А мы рисуем ёжика. Вместе с художником Константином Мирошником и его детьми

А мы рисуем ёжика. Вместе с художником Константином Мирошником и его детьми
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости

Иван Князев: Рубрика называется «Один дома». И она о том, чем занять детей в режиме самоизоляции. Вот смотрите. Например, можно вместе рисовать. Попробуем в прямом эфире дать мастер-класс по рисованию.

У нас на связи художник Константин Мирошкин. Константин, здравствуйте. Вы слышите?

Тамара Шорникова: Мирошник.

Иван Князев: Мирошник, да. Прошу прощения.

Тамара Шорникова: Здравствуйте. Отлично, вы не один.

Константин Мирошник: Мы рады вас слышать.

Полина и Саша: Здравствуйте, здравствуйте!

Константин Мирошник: Рады вас слышать. И мы рады вас видеть. Сегодня мы хотели бы рисовать вместе с вами животных – тех, которые с нами, и тех, которые в лесу.

Иван Князев: Девчонок ваших представьте. Или там девочка и мальчик у вас?

Тамара Шорникова: Представьте помощников, да.

Полина: Мы дети. Я – Полина. А это…

Саша: А это… Ну, я – Саша.

Константин Мирошник: Юные художники.

Иван Князев: Привет, Саша. Привет, Полина.

Константин Мирошник: У художника дети дома. Мы на карантине. Мы боремся с вирусом. Мы все вместе.

И я бы хотел сегодня немножко с детьми, которые дома и которым нечего делать, заняться рисованием. Рисование – это самая лучшая вещь, которую только можно выдумать. Это медитация. Это разговор с собой и близкими. Это самая лучшая вещь. Рисование доступно всем, особенно детям. И дети все талантливые. Я не видел неталантливых детей. Юные художники все талантливые.

И сегодня я бы хотел научить рисовать их вот такого ежика. Посмотрите.

Иван Князев: Давайте.

Константин Мирошник: Видите, вот такой ежик хороший. Ежик очень хороший! Сейчас вот так… Видно вам, да?

Тамара Шорникова: Да, отлично видно. Здорово! У нас десять минут. Если можно, мастер-класс быстро и эффективно. И, возможно, у ребят появятся какие-то вопросы – звоните, пишите. Попробуем успеть задать.

Константин Мирошник: Будут обязательно вопросы, будут звонить.

Тамара Шорникова: Чем будем рисовать? С чего начать?

Константин Мирошник: Смотрите. Берите листочек белой бумаги, у кого есть.

Полина: Пусть все берут листы. Давайте рисовать, ребята! Все вместе прямо сейчас садитесь, будем рисовать!

Константин Мирошник: Молодец, Полина, молодец! И берем мягкий карандаш, у кого есть. У меня такой вот царь-карандаш. Посмотрите, какой он толстенький, какой он симпатичный. Берем его и начинаем рисовать. Им можно рисовать линию очень густую…

Тамара Шорникова: Так, я тоже попробую.

Иван Князев: Давай.

Константин Мирошник: Видите? Можно рисовать линию очень тоненькую. А можно рисовать линию ту, которая исчезает. Потому что художник – это тот, кто рисует не то, что он видит, а то, что даже не видит.

Начнем ежика. Посмотрите – у него четыре лапы и хвост, усы. Начнем с самого симпатичного места, которое у него есть, – это нос. Я надеюсь, все дети рисуют сейчас нос. И мгновенно рисуйте, чтобы уже было похоже.

Иван Князев: Так, я нарисовал.

Константин Мирошник: Для этого нужно специально прищуриться и увидеть просто пятно. Видим пятно.

Полина: Рисуем такой большой толстенький черный нос. Ведущие тоже рисуют.

Иван Князев: А мы уже, мы уже, Полина.

Константин Мирошник: Ребята, ну какие вы молодцы! Рисуем. Теперь мы рисуем его голову. И сразу намечаем глаз, где будет глаз. Вот смотрите – глаз. Все это рисуем на прищур. Я потом вам расскажу, как надо блик ставить на глазу.

Полина: Потом переходим с головы и рисуем ему спинку.

Константин Мирошник: Спинку рисуем так: плашмя кладем карандаш и просто намечаем, где он может быть. Намечаем, намечаем, намечаем. И плашмя закрашиваем вот эти иголочки. Иголочки будем рисовать потом. Мы сначала намечаем место, где они изображены. Юные художники рисуют. Рисуем тень на ежике, рисуем тень.

Иван Князев: Не подглядывай!

Константин Мирошник: И лапы. Все талантливые художники, все талантливые.

Тамара Шорникова: Слушай, мы забываем о своих прямых обязанностях и не читаем эсэмэски от наших телезрителей.

Константин Мирошник: Молодцы, молодцы! Рисуйте. Сейчас главная эсэмэска – это рисовать ежика. Не забываем на прищур, прищуриваться. Не забываем, ребята, прищуриваться. И мы видим пятно. Две передние лапы намечаем. Намечаем две передние лапы. Намечаем тень. Я слышу движения юных художников. Есть такой журнал «Юный художник».

Полина: Очень смешной ежик получается у ведущей. Очень классный!

Тамара Шорникова: Мне кажется, у меня ежик, который слишком долго сидел на карантине. Ему нужно похудеть теперь немножко.

Константин Мирошник: Рисуем, рисуем, рисуем! Сейчас рисуем тень под лапами, чтобы ежик у нас на земле стоял, на земле. Тень под лапами. Ежик стоит. И прищуриваемся. И усиливаем тень, усиливаем тень под ежиком. Как он улыбается! Каждый видел ежика?

Иван Князев: А хвост есть у ежика? Нет?

Полина: Они, кстати, сейчас появляются.

Константин Мирошник: Начинают вылезать на улицу, да.

Иван Князев: Тамара, а хвосты есть у ежиков?

Тамара Шорникова: Ну конечно, есть, Ваня.

Константин Мирошник: Попроще, попроще, попроще. Пятно, пятно, пятно. Делаем пятно, делаем пятно.

Тамара Шорникова: Спрашивают у нас тут телезрители: какой у вас любимый материал? Расскажите, ребята. Акварель? Гуашь? Карандаш? Уголь?

Константин Мирошник: Это карандаш.

Тамара Шорникова: Спрашивают: какие у вас любимые материалы? Чем лучше всего рисовать?

Иван Князев: Начинающим.

Константин Мирошник: Можно рисовать углем.

Полина: Наверное, уголь, а не карандаш, потому что…

Константин Мирошник: Да, угольный карандаш, угольный карандаш. Он самый темный и самый лучший. Можно рисовать, как Айвазовский в детстве рисовал – на стенах домов угольками.

Полина: На заборах.

Константин Мирошник: Его заметили и отправили учиться. И это было удивительно!

Не забываем тень рисовать, тень. Ну-ка покажите мне ваши работы. Вот смотрите, я покажу.

Иван Князев: У меня красивый. Смотри какой.

Константин Мирошник: Обязательно стараться вы должны. Ой, какой хороший ежик! Какой поросеночек получается!

Иван Князев: У кого? Ежик должен быть.

Константин Мирошник: Ежик у нас у всех. Рисуем, рисуем. И прищуриваемся, прищуриваемся.

Тамара Шорникова: Объясните телезрителям, зачем нужно прищуриваться, потому что не все понимают. Давайте разъясним.

Константин Мирошник: Объясняю, объясняю. Потому что рисование – это очень непростое дело. И модель зачастую бывает очень непростая по форме. И чтобы максимально облегчить работу художника, надо прищуриться. Потому что если мы начинаем прищуриваться, то мы не видим ничего лишнего, мы видим главное – тень и свет. То есть мы облегчаем собственную задачу.

Полина: Надо прищуриваться для того, чтобы не углубляться в детали, чтобы видеть картинку целом и рисовать ее целиком. То есть мы видим, какие темные места надо сделать, а какие светлые оставить. А когда мы не прищуриваемся, мы углубляемся уже в детали. То есть это уже неправильно. Мы по-другому рисуем.

Константин Мирошник: Молодец, Полина!

Тамара Шорникова: А сколько вы уже на карантине? Сколько в таком режиме самоизоляции дома вместе пребываете?

Константин Мирошник: На карантине уже четыре дня.

Полина: Недавно.

Константин Мирошник: Мы рисовали… Вот посмотрите. Мы рисовали росомаху. Посмотрите. Видите? Это росомаха. А вы когда-нибудь видели в лесу росомаху? Я думаю, мало кто видел. Вот так она выглядит. Вот такая она, росомаха, с такими лапами.

Потом мы рисовали горностая. Вот такой у нас есть горностай. Это мы будем рисовать в следующий раз.

Иван Князев: А сколько уходит времени на создание вот такого рисунка? Это кропотливая работа? Или это быстро можно сделать?

Константин Мирошник: Не надо спешить, не надо спешить. И еще мы рисовали такую мышь – бурозубка. Ее четыре вида, она живет на севере Архангельской области.

Тамара Шорникова: Есть у нас телефонный звонок, давайте послушаем Варвару из Кировской области. Варвара?

Константин Мирошник: Ой, как хорошо! Я показываю поближе.

Тамара Шорникова: Да, здорово! Варвара, слышим тебя. А ты нас?

Зритель: Да, я слышу. Константин Мирошник, а как начинать рисовать?

Тамара Шорникова: Как начинать рисовать? А что ты рисуешь? Ты уже пробовала?

Зритель: Ну, сейчас пробовала с ним.

Константин Мирошник: Варвара, какая ты молодец!

Полина: Это очень хороший вопрос.

Константин Мирошник: Берешь, устраиваешься удобнее. И желательно учиться рисовать надо с натуры, чтобы смотреть на натуру и рисовать.

Полина: И обязательно должен грифель карандаша смотреть на бумагу. То есть по-другому как бы будет сложно.

Константин Мирошник: На бумагу, да. Рисуешь с натуры. Смотришь, например, в окно – что ты там видишь. Или бабушку свою, или маму, или папу, или родственника посадить. Вот как он сидит – с натуры его рисуй. Сначала рисуй тени, как мы, тени под ежиком. А освещенные части просто рисуй такой исчезающей линией. Она где-то есть, а где-то нет. Вот видите – нос у ежика четкий. Видишь, да? А здесь линия, где лобик у него, она исчезла. И вот так нужно обязательно рисовать.

Иван Князев: То есть я правильно понимаю, что начинать юному художнику нужно как раз таки с того, что видишь за окном или видишь у себя дома?

Константин Мирошник: Да, конечно. Вот то, что ей близко… Варенька, вот то, что тебе близко, то, что ты любишь – вот это и рисовать.

А еще есть чудесный журнал, еще раз (это не реклама), «Южный художник». Прекрасный журнал! Он единственный остался, больше нет. Там с любовью относятся к юным художникам и рассказывают, как надо рисовать. Это чудесная школа искусства!

Иван Князев: Константин, спрашивает Кировская область: «Можно ли рисовать мелом на черном?»

Константин Мирошник: Замечательный вопрос!

Тамара Шорникова: Это даже не предложение, а призыв.

Константин Мирошник: Знаете, так можно зиму рисовать. Можно луну рисовать. Можно мелом рисовать блики на воде – и будет такой, знаете, ночной вид. Или можно зимний пейзаж рисовать. Например, бумагу не черную, а серую взять. Небо будет, а белые поля мелом рисовать, да-да.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Иван Князев: Константин, спасибо вам большое! У нас, к сожалению, время вышло. Спасибо. Константин Мирошник, художник, был на связи.

Тамара Шорникова: Вместе с помощниками своими. Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Увидимся и наверняка что-то еще нарисуем. Это были темы…

Иван Князев: …дневного блока «Отражения». А вот о чем расскажем вам вечером. Потом я тебе покажу своего ежика.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)