против Турции на стороне России. Эта операция быстро превратилась в массовую резню.

Турецкой армией командовал Мустафа Кемаль. Он прославился в Первую мировую. Ранним утром 25 апреля 1915 года входившие в состав Британской армии австралийцы и новозеландцы высадились на западный берег Галиполийского полуострова. Захват полуострова позволил бы Антанте взять под контроль Дарданеллы – пролив, который вел в Черное море к России. Из-за плохих карт австралийцы и новозеландцы высадились не там, где следовало, и оказались под губительным артиллерийским и ружейным огнем турецких войск, занявших командные высоты.

На направлении главного удара находилась 19-я дивизия подполковника Мустафы Кемаля. Он организовал жесткий отпор. Берег был завален трупами. Наступление Антанты сорвалось. Турки ожесточенно сопротивлялись. Британское командование осознало, что продолжение боев бесполезно. Союзники отступили. А Мустафа Кемаль стал национальным героем.

Леонид Млечин: После Первой мировой Мустафа Кемаль сверг монархию и основал современную Турцию. Он был избран президентом и сразу же повел себя как полный диктатор. Он больше известен как Ататюрк, что по-турецки означает «отец турок». Так его стали именовать в знак беспрецедентного всенародного почитания и искренней любви. Он открыл доступ Западу в турецкую экономику, сделал государство светским, арабский алфавит заменил латинским, добился уменьшения влияния ислама в общественной жизни. Ататюрк модернизировал города, оставив деревни практически без внимания. Создались две культуры: сельская традиционалистская и городская модернистская. Результат – раскол нации. Одни турки злятся, видя пренебрежение со стороны Европы. Другие смотрят на это холодно-расчетливо: «Раз Европа не желает нас принимать, то Турция свободна от необходимости соблюдать европейские правила поведения».

Голос за кадром: Падение Османской империи, крупнейшего в ту пору исламского государства, в результате Первой мировой – еще одно важное последствие. Мусульманские радикалы поставили перед собой цель – воссоздать Исламский халифат, всемирное исламское государство, в котором все подчиняются шариату – исламскому праву. Уже в наши дни на Ближнем и Среднем Востоке исламисты возьмутся исполнить эту мечту силой оружия.

7 мая 1919 года на Парижской мирной конференции немецкой делегации вручили текст мирного договора. Немцы возмутились: «Зачем они извели столько бумаги? Могли бы ограничиться всего одной фразой – «Германия прекращает свое существование»».

Леонид Млечин: Условия Версальского мира принято считать грабительскими и несправедливыми. Но проигравшую сторону всегда заставляли платить. После победы над Францией в 1871 году правительство Германии преспокойно отрезало себе две французские провинции и наложило на побежденных огромную контрибуцию. Условия навязанного Советской России Брест-Литовского мирного договора были еще более грабительскими. Но когда точно так же поступили с немцами, они возмутились и заговорили о том, что их все ненавидят.

Голос за кадром: Германия лишилась своего океанского флота и всех колоний. Но осталась самой мощной державой в центре Европы. Франция считалась победительницей, но перестала быть крупной военной державой. И финансовое бремя, возложенное на Германию, не было таким уж ужасным, как немцы изображали. Но именно пункт о деньгах оказался самым болезненным. Он давил невыносимым грузом на Веймарскую республику и стал находкой для нацистской пропаганды.

Леонид Млечин: А новое немецкое правительство больше всего боялось левых радикалов, которые поднимали восстание от Силезии до Рурской области. Война разрушила империю. И левые требовали полного переустройства жизни. Молодой майор генерального штаба Курт фон Шляйхер предложил поискать среди демобилизованных солдат и офицеров добровольцев, согласных наводить порядок и стрелять в толпу. Из них формировали фрайкорпс – добровольческие корпуса.

Голос за кадром: По призыву Коммунистической партии сотни тысяч берлинских рабочих 5 января 1919 года вышли на улицы. Вечером они объявили правительство низложенным. Красную армию должен был возглавить яркий и популярный политик Карл Либкнехт – фронтовик и депутат Рейхстага.

Правительство приняло решение подавить восстание. Но кто возьмет на себя эту миссию? Вызвался депутат Рейхстага Густав Носке. Носке в юности осваивал ремесло корзинщика. В 16 лет присоединился к социал-демократам. «Кто-то из нас должен же наконец взять на себя роль кровавого усмирителя, - холодно сказал Носке. – Я не боюсь ответственности». Войска пустили в ход артиллерию и овладели Берлином. Схватили создателей Компартии Карла Либкнехта и Розу Люксембург. После короткого допроса с санкции Густава Носке их убили. В официальном сообщении говорилось, что обоих пришлось застрелить при попытке к бегству. Носке получил пост военного министра.

А в городе Веймаре, где когда-то творили великие Гете и Шиллер, национальное собрание трудилось над демократической конституцией страны. 31 июля 1919 года через полгода бурных дебатов конституция, вполне демократическая и либеральная, была принята. Так родилась Веймарская Германия, которая никому не нравилась.

Ветераны Первой мировой, оставшиеся без дела и средств к существованию, озлобленные офицеры крайне правых убеждений не хотели возвращаться к мирной жизни и не спешили разоружаться. Они не знали, куда себя деть, пока не появились штурмовые отряды Адольфа Гитлера. Они принесли с собой боевой опыт подавления революций, разгона демонстраций, пыток арестованных и расстрелов без суда и следствия.

Леонид Млечин: 5 января 1919 года спортивный журналист Карл Харрер из Мюнхенской вечерней газеты и слесарь-железнодорожник Антон Дрекслер образовали Немецкую рабочую партию. Дрекслер, по воспоминаниям современников, был тихим, неуклюжим и чудаковатым человеком. Но именно он создал партию национальных социалистов, которая в 1933 году придет к власти. Члены партии раз в неделю собирались в пивной. Приходило от 10 до 40 человек. Они произносили речи, полные ненависти к богатым, демократам, депутатам и евреям.

19 сентября 1919 года на партийное собрание пришел ефрейтор Адольф Гитлер.

Голос за кадром: Гитлер от природы был вялым и апатичным человеком. Ему постоянно приходилось преодолевать себя. Его тайной мечтой было ходить в кино или в оперетту, сидеть в кафе, поедая пирожные и разглагольствовать об архитектуре. Он не любил работать. Говорил, что масштабно мыслящему человеку достаточно сосредоточиться и работать в день 2 часа. Но митинги, жадное внимание, с которым его слушали, аплодисменты стали фантастическим по силе допингом.

Мюнхенский профессор истории Карл Александр фон Мюллер вспоминал: «Военные марши, флаги, ярко-красные знамена со свастикой на белом фоне. Странная смесь милитаризма и революции, национализма и социализма. Ни в годы войны, ни во время революции я не видел такого горячечного возбуждения масс. Он прошел совсем близко от меня. Суровое бледное лицо, горящее внутренними страстями. Холодный огонь, пылающий в глазах, которые словно ищут врага, чтобы его сокрушить. Толпа придает ему эту мистическую силу».

Леонид Млечин: Тон в аппарате нацистской партии задавали молодые и радикально настроенные люди, для которых политика – это не дискуссии, не поиски компромисса и согласия в парламенте. Они считали политикой завоевание улицы с помощью штурмовых отрядов.

Голос за кадром: Руководитель берлинских штурмовых отрядов обергруппенфюрер СА граф Вольф-Генрих фон Хелльдорф довольно говорил: «Да, я садист. Я это и не скрываю. Мы все садисты. В штурмовых отрядах, мои друзья, люди отучаются сочувствовать».

А Гитлер и нуждался в патологических садистах и редкостных бандитах. Он писал в «Майн Кампф»: «Бедным и слабым нет места. Повелевает сильнейший. Лишь рожденный слабым воспринимает это как жестокость. В борьбе за хлеб насущный слабые, больные, нерешительные остаются побежденными».

Леонид Млечин: История свидетельствует: фашизм зависит от способности лидеров движения создать впечатление собственной силы, чтобы заманить в свои ряды одних и запугать других. Если общество позволяет себя запугать, вождь национальных социалистов получает возможность делать с этим обществом все, что пожелает. Это и произошло с Германией, когда она пошла за Гитлером, который сделал свой выбор в незабываемом 1919 году, и страна едва не перестала существовать после Второй мировой.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Почему в судьбе России и Европы этот год был решающим? Авторская программа Леонида Млечина

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски