45 лет «Рабыне Изауре»! Почему сериалы стали за полвека так популярны во всём мире?

45 лет «Рабыне Изауре»! Почему сериалы стали за полвека так популярны во всём мире? | Программы | ОТР

Личное мнение профессора Сергея Ильченко

2020-11-12T21:26:00+03:00
45 лет «Рабыне Изауре»! Почему сериалы стали за полвека так популярны во всём мире?
Люди и вирусы: правила сосуществования. Опять пора экономить. Жизнь с удобствами на улице. Новые санкции против России. Дорожные реагенты
Как долго нам еще придётся экономить?
Константин Северинов: В России сейчас в относительных цифрах ежедневно умирает такой же процент инфицированных людей, как весной
Новые санкции: удар под крылья?
Льготная ипотека на дома для молодёжи. Что это за программа?
Должны ли дети работать и с какого возраста лучше приобщаться к труду
Пострадавшие от реагентов: дети, животные, машины, обувь
Истории российских туалетов: как старики и дети вынуждены ходить за сотни метров к холодной яме
ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?
Лечить зубы станет дороже
Гости
Сергей Ильченко
профессор СПбГУ, доктор филологических наук

Денис Чижов: Продолжаем программу «ОТРажение». Такая серьезная у нас тема была, действительно, нужно немножко чтобы наши телезрители расслабились. Тем более у нас вообще чрезвычайно важная дата сейчас, ну вот 145 лет назад был написан роман «Рабыня Изаура», его автор – бразилец Бернар Гимарайеш. Сериал, снятый по этой картине, впервые показали по советскому телевидению в 1988 году. Конечно, это была настоящая сенсация, улицы пустели, жизнь останавливалась, советским людям мыльная опера пришлась по вкусу. Ну вот я даже помню эхо этого по рассказам родителей.

Дарья Шулик: Это настроение всеобщее, да?

Денис Чижов: Да-да.

Дарья Шулик: Ну а что сегодня? С тех пор сериалы достаточно плотно вошли в нашу жизнь, особенно в последние годы. По данным, опубликованным газетой «Коммерсант», более половины россиян почти ежедневно смотрят сериалы, четверть граждан делают это раз в неделю.

Денис Чижов: Что и когда смотрели вы? Что смотрите сейчас? Как изменился сериал за три десятилетия? Вот эту тему будем сейчас обсуждать. Пишите-звоните, ваши воспоминания, вы смотрели, ведь вы точно смотрели «Рабыню Изауру», напишите нам, как это было.

Дарья Шулик: Мы ждем ваших звонков и сообщений.

Ну а пока мы подключаем нашего эксперта Сергея Ильченко, профессора СПбГУ, доктора филологических наук. Сергей Николаевич, здравствуйте.

Денис Чижов: Я уж думал, будет специалист по «Рабыне Изауре», но нет.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Сергей Николаевич.

Сергей Ильченко: Здравствуйте, Денис, здравствуйте, Дарья. Ну, не надо преувеличивать мои знания, потому что, отвечая на ваш вопрос, смотрел ли я «Рабыню Изауру», да, я смотрел, но чем Фелисио от Игнасио отличается, я так до сих пор и не помню.

Дарья Шулик: Я думаю, мало кто в этом тоже разбирался вообще. Сергей Николаевич...

Сергей Ильченко: Да, но точно совершенно помню, что в сознание большинства советских граждан и российских граждан вошло понятие «фазенда», ну не только...

Дарья Шулик: Кстати, до сих пор это слово очень активно используется.

Сергей Ильченко: Да. «Дикий ангел», еще «Просто Мария» были сериалы латиноамериканские.

Надо сказать, что, в общем, они свою роль смягчения нравов и, так сказать, отвлечения людей от сложных проблем, конечно, сыграли, но это всегда была миссия сериалов, бразильский он, советский он, американский, какой угодно, турецкий. Человек садится перед телевизором каждый вечер, к нему приходят в гости знакомые ему люди, и он с удовольствием и каким-то даже таким повышенным эмоциональным откликом следит за тем, как там между ними развиваются всякие разные отношения. А если при этом... оказываются вурдалаками или не дай бог преступниками, то представляете себе, какие острые ощущения телезрители, смотря сериал, ощущают, получают, не выходя из дома? Это, конечно, ни с чем не сравнимо.

Потому что в кино понятно, ты пришел в кино, погасили свет, 2 часа отвлекся, пошел дальше в свою реальность, на работу или домой. А сериал – это же так удобно, вечером, чашечку кофе, чая или чего-то другого, сидишь смотришь, а может быть, кто-то и семечки, а может, кто-то и фисташки, каждый по-разному смотрел.

Денис Чижов: Это зависит от сериала, видимо, семечки к одному сериалу, фисташки к другому сериалу идут, тут нужно...

Сергей Ильченко: Да, совершенно верно, в соответствии, так сказать, с тематической направленностью. «Рабыню Изауру», наверное, лучше смотреть с авокадо или там бананами...

Дарья Шулик: Сергей Николаевич, ну почему, почему вот именно «Рабыня Изаура» произвела у нас такой вот взрыв буквально?

Денис Чижов: Фурор.

Дарья Шулик: Фурор, да, то есть прямо вот жили... ? Это потому, что она в такое время к нам пришла и у нас не было такого жанра?

Сергей Ильченко: Она показывалась ровно в то время, когда в этом люди нуждались, хотя замечу, что это не первый такой был долгоиграющий сериал. Примерно в эти же сроки у нас появилась «Санта-Барбара», и понятие «Санта-Барбара» не менее сильно в сознании: когда какие-то скандалы происходят семейные, мы как говорим? – «о, опять Санта-Барбара», типа выяснение отношений, кто кого любит, кто кого не любит, кто у кого украл дачу, наследство, машину и прочие, так сказать, движимости и недвижимости. Это все вещи как бы одной цепи.

Но заметим при этом, что упали на вполне подготовленную почву. Почему? Потому что в отличие, скажем, от западной системы проката сериалов наша система складывалась немножко в иной эстетической и идеологической парадигме, связанной с тем, что если у нас появлялись сериалы, то это либо были военно-приключенческие сериалы, вспомните «Майор Вихрь», «Операция «Трест», в конце концов «Семнадцать мгновений весны», классика...

Дарья Шулик: Да-да-да.

Денис Чижов: Или про бандитов.

Сергей Ильченко: Или это были сериалы такие типа исторических романов: «Тени исчезают в полдень», «Вечный зов».

Денис Чижов: Сергей Николаевич, а про бандитов, про бандитов, я думал, вы скажете, нет разве? У нас же очень много...

Сергей Ильченко: А нет, вот, Денис, в том-то все и дело, что бандиты-то появились позже.

Денис Чижов: Ну да, это...

Сергей Ильченко: Бандиты появились тогда, когда они появились в реальной жизни. А если кто-то кое-где у нас порой поступал не так, как нужно, на это у нас были «ЗнаТоКи», которые вели свое следствие, каждый месяц появлялись на экране центрального телевидения и брали, так сказать, разоблачали преступников всех мастей и всех уровней. И в этом смысле мы, конечно, шли своей дорогой. Западная сериальная продукция вообще появилась ровно тогда же, когда появилось регулярное телевещание. Первый сериал был в 1946 году, Faraway Hill назывался и шел в прямом эфире, это американский сериал. У нас же первый сериал появился в 1964 году, это как раз вот...

Денис Чижов: «Вечный зов»?

Сергей Ильченко: «Вызываем огонь на себя».

Денис Чижов: Ага.

Сергей Ильченко: И то это сериал условно, потому что там было 4 серии. Конечно, когда вышли «Семнадцать мгновений весны» в августе 1973 года, 12 серий, конечно, основательно перевернули представление о том, каким должен быть сериал. И собственно, несмотря на то, что это была приключенческая такая экзотическая история, хотя посаженная на твердую, так сказать, историческую память в отношении Великой Отечественной войны, все-таки, как это ни странно, и в чем успех этого сериала, я имею в виду «Семнадцать мгновений весны», потому что скрытый смысл этого фильма заключался в том, что мы себя вместе со Штирлицем, так сказать, сравнивали и говорили, что вот мы тоже так, как Штирлиц, идем на работу, которая нам не нравится, но чувство долга нас зовет и мы эту работу делаем.

Дарья Шулик: Сергей Николаевич, давайте послушаем наших телезрителей. У нас есть звонок из Крыма, нам дозвонился Александр. Александр, здравствуйте.

Зритель: Дорогие, любимые Дашенька, Сергей и Денис, здравствуйте. Ну, мне хотелось бы высказать свое скромное мнение. Вот много лет назад я относился к людям, которые смотрят сериалы с негативом, считал, что эти люди напрасно тратят драгоценное время, которое нам отведено свыше.

Денис Чижов: Так.

Зритель: Как ни странно, время прошло, и я изменил свое мнение, считаю, что это довольно-таки свободные, раскованные люди, которые могут себе позволить такую роскошь. Вот такое мое скромное мнение.

Денис Чижов: А когда вы свое мнение-то поменяли? Переломным моментом что было? Озарение вспышкой?

Зритель: Это, наверное, было очень плавно, я даже не могу сказать, когда это произошло, просто мнение мое изменилось теперь к этим людям. Я считаю, что могут позволить себе...

Дарья Шулик: Александр, вы считаете как-то сериалы просто с течением времени, начиная от «Рабыни Изауры» до теперешнего времени, скажем так, изменились в качестве, в сюжете? Может быть, поэтому вы поменяли свое мнение все-таки?

Зритель: Конечно, конечно. Но я думаю, что не в этом дело. То, что качество поменялось, да. Я именно говорю об отношении к людям. Мне кажется, что те люди, которые смотрели сериалы тогда, многие из них и поныне являются фанатами, поэтому я вот в плане, в отношении именно людей, которые смотрят сериалы, не к самим сериалам. Сериалы, конечно, есть, я уверен, очень интересные, но я, к сожалению, вот не могу себе позволить. Я даже в некоторой степени завидую этим людям белой завистью, есть человек, который...

Денис Чижов: Александр, а вот что-то из того, что мы перечисляли, «Санта-Барбара», «Рабыня Изаура», «Богатые тоже плачут», что-то из этого смотрели, хотя бы знаете, в чем там?

Зритель: Все, все фрагментарно смотрел, все фрагментарно смотрел. То есть если меня спросят, то я, конечно, могу отреагировать.

Дарья Шулик: То есть знаете, откуда слово «фазенда» пошло, да?

Зритель: Да, конечно, конечно.

Денис Чижов: Спасибо большое. Александр из Крыма.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо, Александр.

У нас есть еще один звонок, Татьяна из Тулы. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: У меня прекрасные воспоминания, я тогда ребеночка своего ждала, вот, и мы, в родильном доме я лежала, уже мамочки все на сносях, можно сказать, были, и мы смотрели вечером все вместе, эти будущие мамочки, на столах сидели, кто где сидел, лишь бы места хватало, с удовольствием смотрели этот сериал, будущие мамочки. Потом пришел мой сыночек уже 10 марта.

Дарья Шулик: А какой у вас любимый герой был в сериале?

Зритель: Ой, вы знаете, я названий уже не помню. У меня сама, во-первых, героиня была, и как-то... Роберто, что ли... Сейчас вот я уже не помню.

Дарья Шулик: Роберто!

Денис Чижов: Это явно или Роберто, СиСи Кэпвелл, что-то в этом духе.

Дарья Шулик: Да.

Зритель: Да, Роберто вот у меня был... Уж 31 год моему сыночку, так что, будучи в животике, они тоже смотрели все эти сериалы.

Денис Чижов: Спасибо большое, Татьяна.

Дарья Шулик: Спасибо.

Денис Чижов: Ну и сериалы действительно изменились за 30–31 год. И вот, Сергей Николаевич, вы сказали, знаете, такую громкую фразу, «миссия сериалов».

Сергей Ильченко: Да.

Денис Чижов: Вот казалось бы, это же просто развлечение, разве нет?

Сергей Ильченко: Нет, абсолютно нет.

Денис Чижов: Можно поподробнее, какая миссия у сериала?

Сергей Ильченко: Объясню, в чем дело. Дело в том, что сериал, хотим мы этого или нет, дает нам модель жизни, дает нам модель отношения с жизнью. Еще Александр Сергеевич Пушкин в статье про «Марфу Посадницу»… говорил: «Смех, ужас и жалость – вот суть три струны нашего воображения, потрясаемые драматическим волшебством». То есть мы сопереживаем, смотря сериал, и то, что в силу эмоциональной недостаточности или социальной неактивности мы не можем (и слава богу, что не можем) получить в жизни. Например, зачем нам испытывать ужасы, если у нас дома есть какой-нибудь сериал типа «Сверхъестественное» или «Ходячие мертвецы»?

С другой стороны, вот в чем была сила советского сериала и его воспитательная роль, так сказать, прививка идеологичности в хорошем смысле? – в том, что сериалы воспитывали нас правильно. Редкие случаи, когда мы любили отрицательных героев типа «Бригады», условно говоря, 2002 года сериал Алексея Сидорова с Безруковым в главной роли. Но при этом были советские сериалы типа «День за днем», где нам показывали жизнь коммунальной московской квартиры, и дата показа соответствовала дате сюжета, и финальная серия происходила 31 декабря, и она показывалась 31 декабря. То есть сериал определял нашу жизнь, и наоборот, наша жизнь иногда строится по законам сериала, и мы сами себе в этом не отдаем отчета, но какие-то реакции, какие-то отношения складываются так, как их показывают в сериалах.

Другое дело, что для того чтобы зрителя удержать у экрана, чтобы он остался на той кнопке, где показывается определенные жанровые мелодрамы или остросюжетные детективы, нужно его взбодрить, его эмоцию привести, так сказать, в состояние возбуждения. Почему, собственно, так и детективы у нас хорошо, как нынче говорит молодежь, заходят? – именно потому, что мы хотим узнать, что будет дальше, чтобы в конце нам рассказали, кто преступник. Все знают по Агате Кристи, что убийца – это, конечно, дворецкий, но это, так сказать, один...

Денис Чижов: Но это неточно.

Сергей Ильченко: Да, а нам нужно, чтобы это шло, так сказать, на протяжении нескольких вечеров. И если сейчас говорить об изменении модели показа сериала, то вы заметите, что сдвоенные серии чаще всего показываются в прайм-тайм независимо от федерального канала, и продолжительность сериала кратна цифре 8. Почему? Да потому что с понедельника по четверг нам показывают сериал, в пятницу идут другие программы, ну и, соответственно, 4 умножаем на 2, 8, либо 8, либо 16 и так далее. Иногда это идет в ущерб сериалу, просто искусственно завышают метраж, и начинается вот та самая жвачка, когда перемалывают одно и то же.

Другое дело, что, конечно, проблемы сериалов – это проблемы звезд и проблемы качества, и здесь мы иногда смотрим не столько за событиями, а за тем, как ведет себя герой в той или иной ситуации, герой, которого мы полюбили. Вспомните феномен сериала «Глухарь» с Максимом Авериным в роли следователя Глухарева, это ведь действительно уникальная история, когда мы полюбили, извините, мента, а мент, так сказать, жил вполне реальной жизнью, и все, так сказать, его плюсы и минусы характера и его поступков мы видели, что называется, воочию. Быть может, и в этом тоже заключается роль сериала, чтобы показать нам образцы для подражания, что ли, для воспитания молодого поколения.

Денис Чижов: Сергей Николаевич, вот все, все укладывается то, что вы говорите. Ну а вот коротко мне только поясните, я не понимаю. Хорошо, сериал «Бригада» – в чем его миссия? Какой пример мы могли взять из этого сериала?

Сергей Ильченко: Вот, вот, вы зрите в корень. Я не хочу говорить, что есть вредные сериалы, но «Бригада» в значительной степени попыталась сыграть на отталкивании, на, так сказать, оправдании и апологии зла.

Денис Чижов: Ну а разве получилось?

Сергей Ильченко: Это известный прием в искусстве, когда то, что не нравится большинству и нарушает законы морали и вообще законы, становится обаятельным. Злодея играть всегда интереснее, чем какого-нибудь святого или, так сказать, добропорядочного гражданина, вот, и поэтому хорошо сделанный сериал с хорошей, продуманной музыкой, с хорошей режиссурой и хорошими актерами, собственно, и получился таким обаятельным.

Но как бы это ни было реально, ваша точка зрения правильная в том смысле, что «Бригада» ничему не научила, кроме того, что бандиты могут тоже быть людьми когда-то. И в этом смысле, кстати, не только «Бригада», были еще и фильмы типа «Бумера», о бедном бандите замолвите слово. Поэтому я считаю, что действительно, может быть, «Бригаду» не стоило в конечном счете выпускать, но у нас теперь свобода, каждый ради рейтинга готов делать все что угодно...

Дарья Шулик: Делать все что угодно.

Сергей Николаевич, у нас очень много звонков, давайте, пожалуйста, их послушаем.

Сергей Ильченко: Давайте.

Дарья Шулик: К нам дозвонилась Елена из Санкт-Петербурга. Елена, здравствуйте.

Денис Чижов: Про «Бандитский Петербург», наверное, что-то, нет?

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Вы знаете, относительно миссии сериалов хотела бы рассказать свою историю из жизни. В 11 классе, подростковый период, как раз это начало 1990-х гг., был сериал «Богатые тоже плачут».

Денис Чижов: Да-да-да.

Зритель: У меня, как у многих подростков, бывает такой сложный период, несчастная любовь, поступление в институт, и я планировала суицид. И каждый вечер я откладывала, пока смотрела следующую серию, то есть думаю: «Нет, вот посмотрю следующую серию и потом». То есть в итоге этот период несчастливой любви закончился, и вот мне уже 45 лет...

Дарья Шулик: Слушайте, фактически сериал спас вам жизнь, правильно?

Зритель: Да он реально спас мне жизнь, и это можно говорить о том, что миссия положительная для подростков, в частности, несчастливая подростковая любовь, и в конечном итоге сериал, да, помог пережить вот этот период. И каждый вечер я ложилась спать с мыслью, что нет, сегодня будет отложено, завтра с утра новая серия.

Денис Чижов: Интересно, интересно.

Дарья Шулик: Спасибо, Елена, за ваш звонок, очень действительно интересная история.

У нас есть еще один звонок, Надежда из Брянской области. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Интересную тему опять затронули, спасибо вам, но, конечно, маловато времени, чтобы обсудить. Тема очень интересная и многогранная.

Ну, по поводу сначала вот этого фильма «Рабыня Изаура». Я тогда был еще ребенок в принципе и помню, заказ Советского Союза, но был еще Советский Союз, люди тогда еще умели дружить, соседи умели дружить. И вот мы собирались, соседи, в моей квартире, приходили соседи, родители, взрослые и смотрели вот этот вот сериал «Рабыня Изаура». Сейчас на протяжении уже стольких лет я считаю, что вот этот сериал и им подобные – это красивая сказка для взрослых, расслабляла людей, отвлекала от повседневных серых будней, вот в этом плане вы меня прекрасно понимаете.

Денис Чижов: Надежда, а сейчас вы смотрите какие-то сериалы современные? Ну хотя бы за последние 10 лет какие-то можете назвать?

Зритель: Смотрю, вы знаете, я смотрю сериалы, но настолько выборочно... Могу вот, если хотите... Можно минуту? Вот буквально на «Первом канале» прошел сериал «Тобол», такая реклама... Я начала смотреть первую серию, и я выключила. Красивые костюмы, дорогие сцены, фильм очень дорого, видимо, обошелся, хорошие актеры, но ни души, ни сердца, неинтересно.

Дарья Шулик: Вот в сериале должна быть душа, нет души – смотреть не надо.

Денис Чижов: Без души никак.

Зритель: Конечно, душа, интерес, завлечь. Понимаете, ну совершенно... Я смотрю вашу программу, вот это сериал, спасибо вам!

Денис Чижов: Это лучший сериал на отечественном телевидении, программа «ОТРажение». Спасибо вам большое, наш постоянный телезритель.

Дарья Шулик: Спасибо, Надежда, продолжайте нас смотреть. Спасибо.

Денис Чижов: Сергей Николаевич, я пытаюсь понять, производители сериалов современных говорят о том, что уровень сериалов, их качество сейчас наших, отечественных приблизилось или приближается к какому-то мировому уровню. Пытаюсь разобраться...

Сергей Ильченко: Ну, всяк кулик свое болото хвалит, вот. Но при этом заметьте, что многие наши отечественные сериалы являются кальками с зарубежных.

Денис Чижов: Да-да-да, или адаптации просто какие-то.

Сергей Ильченко: Просто ставят копирайт, тот же «Метод», например, или «Родина» сериал, весьма неудачные. Уж сама «Родина» в Америке уже 7-й сезон, уже сошла на нет. Это судьба всех сериалов, которые мощно начинают 1–2-й сезон, а дальше идея исчерпывает себя и начинаются откровенные политические спекуляции. Например, сериал «Карточный домик», Дэвид Финчер, замечательная совершенно история, но из-за всяких гендерных противоречий, проблем Кевина Спейси пришлось убрать из этого сериала, и уже там девушки начинают выяснять отношения.

Что касается наших сериалов, то тут, конечно, есть проблемы профессионализма. И дело даже не в том, что нет режиссеров или актеров, у нас актеров много есть, и, кстати, «Тобол» тот же, который не понравился нашей зрительнице, на мой взгляд, демонстрирует, что средний уровень, так сказать, исполнителей в любом сериале качественный. Другое дело, что нельзя надоедать, и Марии Куликовой там, например, или Саше Петрову, не будь они к ночи помянуты, надо поскромнее быть и не во всякий сериал, так сказать, влезать, что называется, вот.

А что касается истории завлекательной, тут как раз и есть проблема, потому что очень трудно рассказывать историю современную, так чтобы это и похоже, и увлекательно, а с другой стороны, есть выход, и вот «Тобол» предлагал такой выход, но, видимо, не до конца все было сделано, проигнорировали замечания самого автора романа Алексея Иванова, он снял свое имя с титров. Но интерес к истории, раз, интерес к острому сюжету, два.

Почему детективы так и пользуются популярностью, обратите внимание, сколько у нас детективов идет практически каждую неделю, а целые каналы просто только детективы и показывают. Сериал «След», который мы сделали калькой и который показывается на одном из федеральных каналов, имеет 1 587 серий, это только на сегодня, – представляете себе, сколько будет еще серий и как мы будем смотреть за «Следом»?

И второй момент очень важный – это просветительская миссия сериала, рассказывать о том, что нам до недавнего времени было не очень известно. Сериал «Бомба», например. Что мы знали про атомный проект Советского Союза, который за 4 года был осуществлен ценой невероятных сильно? Пожалуйста, смотрим сериал и видим, как это происходило. Или вот тут будут нам показывать очередную версию про перевал Дятлова, тоже любопытно посмотреть, что они там придумали, хотя у меня есть точная версия того, что там произошло.

Дарья Шулик: Вот такая просветительская миссия еще. Помимо того, что сериалы объединяют, как мы сейчас услышали из звонка, еще и просветительскую миссию могут нести.

Сергей Ильченко: Абсолютно точно.

Дарья Шулик: Давайте еще послушаем, звонок у нас есть из Волгограда, Валентина. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Помню... «Рабыня Изаура». Сейчас мне 70, а тогда я была молодая и работала таксисткой. И вот когда этот сериал начинался, заказов вообще не было.

Денис Чижов: Да-да-да.

Зритель: Все сидели по домам и вообще не выходили на улицу, город был пустой. В конце концов я несколько дней так поработала, потом сама пошла смотреть эту «Изауру» и почти весь фильм посмотрела, и получилось так, что я не работала.

Денис Чижов: Но зато потом, после сериала, было много заказов, потому что все посмотрели и надо было разъехаться по домам.

Зритель: Да, разъехаться по домам, так что фильм нормальный. Сейчас смотрю изредка сериалы, но выборочно.

Денис Чижов: Ага, спасибо большое.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо, Валентина.

Сергей Николаевич, ну а вот действительно, сейчас, вообще за последнее время был ли такой сериал, ну я не знаю, отечественный вряд ли или в мировом прокате...

Денис Чижов: Что ты так наговариваешь на отечественный?

Дарья Шулик: ...вот такой же, как «Рабыня Изаура», вот чтобы всех сметало просто с улиц, никого не было и все стремились смотреть массово?

Сергей Ильченко: Ну, давайте будем честными, что есть сериалы для определенной категории и аудитории. Например, в студенческую аудиторию вы можете не входить и не читать лекцию, если вы не смотрели «Игры престолов», это все, то есть вы потерянный человек как преподаватель для студентов. Я иногда над ними смеюсь и говорю: «НУ да, теперь будут новый сериал «Голодные игры престолов». Они удивляются и говорят: «А правда?» – так заинтересованно.

С другой стороны, вот есть сериалы, которые рассчитаны абсолютно на всех, и просветительская миссия здесь работает 105%, сериал «Чернобыль». Как бы ни относиться к реалиям советского времени, которые там показаны, но это был сериал, который впервые в истории мирового кино рассказал, как на самом деле что произошло тогда 26 апреля 1986 года. И есть сериалы, которые рассчитаны, скажем так, на семейный просмотр категории людей пенсионного и предпенсионного возраста, те же самые турецкие сериалы, которые у нас достаточно часто уже стали гостями на наших телеэкранах.

Ну и есть сериалы, которые смотрят абсолютно все, тотально, в том числе это и российские сериалы, вспомните грандиозный успех «Ликвидации». Там, правда, снимал Сергей Урсуляк, качественный, хороший кинорежиссер, и, конечно, блистательная актерская игра и одесский колорит, но согласитесь, что успех «Ликвидации» предопределил, так сказать, возвращение нашего телезрителя именно к российским телесериалам.

Другое дело, что начали множиться сериалы очень похожие по этому типу. И еще беда наших «сериальчиков» в том, что они не всегда очень хорошо сценарии пишут, одни и те же сюжетные повороты, одни и те же ситуации, одни и те же проблемы, одни и те же конфликты. Дело доходит до смешного, когда на одном канале идет сериал «Московская борзая», а на другом канале идет сериал «Ищейка», и там, и там разные актрисы играют женщину во главе подразделения следователей.

Денис Чижов: Это нам говорит о популярности актрисы в том числе. Сергей Николаевич, спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Денис Чижов: Про сериалы можно говорить практически бесконечно. Я себе в течение программы составил списочек, который теперь нужно пересмотреть.

Через пару минут сменим тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Личное мнение профессора Сергея Ильченко