Срединная империя

Леонид Млечин: Китайская толпа – самая большая в мире и самая разношерстная. Каждый выходной тысячи китайцев устремляются к Великой китайской стене, чтобы посмотреть на эту достопримечательность. А у меня с Великой китайской стеной с самого начала отношения не заладились. В первый рабочий день в 9 часов утра я получил первое редакционное задание: придумать подпись к фотографии, на которой был изображен тогдашний помощник президента Соединенных Штатов по национальной безопасности Збигнев Бжезинский у Великой китайской стены. Это фото символизировало тогдашний стратегический союз между Соединенными Штатами и Китаем. Это был далекий 1979 год. И тогда Китай казался врагом, война с которым почти неминуема.

Слава Богу, с тех пор многое переменилось. Теперь у нас двоякое отношение к Китаю. У кого-то остался страх. И люди говорят, что эта страна с самой мощной в мире армией рано или поздно представит для нас военную угрозу. Говорят, что китайцы нацелились на российский Дальний Восток, что китайцы туда перебираются и хотят там остаться.

Конечно, огромный Китай с его астрономическим населением словно нависает над российским Дальним Востоком. Население этого региона с нашей стороны составляет всего несколько миллионов человек. И это население постоянно уменьшается. А по ту сторону, в приграничных районах Китая, значительно больше миллионов. И китайцы действительно все чаще появляются на нашей территории.

Но предполагать, что китайцы всерьез вознамерились обосноваться на нашей территории, было бы неразумным. Китайцы приезжают на работу. Поработав, возвращаются назад. Желающих остаться навсегда не так много. Не слишком комфортные условия у нас на Дальнем Востоке и в Сибири. Китайцы склонны двигаться в другие места. Они любят южные страны, Соединенные Штаты, Австралию.

И вот, что еще важно заметить. Китайцы внимательно следят за тем, что в нашей стране говорят и думают о них, что пишут, о чем рассказывают по телевидению. Если постоянно приписывать китайцам намерения, которых у них нет, они могут обратить на это внимание и решить, что мы воспринимаем их как врагов.

Если соседа постоянно подозревать в том, что он враждебно к тебе относится, такой сосед и в самом деле рано или поздно может превратиться во врага.

Впрочем, существует и другая крайность. Есть люди, которые уверены, что Китай только и мечтает о том, чтобы вместе с нами выступить единым фронтом против ненавистного Запада, что он мечтает быть нашим союзником. Говорить такое, значит, вовсе не понимать Китай. У Китая нет и не может быть союзников по принципиальным соображениям: на небе не может быть два Солнца. Китай слишком велик, чтобы иметь союзников. Китай - слишком значительное государство, чтобы кого-то брать в союзники. А когда возникала для Китая опасность, то китайцы поступали иначе: они не искали союзников, они находили возможность поссорить между собой своих врагов и тем самым обрести безопасность.

Китайцы не зря называют свою страну "Срединная империя". Они уверены в том, что весь мир вращается вокруг них. Характерно, что в Китае не появилась такая религия, как христианство, иудаизм или ислам, который утверждает божественное происхождение. Китайцам это просто не нужно. Они и так уверены, что все вращается вокруг них, что их страна – это не просто страна, а целая цивилизация. Причем, китайская цивилизация, в отличие от других, мало что взяла извне. Зато очень многие другие цивилизации позаимствовали у китайцев.

А, с другой стороны, Великая китайская стена свидетельствует об уязвимости государства, которое испытывало опасности со всех сторон. Соседние племена так и желали разграбить Китай: уйгуры, тибетцы, монголы – все эти племена были лучшими воинами, чем китайцы, и все они пытались напасть на Китай. А уж с юга их подстерегала такая опасность, как воинственные вьетнамцы. И китайцы всегда искали возможность одолеть своих врагов не на поле боя.

В этом разница между китайцами и европейцами. Европейские стратеги разрабатывали стратегии ведения войн. А китайцы размышляли над тем, как избежать войны. Европейцы считали победой разгром противника, а китайцы – умение не допустить войны. Они делали все, чтобы западные варвары перессорились между собой и не представляли для них никакой опасности. И это умение поссорить своих врагов, играть на их чувствах – это умение наличествует и у сегодняшней китайской дипломатии. В этом смысле китайцы – выдающиеся торговцы. И торговаться с ними очень трудно.

Когда-то Наполеон пророчески говорил: когда Китай проснется, мир вздрогнет. Китай просыпается… 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски