Разведка и цены на нефть. Почему американская разведка не смогла предсказать распад СССР?

Леонид Млечин: Разведка и контрразведка – это как щит и меч, это как наступательное и оборонительное оружие, которые постоянно ведут соревнования между собой. И в каждую историческую эпоху кто-то одерживает победу. Сейчас это, несомненно, контрразведка. Мы свидетели настоящего триумфа контрразведывательных служб. Это, конечно же, результат расцвета техники и технологий. И, наверное, поэтому некоторые историки даже говорят, что от разведки и вовсе нет прока. Посмотрите, - говорят они, - руководители разведки сами не могут назвать случай, когда бы важное политическое решение было принято на основании добытой разведчиками информации.

Но сами разведчики обижаются и говорят: они же не могут рассказать истину, они же не могут рассказать о своих успехах, которые остаются неизвестными, а все говорят только о неудачах. Но отчего же разведки так часто терпят неудачи?

27 апреля 1978 года в Кабуле просоветски настроенные офицеры совершили государственный переворот. Президента Мухаммада Дауда и его семью расстреляли. 30 апреля Советский Союз признал новое правительство.

Голос за кадром: «Советский Союз, - вспоминал один из руководителей международного ЦК КПСС Карен Брутенц, - поддержал новую власть по идеологическим соображениям, следуя логике Холодной войны. Но главное – подчинились соблазну иметь послушного союзника на южной границе в стратегически важном районе.

Но афганское правительство не могло существовать самостоятельно. 12 декабря 1979 года приняли решение ввести войска. Советские руководители плохо понимали, во что ввязались.

«Просто осуждения недостаточно, - заявил президент США Джимми Картер. – Советский Союз должен заплатить цену за то, что он сделал. Мы обязаны показать Советам, что они не имеют права вторгаться в соседние страны».

Картер запретил продажу Советскому Союзу современных технологий и провел через конгресс закон об увеличении военных расходов на 5% в год. Так началось большое американское перевооружение. Картер и его министр обороны Гарольд Браун с их интересом к новейшим военным технологиям помогли будущему оснащению армии высокоточным оружием.

Леонид Млечин: В январе 1980 года в Пекин прилетел американский министр обороны Гарольд Браун. Он предложил организовать совместные поставки оружия афганским боевикам. В Пекине невероятно радовались тому, что эпоха разрядки между Соединенными Штатами и Советским Союзом позади, и теперь обе супердержавы нуждаются в Китае. И у Пекина были развязаны руки.

Голос за кадром: Картера сменил в Белом Доме Рональд Рейган. Принято считать, что, выполняя указания президента, директор ЦРУ Уильям Кейси полетел в Саудовскую Аравию и убедил властителя королевства, главного мирового производителя нефти, резко увеличить добычу, чтобы погубить нашу страну. Цены на черное золото обвалились, и экономика Советского Союза рухнула.

Но мировая экономика Вашингтону не подчиняется. В 1970-е годы цены на нефть только росли. А вот в начале 1980-х в мире происходило крупномасштабное сокращение потребления нефти.

В 1981 году нефть стоила $35 за баррель, в 1983 - $30, через год - $26. А в январе 1986 года, когда в Советским Союзом развернулась Перестройка – всего $15 за баррель.

Леонид Млечин: Но главное другое. В ЦРУ вовсе не считали Советский Союз экспортером нефти, который нуждается в высоких ценах на энергоносители. Напротив, полагали, что из-за трудностей с добычей Советский Союз очень скоро сам превратится в импортера нефти. А это приведет Советский Союз к более жесткой линии, более жесткой политике, более агрессивной политике на Ближнем и Среднем Востоке. Американские аналитики полагали, что Советский Союз не Афганистаном интересуется, что конечная цель – это иранская нефть. А на карте Персидский залив совсем рядом. Несколько танковых бросков.

Американские аналитики вовсе не понимали, что движет Москвой.

Голос за кадром: Президент Рейган принял решение снабдить афганскую оппозицию оружием. Американцы рады были помочь советскому руководству поглубже увязнуть в афганской войне.

Сотрудники ЦРУ учили моджахедов основам партизанской тактики: «Не пытайтесь захватить или удержать территорию. Нанесли удар – исчезли. Не используйте радио. Вас запеленгуют и найдут. Не создавайте стационарные базы, которые придется защищать. Оставайтесь мобильными и легкими на подъем».

Платили и полусотне афганских полевых командиров. Среди них был Ахмад Шах Масуд, который получал $200 000 в месяц.

Леонид Млечин: Высшие религиозные инстанции суннитского мира объявили, что джихад – обязанность каждого мусульманина, а защита Афганистана от внешнего врага – священный долг каждого мусульманина столь же важный, как молиться 5 раз в день.

Голос за кадром: Властители арабского мира охотно отправляли свою радикальную молодежь в Афганистан, от души надеясь, что они не вернутся. В Афганистан съехались исламские радикалы со всего мира. Они объединились и образовался исламский вариант Коминтерна.

Вечером 15 февраля 1989 года телетайп в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли отстучал срочное сообщение от резидентуры в Исламабаде. Оно состояло всего из 2 слов: «Мы победили». Последний советский солдат перешел в Термезе по мосту в Узбекистан. Резидентура ЦРУ перенацелила своих высокооплачиваемых агентов на президента Наджибуллу, который еще оставался в Кабуле.

Позднее в Лэнгли задались вопросом: «Не лучше ли было оставить Наджибуллу в покое?» Но при Рональде Рейгане и Джордже Буше Старшему никто не думал о том, что будет после свержения коммунистов в Кабуле.

А президент Наджибулла справедливо предупреждал: «Если в Афганистан придет фундаментализм, страна превратится в центр терроризма».

Леонид Млечин: В 1992 году Наджибуллу свергли. Как только в Москве утратили интерес к Афганистану, американцы тоже о нем забыли. Все ушли, предоставив Афганистан самому себе, разрушенный и разваленный, набитый оружием. Там было больше стрелкового оружия, чем в Пакистане и Индии вместе взятых.

Голос за кадром: А в 1996 году американской разведке вновь пришлось заняться Афганистаном, потому что там обосновался самый знаменитый в ту пору террорист Осама Бен Ладен и его боевики. Сотрудники ЦРУ возобновили контакты с Ахмад Шах Масудом. После свержения Наджибуллы он стал министром обороны кабульского правительства. Масуд вяло обещал подумать, что можно сделать насчет Бен Ладена.

25 сентября 1996 года талибы атаковали Кабул. На следующий день Масуд и его люди бежали в Панджшерскую долину на север страны. Талибы, радикально настроенные молодые исламисты, стали хозяевами страны. И у них было 600 зенитных ракет, каждая из которых могла сбить пассажирский самолет.

Леонид Млечин: Сотрудники ЦРУ предлагали вождю афганских талибов мулле Мухаммаду Омару от 6 до 8 миллионов долларв за «Стингеры». Они прилетели в Афганистан на ООНовском смотрите в феврале 1997 года. Но мулла Омар даже отказался с ними встречаться. Неприятности для американцев в Афганистане еще только начинались.

Роковые решения 1979 года привели к тому, что агрессивный фундаментализм пришел к власти в Иране и Афганистане. Фанатики, исповедующие эти взгляды, намерены создать халифат, который будет объединять все новые и новые страны и расширяться до момента создания Всемирного исламского государства. Но великие державы не сразу осознали, какая опасность им грозит.

Голос за кадром: 12 июня 1987 года президент Рональд Рейган, стоя у брандебургских ворот из Западного Берлина, обратился к советскому лидеру: «Господин генеральный секретарь Горбачев, если вы хотите мира, если вы желаете процветания вашей стране и Восточной Европе, приезжайте сюда к этим воротам, господин Горбачев, и откройте эти ворота. Господин Горбачев, снесите эту стену».

После разгрома Третьего Рейха во Второй мировой возникли два германских государства – ФРГ и ГДР. Обычные немцы не могли смириться с мыслью о том, что отныне невозможно повидать родных и друзей. Но истеблишмент по обе стороны границы между Западной и Восточной Германиями был, как правило, противником объединения.

Леонид Млечин: Идея единого государства вдохновляла далеко не всех. В одном западноберлинском кабаре даже исполняли ерническую песенку «Воссоединение», каждый куплет которой заканчивался словами «В Бонне всяк о нем лопочет, но всерьез никто не хочет».

На Западе Германии не очень понимали, как объединить капитализм и социализм. А вожди Восточной Германии опасались, что после объединения они окажутся никому не нужными, хотели сохранить свою страну. Да и советские руководители не очень желали объединения. Когда существовала Федеративная республика Германия и Германская демократическая республика, то сами немцы говорили: «Одна нация – два государства». А советские специалисты стали говорить, что в ГДР сложилась новая, социалистическая, немецкая нация, поэтому вопрос об объединении просто снят с повестки дня.

Но все изменила советская Перестройка и перемены, которые последовали в Восточной Германии. Берлинскую стену в ноябре 1989 года снесли сами берлинцы, когда увидели, что ни Горбачев, ни руководство ГДР не решатся остановить их силой.

Голос за кадром: Граждане ГДР потребовали права свободно ездить в Западную Германию. Пришлось руководству страны подготовить и опубликовать 6 ноября 1989 года робкий проект закона о свободе передвижения. У руководителей Восточной Германии не оставалось иного выхода. Ситуация приперла власти к стенке.

Разумеется, заранее информировали советских товарищей. Новый генеральный секретарь ЦК партии Эгон Кренц звонил советскому послу советоваться: «Есть намерения открыть центральную часть Берлинской стены, включая Бранденбургские ворота. Как вы к этому отнесетесь?» Посол Вячеслав Кочемасов отправил шифровку в Москву. Возражений не последовало.

9 ноября в 18:34 в столице ГДР член Политбюро и первый секретарь столичного окружкома партии Гюнтер Шабовски выступал на пресс-конференции, которая транслировалась по телевидению в прямом эфире. Он спешил порадовать сограждан: «Правила выезда из страны и въезда в нее упрощены. И граждане отныне смогут легко получать визы, чтобы посетить Западный Берлин и ФРГ». Журналист из Италии попросил уточнить, когда вступает в силу закон о свободе передвижения. Гюнтер Шабовски гордо ответил, что закон уже вступил в действие. Он и предположить не мог, что его слова воспримут как руководство к действию.

Леонид Млечин: Услышав его слова, граждане первого на немецкой земле государства рабочих и крестьян сделали то, чего никто от них не ожидал. Сотни тысяч восточных немцев сразу двинулись к контрольно-пропускным пунктам, разделявших город. А пограничников никто не предупредил. И они не собирались никого выпускать. Противостояние продолжалось 3 часа. За это время на границе развернулись съемочные группы западных телекомпаний, и Берлин оказался в центре внимания всего мира. Тысячи людей стояли на границе.

Голос за кадром: Министр госбезопасности ГДР генерал армии Эрих Мильке позвонил руководителю партии Эгону Кренцу и предупредил, что ситуация становится взрывоопасной. «Что ты предлагаешь?» - спросил Кренц. - «Ты генеральный секретарь. Тебе и решать».

Эгон Кренц отдал приказ поднять шлагбаумы. В половине одиннадцатого вечера контрольно-пропускные пункты открылись. Ошеломленные пограничники, которые столько лет держали границу на замке, смотрели на бесконечную толпу, хлынувшую на Запад. Берлин перестал быть разделенным. Это потрясло мир.

Леонид Млечин: Советские дипломаты и разведчики в Берлине пропустили начало революции. О том, что Берлинская стена рухнула, Горбачеву доложили только утром следующего дня. Но в тот момент еще никто не понял, что социалистическая система рухнула и ГДР скоро исчезнет с политической карты мира.

Не было такой сферы жизни ГДР, которая оставалась бы вне внимания советской разведки. Десятилетиями мощный разведывательный аппарат докладывал обо всем в Москву, особенно о мелких интригах внутри политбюро ЦК СЕПГ. Например, наши разведчики доложили советскому руководству, что генеральному секретарю ЦК СЕПГ Эриху Хонеккеру во время операции дважды давали наркоз, что, по мнению специалистов, не могло не сказаться на его умственных способностях.

Голос за кадром: Но советская разведка, обладавшая в Восточной Германии всеми оперативными возможностями, не смогла предсказать скорый крах ГДР.

Леонид Млечин: ГДР исчезла в считанные дни. Вот уж от ГДР никто этого не ожидал. Она была самым процветающим социалистическим государством. Советские руководители любили ездить в Восточную Германию, чтобы, вернувшись, торжествующе сказать: «Вот как способна работать социалистическая модель!» И вдруг зримое доказательство правоты передовых идей исчезло с политической карты мира, как современная Атлантида.

Голос за кадром: Вот главный вопрос: почему в ноябре 1989 года народ, выйдя на улицы, в 8 часов утра потребовал смягчения режима, в 10 часов – демократии, а в полдень – исчезновения ГДР.

Леонид Млечин: Создание одновременно социалистической и капиталистической Германии было своего рода экспериментом. И в социалистическом лагере ГДР считалась передовой. Но по сравнению с Западной Германией ее экономика была неэффективной и неконкурентоспособной. Не спасали даже замечательные качества немецкой рабочей силы. Социализм на немецкой земле удалось построить только в отдельно взятом дачном поселке, где находились виллы руководителей партии и правительства.

Голос за кадром: Еще в 1975 году, когда президентом Соединенных Штатов был Джеральд Форд, государственный секретарь Генри Киссинджер и советский посол в Вашингтоне Анатолий Добрынин договорились, что в случае шпионских скандалов обе страны будут избегать публичности.

Леонид Млечин: Секретные каналы общения между советской и американской разведками существовали больше 20 лет. Представители двух спецслужб встречались в тех случаях, когда одной из сторон казалось, что другая вышла из обычных рамок.

Директор ЦРУ Уильям Колби в 1976 году поручил своим оперативникам встретиться с офицерами КГБ и выяснить у них, не причастны ли они к убийству американского резидента в Афинах. Встреча состоялась в Вене. Американские разведчики грозно заявили, что они этого не потерпят, а офицеры КГБ были возмущены, поскольку всем было известно, что руководителя резидентуры убили террористы из Кипрской боевой организации.

В 1984 году директор ЦРУ тоже поручил организовать встречу с советскими разведчиками, на сей раз речь шла о похищении резидента ЦРУ в Бейруте. После встречи американские оперативники доложили своему руководству, что русские к этому непричастны.

В свою очередь сотрудники КГБ тоже предъявляли претензии руководителям ЦРУ. Они считали, что это не советские разведчики бегут на Запад, а американцы их выкрадывают, используя наркотики.

Голос за кадром: В декабре 1987 года во время встречи Михаила Горбачева и Рональда Рейгана в Вашингтоне директор ЦРУ Роберт Гейтс обедал с председателем КГБ Крючковым. С 1989 года установились более формальными отношения между двумя спецслужбами.

В 1990 году во время подготовки операции против Ирака, который оккупировал соседний Кувейт, советские и американские разведчики обменивались информацией. Тогда впервые начались разговоры о возможности сократить оперативную деятельность друг против друга. Накануне объединения Германии офицеры КГБ на встрече с американцами в Восточном Берлине попросили американцев больше не сманивать советских разведчиков на Запад.

По словам Милтона Бердена, который руководил в ЦРУ советским отделом, резидент в Москве Дэвид Ролф даже не подозревал, что в Москве зреет путч в 1991 году.

Когда утром 19 августа он пришел в посольство, то не знал, что произошло, что Горбачев и его семья отрезана от окружающего мира. Сотрудники резидентуры обо всем узнали, включив радио. У ЦРУ не было источника в Москве, который мог бы дать американцам информацию о том, что готовится.

Леонид Млечин: Главным соперником ЦРУ стало CNN. Информацию журналисты предлагали быстрее и в больших объемах, чем разведчики. И распад Советского Союза стал неприятным сюрпризом для разведчиков, которые не смогли его предсказать.

Голос за кадром: Западные лидеры предпочли бы по-прежнему иметь дело с Советским Союзом, а не с 15 новыми государствами. Особенно страшило появление новых ядерных держав. Советские арсеналы достались, помимо России, еще трем республикам. На мировой арене появились сразу 4 ядерные державы. И каждая с богатым арсеналом.

Скажем, глава независимого Казахстана Нурсултан Назарбаев оказался обладателем 1216 ядерных боеголовок для межконтинентальных баллистических ракет и тяжелых бомбардировщиков. Арсенал только что возникшего на политической карте самостоятельного Казахстана превышал ядерные вооружения Англии, Франции или Китая.

Леонид Млечин: Что станет с этими ракетами? Не пожелают ли руководители трех новых республик с кем-то поделиться своим ядерным богатством и тем самым решить бюджетные проблемы, пополнить кассу? Возникали страшные… ядерное оружие попадает в Ирак, в Иран, в Ливию или прямиком в руки террористам. Но руководители всех трех республик нашли в себе силы расстаться с ядерными арсеналами, в отличие от других вождей.

Голос за кадром: Еще в феврале 1990 года председатель КГБ генерал армии Владимир Крючков доложил генеральному секретарю ЦК КПСС Михаилу Горбачеву, что в центре атомных исследований в Йонбене завершается разработка первого северокорейского ядерного устройства. Испытания отложены, чтобы не привлекать внимание мировой общественности.

Леонид Млечин: Советская разведка продемонстрировала свои возможности. А вот другие спецслужбы долго не верили в успехи северокорейских физиков и ракетчиков. Это дорого обошлось их собственным правительствам.

В ЦРУ долго не могли преодолеть наследство Холодной войны. Пока существовал Советский Союз, главный противник, ясно было, что делать. А когда Москва перестала быть главным врагом, возникло множество неясных вражеских силуэтов, атакующих со всех сторон. Сосредоточились на Северной Корее – проморгали создание ядерных арсеналов в Индии и Пакистане.

Голос за кадром: Индия взорвала первое ядерное устройство в 1974 году, когда премьер-министром была Индира Ганди. Она купила ядерный реактор в Канаде, а тяжелую воду в Соединенных Штатах, гарантируя, что речь идет о мирной ядерной программе. Осторожная Индира Ганди до последнего отрицала, что создана ядерная бомба. Доказывала, что взрыв произведен в мирных целях.

Через 14 лет, 11 и 13 мая 1998 года, Индия неожиданно провела испытания 5 ядерных взрывных устройств. В Вашингтоне возмущенный Ричард Шелби из сенатского комитета по разведке позвонил директору ЦРУ Джорджу Тенету. «У нас не было никакой информации», - честно ответил Тенет на вопрос об Индии. «Это стратегический провал разведки», - разочарованно констатировал сенатор.

Промах ЦРУ стал предметом специального расследования. Комиссию возглавил адмирал Дэвид Иеремия, бывший заместитель председателя комитета начальников штабов. Он пришел к выводу, что ЦРУ получает огромное количество снимков со спутников, но неопытные аналитики не в состоянии их правильно интерпретировать.

Зачем правительству Индии понадобилось демонстрировать, что у нее есть ядерное оружие? Правительство жаждало доказать свое превосходство над другими азиатскими государствами. Высокомерные политики в Дели надеялись, что либо соседи пакистанцы не сумеют произвести ядерное оружие, либо американцы им это запретят.

Все дело в Кашмире, из-за которого Индия и Пакистан дважды воевали. Бывшее княжество Джамму и Кашмир де-факто поделено на две части. Южная, большая часть, входит в состав Индии. Северная часть превратилась в никем не признанное государство Свободный Кашмир, которое на самом деле является частью Пакистана.

Пакистанцы испугались, что индийцы попытаются под прикрытием ядерного зонтика захватить весь Кашмир. И это подтолкнуло их к созданию своего ядерного оружия.

Программой создания ядерного оружия руководил премьер-министр Зульфикар Али Бхутто, который напрямую общался с ядерщиками. Доктор Хан получал из бюджета все деньги, которые просил, и никто не проверял, как они расходуются. Сменявшие друг друга руководители страны непосредственно курировали ядерный проект.

Леонид Млечин: По всему миру пакистанские агенты крали или покупали все, что было необходимо для ядерного проекта, и быстро убедились в том, что полно западных торговцев, которые мать родную продадут за деньги. В начале 1980-х Пакистану сильно помог Китай, который поделился своими разработками, снабдил обогащенным ураном и помог построить ядерный реактор.

Голос за кадром: Индийская элита недолго гордилась своей ядерной бомбой – до пакистанских испытаний. Через 2 недели, 28 и 30 того же 1998 года, Пакистан ответил Индии, взорвав 6 ядерных бомб.

Пакистанцы страшно собой гордились. Они не только первыми в мусульманском мире получили ядерное оружие, но и заодно утерли нос американцам, которые пытались отговорить их от ядерных и ракетных испытаний. Глава Пакистана Зульфикар Али Бхутто сказал, что пакистанцы будут траву есть, но не отстанут от Индии в создании ядерного оружия. Пакистан беднее Индии, но ракетно-ядерное оружие у него теперь есть.

Леонид Млечин: Беда в том, что Пакистан, поддержав в свое время афганских моджахедов, превратился в плацдарм джихада. Страну наводнили воины Аллаха. Радикальный исламизм проник и в армию. И для кого-то из офицеров эти идеалы уже важнее армейского братства. Эти настроения нарастают, и насилие, похоже, неостановимо.

Голос за кадром: В Пакистане склады с ядерным оружием охраняют 10 000 солдат из элитных частей. Считается, что американский спецназ готов к худшему сценарию: вывезти из страны боеголовки, если в Пакистане вспыхнет хаос. Хотя официально Вашингтон утверждает, что не знает, где находится пакистанское ядерное оружие.

Леонид Млечин: Генерал Уолтер Беделл Смит, который в войну был начальником штаба объединенного командования союзников, после войны – послом в Москве, а затем стал директором ЦРУ, создал национальный центр, сотрудники которого должны были трудиться 24 часа в сутки. В их задачу входило наблюдать за тем, что происходит в мире, и предугадывать экстремальные ситуации. Но это не спасло разведку от чудовищных провалов.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски