Война приходит с Востока. 9-я серия. Смерть в джунглях

Война приходит с Востока. 9-я серия. Смерть в джунглях
Белый дом - Кремль. Переговоры особого назначения
Американская деловитость и русский размах
Пентагон. Солдаты или торговцы?
Белый дом. Миссия первой леди
Белый дом. Каждое государство несчастно по-своему
Белый дом. Справка о состоянии здоровья
Белый дом. Свои и чужие
Доброволец
Белый дом. Звёздно-полосатый флаг в огне
Какую роль в США играет вице-президент?

Леонид Млечин: Американский президент Линдон Джонсон пытался все держать под контролем. Он сам себе был и пресс-секретарем, и советником по национальной безопасности. Он вообще все хотел делать сам. Президент только не знал, как выпутаться из кровопролитной войны во Вьетнаме.

СМЕРТЬ В ДЖУНГЛЯХ

Голос за кадром: «Чем больше войск Соединенные Штаты пошлют во Вьетнам, тем счастливее мы себя будем чувствовать, ибо их плоть окажется доступной нашим когтям, и мы сможем пить их кровь, – говорил глава китайского правительства Чжоу Эньлай. – Они станут нашими заложниками».

«Если бы я мог оказаться с Хо Ши Мином в одной комнате, – сокрушался Линдон Джонсон, – мы бы все уладили».

Президент Джонсон вел беседу, глядя собеседнику в глаза: если разговор был не очень важным, он крепко держал собеседника за руку, если важным, держал за плечи – не вырвешься. «Сказать Джонсону нет, – вспоминал его помощник, – было все равно, что стоять на берегу реки и велеть бурному течению повернуть вспять».

Леонид Млечин: Но встретиться с Хо Ши Мином, лидером борьбы за независимость Вьетнама, президент Джонсон не решился. Во Вьетнаме погибли 58000 американцев, 200000 были ранены, 2500 пропали без вести, вьетнамцы потеряли 3000000 человек.

Голос за кадром: После Второй мировой войны Хо Ши Мин воспользовался удачной ситуацией для завоевания независимости: 2 сентября 1945 года в Ханое была провозглашена Демократическая Республика Вьетнам. Но Франция не хотела терять свои колонии, французские войска высадились в Сайгоне и попытались вновь завоевать страну.

Американцы оказались в ловушке, симпатии из были на стороне национальных движений, требовавших свободы, но европейские союзники требовали от Вашингтона поддержки в сохранении прежних колониальных империй. Соединенные Штаты поставили французам оружие на миллиард с лишним долларов, отправили им в помощь советников и авиацию, но французы потерпели поражение во вьетнамских джунглях.

Французский министр иностранных дел Жорж Бидо обсуждал с государственным секретарем США Джоном Фостером Даллесом идею ядерного удара по вьетнамцам, чтобы раз и навсегда покончить с сопротивлением. Даллес пересказал разговор президенту, Дуайт Эйзенхауэр не стал втягиваться в заведомо обреченную историю. «Вы должно быть сошли с ума, – ответил президент, – мы не можем дважды на протяжении 10-ти лет бросать на Азию ядерные бомбы».

21 июля 1954 года в Женеве французы подписали Соглашение о прекращении боевых действий в Индокитае и ушли. Договорились временно, как в Корее, разделить Вьетнам по 17-й параллели: на юге у власти осталось прозападное полуавторитарное правительство, коммунистам достался север.

Регулярная вьетнамская армия передислоцировалась на север, но компартия не смирилась с потерей половины страны: на юге остались партизанские отряды и партийные ячейки, которые ушли в подполье.

В январе 1959 года расширенный пленум ЦК партии трудящихся Вьетнама принял решение: «Основной путь развития революции на юге – это путь насилия». Так началась самая крупномасштабная партизанская война в новейшей истории, ее вел Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама.

Леонид Млечин: Как и в Корее, Соединенные Штаты пришли на помощь Югу, Советский Союз помогал Северу. Никита Сергеевич Хрущев говорил, что полномасштабная война между Западом и Востоком невозможна, но обещал, что Соединенные Штаты потерпят поражение в третьем мире, где развернулись национальные освободительные войны.

Голос за кадром: Президент Джон Кеннеди услышал слова Хрущева и был одержим идеей противостояния мировому коммунизму: он обнаружил на карте Юго-Восточной Азии коммунистов и решил, что здесь одержат показательную победу, но именно Вьетнам, который он выбрав для демонстрации силы, куда отправил свои любимые зеленые береты, стал местом полного поражения Соединенных Штатов.

Леонид Млечин: Джон Кеннеди был убит в ноябре 63-го и не увидел, что потом пережила Америка, которую он оставил Линдону Джонсону. Джонсон сохранил в Белом доме практически всю команду Кеннеди и считал, что в его распоряжении лучшие, самые блестящие умы. Во вьетнамской войне Джонсон полагался на советы этих молодых людей, а они самонадеянно верили в свою способность выиграть любое сражение.

Голос за кадром: 2 августа 1964 года находившийся в Тонкинском заливе американский эсминец «Мэддокс» радировал в штаб, что подвергается атаки вьетнамских катеров в международных водах, эсминец запросил поддержки с воздуха: американские самолеты один вьетнамский катер уничтожили, два повредили. «Наш корабль обстрелян в Тонкинском заливе, – возмущался президент Джонсон, – это неспровоцированное нападение».

Инцидент в Тонкинском заливе имел далеко идущие последствия: обе палаты Конгресса проголосовали за то, чтобы Соединенные Штаты, если президент сочтет это необходимым, помогали Южному Вьетнаму отражать агрессию извне всеми средствами, включая военные. В палате Представителей «за» проголосовали все, в Сенате только двое были против – президент получил право использовать вооруженные силы, не спрашивая всякий раз разрешения у Конгресса. Со временем многим сенаторам и конгрессменам война во Вьетнаме перестала нравиться, но они уже ничего не могли поделать.

Авиация Соединенных Штатов нанесла удар по базам северо-вьетнамского флота, при чем президент Джонсон по горячей линии связи предусмотрительно уведомил Кремль, что это ограниченная акция, а не попытка изменить баланс сил в регионе. Но, выступая по телевидению Линдон Джонсон объяснил, что во Вьетнаме открылся еще один фронт «холодной войны».

Леонид Млечин: Пекин и Москва помогали вьетнамцам и в Вашингтоне считали, что имеют дело со сплоченным коммунистическим блоком, в реальности, если бы не американское вмешательство, Хо Ши Мин скорее всего стал бы азиатским Иосифом Броз Тито и вел бы очень самостоятельную линию, как и руководитель Югославии.

Голос за кадром: Сталина заинтересовал Вьетнамом Мао Цзэдун в 1949 году, в январе 1950 года в Москве побывал сам Хо Ши Мин, но до 1954 года советское руководство Вьетнамом почти не занималось, до 1965 года вьетнамцам поставляли большей частью немецкое трофейное оружие.

Леонид Млечин: Советское руководство не так уж сильно радовалось тому, что Соединенные Штаты погрузились во вьетнамскую трясину, потому что понимало: это чревато большим конфликтом, но логика холодной войны толкала к противостоянию. В феврале 65-го глава советского правительства Алексей Николаевич Косыгин отправился в Ханой, чтобы порадовать вьетнамцев: они получат массированную военную помощь для противостояния американцам.

Голос за кадром: На обратном пути из Ханоя он сделал остановку в Китае и встретился с Мао Цзэдуном. Вернувшись домой, сообщил Брежневу, что Китай откроет воздушное пространство для прямых доставок советской боевой техники во Вьетнам. Косыгин не понял китайского вождя – Мао не разрешил советским военным самолетам летать через Китай.

Пекин вообще пытался заставить вьетнамцев отказаться от советской помощи. Глава правительства КНР Чжоу Эньлай наставительно говорил премьер-министру Северного Вьетнама Фам Ван Донгу: «Вам лучше не принимать советскую помощь, я не поддерживаю идею приезда советских добровольцев и советской помощи Вьетнаму».

Леонид Млечин: В Советском Союзе пристально следили за отношениями вьетнамцем с Китаем, подозревая Ханой в излишней любви к Пекину, что тоже было большой ошибкой: между китайцами и вьетнамцами существовала давняя неприязнь.

Голос за кадром: Во Вьетнаме находилось больше 300000 китайских солдат и офицеров, при этом вьетнамцы не доверяли китайцам и считали их пятой колонной, в Ханое всегда держались очень независимо и мало думали о том, что скажут в Москве или Пекине, у вьетнамских руководителей была одна цель – объединение страны.

ВОЕВАЛ. НО НЕ ВЕРИЛ В ПОБЕДУ

Голос за кадром: В июле 1965 года во Вьетнаме служило 75000 американцев, несмотря на предупреждения о том, что Соединенные Штаты идут гибельным путем, который уже привел Францию к поражению, Джонсон принял решение американизировать конфликт: через полгода число американских военных увеличилось более, чем вдвое. Выступая в Конгрессе, президент Джонсон уверенно произнес: «Во Вьетнаме мы будем стоять твердо, и мы намерены победить».

Но в своем кругу он признавался: «Не знаю, как мне быть с чертовым Вьетнамом, хоть бы кто-нибудь сказал мне, что делать. Ситуация с Вьетнамом, как без парашюта лететь на самолете, где отказали двигатели: прыгнешь – разобьешься, останешься в кабине – сгоришь».

Леонид Млечин: Страна ввязалась в конфликт на высокой волне самоуверенности, но общество не выдержало бесконечной войны, потока трупов и кадров жестокого противостояния.

Голос за кадром: Карьера Роберта Макнамара началась в Гарвардской школе бизнеса и продолжилась в автомобильной компании Форда, Джон Кеннеди пригласил его в правительство через месяц после того, как стал президентом страны. Финансист Макнамара руководствовался в военных делах бухгалтерским анализом затрат и издержек, сенатор Барри Голдуотер называл его «ходячим компьютером», он действительно преобразовал систему управления вооруженными силами, но он позволил стране втянуться во вьетнамскую войну, поэтому на посту министра обороны ошибки Макнамара исчисляли человеческими жизнями, а не упущенным доходом держателей акций.

Леонид Млечин: В феврале 66-го Джонсон полетел на Гонолулу, беседовал там с генералом Уильямом Уэстморлендом, командующим американским контингентом во Вьетнаме. Генерал уверенно обещал президенту к концу года добиться перелома в войне, если получит подкрепление. Джонсон приказал за полгода увеличить американский контингент и пожелал генералу «удачной охоты».

Голос за кадром: Идея состояла в том, что американские войска поддерживают стабильность пока Сайгон обучает свою армию, но американцам пришлось остаться во Вьетнаме и умирать, потому что южновьетнамские войска так и не стали серьезной силой, к тому же в 1971 году началась переброска на юг регулярной вьетнамской армии, на вооружении у них состояла советская артиллерия, танки и ракеты.

Вьетнамцы навязали Соединенным Штатам кровавую войну на истощение, стараясь убить как можно больше американцев, которые обыкновенно стараются находиться вне досягаемости врага. Макнамара это понял, и в декабре 1966 года признался президенту Джонсону: «Победа едва ли возможна, мы были слишком оптимистичны».

Леонид Млечин: Президент Джонсон разрешил генералам отвечать на атаки вьетнамцев бомбардировками: на Северный Вьетнам сбросили больше взрывчатки, чем на всю Европу во время Второй мировой – погибло множество людей.

Голос за кадром: Линдон Джонсон не желал лишних жертв, он не хотел провоцировать советское или китайское вмешательство, поэтому наложил массу ограничений на бомбардировки, что только раздражало летчиков. По ночам, часа в 3, Джонсон вскакивал с постели в халате и в тапочках с фонариком, шел в ситуационную комнату, чтобы лично распорядиться относительно бомбовых ударов на другой стороне мира.

Но Северный Вьетнам не был индустриальной страной, чью экономику можно разрушить с воздуха: вьетнамцы зарывались в землю, сводя к нулю эффект авианалетов и понемногу брали под контроль Южный Вьетнам.

Леонид Млечин: Советский Союз поставлял во Вьетнам зенитные ракетные комплексы С-75 «Двина», американцы боролись с ними, как могли: устанавливали активные посевные помехи, обстреливали самонаводящимися ракетами класса «воздух-земля», но С-75 были эффективны – американцы несли потери, к 67-ому году во Вьетнаме находились уже 7 полков ракетных комплексов. Будущий генерал-полковник и начальник военной академии противовоздушной обороны Юрий Михайлович Бошняк командовал одним из них.

Голос за кадром: «На меня произвел особое впечатление уровень подготовки американских летчиков палубной авиации – это несомненно были летчики-уникумы, летчики высочайшего класса, которые имели баснословные налеты, исчисляемые не сотнями, а тысячами часов. Они использовали различные маневры, в том числе по высоте, в составе группы: один относительно другого самолета, вокруг продольной оси, изменяя отражающую поверхность, которая заставляла пульсировать отраженные сигналы, всё это создавало почти невозможную ситуацию для обстрела этих целей – вот почему я убежден, что даже то количество авиации, которое потеряли американцы, это порядка тысячи самолетов, даже эта цифра была величайшей победой и нашего оружия и вьетнамского умения использовать это оружие».

Леонид Млечин: Джонсон отдал приказ бомбить Северный Вьетнам, чтобы помочь южновьетнамскому правительству, но сам говорил военным: «Бомбить, бомбить, бомбить – это все, что вы знаете, а мне нужны идеи и решения, что делать с этой чертовой страной!».

Голос за кадром: «Никакие воздушные атаки, вплоть до полного уничтожения Северного Вьетнама и его населения, а эта мера не может вызвать одобрения ни у одного нормального человека, не сократят потоки людей и снаряжения, идущие на юг, – признал министр обороны Макнамара, – бомбардировки Севера не сломят волю Ханоя, воздушная война не заменит наземную и бомбардировки не помогут нам выиграть войну малой кровью».

Леонид Млечин: За несколько месяцев до отставки секретарь часто заставала Макнамару, стоящим у окна: плечи его тряслись – министр плакал. В конце концов, у Макнамара случился нервный срыв, и он ушел. Он так и не смог объяснить ни себе, ни американцам, почему он 2 года не уходил в отставку уже после того, как признался коллегам, что война во Вьетнаме проиграна, почему продолжал вести войну, в которую сам не верил.

Голос за кадром: Пентагон не знал, как выиграть войну, а президент Джонсон, как ее окончить, на карту был поставлен престиж Америки. Жена Линдона Джонсона, Леди Бёрд, записала в дневнике слова, сказанные мужем: «Я не могу оттуда уйти, я не в состоянии закончить то, что начал, я просто не знаю, что мне предпринять».

Леонид Млечин: Он видел, что война съедает ресурсы и деньги, которые нужны для внутренних программ, он хотел построить великое общество, деньги ему нужны были для этого, но он не знал, как выбраться из Вьетнама без того чтобы на него н спустили всех собак: «Ты – трус, ты – первый президент, из-за которого Америка проиграла войну!».

Голос за кадром: 30 января 1968 года коммунисты организовали наступление в праздник Тет, вьетнамский Новый год, это была серия удачных атак: в Сайгоне отряд из 4000 человек атаковал американское посольство: 19 партизан проникли в здание и 6 часов сопротивлялись, пока их не убили американские парашютисты, которые высадились на крыше. Для американского общественного мнения это был удар – поддержка войны закончилась. Новый министра обороны Кларк Клиффорд сказал: «Стало ясно, что мы не видим свет в конце тоннеля».

4 марта 1968 года на совещании в Белом доме министр обороны рекомендовал президенту отвергнуть просьбу военных отправить во Вьетнам еще 200000 солдат, потому что это приведет только к увеличению американских потерь и принять все меры, чтобы закончить войну, и он уговорил президента.

Леди Бёрд пыталась создать вокруг Джонсона климат тепла и лояльности, когда к нему бумерангом вьетнамкой войны вернулась ненависть страны – эта была первая телевизионная война, зрители видели, что там происходило и ужасались. Первыми вьетнамской войной возмутились студенты, газеты печатали письма видных американцев: «Уважаемый господин президент, Вы убили столько северных и южных вьетнамцев, как Вы можете спать по ночам?».

Она просила друзей и родственников не задавать Джонсону вопросов о Вьетнаме, ее дневники свидетельствуют об отчаянии ее мужа.

Леонид Млечин: «Он нервничал и плохо себя контролировал, с теми, кто с ним не соглашался относительно Вьетнама, он прощался, ушли: Макджордж Банди – советник по национальной безопасности, Джордж Болл – заместитель госсекретаря, пресс-секретарь Билл Мойерс, который так нравился Леди Бёрд, остались только те, чьи советы президент хотел слышать.

Голос за кадром: 31 марта 68-го года в Белый дом приехала их дочь Линда, она была беременна, ее муж ждал отправки во Вьетнам, она спросила отца: «Почему мы должны воевать во Вьетнаме?». Джонсон уставился на дочь, Леди Бёрд подумала, что лишь однажды видела такую боль в его глазах, когда умерла его мать.

2000000 человек протестовали против войны во Вьетнаме: антивоенные настроения охватили столь значительные слои общества, что Линдон Джонсон даже не рискнул баллотироваться на следующий срок. Когда собрался съезд демократической партии, чтобы выдвинуть кандидата в президенты, Линдон Джонсон работал над речью, в которой решил отказаться от выдвижения, включенный в Овальном кабинете магнитофон запечатлел его мысли:

«Они думают, что мне нужна власть, а всё, что не нужно – это утешение и немного любви… любви, немного любви». Разочарованный и преданный теми, кто был ему обязан, Джонсон объявил: «Я сам не буду добиваться и не приму от моей партии выдвижения кандидатом в президенты».

20 января 1969 года, когда Джонсоны покинули Белый дом, Леди Бёрд сказала мужу, что она счастлива вернуться домой и желает им еще 20 лет счастливой жизни на ранчо. Но, покинув Белый дом, Джонсон впал в депрессию: он должен был давать кому-нибудь указания, хотя бы водителю, как ехать – жизнь была для него невыносима.

«Я совершил все ошибки, которые только можно было» – признался Джонсон незадолго до смерти.

Леонид Млечин: Линдон Джонсон сыграл важнейшую роль в том, чтобы темнокожие американцы добились равноправия. Все годы в Белом доме он больше всего был занят социальными реформами и, если бы не вьетнамская война, он несомненно считался бы выдающимся президентом.

ЗАЧЕМ ОНИ УМИРАЛИ?

Леонид Млечин: Газеты «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост» в 71-ом году опубликовали секретные документы министерства обороны, из которых следовало, что правительство неверно информировало страну о ходе войны во Вьетнаме – это усилило антивоенные настроения, Америка потратила на войну полтриллиона долларов и была совершенно деморализована: выиграть войну в Вашингтоне уже не рассчитывали, но не знали, как уйти их Вьетнама, чтобы сохранить престиж и поэтому упрямо продолжали бомбить страну.

Голос за кадром: На президентских выборах в 1968-ом году победил Ричард Никсон, который говорил во время предвыборной кампании: «Я не сброшу атомную бомбу на Вьетнам, я не введу войска ни в Северный Вьетнам, ни в какую-либо другую страну региона».

Его избрали для того, чтобы он покончил с войной, опросы общественного мнения свидетельствовали о том, что население даже не знало, был Никсон «голубем», или «ястребом», но это не имело значения, он представлял республиканцев, а не демократов, которые втянули Америку в войну.

Леонид Млечин: Переговоры о мире во Вьетнаме новый президент поручил своему советнику по национальной безопасности профессору Генри Киссинджеру, он играл совершенно необычную роль в администрации Никсона, который гордился тем, что у него работает такой человек.

Голос за кадром: «Генри Киссинджер, – сказал журналистам Никсон, представляя нового сотрудника, – согласился войти в состав моей администрации в качестве Советника по национальной безопасности, он один из самых выдающихся ученых Америки и всего мира, он привнесет с собой свежий подход».

Никсон желал войти в историю в качестве миротворца и считал, что этот человек, который говорил еще с сильным немецким акцентом, Киссинджер родился в Германии, его привезли в Америку ребенком, не может составить ему конкуренции. Но вопреки ожиданиям Никона, Киссинджер стал популярной фигурой в стране и мире.

Леонид Млечин: Однако же, Никсону и Киссинджеру понадобилось 5 лет, чтобы вывести войска из Вьетнама. В Вашингтоне боялись, что, если они бросят Южный Вьетнам, все решат, что Соединенные Штаты ненадежный союзник. Только 27 января 73-го года в Париже было подписано Соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме. Соединенные Штаты могли оправдать свой уход тем, что теперь противостоящие вьетнамские стороны займутся поисками согласия, на самом деле, мир не наступил.

Голос за кадром: Руководитель Северного Вьетнама Ле Зуан объяснил товарищам на юге: «Для нас самым важным в Парижском соглашении является не признание существования двух администраций на юге и не продвижение к созданию коалиционного правительства, а то, что американские войска должны уйти, а наша армия остается». Пленум ЦК поставил задачу: уничтожить врага и освободить Южный Вьетнам.

После ухода американских войск у Южного Вьетнама не оставалось ни единого шанса. 30 апреля 1975 года партизанские отряды и части регулярной вьетнамской народной армии взяли Сайгон, американцы не имели ни сил, ни желания вмешиваться.

Боявшиеся коммунистов вьетнамцы умоляли американцев вывести их из страны, после поражения Юга из страны бежало 1500000 человек. 850000 обосновались в Соединенных Штатах.

Леонид Млечин: Прошли годы, Вьетнам изменился до неузнаваемости, и американцы не могли понять, зачем они умирали во Вьетнаме, они ушли, а теперь здесь хозяйничает молодой капитализм: выбирая между Марксом и Мальборо, вьетнамцы выбрали Мальборо.

Голос за кадром: Подводя итоги вьетнамской войны, генерал Колин Пауэлл, который сам прошел через нее и дослужился до высшей в американских вооруженных силах должности, возложил вину на военных: «Командование ни разу не пришло к министру обороны или президенту и не сказало: «Эту войну нельзя выиграть теми способами, которыми мы ее ведем».

Леонид Млечин: Но идет время, и оценки вновь меняются: советник президента Дональда Трампа по национальной безопасности, генерал Герберт Макмастер, чей отец служил во Вьетнаме, уверен, что войну проиграли только из-за того, что генералы слишком охотно подчинились президенту-пацифисту.

Голос за кадром: «Война во Вьетнаме, – пишет генерал Макмастер, – была проиграна не на поле боя, не в передовице газеты «Нью-Йорк таймс» и не в университетских кампусах – она была проиграна в Вашингтоне». И его слова многое говорят о настроениях в Белом доме при Дональде Трампе.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)