Война приходит с Востока. 8-я серия. Беспокойная Корея

Война приходит с Востока. 8-я серия. Беспокойная Корея
Тридцать девятый. Страх порождает войну. Французы сделали всё, чтобы война началась - потому что они её боялись
Фюрер сидел на таблетках
Председатель КГБ на пенсии
Повелитель дронов
Без белых перчаток. Что делать с террористами: уничтожать или допрашивать?
Настоящего профессионала отличает любовь к тому, что он делает, и понимание, что надо дорожить репутацией. Других ценностей у нас нет
Великие полководцы на Красной площади
Агенты и террористы
Разведка и цены на нефть. Почему американская разведка не смогла предсказать распад СССР?
Ошибочные прогнозы: почему у разведки случаются провалы?

Леонид Млечин: Сейчас уже невозможно установить, кто первым назвал его кандидатуру, но выбор оказался безошибочным. Этот человек поставил абсолютный рекорд: единолично управлял страной без малого полвека – с того момента, как в августе 44-го советские войска доставили молодого корейца в капитанском мундире Красной армии и с нашим орденом на груди в будущую столицу его государства, и до самой смерти великого вождя Северной Кореи Ким Ир Сена в июле 94-го.

БЕСПОКОЙНАЯ КОРЕЯ

Леонид Млечин: Ким Ир Сен – это не настоящее имя. Когда будущий великий вождь родился 15 апреля 1912 года, родители назвали его Ким Сон Чжу. Он вырос не в Корее, а в Маньчжурии, оккупированной японскими войсками. Под их властью и китайцы, и корейцы вели нищую, тоскливую, подневольную жизнь. Япония в начале XX века аннексировала Корею. Первый японский генерал-губернатор Тераучи сказал на церемонии вступления в должность: "Корейцы должны либо подчиниться японским законам, либо умереть".

Юный Ким Ир Сен присоединился к людям, которые избрали другой путь, – ушел в партизаны. Корейских партизанских отрядов не существовало, были китайские, в них входило небольшое число корейцев.

Китайцы не очень хорошо относились к корейским товарищам по оружию, подозревали их в предательстве. Если подозрения казались серьезными – казнили. Но Киму, который учился в китайской школе и свободно говорил по-китайски, доверяли. Рассказывают, что Ким уже в юности был тверд и жесток: если обещать отрезать уши тем, кто не подчинялся требованиям партизан, то держал свое слово.

Леонид Млечин: С пойманными партизанами расправлялись необыкновенно жестоко – им отрубали головы, которые потом выставляли напоказ. Довольные японцы фотографировались возле обезглавленных трупов врага.

Японская армия и жандармерия подавили партизанское движение в Маньчжурии. Остатки партизан и Ким вместе с ними в декабре 1940 года бежали в соседний Советский Союз, где и жили до августа 45-го. Советские спецслужбы принимали партизан на тот случай, если придется воевать с Японией, и давно использовали их для разведывательно-диверсионной работы.

Год он учился на курсах при Хабаровском пехотном училище. А к осени 1942 года директивой Наркомата обороны на Дальневосточном фронте была сформирована 88-я отдельная стрелковая бригада. Разместили бригаду в дальневосточном поселке Вятское-на-Амуре близ Хабаровска. Укомплектовали в основном советскими китайцами и бывшими партизанами, которые, спасаясь от японцев, перешли границу. Капитан Ким Ир Сен в бригаде служил под китайским именем Цзинь Жичен.

Судьба Кореи обсуждалась на Ялтинской конференции трех великих держав в феврале 1945 года. 8 февраля в Ливадийском дворце американский президент Франклин Делано Рузвельт предложил учредить опеку над Кореей. В качестве попечителей Рузвельт предложил Китай, Советский Союз и США. Объяснил: "Попечители помогут корейцам управлять страной. Может быть, понадобится 30–40 лет, пока корейцы будут готовы к самоуправлению. Зато держать войска в Корее не придется", – заметил Рузвельт.

Получилось иначе. Разгромив японскую Квантунскую армию, советские войска вошли в Корею с севера, американские высадились на юге полуострове. К югу от 38-й параллели была американская зона оккупации, к северу – советская. Американцам достался юг страны и столица Сеул, где находилась корейская интеллигенция и практически все сколько-нибудь известные корейские политики.

Леонид Млечин: Советские оккупационные власти сделали ставку на молодого Ким Ир Сена. Его обыкновенно недооценивают, считают недалеким партизаном, который не закончил и восьмилетки, не умел толком читать и писать. Но не нужно забывать, что Ким с молодых лет проявил себя упорным, не знающим сомнений борцом. В партизанские годы он оказался достаточно осторожен, чтобы не попасть в руки японцам, и достаточно умен, чтобы сначала ладить с китайцами, а затем – с русскими. Поначалу Ким был покладист, сговорчив, дисциплинирован, вкрадчив, он умел расположить к себе – и понравился советским офицерам. К тому же он немного говорил по-русски.

Выступая по случая первой годовщины освобождения Кореи, Ким Ир Сен торжественно обещал: "Корейский народ никогда не забудет кровь, пролитую во имя освобождения сыновьями и дочерями великого советского народа". И все же Ким забыл об этом первым.

Соединенные Штаты в конце 1947 года подняли корейский вопрос в ООН, предложив провести выборы под контролем международных наблюдателей. Советские руководители с порога отвергли эти предложения, обвинив американцев в попытке вмешательства во внутренние корейские дела.

В советской зоне оккупации началось строительство социализма под руководством великого вождя Ким Ир Сена. В сентябре 1948 года на севере полуострова была провозглашена Корейская Народно-Демократическая Республика. В американской зоне оккупации формировалось полуавторитарное государство, которое олицетворял первый президент страны Ли Сын Ман, который в годы японской оккупации возглавлял корейское временное правительство в изгнании, нашедшее приют в Шанхае. Так на Корейском полуострове возникли два государства, которые не признавали друг друга.

Леонид Млечин: Много лет среди историков шел спор: кто первым нажал на спусковой крючок в той войне? Теперь ответ известен: 25 июня 50-го года семь дивизий Корейской народной армии Ким Ир Сена при поддержке 150 танков Т-34 атаковали Южную Корею…

ПОЛНЫЙ РАЗГРОМ

На севере Кореи с помощью советских инструкторов к лету 1950 года сформировалась армия в 200 тысяч человек.

Советский посол в Пхеньяне Терентий Штыков телеграфировал Сталину: "Генштаб Корейской народной армии разработал с участием главного военного советника генерала Васильева общий план операции. Корейская народная армия будет полностью отмобилизована в июне. Ким Ир Сен предпочитает начать наступление в конце июня. Откладывать его на более поздний срок нежелательно".

Леонид Млечин: Ким Ир Сен надеялся закончить войну меньше чем за два месяца. Его армия действовала с опережением плана – за четыре дня северяне взяли Сеул. Правительство Ли Сын Мана бежало. Ким торжествовал. Но вместе с Мао Цзэдуном и со Сталиным он ошибся, рассчитывая, что американцы не вмешаются.

Атака Северной Кореи на Южную оказалась полным сюрпризом для Запада. Американцы даже сравнивали эту войну с внезапным нападением японцев на Перл-Харбор в декабре 1941 года. Всю вину возложили на разведку. ЦРУ оправдывалось: американская разведка потеряла в 1949 году свою базу в континентальном Китае, когда власть взяли коммунисты во главе с Мао Цзэдуном.

Когда президенту Соединенных Штатов Гарри Трумэну сообщили, что Северная Корея напала на Южную, американский президент записал в дневнике: "Если коммунистам позволят ворваться в Республику Корею и свободный мир не возразит, ни одно малое государство не сможет сопротивляться угрозам и агрессии со стороны более сильных коммунистических соседей".

Две Кореи хотя и не признавали друг друга, но уже были самостоятельными и международно признанными государствами. Таким образом, с точки зрения международного права, Северная Корея совершила акт агрессии против другой страны. Президент Трумэн приказал американским вооруженным силам прийти на помощь южанам.

Сталин и министр иностранных дел Вышинский совершили ошибку: они приказали советскому представителю в Организации Объединенных Наций бойкотировать заседание Совета Безопасности в знак протеста против того, что место в ООН не было передано Мао Цзэдуну, а осталось за свергнутым режимом Чан Кайши. В отсутствие советского представителя Совет Безопасности уполномочил вооруженные силы стран ООН остановить агрессию. Американские войска получили право использовать флаг Организации Объединенных Наций.

1 июля 1950 года в корейском городе Пусане приземлились самолеты, которые доставили первых 256 американских солдат – две с половиной роты 24-й пехотной дивизии. 5 июля их бросили в бой южнее Сеула. Командовать войсками президент Трумэн поручил генералу Дугласу Макартуру.

Леонид Млечин: Потомственный военный, Макартур был легендарной личностью. Он никогда и ничего не боялся. В Первую мировую он даже под обстрелом ни разу не надел каску. Вторую мировую он провел на Тихом океане, сначала отступая перед превосходящими силами японской армии, а затем громя их.

Когда японцы капитулировали, Дуглас Макартур сказал своим офицерам: "Да, джентльмены, обратная дорога была долгой". И он показал рукой на труп японского солдата: "Вот такими они мне нравятся".

Генерал Макартур принял неожиданное и смелое решение: ранним утром 15 сентября его войска высадились в тылу северокорейском армии под Инчхоном. Генерал Макартур перерезал линии снабжения северных корейцев и ударил им в спину. Через 11 дней американцы отбили Сеул. К концу сентября половина северокорейской армии сражалась с перевернутым фронтом.

Леонид Млечин: 1 октября американские войска вышла к 38-й параллели. Армия Ким Ир Сена, охваченная паникой, развалилась. Американцам открылась дорога на Пхеньян, который северные корейцы, отступая, сдали без боя.

В американском плену оказалось примерно 60 тысяч северных корейцев. "Они – самые счастливые корейцы во всей стране, – сказал Макартур. – Впервые в жизни они накормлены и умыты".

Помощник Ким Ир Сена признался советскому послу Штыкову, что у его шефа "настроение подавленное и даже пораженческое. Война проиграна. Если не помогут извне, Советский Союз потеряет Корею". Ким Ир Сен умолял Сталина вмешаться в войну. Тот переадресовал просьбу Мао Цзэдуну, но оказалось, что уже поздно

13 октября посол Штыков доложил в Москву: "Проведена эвакуация из Пхеньяна правительственных учреждений и дипломатического корпуса. Население массами покидает Пхеньян и уходит на север. В связи с непрерывными бомбардировками и продвижением лисынмановских и американских войск настроение населения подавленное. Наблюдается растерянность и бесперспективность как среди населения, так и в правительственных кругах. Среди населения, в армии и даже среди руководящих работников распространены разговоры о том, почему Советский Союз не помогает Корее всеми своими вооруженными силами, в то время как США помогают Ли Сын Ману".

Сталин решил, что остатки северокорейской армии придется вывозить из страны. Он просил передать Ким Ир Сену: "Мы считаем продолжение сопротивления бесперспективным. В этих условиях вы должны подготовиться к полной эвакуации в Китай или в СССР".

МАО НЕДООЦЕНИЛИ

Леонид Млечин: Мао Цзэдун был невысокого мнения о корейском лидере. Но когда американские войска приблизились к китайской границе, Мао решил, что Соединенные Штаты намерены вторгнуться и в Китай, чтобы его свергнуть.

Глава китайского правительства Чжоу Эньлай сделал совершенно ясное предостережение: "Китайский народ не потерпит иностранной агрессии и не будет равнодушно наблюдать за тем, как соседи становятся жертвой империалистов". Чжоу Эньлай пригласил посла Индии и просил передать Соединенным Штатам, что если войска ООН пересекут 38-ю параллель, Китай придет на защиту Северной Кореи.

Леонид Млечин: В Белом доме пропустили мимо ушей его предупреждения, хотя Чжоу Эньлай был вторым человеком в Китае, а мог стать и первым. Именно Чжоу основал Китайскую Красную армию, когда 1 августа 1927 года возглавил мятежные армейские части в городе Наньчан. Он учился в Японии и Франции, пользовался успехом у женщин и авторитетом в партии. Одно время он руководил партией вместо Мао – за что впоследствии принужден был постоянно каяться. Аппаратчик до мозга костей, партийный служака, он все терпел от Мао, глотал все обиды и унижения.

Президент Трумэн пребывал в уверенности, что заявления Пекина – блеф. ЦРУ докладывало, что "нет никаких свидетельств того, что китайские коммунисты намерены принять полномасштабное участие в войне в Корее".

6 октября 1950 года Политбюро ЦК Компартии Китая приняло решение отправить в Корею "добровольцев". А генерал Макартур пообещал Трумэну: "Я считаю, что сопротивление прекратится ко Дню благодарения. Тех, кого мы не успеем уничтожить, прикончит зима. Они сражаются, чтобы спасти лицо. Восточные люди предпочитают потере лица смерть".

Трумэн спросил: "Каковы шансы, что китайцы и русские вмешаются?"

"Они невелики, – уверенно ответил генерал Макартур. – Если бы они вступили в дело в первый или второй месяц войны, это могло иметь решающий характер. Теперь мы не боимся интервенции. Мы лучшие".

Леонид Млечин: А 18 октября первый отряд китайских войск, названный Добровольческим, перешел через реку Ялуцзян. 21 октября китайцы уже вступили в боевые действия. Атака 150 тысяч китайских "добровольцев" была настолько неожиданной для американцев, что они в панике отступили на юг, подрывая железные дороги.

Председатель комитета начальников штабов генерал Омар Брэдли сказал Трумэну, что "положение ужасное – началась совсем другая война". Командовавший китайскими войсками маршал Пэн Дэхуай обещал наголову разгромить американцев. Мао приказал ему "сбросить американцев в море".

Главнокомандующий Народно-освободительной армией Китая маршал Чжу Дэ рассказал советскому послу: "Война в Корее многому нас научила". Китайские руководители думали, что их армия способна справиться с любым противником, но увидели, что не могут обойтись без современной техники. У китайцев были всего две танковые дивизии. Мао ждал весомой помощи от Советского Союза.

Леонид Млечин: Сталин войска в Корею не послал, но разрешил перебросить в Китай истребительный авиакорпус, чтобы советские летчики прикрыли с воздуха китайские войска. Они носили форму китайской армии.

Желание Сталина скрыть советское участие в войне полностью совпадало с намерениями американцев. В Вашингтоне сделали все, чтобы это осталось тайной, иначе американское общество потребовало бы каких-то действий, а в Вашингтоне не хотели, чтобы локальный конфликт перерос в войну США и СССР. Обе страны тщательно избегали прямого столкновения.

Трумэн отказывался посылать в Корею значительные силы, побаиваясь, что Сталин затеял эту войну как отвлекающий маневр, чтобы оттянуть туда все американские силы – и тогда нанести удар в Европе. Страны НАТО тоже боялись, что Соединенные Штаты увязнут в Корее.

Леонид Млечин: Дуглас Макартур не понимал, почему, имея в арсенале такое оружие, ему запрещают применить его на поле боя. Генерал предлагал объявить Китаю войну и сбросить от 30 до 50 атомных бомб на Маньчжурию и крупные города.

Но командующий 8-й армией генерал Мэтью Риджуэй сумел остановить отступление. Фронт стабилизировался без применения ядерного оружия. Напряжение спало. В начале 1951 года 8-я армия начала успешное наступление и во второй раз отбила Сеул. К концу марта американские войска вышли к 38-й параллели и остановились.

Советский посол в Пекине Павел Юдин докладывал Сталину: "Во время ужина Мао Цзэдун говорил о войне в Корее, указывал на то, что американцы, к сожалению, не хотят вести больших сражений. Главная наша задача в Корее – как можно больше уничтожить живой силы американцев. "Мы, – говорил Мао Цзэдун, – не против того, чтобы война в Корее затянулась, так как каждый день пребывания американских войск в Корее лихорадит Америку, сеет раздоры внутри правящих кругов американских империалистов и настраивает против правящих кругов общественное мнение". Он сказал, что на опыте войны в Корее они многому учатся – как надо организовать современную армию и как надо вести войну против современных империалистических армий".

Леонид Млечин: Если бы в тот момент Мао предложил заключить перемирие, ошеломленные американцы ухватились бы за это предложение, и Мао вошел бы в историю как полководец, который нанес поражение Соединенным Штатам. Но Мао, вдохновленный успехами своих войск, совершил свою порцию ошибок. Он решил "сбросить американцев в море" и объединить Корею. Однако американцы уже пришли в себя, а их превосходство в технике и огневой мощи над китайскими ополченцами было очевидным.

Генерал Макартур намеревался полностью разгромить китайскую армию. Президент Трумэн боялся, что удар по Китаю заставит вступить в войну Советский Союз, и не хотел давать Сталину повода. Американский президент думал только об одном – как бы не допустить Третьей мировой войны.

"Каждый американский солдат – спекулянт, занимается куплей и продажей, – говорил Сталин 20 августа 1952 года приехавшему из Пекина главе правительства Чжоу Эньлаю. – Какая же это сила? Американцы вообще не способны вести большую войну. Они хотят покорить весь мир, а не могут справиться с маленькой Кореей. Они не умеют воевать. Надеются на атомную бомбу, авиационные налеты. Но этим войну не выиграть. Нужна пехота, а пехоты у них мало, и она слаба. С маленькой Кореей воюют, а в Соединенных Штатах уже плачут. Что же будет, если они начнут большую войну? Тогда, пожалуй, все будут плакать…"

НАСЛЕДСТВЕННАЯ МОНАРХИЯ

Леонид Млечин: Но в марте 53-го Сталин умер. Советское правительство немедленно заявило, что было бы неправильно продолжать ту линию в этом вопросе, которая проводилась до этого времени. Москва согласилась на обмен ранеными и пленными, и быстро договорились прекратить боевые действия.

27 июля 1953 года подписали соглашение о военном перемирии в Корее. Фактически юг и север остались при своем, если не считать, что затеянная Ким Ир Сеном война полностью разрушила Корею. Со временем Соединенные Штаты помогли Южной Корее стать процветающим государством. А Северная Корея под руководством Ким Ир Сена так и не смогла выбраться из отсталости и нищеты.

Леонид Млечин: Китай вышел из войны истощенным, зато Пекин приобрел вес в мировой политике. По официальным данным, в Корее погибло 150 тысяч китайцев. Дэн Сяопин говорил японским коммунистам, что на самом деле потери составили 400 тысяч. 20 с лишним тысяч китайских солдат и офицеров попали в плен; две трети не захотели возвращаться в КНР, их отправили на Тайвань.

Война обернулась страшным унижением для Ким Ир Сена. Во-первых, он едва ее не проиграл. Во-вторых, китайцы его фактически отстранили, боевыми действиями руководил китайский маршал Пэн Дэхуай. И перемирие летом 1953 года американцы заключали не с Кимом, а с китайцами. Он словно не существовал.

Но Ким приказал считать это победой и присвоил себе звание маршала. А чтобы заставить страну забыть о неудачном исходе войны, Ким заявил, что против него готовился заговор. Через неделю 12 руководителей партии обвинили в измене и шпионаже, устроили процесс, всех признали виновными и казнили.

Леонид Млечин: Мао Цзэдун был не прочь избавиться от неудачника Кима, но Ким умудрился безболезненно выйти из-под опеки Советского Союза и не оказался в подчинении у Китая.

Москва никогда не критиковала Ким Ир Сена. А вот в Китае в годы Культурной революции хунвейбины нещадно поносили Кима. Китайские радикалы обвиняли Кима в ревизионизме, в нежелании присоединиться к Культурной революции, в отказе помочь Северному Вьетнаму воевать против американцев. Китайские студенты, приезжавшие в Северную Корею, обвиняли Кима в том, что он погряз в буржуазном быте, возмущались его многочисленными резиденциями.

В январе 1967 года руководитель ведомства госбезопасности КНР Кан Шэн, который вошел в историю как "китайский Берия", сказал албанским товарищам: "Ким Ир Сен должен быть свергнут, чтобы изменить положение в Корее". Хунвейбины атаковали северокорейское посольство в Пекине. Мало кто знает, что в те годы на корейско-китайской границе тоже происходили военные столкновения, как между советской армией и китайской.

В конце 60-х годов Ким Ир Сена стали называли великим вождем. Раньше этого титула удостаивались только Ленин, Сталин и Мао Цзэдун. Но Ким решил, что настоящий великий вождь – это он сам.

На склоне лет он видел печальную судьбу других социалистических вождей: после смерти их статуи свергаются, собрания сочинений сжигаются, а имена вычеркиваются из истории. Ким Ир Сен не был религиозным человеком, не думал о своей загробной жизни, но хотел, чтобы его имя сохранилось в истории Кореи и чтобы его наследники не разрушили то, что он сделал. Это заставило Кима задуматься о наследнике.

Он попытался перехитрить Историю. Он придумал идею "незаконченной революции": раз революция, начатая им, не завершена, то ее должен продолжить тот, кто является продолжателем его дела. А кто же еще может быть наследником Ким Ир Сена, как не его сын Ким Чен Ир, которому передались выдающиеся черты его отца?

Леонид Млечин: 20 лет он готовил передачу власти сыну, хотя не добился в этом понимания и поддержки даже у своего единственного союзника – Китая. Он понимал, что если займется подготовкой народа заранее, люди вынужденно свыкнутся с мыслью о том, что именно сын великого вождя и должен стать новым лидером государства. Он сумел создать в стране наследственную монархию.

Сейчас власть перешла к его внуку Ким Чен Ыну. Лицо Ким Ир Сена можно увидеть повсюду: на телеэкранах, на партийных значках, приколотых к лацканам пиджаков, на почтовых марках. Ким смотрит на своих подданных с гигантских щитов, установленных среди цветочных клумб во всех городах и деревнях. Дворец, в котором работал Ким, превращен в мемориальный комплекс. Здесь ровно через год после смерти было установлено его забальзамированное тело. Лозунг Северной Кореи наших дней: "Великий вождь товарищ Ким Ир Сен будет с нами вечно!" Главное, чтобы вечным не оказался конфликт на корейском полуострове, в который вовлечены великие державы и который грозит превратиться в настоящую войну…

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск