Секретные агенты против газетчиков

Леонид Млечин: Никакая власть не любит журналистов, которые рассказывают о секретах власти. Президенты Соединенных Штатов много раз пытались заткнуть рот журналистам.

1971 год, идет вьетнамская война. И вдруг газета The New York Times – одна из самых влиятельных – начинает публикацию секретных документов из архива Пентагона. Джон Митчелл, министр юстиции, получает от президента Ричарда Никсона указание – выяснить, кто снабжает журналистов секретными материалами. Это оказалось не таким уж сложным делом. Журналистам помогал Даниэль Эллсберг, он был аналитиком в Пентагоне.

Президент Соединенных Штатов велел поручить ФБР найти способ как можно быстрее посадить Эллсберга за решетку. Но агенты ФБР – парни тертые, битые жизнью – ответили, что они будут действовать строго в соответствии с законом. Президент Никсон разозлился и решил сменить директора ФБР Эдгара Гувера – человека, который создал Федеральное бюро расследований. Но Гувер сам умер в мае 1972 года, и Никсон с присущим ему мрачным чувством юмора сказал: "Вовремя он умер. Если бы он узнал, что его лишили власти – это бы его просто убило".

Раз ФБР не желает помогать, решил Никсон, – нужно найти других людей, которые не будут такими чистоплюями, не будут работать в белых перчатках. Разумеется, Никсон понимал, что вскрывать чужие письма, устанавливать подслушивающие устройства, влезать в чужие квартиры без санкций суда – это преступления. Но он почему-то полагал, что если это делает президент, то это – вполне законно.

Желающие нашлись. Их назвали "водопроводчиками", потому что первая задача состояла в том, чтобы перекрыть каналы утечки информации из Белого дома. Руководил "водопроводчиками" Гордон Лидди – бывший агент ФБР, человек странноватый, но креативный, как бы сейчас сказали. Он тут же предложил комплекс мер, под который просил выделить ему миллион долларов.

Первое, что он предложил: похитить лидеров антивоенного движения, вывезти в Мексику и там с ними разобраться. Второе: подложить либеральным политикам проституток, чтобы их скомпрометировать. Третье: накануне президентских выборов установить подслушивающие устройства в штаб-квартире соперников (то есть Демократической партии), чтобы знать, что там происходит. Третье предложение приняли сразу. Впоследствии министр юстиции Джон Митчелл говорил, что лучше бы он в тот день выбросил Гордона Лидди из окна.

Первое, что сделал Гордон Лидди – залез в квартиру личного психиатра Даниэля Эллсберга (аналитика Пентагона, который снабжал журналистов секретными материалами) в надежде найти что-нибудь компрометирующее, но ничего не нашел. Последнее, что он сделал – вместе со своей группой залез в штаб-квартиру Демократической партии в жилищном комплексе "Уотергейт". Неудачно – всех арестовала полиция.

Это произошло ночью, а на следующий день днем дежурному по ФБР позвонил помощник президента Соединенных Штатов по внутренней политике, и между ними произошел диалог, который кажется нам совершенно немыслимым:

– Я – Джон Эрлихман, – представился помощник президента. – Вы меня знаете?

– Да, – ответил дежурный. – Вы – руководитель аппарата Белого дома.

– Отлично! В таком случае передаем распоряжение президента Соединенных Штатов: ФБР должно прекратить расследование этого взлома. – Дежурный молчит. – Вы меня поняли? Вы должны прекратить это расследование! Вы прекратите?

– Нет, – ответил дежурный. – Федеральное бюро расследований обязано довести это расследование до конца.

– Вы только что сказали "нет" самому президенту Соединенных Штатов! Вы это понимаете?

– Да, – ответил дежурный.

– В таком случае вашей карьере конец.

Президентский помощник сильно ошибся: дежурного по ФБР никто и пальцем не тронул. А вот самого помощника президента отправили за решетку на 1,5 года за соучастие в преступной группе и за попытку помешать правосудию. Но главное – Верховный суд Соединенных Штатов постановил, что газеты могут публиковать секретные документы и секретные сведения, потому что право общества знать важнее всех ведомственных интересов.

Это не значит, что не существует никаких ограничений. При президенте Джордже Буше-младшем один из видных чиновников его администрации Льюис Либби (он был помощником вице-президента), желая отомстить одному дипломату, который выступил против Буша, рассказал журналистам, что жена дипломата на самом деле работает в ЦРУ. Но выяснилось, что она не просто работает в Центральном разведывательном управлении, а она – оперативный работник и действовала под прикрытием. А в Соединенных Штатах есть специальный закон. После того, как в Греции убили резидента ЦРУ (его имя назвал перебежчик), приняли закон, запрещающий разглашать имена сотрудников разведки, которые работают под прикрытием, потому что для них гласность – это смертельная опасность.

Возникло уголовное дело, и прокуратура требовала от журналистов назвать имя чиновника, который разгласил эту секретную информацию. Журналисты, правда, сопротивлялись до последнего. Джудит Миллер из The New York Times провела в тюрьме 2,5 месяца, пока она не выдержала и не попросила у Либби разрешения назвать его имя. Тот дал разрешение – и сам отправился за решетку.

Администрация Обамы много раз возбуждала уголовные дела по случаям разглашения секретной информации. И всякий раз прокуратура требует от журналистов назвать имя чиновника, который им эту информацию разгласил. Журналисты сопротивляются. Эта политическая битва еще не окончена. Американские журналисты считают, что их прямой профессиональный долг – рассказывать о любых секретах, потому что они важны для американского общества. Американские журналисты повторяют одну и ту же формулу: "Там, где люди боятся правительства – там диктатура. Там, где правительство боится людей – там свобода".

Но работать журналистом не становится легче. Мы поговорим об этом. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски