10 тысяч заболевших каждый день!

10 тысяч заболевших каждый день! | Программы | ОТР

Ситуация с коронавирусом ухудшается. Какие ограничения нас ждут?

2020-10-07T12:24:00+03:00
10 тысяч заболевших каждый день!
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Валентина Митрофанова
кандидат экономических наук, юрист, директор Института профессионального кадровика
Анатолий Альтштейн
вирусолог, профессор, сотрудник НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф.Гамалеи

Ольга Арсланова: Тему коронавируса продолжим прямо сейчас.

Денис Чижов: Ну да. А куда без него?

Десять тысяч заболевших каждый день. В России, похоже, понемногу, но поднимается та самая вторая волна коронавируса. В некоторых регионах, вооружившись примером Москвы, школьников отправляют на досрочные каникулы, а многие организации вновь переводят сотрудников на «удаленку».

Ольга Арсланова: Кстати говоря, мэр российской столицы заявил, что ситуация с коронавирусом с каждым днем становится сложнее и драматичнее. С 12 октября каждый понедельник все компании в Москве будут в электронном виде через сайт мэрии предоставлять номера машин и телефонов тех сотрудников, которые ушли на «удаленку», ну и другие важные данные, для того чтобы власти могли проследить, действительно ли этот режим соблюдается. А за невыполнение этого требования штраф – 300 тысяч рублей.

Денис Чижов: Правда, для индивидуальных предпринимателей какую-то скидку предусмотрели, все-таки власти позаботились. Штраф – всего до 50 тысяч. Не так много, в принципе.

Ольга Арсланова: Какая мелочь, действительно.

Денис Чижов: Грозит ли нам новый карантин? – вот вопрос, который нас волнует. Зададим его Анатолию Альтштейну, вирусологу, доктору медицинских наук, профессору НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи. Анатолий Давидович, что скажете?

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Анатолий Альтштейн: Совершенно очевидно, что эпидемия развивается довольно быстро у нас. Правда, сегодня число заболевших на 500 человек меньше по России. Правда, это может быть такой небольшой статистический отскок. Поэтому мы должны быть готовы к тому, что эпидемия будет развиваться, продолжаться. И постепенно вводятся все более жесткие меры.

Будет ли такой полный карантин с такими же запрещениями, как был весной? Это зависит от того, как будет развиваться эпидемия и как на нее будут реагировать жители. Если жители будут тщательно соблюдать все прописанные мероприятия противоэпидемические, то, возможно, мы обойдемся без очень строгого карантина. Но и сейчас эти меры уже достаточно жесткие.

Денис Чижов: Анатолий Давидович, скажите, пожалуйста, а количество этих волн вообще ограничено или нет? Вот сейчас вторая, хорошо. Что будет потом? Третья, четвертая, пятая?

Ольга Арсланова: Пока все не переболеют и не получат антитела.

Анатолий Альтштейн: Вы знаете, это может быть по-разному в разных странах. Это зависит от проводимых мероприятий. Это будет зависеть от применения вакцины, которое через несколько месяцев начнется уже достаточно широко. В зависимости от этого. Это окажет влияние на течение эпидемии.

Ольга Арсланова: Важный вопрос по поводу коллективного иммунитета: как можно сейчас ускорить его формирование? Может быть, это неплохо, что люди заражаются? Как часто бывает с новыми болезнями: чем больше людей становятся носителями, тем легче протекает инфекция.

Анатолий Альтштейн: Вы знаете, чтобы люди специально люди себя вели так, чтобы заражаться – этого требовать не нужно. Нарушать мероприятия люди и так будут. Это просто в нашей природе. Поэтому заражения будут, они будут продолжаться. Это как-то повышает коллективный иммунитет.

Но самое главное – мы ждем вакцину. Уже сейчас прививают врачей и учителей. Я думаю, что где-то в январе-феврале мы уже будем иметь возможность прививать больше людей.

Ольга Арсланова: Разговаривала с врачами и учителями. И многие говорят, что прививаться не хотят, потому что не уверены в безопасности и эффективности этой вакцины.

Денис Чижов: И у тебя есть такой коллега.

Ольга Арсланова: Да. По крайней мере, пока тебя никто не заставляет.

Так вот, с бюджетниками хотим разобраться. Насколько это сейчас является обязательным, вот эта вакцинация? Может ли человек отказаться? И оправданы ли опасения этих людей?

Анатолий Альтштейн: Ну, опасения этих людей, в общем, не оправданы, потому что мы уже имеем достаточно много людей, которые были привиты. Ничего плохого с ними не происходит.

Самый главный вопрос: будет ли эта вакцина защищать в нормальных эпидемических условиях? Что в лабораторных условиях она защищает животных, что у людей привитых появляются антитела – это уже сейчас ясно. Но насколько она будет эффективна в конкретных нормальных условиях? Это будет, конечно, ясно через несколько месяцев, когда пройдут испытания третьей фазы.

Денис Чижов: Анатолий Давидович, все-таки главный контраргумент у меня и у людей, которые боятся…

Ольга Арсланова: Антипрививочники.

Денис Чижов: Нет, я не совсем антипрививочник. Нет, не надо. Про коронавирус. Вот вы говорите, что уже есть результаты. Но сколько прошло? Два, три, четыре месяца. А может быть, побочный эффект будет через два, через три, через десять лет.

Анатолий Альтштейн: Такие вакцины обычно не дают таких отдаленных эффектов. Такое опасение…

Денис Чижов: Маловероятное?

Анатолий Альтштейн: Да.

Ольга Арсланова: Вот еще какой вопрос: может ли человек, получив антитела, переболев коронавирусом, заразиться снова?

Анатолий Альтштейн: Очень возможно, что такое может быть, если иммунитет будет кратковременным, упадет. Но я думаю, что примерно полгода иммунитет будет обеспечен. А может, и больше. Предполагается, что можно ожидать эффекта в течение двух лет. Но на самом деле у нас опыта такого нет. А на полгода, на год, по-видимому, этой прививки хватит. Сейчас, конечно, ученые должны думать о создании дешевой живой вакцины, которая будет наиболее эффективной для борьбы с COVID.

Ольга Арсланова: Как вы можете оценить поведение этого вируса, который напугал всю планету? Склонен ли он к мутациям? Может ли он меняться? Будет ли он более опасен после создания вакцины и приобретения иммунитета большинством?

Анатолий Альтштейн: Мы уже сейчас видим, что летальность в целом снижается. Это, конечно, может быть результатом двух процессов: с одной стороны, улучшаются методики лечения, а с другой стороны, вирус становится более аттенуированным и более приспособленным к человеку.

Вообще для такого рода вирусов, как коронавирус, это характерная вещь: когда они попадают в общество человеческое, начинают вести себя буйно, а потом постепенно аттенуируются и приспосабливаются к человеку, уже заражая его достаточно легкими инфекциями. Я думаю, что этому вирусу будет такая же судьба. Но это занимает время, это может занимать годы.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Денис Чижов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Анатолий Альтштейн был у нас в эфире.

Денис Чижов: Медицинскую часть мы осветили. Но хотелось бы еще разобраться с ограничениями множественными для бизнеса, потому что, с одной стороны, вроде бы как власти хотят поддерживать этот бизнес, а с другой стороны…

Ольга Арсланова: По крайней мере, говорят.

Денис Чижов: Говорят, да. Но, с другой стороны, вот сейчас куча каких-то отчетов нужно будет сдавать с 12 октября, по крайней мере в Москве.

Этот вопрос хотели бы рассмотреть вместе с Валентиной Митрофановой, директором Института профессионального кадровика, экспертом по трудовому законодательству. Валентина Васильевна, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Валентина Митрофанова: Здравствуйте.

Денис Чижов: Скажите, что вам там понапридумывали? Какие-то новые отчеты. Это вас как-то покоробит, вашу работу нарушит сейчас? Или никаких сложных отчетов нет?

Валентина Митрофанова: Конечно, для работодателей (конкретно – в городе Москве) сейчас введены требования, связанные с тем, что 30% работников должны быть отправлены на удаленную работу. Это для многих работодателей является абсолютно нормальным, потому что и большее количество людей работают дистанционно. Причем они работают, начиная с марта месяца, и на работу пока еще не выходили очно.

Но для многих бизнесов, для которых ограничения сняли, начиная с мая (ну и потом поэтапно), сейчас взять и 30% отправить на «удаленку» – это очень тяжело, особенно в тех бизнесах, в которых это физически невозможно. Это тот же ресторанный бизнес, транспорт – там, где такой работы не может быть. И это не может не сказаться на нормальной работе организации.

При этом дополнительно, действительно, в Москве установили новую отчетность. То есть мы должны предоставлять не только сведения, сколько у нас работников работает дистанционно, а сколько работает в офисе, но мы еще и должны о работниках, работающих дистанционно, дать достаточно большой массив персональных данных. А это, в принципе, к сожалению, и трудозатратно для работодателя, и он не может это сделать, не взяв письменных согласий с работников. Поэтому трудозатраты и проблемы, конечно, с отчетами возникают.

Денис Чижов: И что сейчас вы делаете? Вы говорите, что эти требования неисполнимы. Вы собираете сейчас согласия? Или решили, что невозможно, и делать не будете?

Ольга Арсланова: Или проще заплатить штраф? Сколько там? 300 тысяч рублей?

Денис Чижов: Да, 300. И 50 тысяч с индивидуальных предпринимателей.

Валентина Митрофанова: Ну, я думаю, что это выбор, естественно, каждого работодателя. Если работодатель хочет и соблюсти требования указа мэра, и при этом не попасть под другие административные санкции за нарушение законодательства о персональных данных (статья 13.11 КоАП), то ему, конечно, необходимо собирать письменные согласия со всех работников.

При этом люди могут такие согласия не давать, могут, соответственно, задавать логичный вопрос: «Для чего вам сведения? Например, мой мобильный телефон, номер моей машины, номер моей карты «Тройка», которой я пользуюсь…»

Денис Чижов: Послушайте, когда это была проблема? Это же легкий добровольно-принудительный порядок.

Ольга Арсланова: И потом, мне кажется, наша мэрия много и так о нас знает. Вся эта информация, включая наши лица…

Валентина Митрофанова: Это второй вопрос. Но все-таки сейчас очень много людей задаются вопрос: а какие последствия для них это будет иметь? Потому что если я эти сведения предоставляю… Мы же понимаем, что эти сведения собираются не интереса ради, а для того, чтобы ограничить мое передвижение как работника, который работает дистанционно. Поэтому сейчас очень многие люди аккуратно относятся к тому, зачем какие-то сведения собираются.

Ольга Арсланова: Валентина, скажите, а неужели работодателю не выгодно отправлять людей на «удаленку»? Это же экономия. Это возможность оптимизировать всю работу. И получается, что тут интересы города и интересы работодателей могут совпасть.

Ольга Арсланова: Они, конечно, совпадают. Но важно понимать, что тут нельзя всех грести под одну гребенку. Потому что если мы говорим про IT-компании, про компании, которые оказывают услуги, то, конечно, они и сами используют «удаленку» с начала всей этой ситуации в этом году. Они продолжают оставаться на этой «удаленке» и, по прогнозам, будут ее использовать и дальше.

Но если мы возьмем сейчас с вами для примера ресторанный бизнес, такси, транспортные компании, логистические компании, то никакой экономический интерес бизнеса не может быть вызван тем, что он возьмет и 30% водителей, поваров или официантов отправит на дистант, и это никак не повлияет на его работу. То есть это угроза физическому существованию и нормальному процессу работы очень многих отраслей.

Денис Чижов: Валентина, скажите, а все-таки в чем сложность в отчетах? Там же в электронном виде, по-моему, вас обязали их подавать. Ну, дело двух минут.

Валентина Митрофанова: Конечно. Проблема же не в самой форме отчета.

Денис Чижов: А в чем?

Валентина Митрофанова: То есть сам отчет предоставить работодателю – это не проблема. Проблема в том, что…

Вот давайте представим небольшую компанию московскую численностью 500 человек. Работодатели все, независимо от отрасли и специфики, должны отправить 30% на дистант.

Денис Чижов: 150 человек.

Валентина Митрофанова: Грубо говоря, это 150 человек. Соответственно, указать в общей форме отчета: «У меня 150 человек отправлено на дистант и, соответственно, 350 работают в офисе», – не сложно. Но дальше я по каждому работнику из 150 человек (а мы говорим про некрупную компанию), я по каждому работнику должна заполнить сведения: его личный мобильный телефон, его номер транспортного средства, которых у меня как у работодателя может не быть, естественно…

Денис Чижов: Подождите. Вы как работодатель… Это легко делается! Директор говорит: «Значит, завтра в 9 утра должны лежать заполненные листочки».

Ольга Арсланова: Каждый присылает.

Денис Чижов: «Кто хочет работать – приносит. Кто не хочет…» В чем проблема?

Ольга Арсланова: А как еще?

Валентина Митрофанова: Соответственно, на что работники задают встречный вопрос: «Зачем вам сведения про мои карты «Тройка» и «Стрелка»?» На что работодатель должен объяснить: «Эти сведения нам необходимо предоставить в мэрию Москвы, потому что вы работаете дистанционно». – «Правильно ли я понимаю, – говорит работник, – что я теперь по купленной за свои деньги карте «Тройка» не смогу выехать в поликлинику, съездить по каким-то личным делам? Разве то, что вы меня переводите на дистанционную работу, значит, что я должен сидеть и не могу воспользоваться своей картой?»

Ольга Арсланова: Господи! Какая проблема купить вторую карту «Тройка»? Я не понимаю. Она стоит 50 рублей. Ладно, все, молчу.

Денис Чижов: Какие привередливые работники вам достались!

Ольга Арсланова: Валентина, вот еще какой момент. Мэр Собянин сказал, что сейчас будут выборочные проверки от каких-то инспекторов, то есть будут приходить на места и проверять, сколько людей сидит и так далее. Вы знаете кого-то, кого уже так проверили?

Валентина Митрофанова: Конечно. Эта информация регулярно поступает в средства массовой информации. Конечно, в первую очередь проверяли сейчас… Если говорить про последние две недели, то много громких случаев было по всем известным торговым предприятиям, по которым накладывали административные штрафы. По организациям, которые не связаны с торговлей, здесь прошлые две недели таких массовых проверок не было.

Тем не менее в 97-м указе мэра от 6-го числа у нас уже написано, что если не будет соблюдаться эта пропорция 30 на 70, если не будут предоставляться отчеты, то, конечно, такие проверки будут. Поэтому мой прогноз: это и не могло быть, наверное, на этой неделе, потому что мы только с 5-го числа, с понедельника, должны были обеспечить такой переход на дистанционную работу. Скорее всего, это прогноз на следующие две недели, когда такие проверки могут быть.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Денис Чижов: Спасибо большое.

Ну что, посмотрим, какие результаты дадут новые ограничительные меры со стороны московских властей. Будем следить.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Яков
Забавно: пригласили пропагандиста - сотрудника организации, создавшей вакцину, и ждут, что этот деятель скажет об опасности этой субстанции. А карантина не было, а были незаконные и антиконституционные ограничения прав и свобод граждан, включая фактический внесудебный домашний арест.