Тридцать девятый. Так началась Вторая мировая. 1-я серия «Первые сражения»

Тридцать девятый. Так началась Вторая мировая. 1-я серия «Первые сражения»
Тридцать девятый. Так началась Вторая мировая. 4-я серия «Почему Гитлер не напал на Англию?»
Тридцать девятый. Так началась Вторая мировая. 3-я серия «Королевский роман и война с Гитлером»
Тридцать девятый. Так началась Вторая мировая. 2-я серия «Почему Франция капитулировала?»
Тридцать девятый. Нарком сменяет наркома
Тридцать девятый. Страх порождает войну. Французы сделали всё, чтобы война началась - потому что они её боялись
Фюрер сидел на таблетках
Председатель КГБ на пенсии
Повелитель дронов
Без белых перчаток. Что делать с террористами: уничтожать или допрашивать?
Настоящего профессионала отличает любовь к тому, что он делает, и понимание, что надо дорожить репутацией. Других ценностей у нас нет

Леонид Млечин: Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года. Но и 8 десятилетий спустя многое в ее истории остается непонятным и непонятым, что не только рождает дискуссии между учеными, но и ссорит между собой целые народы. Как и почему началась эта война?

Голос за кадром: Для Германии Вторая мировая закончится полным поражением, нищетой и разрухой. В майские дни 1945 года разгромленный Третий Рейх представлял собой груду развалин. И державы-победительницы вывозили из поверженной страны все ценное. Немцы голодали. Выживали те, кто спекулировал на черном рынке, кто шел в услужение оккупационным властям и те, кто продавал своих жен и дочерей. В поверженной Германии невиданно расцвела проституция. Но когда война началась, немцы не сомневались в победе.

Ранним утром 1 сентября 1939 года немецкие самолеты обрушили свой бомбовый груз на столицу Польши. Берлинцы узнали о начале войны значительно позже. Речь фюрера и канцлера Германии Адольфа Гитлера перед депутатами Рейхстага, собравшегося в здании Кролль-оперы в 10 утра, транслировали все радиостанции Великогерманского Рейха: «С 5 часов 45 минут мы отвечаем полякам огнем», - объявил Гитлер.

Гитлер ошибся на целый час. Первый выстрел Второй мировой войны прозвучал в 4 часа 47 минут утра, когда немецкий учебный контроль Шлезвиг-Гольштейн обстрелял крепость Вестерплатте в порту Данцига.

«С этого момента на каждую бомбу мы ответим бомбой», - бесновался Гитлер. «Кто придет с газом, получит отравляющие газы в ответ». Газета «Правда» сообщала из Берлина: «Упомянув об инцидентах, которые произошли, начиная с ночи 31 августа, Гитлер заявил: «Теперь мы решили обращаться с Польшей так же, как Польша вела себя с нами»».

Леонид Млечин: Когда Гитлер принял решение напасть на Польшу, начальник службы госбезопасности (СД) обергруппенфюрер СС Райнхард Гейдрих и начальник абвера (это военная разведка и контрразведка) адмирал Вильгельм Канарис получили указание обеспечить повод для уже запланированной войны с поляками. Решили инсценировать нападение поляков на какой-нибудь немецкий объект.

15 августа 1939 года заместитель имперского министра иностранных дел Эрнст фон Вайцзеккер уверенно сказал начальнику генерального штаба сухопутных сил генералу Францу Гальдеру, что Англия в войну не вступит. Но немецкий посол в Лондоне Герберт фон Дирксен сообщил, что для англичан имело бы большое значение сообщение о какой-то польской провокации против Германии. Тогда англичане могли бы сказать: «Поляки сами во всем виноваты».

Иначе говоря, провокация нужна была нацистам не только для внутренних целей, чтобы объяснить народу, почему началась война. Она предназначалась для британского правительства, чтобы помочь ему остаться вне войны.

Адмирал Канарис пригласил к себе своих подчиненных. Начальника 1-го, разведывательного, отдела абвера, 2-го – диверсионного. Посоветовавшись, они решили сделать так, чтобы вся грязная работа досталась Райнхарду Гейдриху.

Кто такой этот Гейдрих, который после войны станет обязательным персонажем художественных фильмов о Третьем Рейхе?

Голос за кадром: Райнхард Тристан Ойген Гейдрих в 1926 году поступил на флот. Служил в военно-морской разведке, но был изгнан судом чести за аморальный поступок. Его будущая жена Лина фон Остен, пламенная нацистка, уговаривала неудачливого офицера присоединиться к гитлеровской партии. Гейдриху нацисты не нравились. Но Лина настаивала: он все равно остался без работы.

Когда он вступил в партию, бывшему разведчику устроили встречу с рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером, который давно мечтал завести собственную спецслужбу, чтобы не только выявлять врагов партии, но и присматривать за соратниками.

Гейдрих создавал базу собственной власти, собирал информацию о всех сколько-нибудь значимых фигурах Третьего Рейха. Он даже крупных партийных чиновников заставил себя бояться. Сотрудники СД знали: орел непогрешимости распространяется только на фюрера. За остальными служба госбезопасности должна присматривать. Шпионили даже за Германом Герингом, вторым человеком в нацистской Германии. Завербовали одного из его слуг, который рассказывал о том, чем официальный наследник фюрера занимается у себя дома. Подчиненные докладывали Гейдриху и об амурных делах министра народного просвещения и пропаганды Йозефа Геббельса, который заставлял молоденьких актрис спать с ним, обещая дать роль в новом фильме.

Выполняя задание фюрера найти повод напасть на Польшу, Райнхард Гейдрих вызвал руководителя оперативно-технического отделения внешней разведки штурмбаннфюрера Альфреда Науйокса и спросил, готов ли он исполнить поручение Адольфа Гитлера. Науйокс ответил, что сделает все, что в его силах. «Сделайте больше, - распорядился Гейдрих. – Я рассчитываю на вас. Провал будет для нас позором».

Леонид Млечин: Для проведения операции выбрали местечко на границе с Польшей под названием Гляйвице. Так находилась небольшая радиостанция. Составили текст, который должны были произнести мнимые польские бандиты, захватившие радиостанцию. Для полноты картины не хватало нескольких трупов, которые поручили обеспечить начальнику гестапо группенфюреру СС Генриху Мюллеру.

Голос за кадром: Генрих Мюллер окончил всего лишь восьмилетку и поступил учеником механика в авиационные мастерские в Мюнхене. В 1917 году пошел добровольцем на войну, стал летчиком. После Первой мировой в 1919 году был уволен с военной службы как инвалид войны в звании вице-фельдфебеля, нашел себя на себе в полиции.

Генрих Мюллер питал зависть и ненависть к образовательным людям и злобно говорил: «Всех этих интеллигентов нужно загнать в угольную шахту и взорвать». Мюллер и его подчиненные в Гестапо предложили переодеть дюжину уголовников в польскую военную форму. Всем сделают смертельный укол, потом в них несколько раз выстрелят, имитируя бой, и предъявят трупы в качестве доказательства вины Польши, развязавшей войну.

Когда Гитлер отдал окончательный приказ о нападении на Польшу, Гейдрих приказал действовать. Мюллер решил, что отобранных для акции преступников нужно поделить на две категории. Одних переодеть в польскую форму, других – в форму немецких пограничников. Так информация о перестрелке будет выглядеть достовернее.

Альфред Науйокс, который 2 недели провел в Гляйвице, отправился на радиостанцию, где дежурили его люди. В эфире на польском языке прозвучал призыв к войне против Германии, после чего оперативная группа принялась палить из пистолетов.

Леонид Млечин: Науйокс, который вошел в историю как человек, начавший Вторую мировую войну, подрабатывал сделками на черном рынке. Руководство ведомства госбезопасности обиделось. Свой криминальный талант он был обязан поставить на службу государству. А он хотел еще и немного подзаработать.

Голос за кадром: Его отправили в 7-ю горно-стрелковую дивизию СС Prinz Eugen, которая боролась с партизанами в Югославии. В конце лета 1944 года перевели в пострадавшую в боях 12-ю дивизию СС «Гитлерюгенд». 19 октября на западном фронте он перебежал к американцам и рассказал о том, как начиналась Вторая мировая.

Леонид Млечин: В августе 1914-го молодой Адольф Гитлер был среди тех, кто восторженно встретил объявление Первой мировой войны. Контраст с сентябрем 1939-го был разителен. Ни торжествующих толп, ни цветов уходящим на фронт войскам. Германия не была готова к большой войне, и командование Вермахта это понимало. Только военно-воздушные силы имели очевидное превосходство над противником.

Голос за кадром: В первый же день войны в бой с польскими войсками вступила первая легкая дивизия. Несмотря на название, это была одна из первых четырех танковых дивизий Вермахта. Командовал ею генерал Эрих Хеппнер, который через 5 лет примет участие в заговоре против Гитлера. За полгода до начала войны в апреле 1939-го 1-я дивизия получила 250 трофейных чехословацких танков.

Леонид Млечин: В штабе дивизии служил молодой капитан Клаус Шенк граф фон Штауффенберг, который закончил военную академию с репутацией одного из самых блестящих офицеров Вермахта. Штауффенберг войдет в историю как патриот Германии, отдавший за нее жизнь. Но тогда и он радовался войне, которая начиналась как легкая прогулка.

Голос за кадром: 2 сентября в 5:00 передовые части дивизии Штауффенберга вошли в польский город Вилун. Он писал семье: «Страна мрачная. Сплошной песок и пыль. Удивительно, что здесь что-то растет. Местное население – ужасный сброд. Очень много евреев и людей смешанной крови. Это люди, которые привыкли, что ими управляют с помощью кнута. Тысячи пленных пригодятся нашему сельскому хозяйству. В Германии найдут хорошее применение. Они будут трудиться усердно и охотно. Важно, чтобы мы начали в Польше планомерную колонизацию».

Англия и Франция до последнего пытались избежать новой войны в Европе. Но когда Гитлер напал на Польшу, безопасность которой они гарантировали, выбора у них не оставалось. 3 сентября Лондон и Париж объявили войну Германии. Это известие вызвало у многих немецких офицеров подавленность. Штауффенберг мрачно заметил, что теперь война продлится лет 10.

За 9 дней первая дивизия продвинулась вглубь польской территории на 200 км. 13 сентября Штауффенберг писал жене: «Невероятно быстрый марш вперед создает трудности в снабжении наших войск. Наши запасы исчерпаны».

После окончания боевых действий дивизию переформировали в 6-ю танковую. Штауффенберг был вдохновлен польским походом и пребывал в радостном ожидании новых боев. Но его, аристократа, раздражали речи главного партийного пропагандиста Йозефа Геббельса, который утверждал, что солдаты Вермахта сражаются лучше средневековых рыцарей, потому что воюют за хлеб и жизненное пространство, а не за какие-то идеалы.

Через 5 лет, 20 июля 1944 года, полковник граф фон Штауффенберг попытается убить Гитлера, чтобы остановить войну и спасти Германию от разгрома и катастрофы.

Леонид Млечин: Началась Вторая мировая война. Сталин считал, что его этот пожар не опалит. 7 сентября он сказал болгарскому коммунисту Георгию Димитрову, который в роли генерального секретаря исполкома коммунистического Интернационала должен был инструктировать все компартии: «Война идет между двумя группами капиталистических стран за передел мира, за господство над миром. Мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга».

Польшу Сталин называл фашистским государством. Он говорил: «Уничтожение этого государства в нынешних условиях означало бы, что одним буржуазным фашистским государством станет меньше. Разве плохо, если в результате разгрома Польши мы распространим социологическую систему на новые территории и новое население?»

Голос за кадром: Советские газеты печатали только сводки немецкого командования. 9 сентября глава советского правительства и нарком иностранных дел Вячеслав Молотов распорядился отправить немецкому послу в Москве графу Фридриху Вернеру фон дер Шуленбургу телефонограмму: «Я получил ваше сообщение о том, что германские войска вошли в Польшу. Пожалуйста, передайте мои поздравления и приветствия правительству Германской империи».

17 сентября 1939 года, выступая по радио, Молотов объявил, что советские войска с освободительной миссией вступили на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии. Поляки, сражавшиеся с Вермахтом, сочли это ударом в спину. Местное население, которому не нравилось жить под польским управлением, встречало красноармейцев цветами. Но потом началась насильственная коллективизация и советизация, что изменило настроения.

Поляки отчаянно защищали Варшаву. Почти 10 дней держался Львов, куда переехало польское правительство и верховное командование. Но на следующий день после вступления Красной Армии в Польшу президент страны Игнаций Мосцицкий и главнокомандующий маршал Эдвард Рыдз-Смиглы бежали в Румынию. Маршал приказал не оказывать Красной Армии сопротивление и отходить в Румынию и Венгрию. Отдельные польские части, не получив приказа главнокомандующего, вступили в бой с красноармейцами.

Леонид Млечин: Варшава, разбомбленная и сожженная, оставшаяся без воды, держалась до последнего. Мужественно оборонявшиеся польские солдаты капитулировали 29 сентября. Первый боевой опыт Вермахта произвел впечатление на весь мир. Фотогеничный главком немецких сухопутных войск генерал фон Браухич появился американского журнала «Time».

Голос за кадром: Но польская кампания выявила серьезные недостатки Вермахта и немецкой военной промышленности, о чем знали немногие. Авиация исчерпала запас бомб и не была готова к продолжению военных действий. Ограниченные возможности немецкой экономики позволяли восстановить запас авиабомб только за 7 месяцев. Выявилась недостаточная выучка пехотных подразделений.

Проблемы возникли и с танковыми частями. Меньше чем за месяц четверть боевых машин была либо повреждена в бою, либо вышла из строя. Легкие танки Т-1 и Т-2 вообще не годились для современной войны и требовали замены. Но именно в этот критический для Германии период между октябрем 1939 и октябрем 1940 года выпуск танков сократился наполовину. Больше всего Гитлера, помнившего поражение в Первую мировую, беспокоила нехватка боеприпасов. Он потребовал пустить все запасы стали и меди на производство патронов и снарядов. Приоритет он отдавал артиллерии: гаубицам и тяжелым минометом.

2/3 ресурсов страны шли на программы, лично одобренные фюрером – это самолеты и боеприпасы. Танки, машины, стрелковое оружие на втором месте.

Главком сухопутных сил Вернер фон Браухич и начальник генштаба Франц Гальдер после окончания польской кампании потребовали серьезной передышки для подготовки новой войны на Западе против Франции и Англии. Нужно пополнить технический парки и арсеналы, подготовить еще миллион призывников. Гитлер не хотел ждать. Он требовал нанести удар на Западе уже в ноябре 1939 года и исполнился ненавистью к генералам, не желавшим его слушать.

Леонид Млечин: Генерал Гальдер запаниковал. Решил, что строптивными офицерами займется Гестапо. Потом Гальдер даже рассказывал, что осенью 1939-го он сам был готов застрелить фюрера и на ежедневные доклады ходил с заряженным пистолетом. Что же спасло фюрера?

Голос за кадром: Немецкий офицер не может восстановить против командира, которому поклялся в верности. Впрочем, так и осталось неясным, можно ли верить рассказам Гальдера о его оппозиционности.

Леонид Млечин: Плохая осенняя погода исключала действие авиации. И Гитлеру пришлось смириться с тем, что наступление на Западе откладывается на следующий (1940) год.

Голос за кадром: Нападение Германии на Польшу изменило настроения в Соединенных Штатах Америки. Изоляционисты, которые требовали ни в коем случае не влезать в европейские дела и не принимать участие в чужих войнах, утратили влияние в Конгрессе. 3 ноября 1939 года президент Франклин Рузвельт подписал закон, который снимал запрет на продажу американского оружия иностранным державам.

После нападения на Польшу Германия оказалась в экономической изоляции. Англия ввела морскую блокаду. Британский флот лишил Германию поставок из-за рубежа. Импорт важнейших видов сырья (нефти, железной руды, меди) упал до кризисно низкого уровня. Экономика, зависящая от импортных поставок, была на грани полного развала. Немецкую военную экономику спасало только сотрудничество с Москвой.

Леонид Млечин: Польша перестала существовать как государство. Та часть Польши, которую включили в состав Германии, стала именоваться Вартеландом. Гауляйтером, то есть партийным секретарем, назначили группенфюрера СС Артура Грейзера. Он объяснил подчиненным, что ждет поляков, евреев и цыган: выселение, эксплуатация, уничтожение.

Голос за кадром: Остальную часть оккупированных польских территорий возглавил райхсляйтер Ханс Франк, который был адвокатом Гитлера после его неудачной попытки захватить власть в 1923 году, которая вошла в историю как «Пивной путч». Генерал-губернатор Франк был поэтом. В свободное от уничтожения людей время писал стихи. После войны поляки и его повесят как военного преступника.

Немцы начали с того, что в соответствии с указом фюрера об эвтаназии уничтожили в оккупированной Польше 250 000 больных и инвалидов. Трупы поляков предоставлялись немецким ученым для работы. Убитые поляки послужили материалом для учебника анатомии, выпущенного уже после войны.

После захвата Польши в руки немцев попали 2 млн евреев. На польской территории охваченные расовым фанатизмом нацисты и предполагали покончить с еврейским народом. Эта территория была превращена в первую большую лабораторию для национально-социалистических экспериментов.

Нацисты планомерно зачищали переполненные гетто, отправляя его обитателей в создаваемые на польской территории лагеря уничтожения. Вошла в историю депортацию 200 воспитанников варшавского детского приюта во главе с учителем Янушем Корчаком. Выдающийся педагог, писатель и врач мог остаться, но не захотел бросить своих воспитанников и был убит вместе с ними.

Начальник главного управления имперской безопасности Райнхард Гейдрих провел в сентябре 1939 года совещание, на котором было решено депортировать и всех цыган в концлагеря, создаваемые на территории Польши. Уполномоченный по окончательному решению еврейского вопроса оберштурмбаннфюрер СС Адольф Эйхман предложил прицеплять по несколько вагонов с цыганами к каждому эшелону с евреями, отправляемыми в концлагеря.

А генерал-губернатор Ханс Франк разработал программу отправки в Германию на работу поляков. Ему поручили доставить 1 млн рабочих, из них 3/4 – для работы на селе. Немецкая экономика не могла функционировать без насильственно угоняемых в Германию жителей оккупированных территорий. Через 1.5 месяца после нападения на Польшу первые поляки были насильственно мобилизованы для работы на баварском металлургическом заводе Максхютте.

Население генерал-губернаторства составляло всего 11 млн. Мобилизовать 1 млн рабочих было серьезной задачей. Причем, заместитель имперского министра продовольствия и сельского хозяйства Герберт Бакке хотел получить польских рабочих немедленно. Он требовал, чтобы каждый день приходило 10 поездов с рабочими, а в каждом поезде – 1000 рабочих.

Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер объяснял правила поведения в отношении поляков, которые будут отправляться на работу в Германию: «Надо выделить 1 день в неделю, когда полякам будет позволено зайти в какую-то пивную. Разумеется, в этот день там не должно быть ни одного немца. Это должно быть абсолютно ясно, и это мое указание должно исполняться беспрекословно». Если поляк вступит в интимные отношения с немкой, он должен быть в назидание другим казнен в собственном лагере, чтобы другие не посмели повторить его преступление. Опозорившую себя немку следует отдать под суд и отправить в концлагерь.

Когда 180 польских рабочих повесили за интимные отношения с немками, кто-то робко заметил райхсфюреру СС, что в такой ситуации невозможно будет завербовать поляков для работы в Рейхе.

Если немец вступал в интимные отношения с иностранкой, ему обычно прощали. Иностранца же за связь с немкой вешали, а немку отправляли в лагерь. Но остановить это оказалось совершенно невозможным. Министр пропаганды Йозеф Геббельс возмущался, что растет число немок, которые беременеют от иностранцев, и это подрывает чистоту немецкой крови. Любовь, сердечная привязанность, естественные человеческие чувства брали верх над нацистскими лозунгами.

Военная экономика процветала за счет рабского труда миллионов узников концлагерей и насильственно доставленной с оккупированных территорий рабочей силы. Гитлер говорил в своем кругу: «Включение миллионов дешевых иностранных рабочих в экономический процесс в Германии принесло большую прибыль. Иностранный рабочий, в отличие от немецкого, получает не 2000, а 100 марок в год».

Положение польских рабочих было тяжелым. Они голодали. Вне работы им запрещалось общение с немцами. Нельзя было посещать кинотеатры, танцплощадки, кафе, театры, музеи и церкви. Желающих ехать в Германию оказалось не так много. Тогда генерал-губернатор Ханс Франк ввел обязательную мобилизацию на работу в Германию для молодежи в возрасте от 14 до 25 лет. Польская молодежь скрывалась и уходила в подполье.

Те, кто не мог пригодиться немецкой военной экономике, должны были умереть. Йозеф Геббельс пометил в дневнике: «Если Германии суждено умереть с голоду, то лишь после того, как умрут другие народы». За уничтожением евреев в восточной части Европы стояло еще и стремление решить проблемы нехватки продовольствия. Если несколько миллионов человек умрут, немцам останется больше.

Оккупированная Польша, - решили в Берлине, - получает слишком много продовольствия. Профессор Конрад Майер из аппарата имперского комиссара по расселению немецкого народа представил Гиммлеру план очистки оккупированных территорий не только от евреев, но и вообще от местного населения. Из Польши профессор Майер предлагал изъять 80-85% местного населения. Власти Рейха намеревались очистить земли для фольксдойче – этнических немцев, которые жили тогда за пределами Германии.

Леонид Млечин: После оккупации Польши немецкие власти выпустили из тюрем осужденных польскими судами радикально настроенных украинских националистов. На оккупированных территориях они оказались в привилегированном положении. Учитывая отношение украинских националистов к полякам, евреям и русским, немецкие власти формировали из них подразделения вспомогательной полиции.

Голос за кадром: А в Москве, когда Польша была разгромлена, наркомом обороны маршал Климент Ворошилов отметил, что «польское государство разлетелось, как старая сгнившая телега». В приказе наркома по случаю очередной годовщины Великой Октябрьской социалистической революции говорилось: «Стремительным натиском части Красной армии разгромили польские войска, выполнив в короткий срок свой долг перед советской родиной».

Глава правительства и нарком иностранных дел Вячеслав Молотов с удовольствием сказал на сессии Верховного совета: «Правящие круги Польши немало кичились прочностью своего государства и мощью своей армии. Однако оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем Красной армии, чтобы ничего не осталось от уродливого детища Версальского договора, жившего за счет угнетения непольских национальностей».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
историк
млечин должен объективно интерпретировать исторические события.
Сергей
Ореол непогрешимости, а не орел.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск