Повелитель дронов

Повелитель дронов
Тридцать девятый. Страх порождает войну. Французы сделали всё, чтобы война началась - потому что они её боялись
Фюрер сидел на таблетках
Председатель КГБ на пенсии
Без белых перчаток. Что делать с террористами: уничтожать или допрашивать?
Настоящего профессионала отличает любовь к тому, что он делает, и понимание, что надо дорожить репутацией. Других ценностей у нас нет
Великие полководцы на Красной площади
Агенты и террористы
Разведка и цены на нефть. Почему американская разведка не смогла предсказать распад СССР?
Ошибочные прогнозы: почему у разведки случаются провалы?
Какая польза от разведки

Голос за кадром: Дональд Трамп приехал в штаб-квартиру Центрального разведывательного управления в Лэнгли, штат Вирджиния, в первый день после принятия присяги в качестве президента Соединенных Штатов.

«Я знаю, что иногда вы не получаете той поддержки, на которую вы рассчитываете. Но отныне у вас будет очень много поддержки, - обещал он. – Может быть, вы даже попросите: «Пожалуйста, нам не нужно столько поддержки»». Закончил он под общий смех.

Леонид Млечин: За 7 десятилетий в ЦРУ сменилось больше двух десятков руководителей. И, за редким исключением, все они покидали свой кабинет в дурном настроении: их просили уйти.

Голос за кадром: ЦРУ является гражданским ведомством. В законе говорится, что директор ЦРУ назначается с согласия Сената. Им может быть как офицер, состоящий на действительной военной службе, так и гражданское лицо. Первым директором ЦРУ стал контр-адмирал Роскоу Хилленкоттер. Его заместителем – бригадный генерал Эдвин Райт. Но в 1953 году приняли поправку к закону, которая запрещает назначать на оба поста военнослужащих.

Первые три руководителя центральной разведки в самом управлении считаются весьма посредственными личностями. Четвертый, генерал Уолтер Беделл Смит, был обвинен в том, что его агенты проморгали начало войны на Корейском полуострове летом 1950 года.

Его сменил Аллен Даллас. Он точно вошел в историю. Но тогдашний президент Дуайт Эйзенхауэр: «Он потерпел поражение в настоящей войне за то, чтобы получать от ЦРУ надежную разведывательную информацию. Аллен Даллас втянул ЦРУ в провальную операцию в Заливе Свиней, когда разведка безуспешно пыталась свергнуть кубинского лидера Фиделя Кастро».

Сделав необходимую в таких случаях паузу, президент Джон Кеннеди расстался с Даллесом. Следующего директора Джона Маккоуна уволил президент Линдон Джонсон, когда тот пытался докладывать о бедственном ходе дел во Вьетнаме, где США втянулись в безнадежную войну и несли большие потери.

А Ричарда Хелмса с должности убрал Ричард Никсон. Директор ЦРУ отказался выйти за пределы своих полномочий и участвовать в сокрытии Уотергейтского скандала, когда президент накануне выборов распорядился тайно установить прослушивающие устройства в штаб-квартире соперника – демократической партии. Взломщиков поймали. И начался скандал, который заставил Никсона покинуть Белый дом.

Ричард Хелмс исходил из того, что разведка – занятие на всю жизнь. И требует абсолютной секретности. Так, члены мафии дают обет омерты, от которого освобождает только смерть.

Леонид Млечин: Боевые операции за границей представляют особую сложность. И, за редким исключением, их не удается сохранить в тайне. Спецслужбы обещают уладить любое заковыристое дельце без шума и пыли. Но, как правило, возникают громкие скандалы. Впрочем, некоторые истории и по прошествии времени все еще остаются загадкой. И мы можем лишь догадываться и предполагать.

Главы государств никогда не принимают на себя ответственность за провалившегося шпиона. Вообще не признают своей осведомленности в делах разведывательных служб. И это позволяет сохранять нормальные межгосударственные отношения, которые конечно бы разрушились, если бы правительства признавали, что это они отправляли шпиона или не дай бог киллера.

Голос за кадром: Директор ЦРУ Ричард Хелмс вспоминал: «Нам было очень трудно обсуждать такую тему, как политические покушения, с президентом страны. Мы все считали, что нам платят деньги за то, чтобы мы держали такие темы за пределами Овального кабинета».

Хелмс считал, что, за исключением Джорджа Буша Старшего, который сам 11 месяцев руководил ЦРУ, американские президенты совершенно не понимали, зачем и как проводятся тайные операции.

Его критика становится понятной, если вспомнить, что президент Рональд Рейган приказал своему директору ЦРУ Уильяму Кейси продавать Ирану оружие, чтобы выручить из беды американских заложников, захваченных в Ливане боевиками проиранской организации «Хезболла». Сохранить эту операцию в тайне не удалось. И последовавший за этим скандал не только дорого обошелся самому президенту, но и парализовал американскую разведку на закате Холодной войны.

Бывший заместитель Уильяма Кейси, который со временем сам стал директором ЦРУ, Роберт Гейтс, в момент вступления в должность на вопрос фотокорреспондента, что он думает о новом назначении, мрачно буркнул: «Возьмите себе эту должность и засуньте ее знаете куда?»

Роберт Гейтс – единственный аналитик ЦРУ, добравшийся до кресла директора. Он был мастером бюрократических игр. Хорошо понимал, как работает механизм власти, кто хозяин и что ему нужно. Ловко создавал коалиции, чтобы заставить других поддержать его точку зрения. И он так долго работал в Вашингтоне, что точно знал, как не оказаться на первом плане, если кто-то должен быть наказан.

Леонид Млечин: На совещании в ЦРУ Гейтс как-то сказал: «Когда техасская футбольная команда проигрывает, я просто в стресс впадаю. Однажды у жены спросил: «Почему это со мной происходит?» Она объяснила: «Это потому что на футбольном поле от тебя ничего не зависит». А здесь, - говорил директор ЦРУ, - от меня кое-что зависит».

Голос за кадром: В Белом доме Гейтса называли чистильщиком. Хладнокровный парень с эффективностью робота, который после перестрелки убирает трупы и при этом преспокойно отхлебывает кофе. Такой в ЦРУ и нужен.

Его сменщик, директор ЦРУ при Билле Клинтоне, Джеймс Вулси, был принят на работу после разговора столь короткого, что он граничил с полным отсутствием интереса и к этой должности, и к самой разведке. Ему всего дважды удалось поговорить с президентом один на один.

Следующего директора ЦРУ, Джона Дейча, профессора химии, презирало большинство его подчиненных. Он и не задержался в Лэнгли.

Потом началась настоящая кадровая чехарда. Директора сменяли друг друга с невероятной скоростью. Когда Джорджа Тенета утвердили директором ЦРУ в 1997 году, он оказался пятым директором за шесть лет.

Леонид Млечин: А сменивший его кадровый разведчик Портер Госс утратил полномочия, которыми наделялись все его предшественники.

Голос за кадром: После терактов 11 сентября 2001 года Конгресс потребовал стянуть все спецслужбы в единый кулак и назначить им единого руководителя. Президент Джордж Буш младший не хотел этого делать, но вынужден был уступить Конгрессу. Должности директора ЦРУ и директора национальной разведки разделили.

18 мая 2005 года в Вашингтоне был приведен к присяге первый директор национальной разведки, то есть координатор всех американских спецслужб, карьерный дипломат Джон Негропонте. Его задача, как выразился президент Буш – «сделать так, чтобы наши разведывательные ведомства работали, как одно целое».

Это легче сказать, чем сделать. Джону Негропонте подчинили полтора десятков различных ведомств общей численностью в 100 000 человек. Самые крупные из них – ЦРУ, ФБР, военная разведка и Министерство внутренней безопасности.

Леонид Млечин: Джордж Буш младший распорядился, чтобы каждое утро разведывательную сводку ему привозил сам Джон Негропонте. Тем самым понизил статус ЦРУ. Директор Центрального разведывательного управления лишился возможности ежедневно встречаться с президентом. Так что Центральное разведывательное управление больше не центральное.

Голос за кадром: Но эти два чиновника, начальник национальной разведки и директор ЦРУ, на ножах. Адмирал Деннис Блэр закончил свою службу в военно-морских силах командующим Тихоокеанским флотом. Он привык, что его приказы безоговорочно исполняются. Президент Барак Обама поставил его во главе национальной разведки. И адмирал с изумлением увидел, что самые важные его подчиненные (ЦРУ и военная разведка) не желают ему подчиняться.

Директор ЦРУ Леон Панетта отправил резидентам разведки по всему миру шифровку с приказом просто игнорировать распоряжения адмирала Бллэра. Тот обратился в Белый Дом. Президент Обама занял сторону ЦРУ. Адмирал покинул свой пост.

1Нынешний директор национальной разведки, то есть координатор спецслужб, Дэн Коутс – бывший сенатор и бывший посол в ФРГ. Он распределяет бюджет спецслужб, который превышает 50 млрд долларов. В американском государственном аппарате главный – тот, кто дает деньги. Но тем самым президент столкнул его с человеком, с которым трудно бороться на бюрократическом поприще – министром обороны. На долю Пентагона приходится примерно 80% разведывательного бюджета страны.

Министру обороны подчиняется не только военная разведка, но и Агентство национальной безопасности, которое занимается электронным прослушиванием, управление, отвечающее за разработку и использование разведывательных спутников, а также новое управление геопространственной разведки. Оно собирает и обрабатывает картографическую и геодезическую информацию, составляет суперточные электронные карты местности, что позволяет боевым группам с помощью приборов глобального позиционирования безошибочно ориентироваться на местности.

Леонид Млечин: ЦРУ располагает огромной армией дронов. Беспилотные летательные аппараты, шпионские или оснащенные самонаводящимися ракетами, избавили разведку от тюремного бизнеса.

Сотрудникам ЦРУ приятнее ощущать себя не тюремщиками, а чудотворцами, которые точечным ударом избавляют свою страну от врагов.

Голос за кадром: Барак Обама сделал директором ЦРУ генерала Дэвида Петреуса. В военной среде он считался интеллектуалом. Защитил докторскую диссертацию в Принстонском университете. Он автор учебного пособия для армии по борьбе с терроризмом. Но знаменитый генерал всего год провел в этом кресле. Его старая знакомая, военная журналистка Пола Бродуэлл приревновала Петреуса к другой милой даме, мало того – стала ей угрожать. А та обратилась в ФБР. Разразился скандал.

134 статья военно-дисциплинарного кодекса вооруженных сил запрещает адюльтер. Директор ЦРУ, которого погубила любовь к прекрасному полу, подал президенту рапорт об отставке.

Новый директор Центрального разведывательного управления при Обаме, Джон Бреннан, напоминал боксера эпохи Великой депрессии. Сын эмигрантов из Ирландии, он учился в американском университете в Каире. Свободно говорит по-арабски. Получив диплом, завербовался в ЦРУ. Служил на Ближнем Востоке. Аналитик, а не оперативник, он добился престижной должности резидента внешней разведки в Саудовской Аравии.

Предвыборному штабу Обамы не хватало профессионального разведчика. Пригласили Джона Бреннана. После победы на выборах он стал советником президента по внутренней безопасности и борьбе с терроризмом. Говорят, президент вздрагивал, увидев его в дверях Овального кабинета. Бреннан был вестником смерти. Он появлялся без предупреждения. Он единственный, кто мог к президенту зайти без доклада.

Леонид Млечин: Джон Бреннан 24 часа в сутки имел дело со смертью: или спасал кого-то от нее, или, напротив, приказывал кого-то убить. Казалось, он не спит и не отдыхает. Он знал, что любую ошибку, если речь идет о жизни гражданина Соединенных Штатов, ему поставят в вину, скажут: «Мало работал». Он превратил свой кабинет в штаб своего рода тайной войны. Он играл особую роль. С одной стороны, главный советник президента, а с другой – непосредственный исполнитель смертных приговоров.

Голос за кадром: В январе 2001 года в пустыне в Калифорнии провели первые испытания боевого беспилотника, оснащенного ракетой «Адское пламя», которая наводится по лазерному лучу. Ракета поразила танк. Беспилотник улетел невредимым. Соединенные Штаты обрели оружие, которое можно пустить в ход, не рискуя жизнями собственных солдат. Беспилотный летательный аппарат способен находиться в воздухе 24 часа. Дроном управляет автопилот. Но взлетом и посадкой руководит оператор. Сам оператор находится на другом краю земли.

Раньше солдат в прямом смысле отправлялся на войну. Теперь оператор, который управляет беспилотником, утром приезжает в командный центр в штате Невада. Весь рабочий день с перерывом на обед уничтожает врагов. Затем садится в машину, едет домой, ужинает с семьей и спрашивает детей, сделали ли они домашнее задание.

Леонид Млечин: Современные технологии позволяют наблюдать за боевыми действиями в реальном масштабе времени. Стерлась грань между фронтом и тылом, который прежде был очень далеко, и там не представляли себе, что творится на линии боевых действий, в окопах.

Голос за кадром: 24 апреля 2015 года президент Барак Обама встретился с разведчиками. Он рассказал, что в результате ракетного обстрела лагеря боевиков на Афгано-Пакистанской границе, помимо террористов, погибли и двое заложников – 73-летний американец Уоррен Уайнстайн и 37-летний итальянец Джованни Липорто. ЦРУ не знало, что они там находятся. Они стали случайными жертвами операции, цель которой – уничтожить одного из лидеров Аль-Каиды Ахмеда Фаррука.

Барак Обама пытался покончить с войнами, которые начал его предшественник. Он хотел сделать все, чтобы невинные люди не гибли. Но выяснилось, что даже использование такого точного оружия, как дроны, не гарантирует от убийства невинных.

«Как президент и главнокомандующий вооруженными силами, - говорил президент, - я полностью принимаю на себя ответственность за все контртеррористические операции, включая те, что ненамеренно привели к гибели двух невинных людей. Я глубоко сожалею о происшедшем. Мы сделаем все возможное, чтобы подобное не повторилось».

После многих лет ведения войны на расстоянии, на видеоэкранах, операторы беспилотников выдохлись. Поначалу служба казалась медом: оператор управляет машиной с помощью спутников связи. Сидит в удобном кресле далеко от линии фронта. Но операторы переживают из-за того, что по случайности могут убить мирных людей. Депрессия, посттравматический синдром тоже их преследуют. Как и пилотов боевых машин, которые несут службу в Афганистане и Ираке.

Пилот, который принимал участие в охоте на Абу Мусаба аз-Заркауи, основателя Аль-Каиды в Ираке, вспоминал, что предводителя террористов искали очень долго. Аз-Заркауи был настоящим мясником. Он брал заложников (это гражданские люди) и отрезал им головы. Пока американской разведке не удалось выяснить, что Заркауи приехал в деревню рядом с городом Баакуба. Вечером два самолета F-16 нанесли бомбовый удар по его дому. Заркауи убили вместе с 7 его подручными.

Оператор не может, после того как он целыми днями принимал решение, убить или оставить жить, легко вернуться к мирной жизни. Ошиблись те, кто говорил, что управлять дронами – все равно, что играть в видеоигру, и что убивать, нажимая на кнопку, несложно.

Леонид Млечин: Дональд Трамп директором ЦРУ сделал конгрессмена Майка Помпео. Обещал разведчикам: «Вы получите настоящую звезду, вы получите драгоценный камень». Опыта службы в разведке у Помпео не было. Он окончил военную академию в Вест-Пойнте, 5 лет служил в сухопутных войсках, 5 лет провел в Конгрессе.

Голос за кадром: Помпео призывал казнить Эдварда Сноудена, который работал на Агентство национальной безопасности и передал журналистам сотни тысяч скопированных им секретных документов. А летом 2013 года нашел убежище в России. Майк Помпео вскоре получил повышение и стал государственным секретарем США. А ЦРУ получило первого директора-женщину Джину Хаспел, которая всю жизнь провела в разведке.

Когда Помпео утверждали в Сенате, руководитель комитета по разведке Дайэнн Файнстайн напрямую спросила, будет ли он пытать пленных, если этого захочет президент США. Помпео ответил: «Конечно же, нет». А нынешний директор ЦРУ Джина Хаспел когда-то надзирала за секретной тюрьмой ЦРУ в Таиланде, которая фигурировала под кодовым названием «Кошачий глаз». Там держали террористов, которых считали боевиками Аль-Каиды.

Леонид Млечин: Теперь миллиарды долларов ассигнованы на то, чтобы не только повлиять на настроение в исламских странах, но и воздействовать на ислам как таковой. Этим заняты оперативники ЦРУ, занимающиеся активными мероприятиями. Активные мероприятия – это служба дезинформации. Разведчикам поручена теологическая битва, цель которой – исламская реформация, борьба с воинственным, радикальным исламом и всемерная поддержка ислама умеренного.

Соединенные Штаты тайно финансируют исламские теле- и радиопрограммы, учебников для школьников, проведение исламских исследований. Оперативники ЦРУ вспоминают прежний опыт, опыт времен прошлой Холодной войны и поддерживают умеренные партии в исламских странах. Смысл всего этого состоит в том, чтобы поддержать тех, кто считает, что демократия и терпимость так же нужны исламскому миру, как и всякому другому. Но ветераны замечают, что эта задача, пожалуй, потруднее, чем в свое время было противостоять социалистическому режиму.

Голос за кадром: Параллельно ведется тайная работа по дискредитации наиболее известных радикалов. Сотрудники разведки активно работают в интернете, создают мнимые радикальные исламистские сайты и стараются снабжать арабские средства массовой информации хорошо подготовленными материалами.

Леонид Млечин: Но с активными мероприятиями следует быть поосторожнее, потому что придуманная спецслужбой дезинформация рано или поздно может вернуться и попасть в американские средства массовой информации. И получится, что страна обманывает саму себя. В прошлую Холодную войну это случалось не раз.

Голос за кадром: Американским разведчикам, которые ведут борьбу за души и умы мусульман, иногда кажется, что они видят сдвиги к лучшему. Например, более или менее демократически проведенные выборы. Но аналитики из ЦРУ напоминают, что массы безработной и никому не нужной молодежи в арабском мире – это неисчерпаемый резерв террористических организаций.

Леонид Млечин: Разведывательные сводки доставляются верховному главнокомандующему каждое утро вот уже больше полувека. Стиль сводки подгоняется под действующего президента. Джон Кеннеди не выносил бюрократического языка. Барак Обама как человек современный получал сводку в электронном виде и читал ее на планшете.

Голос за кадром: Ричард Никсон терпеть не мог разведчиков, не хотел с ними встречаться. Ему сводки каждое утро передавали через секретаря. Когда их возвращали, часто выяснялось, что конверты даже не вскрывали. Он не уважал данные, добываемые ЦРУ.

Зато Джордж Буш старший, сам бывший директор ЦРУ, каждое утро встречался с начальником разведки. Принадлежность к ближнему кругу президента, возможность беседовать с ним в неформальной обстановке, один на один, высоко ценится в Вашингтоне. Президентам Картеру и Рейгану сводку докладывал советник по национальной безопасности. Джордж Буш младший, как и его отец, высоко ценил разведчиков. Он попросил, чтобы ему докладывали о разведывательных делах, и когда он уезжал из Вашингтона. Поэтому один из аналитиков ЦРУ всегда находился рядом с ним, даже когда он отдыхал.

После терактов 11 сентября 2001 года Буш младший попросил показывать ему не только обычные сводки, но и вообще всю информацию о деятельности исламских террористов. Сырая разведывательная информация, оперативные данные часто бывают неточными. Но они открыли президенту доселе неведомый ему мир террористов и их покровителей.

Леонид Млечин: Сотрудники спецслужб намеревались, как положено, ежедневно посвящать нового президента Дональда Трампа в тайны мировой политики. Но он почти не находил время для разведчиков и согласился знакомиться со сводкой лишь раз в неделю.

Голос за кадром: Дональд Трамп, не стесняясь, сам все откровенно объяснил: «Я же умный парень. А они каждый день твердят одно и то же. Я им сказал: «Если что-то случится, дайте мне знать». А вот мои генералы – их обо всем информируют. И моего «вице» Майка Пенса. Потрясающий парень. Одно из лучших моих кадровых решений».

Леонид Млечин: Разведчики обиделись на Трампа. Публично высказали ему свое неудовольствие. Они, рискуя жизнью, добывают информацию, которая, как они считают, жизненно необходима для верховного главнокомандующего. А если он демонстративно пренебрегает плодами их труда, то он их просто оскорбляет.

Голос за кадром: Бывший вице-президент Джо Байден не выдержал: «Для президента не быть готовым прислушиваться к спецслужбам от военной разведки до ЦРУ – безумие. Сама мысль о том, что знаешь больше, чем разведка – это как говорить, будто знаешь физику лучшего своего учителя. «Я не читал учебник, я просто лучше знаю». Взрослей, Дональд, взрослей».

Но Джимми Картер в свое время тоже был недоволен сводками. Особенно когда началась неожиданная для американцев Исламская революция в Иране, о которой ЦРУ не сумело предупредить своего президента. С той поры разведка на всякий случай неизменно сулит наихудший вариант развития событий.

Леонид Млечин: Опытные разведчики знают, что еще никого не наказали за слишком пессимистический прогноз. Зато могут сурово наказать за неспособность предсказать риск той или иной операции. Поэтому после любого провала находится аналитик, который говорит: «Вот, я же предупреждал, что так может произойти. Никто ко мне не прислушался». А как прислушаться, если бюрократическая машина производит просто поток пессимистических прогнозов?

Голос за кадром: Билл Клинтон, который недолюбливал ЦРУ, говорил, что выше ценит сводки бюро разведки и исследования государственного департамента. Зато Барак Обама признавал: «Я был бы слеп без сводок». Вице-президент Дик Чейни уважительно называл разведсводки «наши семейные драгоценности».

В сводке, которую теперь пишут аналитики спецслужб, каждой важной теме посвящено не более страницы. Иногда изо дня в день рассматривается одна и та же проблема. Президентам бывает скучно. Но аналитики считают так: ситуация развивается, и президент должен видеть, что происходит.

Леонид Млечин: Интенсивная борьба против международного терроризма радикально изменила уровень контрразведывательной работы во всем мире. Вот уже два десятилетия руководители контрразведки ни в чем не знают отказа. И это позволило им воспользоваться всеми технологическими достижениями. Можно говорить о настоящем ренессансе контрразведки. Сегодня (при желании, разумеется) можно распутать любое преступление.

Побочной жертвой борьбы с терроризмом стала разведка. Используемые десятилетиями методами, практически весь ее инструментарий, устарели. Разведывательные и боевые операции крайне рискованны. Но это еще явно не осознано руководителями разведслужб. Ветераны ЦРУ с ностальгией вспоминают времена Холодной войны. Но разговоры о прежнем расцвете разведки – миф. На самом деле ценных агентов и в те времена можно было пересчитать по пальцам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск