Ракеты против ракет

Ракеты против ракет | Программа: Вспомнить все | ОТР

В 1988 году лидеры США И СССР подписали договор об уничтожении целого класса вооружений. Закончилась история, которая много лет отравляла отношения Советского Союза с Европой.

2015-12-13T19:44:00+03:00
Ракеты против ракет
Враг номер один
Радикалы берут власть. «Поставим на колени и обезглавим»
Ливия после Каддафи. Кладбище несбывшихся надежд
Жизнь после Саддама Хусейна. Ирак между двумя войнами
От одной холодной войны до другой
Лучшее лекарство от депрессии
Зимний вечер в Крыму. Возможна ли новая Ялта?
Тревожный звонок. Счастливые предсказания не сбываются
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 7-я серия
Миссия будет выполнена. Самые знаменитые операции внешней разведки. 6-я серия

Леонид Млечин: Сколько себя помню, эта короткая аббревиатура – ПРО, противоракетная оборона, просто не сходила с уст наших политиков, военных, дипломатов, а ведь это были разговоры о фантоме, о том, что не существовало и что возможно, вовсе никогда не удастся создать, тем не менее десятилетиями спорили о противоракетной обороне и иногда даже казалось, что в отношениях между Советским Союзом и Соединёнными Штатами нет просто более опасной проблемы.

Защитой Москвы от нападения с воздуха, потом и из космоса озаботились ещё после войны, задача эта была поручена конструкторскому бюро №1, ныне это «Алмаз». Руководил работами Серго Лаврентьевич Берия – сын Лаврентия Павловича, молодой ещё тогда учёный. Ветераны рассказывали мне, как он проводил совещания: вызывал представителей заводов и требовал, чтобы они поставляли необходимое оборудование раньше установленного срока, а представители завода, инженеры объясняли ему, что заказ сложный, есть технология, её нужно соблюдать. Выслушав их, Серго Лаврентьевич кричал в открытую дверь секретарю: «Соедините-ка меня с Лаврентием Павловичем». И тогда представитель завода вскакивал и говорил: «Не надо Лаврентия Павловича, я сейчас понял – мы вовремя поставим оборудование!».

После ареста Лаврентия Павловича эту работу поручили другим конструкторам, и они успешно продвигались вперёд. Американцы знали, что в Советском Союзе создаётся система противоракетной обороны, тем более, что в 61-м году Никита Сергеевич Хрущёв гордо заявил, что у нас в стране есть такие умельцы, которые в космосе ракетой в муху попадут. В 67-м году тогдашний председатель Совета министров Алексей Николаевич Косыгин прилетел в Соединённые Штаты, с ним беседовал президент Линдон Джонсон, и он стал убеждать Косыгина, чтобы обе страны в принципе отказались от создания системы противоракетной обороны, на что Косыгин презрительно сказал, что более нелепой идеи он никогда не слышал, потому что система противоракетной оборона овсе не может быть причиной гонки вооружений, он втолковывал американскому президенту, что это ведь система, которая защищает людей, а не губит их.

Советским руководителям пришлось быстро изменить свою точку зрения, когда Соединённые Штаты приступили к разработке системы противоракетной обороны. В мае 72-го года генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев и президент Ричард Никсон подписали договор об ограничении систем противоракетной обороны – с этого документа началась эпоха разрядки . Соглашение это кажется странно: обе сверхдержавы брали на себя обязательства не оборонять самих себя. На самом деле, всё сложнее: лучшее наступление – это хорошая оборона. Если одна из держав в состоянии защитить себя от ядерного удара, она начинает испытывать искушение ударить первой, напротив, не имеющая надёжной защиты страна начинает бешено вооружаться. Взаимный отказ от противоракетной обороны означал, что обе страны сознательно перед лицом сил возмездия другой стороны – такое взаимное заложничество делает бессмысленным нанесение первого удара, поскольку ответный удар противника всё равно будет ужаснее. Таким образом, договор о противоракетной обороне создаёт определённую стратегическую стабильность. Для американцев это было тем более важно, что они исходили из того, что советские военные верт в возможность победы после обмена ядерными ударами, то есть само по себе применение ядерного оружия их не пугало.

Но в 75-м году генерал-майор Джордж Киган, начальник разведывательной службы военно-воздушных сил Соединённых Штатов, доложил своему начальству, что в Советском Союзе идёт создание принципиально нового оружия, которое позволит русским сбивать и ракеты и военные спутники.

Генерала Кигана поддержал знаменитый Эдвард Теллер – отец американской водородной бомбы, американцы пришли к выводу, что русские опережают их в создании нового оружия. В 82-м году американская разведка доложила об успешном испытании, произведённом в Советском Союзе: с помощью лазера были сбиты радиоуправляемый самолёт и ракета.

Всё это повлияло на президента Рейгана: 23 марта 83-го года он обещал создать всеохватывающую и непроницаемую систему обороны, которая сделает Соединённые Штаты неуязвимыми для ядерного нападения. Рейгановская «программа Звёздных войн» наделала много шума: одни наши военные уверенно говорили, что создать такую систему американца всё равно не удастся, а другие – что её появление разрушит баланс сил, одни доказывали, что наши вооружённые силы легко преодолеют любую противоракетную оборону, а другие били тревогу – создание этой системы сделает нашу страну чуть ли не беззащитной. Этот разнотык мнений свидетельствовал о том, что военные разрываются между желанием показать, что они американцев всё равно одолеют и надеждой получить побольше денег. Советские руководители пустили в ход все средства, чтобы нейтрализовать будущую угрозу, в деньгах военно-промышленный комплекс отказа не знал. Самым очевидно ответом казалось просто резко увеличить запасы ядерного оружия. Военные говорили, что самое надёжное средство преодоления противоракетной обороны – это ракеты с разделяющимися головными частями индивидуального наведения, они способны прорвать любую оборону, но это крайне дорогое удовольствие, способное разорить страну. Дополнительные ракеты предполагалось установить поближе к границам западных держав. Министр обороны маршал Устинов предлагал Андропову развернуть ракеты средней дальности поближе к Соединённым Штатам – на Чукотке. Советский военный флот, надводный и подводный, с ядерными ракетами на борту выдвигали поближе к американским берегам. Ракетные подводные крейсеры стратегического назначения несли боевое дежурство максимально близко к территории Соединённых Штатов, подбирали выгодные позиции для пуска ракет по территории США. Заканчивалась установка новой системы противоракетной обороны Москвы. Разработали зенитно-ракетный комплекс с ядерной боеголовкой, который гарантировано уничтожал американские ракеты, правда получалось, что для этого надо устроить ядерный взрыв над Москвой. Что же произошло бы тогда с жителями города? Но этому ужаснулись только потом, а пока что ВПК осваивал выделяемые ему миллиарды. «По глубине милитаризации, – пишет Валентин Фалин, бывший секретарь ЦК КПСС, – советская экономика не знала равных среди крупных стран. Я при каждом удобном и неудобном случае повторял, что мы ведём гонку вооружений не против Соединённых Штатов, а против самих себя: танк – минус сельская школа, бомбардировщик – не построенный госпиталь, стратегический ракетный комплекс – потерянный университет, подводная лодка «Тайфун» – годовая жилищная программа Москвы».

Вскоре сами американцам стало ясно, что создание системы противоракетной обороны и им не по карману, военные признались, что создание эффективной системы в принципе невозможно, но Конгресс Соединённых штатов не желал это слышать, он требовал от военных создать систему, которая обеспечит безопасность всех американских граждан, ведь даже одна единственная ядерная боеголовка может убить множество людей.

Во время Второй мировой войны противовоздушная оборона считалась очень эффективной, если при каждом налёте удавалось сбить 10% самолётов противника. Появление ядерного оружия изменило критерии: если даже всего 10% ракет с ядерными боеголовками прорвётся через систему обороны, ущерб для страны будет катастрофическим. Ещё министр обороны в администрации Джона Кеннеди Роберт Макнамара говорил, что нужно защититься от случайного пуска ракеты или от нападения со стороны новых ядерных стран. Разговоры об опасности ракетного удара со стороны Ирана или Северной Кореи кажутся нам отговоркой, попыткой обмануть, мы не верим в то, что американцы боятся какой-то одной иранской ракеты, подумаешь – одна ракета. Мы не понимаем американцев, а для них потери, которые могут быть вызваны и одним единственным ракетным ударом, неприемлемы, и они намерены себя гарантировать от такого удара. Эксперты задавались вопросом: «Можно ли заставить американцев отказаться от попыток создать систему противоракетной обороны?». Нет, нельзя, эти люди живут уже так хорошо, что у них появились деньги и силы, для того чтобы обезопасить себя от любых неприятностей, и понятно, кого они боятся. Если бы у президента Ирака Саддама Хусейна была ракета с ядерной боеголовкой, он бы её запустил в сторону Соединённых Штатов. Пример Индии, Пакистана, Северной Кореи показал, что в наше время даже небогатые, а и то и просто нищие страны способны создать ядерное оружие и бессмысленно убеждать американцев, что им не надо спасать себя от безумцев. Американцы знают, что от большого количества российских ракет им не защититься, создать непроницаемый щит – непосильная задача, но уберечься от 1-2 ракет возможно.

Рональд Рейган прилетел в Москву в мае 88-го года, он выступил перед студентами Московского университета, они с Горбачёвым прогулялись по Красной площади, и кто-то спросил у Рейгана: «Вы по-прежнему считаете Советский Союз империей зла?». И он ответил: «Нет». Когда закончилась холодная война о рейгановской «программе Звёздных войн» как-то все забыли, точнее, исчез страх.

Когда наладился диалог с американцами, то очень многие проблемы удалось решить: Горбачёв и Рейган подписали договор об уничтожении целого класса вооружений, баллистических ракет средней дальности с ядерными боеголовками – это имело огромное значение. Во время подписания Рональд Рейган, который любил пословицы и поговорки, не упустил случая блеснуть своими лингвистическими познаниями. Он сказал: «Я хочу процитировать одну русскую пословицу, господин генеральный секретарь простит мне моё произношение, – и, глядя в бумажку, не без труда произнёс по-русски, – «Доверяй, но проверяй». Горбачёв не выдержал и сказал: «Вы всякий раз это повторяете!». Когда Рейгану перевели слова Горбачёва, американский президент улыбнулся и сказал: «Но мне нравится эта половица!».

Русская пословица Рональду Рейгану действительно нравилась, но с проверкой у него обстояло дело неважно. Выяснилось, что в 84-м году в Соединённых Штатах проводилось испытание создаваемой системы противоракетной обороны, и как будто бы испытание было очень успешным: ракета, запущенная с одного из Тихоокеанских остров, сбила на высоте 100 километров другую ракету и об этом поспешно сообщили Рейгану, он был доволен, значит его идея реализуема, а потом выяснилось, что это было не очень честное испытание – американские военные просто обманули собственного президента, Конгресс Соединённых Штатов и советских военных.

Рейгановская стратегическая оборонная инициатива так инициативой и сталась, она не была реализована, а вот советские руководители растратили огромные деньги, невосполнимые природные ресурсы и человеческий потенциал, готовя ответ на то, что так и не появилось. А теперь спасибо вам и, надеюсь, встретимся в следующие выходные.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)