7 миллиардов на воспитание молодёжи

Гости
Дмитрий Винник
профессор финансового университета при правительстве РФ, доктор философских наук

Иван Князев: Семь миллиардов на духовность и нравственность в Интернете планирует потратить Правительство. Деньги выделят Институту развития Интернета на производство государственного контента в Рунете. Вот так это называется. Планируется поддержать не менее 200 интернет-проектов, которые должны быть реализованы до 31 декабря этого года.

Тамара Шорникова: Что это за проекты могут быть? Смогут ли они конкурировать с другим, так называемым безнравственным, что ли, контентом в интернет-пространстве? Будет ли польза от потраченных денег? Прямо сейчас спросим у наших экспертов.

Как воспитывать молодежь, которая все время в Интернете? Какие фильмы или программы, сериалы показывать? Это мы уже спрашиваем у вас. Звоните, пишите в прямой эфир.

Иван Князев: Представляем наших экспертов. У нас на связи Дмитрий Винник, профессор Финансового университета при Правительстве России, доктор философских наук. Здравствуйте, Дмитрий Владимирович.

Дмитрий Винник: Здравствуйте.

Иван Князев: К сожалению, когда мы читали эту новость, когда ее обсуждали с коллегами, там все-таки нет пояснения, что это будет за духовный и нравственный контент, что это за 200 проектов. И не очень становится понятно…

Тамара Шорникова: Единственное, что нашла – это что есть уже небольшое число реализованных проектов, потому что деньги на это выделялись и до этого. В частности, например, это сериал для онлайн-кинотеатров «Трудные подростки», а также подростковая драма «Сама дура».

Иван Князев: Да, только два сериала. Мне кажется, это капля в море, если посмотреть просторы Интернета.

Дмитрий Винник: Да, бесспорно, это капля в море. Ну, видите ли, надо понимать, что вот эта формулировка «духовно-нравственное развитие» появилась в 90-е годы. Это некий канцелярский жаргон и результат компромисса между церковью, которая отвечает как бы за духовность, и светской идеологией. Я просто переживаю, чтобы проекты по поддержке этики, морали, борьбы с разложением общества, как сказал Сергей Шойгу недавно, чтобы они не оказались в плену этого канцелярского жаргона.

Еще там фигурирует, по-моему, «поддержка гражданской идентичности». Вот это тоже несколько смущает, вот этот термин из западной социологии про идентичность. Что такое гражданская идентичность? Я не знаю. Это то же самое, что и гражданское самосознание?

В общем, этот вопрос тоже остается непроясненным. Если под гражданской идентичностью понимается, так сказать, торжество индивидуальных ценностей над общественными, то это плохая идея. Если же напротив, то я думаю, что это того стоит. Это все, что пока можно сказать из того, что я прочитал.

Тамара Шорникова: Дмитрий Владимирович, вы говорите, что вы переживаете. А почему? Вот то, что вы перечислили, оно же ведь не сработает. Ну, даже по формулировкам малоинтересно, особенно молодежи.

Дмитрий Винник: Ну, видите ли, формулировка… Это же все-таки бюрократически-канцелярская формулировка.

Тамара Шорникова: Ну, тема, скажем так, список тем.

Дмитрий Винник: Создается впечатление, что эта формулировка специально создана для того, чтобы дать простор, дать возможность для маневра лицам, принимающим решения, кто будет распределять деньги на поддержку тех или иных проектов. Вполне возможно, что там команда, которая понимает, чего она хочет, у которой есть, так сказать, четкие цели и представления. Если это так, то я думаю, что эти деньги будут потрачены не зря. Если же это не так, то, конечно, остается желать лучшего.

Иван Князев: Дмитрий Владимирович, но ведь в целом, согласитесь, нужно, чтобы это пространство, в том числе интернет-пространство, телевидение, средства массовой информации, так или иначе наполнялось каким-то контентом, как сейчас это называется, который все-таки должен воспитывать какие-то нравственные моменты у подрастающего поколения. Ну нельзя все время смотреть грязь какую-то и тому подобное. Тут просто вопрос: как это сделать эффективно?

Дмитрий Винник: Хороший вопрос. Бесспорно, вы правы. Действительно, Интернет вторгся в нашу жизнь, и он переполнен тем, что прямым текстом можно считать безнравственным, аморальным, неэтичным, разлагающим, там огромное количество всякой тлетворной мерзости.

С одной стороны, с этим можно и нужно бороться. С другой стороны, конечно же, нужно что-то противопоставлять этому содержанию. Я предпочитаю слово «содержание», а не «контент». Поэтому, конечно же, то, что государство обратило на это внимание – это хорошо. И то, что будет осуществлена какая-то поддержка – это тоже хорошо.

Понятно, что это деньги, с одной стороны, немалые. Наверное, на эти деньги можно построить маленький провинциальный город. Но, с другой стороны, такая сумма на идеологию, если сравнить с тем, что тратил Советский Союз на идеологические цели, она смехотворная. Поэтому сильно переживать по поводу того, что эти деньги будут потрачены неэффективно или недостаточно неэффективным образом, тут я бы тоже не стал.

Другое дело, что, понимаете, это вопрос продуманности. Дело в том, что у нас нет структуры (я имею в виду – государственных структур), в сферу ответственности которых входило как раз занятие этими вопросами.

Иван Князев: У нас Роскомнадзор есть.

Дмитрий Винник: Ну, Роскомнадзор…

Тамара Шорникова: Это по запретам все-таки.

Иван Князев: Да, это правда больше по запретам.

Дмитрий Винник: Это надзорная структура, карательная. Пусть они, так сказать, не обижаются. Я в хорошем смысле имею в виду, что карательная. Но должна же быть структура, которая отвечает за формулировку правильного содержания.

Иван Князев: А я бы дополнил вас. Простите, пожалуйста, Дмитрий Владимирович. Чтобы вот эта, как вы называете, карательная структура – Роскомнадзор – взаимодействовала и работала в связке с той структурой, которая бы наполняла содержанием. Тогда бы, мне кажется, это было эффективно. Как вы считаете? Одни запрещают вот такое-то показывать, а другие предлагают что-то взамен.

Дмитрий Винник: Конечно же, формулирование повестки дня, этические нормы и связанное с этим содержание, которое продвигается в общественное сознание для нравственного усовершенствования, скажем так, – эта ответственность должна лежать на людях, которые позитивную повестку дня формулируют. А службы, которые ответственные за очистку «авгиевых конюшен» Интернета, ну конечно же, они должны быть вторичны.

Тамара Шорникова: Дмитрий Владимирович, давайте вместе послушаем телефонный звонок. Александр, Московская область. Здравствуйте.

Зритель: Да-да-да. Алло.

Иван Князев: Приветствуем вас.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Слышите меня?

Тамара Шорникова: Да.

Зритель: Слава тебе, Господи! Дозвонился. Я все время смотрю вас внимательно, я очень люблю вашу передачу.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: Ребята, спасибо большое. Я просто хочу сказать… Понимаете, я уже человек, так сказать, ну, живущий на пенсии, но я хочу вспомнить свою молодость. Вы понимаете, насколько в школах было все организовано. Я был сельский житель, но ходил учиться в районный центр. Вы знаете, я участвовал в разных секциях: баскетбол, волейбол, футбол, легкая атлетика. У меня разряд, кандидат в мастера спорта по ручному мячу. Вот сейчас молодежь вся зациклилась на этих своих компьютерах, вы понимаете. Вот как-то отстранить их немножко от этого дела.

Тамара Шорникова: Ну понятно. То есть не в Интернете разбираться, а отвлекать их от того же Интернета.

Иван Князев: Ну а как? Как сейчас это можно сделать? Ну как ты их оттащишь от гаджетов? Насильно, то ли?

Тамара Шорникова: Ну как? Пойти в баскетбол поиграть на площадке во дворе с ребенком.

Иван Князев: Ну, может, у кого-то и получается.

Тамара Шорникова: Дмитрий Владимирович, у меня вот какой вопрос. Чтобы прививать те или иные ценности, ориентиры, нужно же понимать, какое общество мы хотим создать. Какое оно сегодня, современное здоровое российское общество? Какой он, современный здоровый российский человек? Есть понимание?

Дмитрий Винник: Есть понимание. У одних людей есть понимание, у других людей нет понимания.

Тамара Шорникова: На государственном уровне.

Дмитрий Винник: У третьих людей другое понимание. Вот в чем проблема.

Тамара Шорникова: На государственном уровне. К какому светлому будущему мы идем? Каких людей хотим видеть в населении нашей страны?

Дмитрий Винник: Видите ли, дело в том, что я нахожусь не на том государственном уровне, чтобы владеть этой информацией

Тамара Шорникова: Мне кажется, с философской точки зрения, можно оценить, к чему мы идем.

Дмитрий Винник: До сих пор наше общество, прошу прощения, недостаточно… Оно неидеологичное или безидеологичное. Мы живем в этом тренде, в этом векторе после 93-го года. И считается, что некоторая идеология – это все-таки негативная вещь, это зло. Если ты строишь государственную идеологию, то у тебя лишь шаг до тоталитаризма. И это заблуждение. Эта идея еще владеет умами многих, вот эта либеральная идея. Я не являюсь ее сторонником.

Иван Князев: Ну, это то же самое, как отношение к слову «пропаганда». Многие забывают, что может быть пропаганда здорового образа жизни, например. И это тоже какой-то элемент идеологии. Просто нужно придать нормальную окраску этому слову и что-нибудь вложить в это понятие.

Смотрите, что пишут нам наши телезрители, Дмитрий Владимирович. «Нет фильмов и передач о рабочей молодежи», – это раз, из Курганской области. Ленинградская область: «В первой двадцатке телевидения, – ну, в первом мультиплексе, – есть религиозный канал, но, например, нет канала о науке. Воспитание – это все-таки еще от родителей должно исходить». И из Коми: «На воспитание молодежи надо семьдесят миллиардов, а не семь». Согласны со всеми?

Дмитрий Винник: Совершенно согласен. Уважаемые телезрители буквально опередили то, что… предвосхитили то, что я хотел сказать. Это крайне важно. Действительно, крайне мало фильмов про профессионалов, про людей труда, про сталеваров, про геологов, про таежников, про ракетостроителей – про тех людей, которые, собственно говоря, создают и поддерживают наплаву российскую цивилизацию, которые в конечном счете продвигают к звездам, выражаясь таким высокопарным языком. И вот это крайне важно.

А научпоп, научно-популярный контент, научно-популярное содержание – оно, вообще говоря, захвачено, оно находится на поддержке западного финансирования во многом, живет на западные гранты. И мы видим, я это хорошо наблюдаю, что одновременно с пропагандой и популяризацией сугубо научных идей, даже естественнонаучных идей (ну, это я вижу, допустим, во многих роликах на YouTube) мы прицепом получаем огромное количество совершенно враждебной идеологической информации, которая откровенно русофобская порой даже.

Иван Князев: Да, когда нам рассказывают, что Иван Грозный был самым ужасным тираном в истории нашего Отечества, нашей страны.

Тамара Шорникова: Спорную тему сейчас затронул.

Иван Князев: Ну, там много на самом деле примеров. Есть очень хороший разбор на эту тему, но мы сейчас не будем в это углубляться.

Благодарим вас, Дмитрий Владимирович. Дмитрий Винник, профессор Финансового университета при Правительстве России, доктор философских наук, был у нас на связи. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Сергей
А,разве мединский уже этим не занимается,во всю?одна только"Зоя"чего сто́ит (и в прямом и переносном смысле),так он ещё и учебники, по истории,переписывает!!!!а может это ему,как премия пойдёт?или,на новый"фильмец",от министерства культуры и фонда кино...
Сергей
Так они,уже,вовсю, воспитывают молодёжь!один мединский сто́ит сотни,со своей"Зоей",и "форматированием"учебников по истории! Я уж молчу про грефа,с его сберклассом! видимо будут"пилить"бюджет,как обычно,или "фильмец",опять,"запилят"!!!
Светлана
Зачем тратить такие деньги?! Просто опять нужно ввести цензуру, на фильмы, сериалы, убрать Тикток и прочую грязь. Запретить ток-шоу с разбиранием грязного белья. И все!!!!