5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?

5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Карантин за свой счёт. Экономика взаперти. Кредит для зарплаты. Наварились на гречке. Отпущение грехов. Кому паёк?
«Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». Продолжение
Выживание бизнеса: хватит ли помощи от государства?
Сергей Лесков: Закрытие религиозных учреждений может посеять ту самую панику, которая лучший союзник любого вируса
Как трудности меняют человека?
Ажиотажный спрос и курс доллара никак не могут влиять на цену крупы, которая уже расфасована и лежит на складах
Личный контроль: безопасность мегаполисов
Экономика взаперти
Селфи на пляже больше не в тренде. Как соцсети реагируют на карантин
Робот - друг ребёнка
Гости
Ирина Завалко
врач невролог-сомнолог Федерального медико-биофизического центра им. А.И. Бурназяна Федерального медико-биологического агентства
Вадим Поскакухин
руководитель проектов ООО «Спектрум Менеджмент»

Тамара Шорникова: «Убийственные частоты». Власти Швейцарии отказываются от 5G. Медики считают, что сети нового поколения могут спровоцировать у пользователей телефона онкологию. А что же в России? Новые частоты у нас тестируют пока только в Москве. Насколько успешно – не сообщается.

Иван Князев: Интересно, Тамара, знаешь, вот что. У нас все новости, связанные с 5G… Ну, надо будет, наверное, еще рассказать нашим телезрителям, что такое 5G. Это такие новые частоты. Сейчас у нас 4G. С помощью 5G больше информации. В общем, у экспертов спросим – они прояснят.

Так вот, все новости у нас рассказывают не о вреде этих частот для человека, а о том, не будут ли они, к примеру, создавать помехи различным передатчикам Роскосмоса и так далее. А так пока тестируют спокойно.

А нас интересует, действительно ли подобные эксперименты могу быть опасными для человека. Действительно ли 5G может убить? Мы вроде как привыкли, что никакого вредного излучения от мобильников нет.

Тамара Шорникова: Будем разбираться вместе с экспертами. Ждем вашего мнения. Как вы считаете, мобильные (СВЧ-печи, может быть, тоже сюда же) опасны или нет? Стоит от них отказываться или все-таки прогресс не остановить?

Вадим Поскакухин выходит с нами на связь, руководитель проектов в компании «Спектрум Менеджмент». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Вадим.

Вадим Поскакухин: Добрый день.

Тамара Шорникова: Итак, успокойте нас или, наоборот, посейте тревогу еще бо́льшую. Вот то, что сейчас в разных городах и в разных странах, не только в Швейцарии, протестуют против 5G – на чем это обосновано? Действительно ли есть какой-то вред для здоровья?

Вадим Поскакухин: Ну, вы знаете, наверное, ситуация в Швейцарии практически носит юмористический характер. Дело в том, что в Швейцарии действуют одни из наиболее жестких ограничений в мире на излучения базовых станций – в 100 раз более жесткие, чем рекомендованные на международном уровне и действующие в 140 странах. Из-за этого операторам приходится ставить базовые станции очень часто, но более маломощные.

К сожалению, радиофобия, наоборот, увеличивается из-за того, что базовые станции появляются на каждом углу, хотя они создают меньший уровень, чем базовые станции, которые более мощные, но люди их не видят. Из-за этого, особенно в Швейцарии, где принята такая демократическая система кантонов, очень сильно развилось направление «радиофобия». И уже несколько лет даже блокируют работу по пересмотру уровней в сторону международных. В парламенте уже два раза пересмотр проваливался именно из-за позиции кантонов, где очень много дезинформации и опасений о вреде здоровья.

Иван Князев: Может, они поэтому так долго живут? Вадим, скажите, пожалуйста, вот что касается онкологии. Говорят, что подобный направленный пучок, если ты подносишь к уху телефон, там достаточно такой серьезный и мощный сигнал.

Вадим Поскакухин: Ну смотрите. Во-первых, если говорить о долголетии и онкологии, то, например, как раз Япония – страна долголетия. И у них в 100 раз более мощные нормы приняты, базовые станции стоят на каждом углу. Они пользуются сотовой связью практически все, все население.

Те уровни, которые создают современные телефоны и базовые станции, признаны Всемирной организацией здравоохранения при тех, которые рекомендованы на международном уровне, что они не создают онкологических рисков.

Тамара Шорникова: Вадим, смотрите, тоже из Всемирной организации здравоохранения, член Научной комиссии по ионизирующим излучениям Олег Григорьев вот какие мысли высказывает. «Излучение, которое повлечет использование 5G, является биоактивным, в отличие от рассеивающегося и постоянного сигнала 4G, действительно импульсным, четко направленным на абонента и очень мощным в моменте. Эффект длительного воздействия – от нервного расстройства до онкологии».

Вадим Поскакухин: Вы знаете, я знаком с господином Григорьевым. Он представляет как раз не Международную комиссию по ионизирующему излучению, а российскую.

Тамара Шорникова: Российский комитет, да.

Иван Князев: Ну, нас собственно Россия и интересует.

Вадим Поскакухин: А есть международный комитет, который высказывает совершенно противоположную точку зрения, которая как раз принята во Всемирной организации здравоохранения.

Дело в том, что сети 5G очень слабо отличаются от 4G. Это достаточно глубокое заблуждение. То есть сигналы в 4G приблизительно такие же, как в 5G. И антенны действующие приблизительно такие же. Более того, вот этот пучок создает как раз кратковременное излучение вместо постоянного, но более мощного. То есть в этом отношении даже уровни длительной экспозиции на население уменьшаются.

На самом деле тут большая дискуссия между российским научным сообществом и международным. Международное сообщество насчитывает более 25 тысяч научных статей. Всемирная организация здравоохранения считает, что радиоволны изучены лучше, чем многие химикаты, воздействующие на человека. Поэтому есть такое противостояние.

Здесь хорошо бы привести пример Польши. Дело в том, что в Польше тоже было очень сильное движение радиофобии, даже премьер-министр выступал за то, чтобы остановить 5G. Но после научного дискурса, который произошел в 2019 году, начиная с 2020 года, они повысили уровни в 100 раз – до международных рекомендаций. И одна из причин – просто невозможно было строить сети сотовой связи, и технологический прогресс в Польше просто бы замедлился из-за этого.

Тамара Шорникова: Да, хорошо. Смотрите. Мы говорили о том, что… Понятно, почему в Швейцарии – там очень жесткие законы и так далее. Но это же ведь не только там. Митинг против пятого поколения был в Великобритании. В Нидерландах тоже протестуют.

Иван Князев: Вот мне тоже интересно. В Швейцарии дураки, что ли, совсем уже?

Вадим Поскакухин: Вы знаете, я не хотел бы никого обидеть, но во многом радиофобия чем-то похожа на движение антипрививочников.

Иван Князев: Понимаете, радиофобия не может быть у целой страны.

Вадим Поскакухин: Дело в том, что как раз в Швейцарии не все кантоны выступают против данных норм.

Иван Князев: Звучит как-то…

Вадим Поскакухин: Более того, вот этот запрет на работу 5G – это даже не запрет, а это мораторий. И он был высказан не на всей территории, а только в ряде кантонов, поэтому на части территории Швейцарии данный мораторий не действует. Более того, оператор продолжение развитие сетей 5G в настоящее время в самой Швейцарии. То есть это такие достаточно локальные политические решения для электората, потому что там выборная система очень жесткая, и просто политики не хотят перед очередными выборами нарушать…

Иван Князев: Ну понятно, Вадим.

Вадим Поскакухин: Это специфика именно Швейцарии.

Иван Князев: Понятно. Не все в Швейцарии кантоны. Мы поняли, да. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо. Вадим Поскакухин, руководитель проектов компании «Спектрум Менеджмент», был с нами на связи.

Вот что пишут нам телезрители. Кировская область спрашивает, влияют ли на здоровье людей, близко живущих от вышек сотовой связи, влияют ли эти вышки на их здоровье. Красноярский край: «Нужно помнить, что подрастающее поколение почти весь день в телефоне – общаются, играют. Именно они и подвержены большей опасности».

Есть ли она? И кто в зоне риска? Спросим у эксперта через минутку. А сейчас послушаем звонок от телезрителя. Здравствуйте.

Иван Князев: Елена, Липецкая область. Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Тамара Шорникова: У вас есть сотовый?

Зритель: У нас сотовый есть. Мы проживаем в Липецкой области, мы проживаем в селе. У нас очень часто вообще не бывает никакой связи, ни интернета нет. Хорошо, конечно, 5G, но для нас, для простого населения, это никакой роли не сыграет.

Иван Князев: У вас, как в Швейцарии, все хорошо.

Тамара Шорникова: Понятно. К вам прогресс еще пока не дошел, такой основательный.

Зритель: Не дошел, не дошел. До нас ничего не доходит.

Иван Князев: Да, хорошо, спасибо.

Зритель: Все хорошо только в городах.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Еще одна интересная SMS (не знаю, получим ли мы на нее ответ): «А как 5G будет влиять на насекомых, в частности на пчел?» Вот люди думают, что, возможно, негативно.

Тамара Шорникова: У нас пока эксперт по людям – Ирина Завалко, врач невролог-сомнолог, кандидат медицинских наук. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Ирина.

Ирина Завалко: Здравствуйте, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Ирина Михайловна, предыдущий эксперт говорил нам, что все это мракобесие, люди боятся прогресса. Когда-то и на паровые машины думали, что это проект дьявольский. Но что думают врачи?

Иван Князев: Да и сейчас так думают.

Ирина Завалко: Ну смотрите. Врачи-сомнологи в первую очередь анализируют не столько само излучение от сотовой связи. Хотя был, кстати, проект у швейцарцев лет восемь назад, они смотрели влияние излучения сотового на сон. Но что-то я потом не увидела публикаций. Наверное, результаты были не очень интересные и не очень показательные.

Нас, врачей-сомнологов, в первую очередь, скажем так, уже пугает эпидемия того, что большинство людей, обладателей смартфонов, проводят со смартфонами в руках не только весь день, но и весь вечер. И это приводит не только к тому, что они «залипают», скажем так, в социальных сетях или на каких-то интересных сайтах, но и к тому, что смартфон создает свечение световое в голубом спектре, который в наибольшей степени влияет на наши внутренние ритмы.

И научно доказано, что свечение от смартфонов, электронных книг, компьютеров приводит к тому, что внутренние часы смещаются. Человек хочет засыпать все позже и позже, ну и просыпаться все позже и позже. И вот наша «эпидемия сов». Все считают себя «совами», никто не может уснуть, не ложится в 10–11 вечера, а ложится значительно позже, многие за полночь. И с утра не могут проснуться на работу.

Иван Князев: А на самом деле просто всего-навсего не нужно на ночь сидеть в телефоне?

Ирина Завалко: Да. Гормон ночи – мелатонин – начинает выделяться за один-два часа до привычного времени отхода ко сну. И вот именно в это время – около часа до того времени, когда вы ложитесь спать – не стоит пользоваться какими-либо гаджетами. Ну и нежелательно находиться на ярком электрическом свету тоже, то есть нужно немножко приглушить его.

Для смартфонов есть специальные программы, которые приглушают голубой свет, но все-таки этого недостаточно, они обычно не весь спектр гасят. И проблемы, соответственно, с длительным засыпанием, пробуждением в первой половине ночи и невозможностью проснуться с утра по будильнику, они следуют за активным использованием смартфонов.

Тамара Шорникова: На нервную систему как влияют?

Ирина Завалко: Сон является важным процессом для восстановления и самого тела, и, естественно, нервной системы. Недоспавший человек – у него снижается концентрация внимания, мотивация и развиваются эмоциональные расстройства, вплоть до депрессии и тревоги – в понимании врачей.

Иван Князев: Ну и психует он, видимо, чаще.

Ирина Завалко: Психует чаще. Агрессия может развиваться. И в целом работоспособность, естественно, снижается.

Тамара Шорникова: Так ты не высыпаешься периодически, да?

Иван Князев: Нет. А я что? Я вообще спокоен. Я прекрасно высыпаюсь!

Тамара Шорникова: Кто в зоне риска? Это как раз подростки, которые не выпускают телефон из рук?

Ирина Завалко: Да, в первую очередь это подростки и молодые взрослые. Подростки вообще склоны запаздывать, то есть ложиться поздно и не иметь возможности просыпаться с утра на первые уроки. А когда это дополняется еще и смартфонами, которые они не контролируют и могут сидеть почти всю ночь, естественно, с утра проснуться, встать, пойти на первый урок и не проспать его на парте – это становится для них просто невыполнимой задачей.

Тамара Шорникова: Спасибо. Ирина Завалко, врач невролог-сомнолог, была с нами на связи.

И успеем послушать телефонный звонок из Кемеровской области. Здравствуйте, Людмила.

Иван Князев: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте. Я вас слушаю. Я вполне согласна с вами, что 5G влияет на нашу жизнь. Я 30 лет отработала на междугородной телефонной станции. Нам говорили, что наши частоты не влияют на наше здоровье. Нет, влияют! Уже сейчас, в 2000-е годы, ученые это доказали. И я заболела лимфогранулематозом, работая на междугородной телефонной станции. Так что все эти антенны, которые нас окружают, они влияют.

Даже электрический кабель высокого напряжения, под которым мы постоянно проходим, там действует электромагнитное поле, и оно влияет на нас. Молодой человек, наверное, еще плохо жизнь знает или, может, физику забыл. Так пусть он повторит.

Иван Князев: Да, спасибо.

Зритель: Все-таки в Швейцарии умные люди.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам.

После новостей мы будем разбираться, как в России планируют городскую застройку и почему окраины мегаполисов превращаются в настоящие гетто. Люди залезают в ипотеку, ну а селятся в бетонных колодцах, где нет ни магазинов, ни школ, ни детских садов. А хотелось бы в уютном коттеджике или таунхаусе.

Тамара Шорникова: Поговорим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски