Агротуризм: отдыхай и работай

Агротуризм: отдыхай и работай | Программа: ОТРажение | ОТР

Не понастроят ли гостиниц на землях сельхозназначения?

2021-03-31T12:53:00+03:00
Агротуризм: отдыхай и работай
Формула любви
Станет ли обязательной прививка от COVID?
ТЕМА ДНЯ: Чёрная или белая - какую зарплату выбирают россияне?
Новые правила госзакупок для фармкомпаний
Путин и Байден. Мир и Visa
Что нового? Кемерово, Курск, Симферополь
Безопасный дачный сезон. Дорогая стоматология. Борьба с лихачами. Одежда и обувь подорожают? Снова строим БАМ
Почему лечить зубы дорого?
Одежда и обувь подорожают?
Опять строим БАМ. Зачем нужна вторая ветка магистрали?
Гости
Тарас Астахов
председатель Ассоциации содействия развитию агротуризма «АгроТуризм Ассоциация»

Иван Князев: Итак, в Госдуму внесен достаточно интересный законопроект об агротуризме. Ну, само явление, по сути, не новое, даже для наших неискушенных туристов.

Кто не знает, суть там примерно вот в чем. Богатых городских туристов везут в село, показывают сельхозпредприятия, по всяким сыроварням водят, по коровникам, народный промысел показывают. А особо интересующимся могут выдать рабочую одежду, сапоги, лопаты и отправить в поле работать бесплатно. На Западе очень популярен такой вид туризма.

Тамара Шорникова: Ну прямо уж богатые. Разные туристы бывают.

Иван Князев: Мне кажется, бедному просто некогда будет.

Тамара Шорникова: У него своя дача, да?

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Но это одна сторона этого законопроекта может быть. А другая – не получится ли так, что под видом агротуризма на землях сельхозназначения, которые, по сути, трогать нельзя, начнут строить гостиницы и базы отдыха? И речь здесь не о пустующих сибирских полях, а о землях где-нибудь в Краснодарском крае, на берегу моря, озер, рек и так далее.

Иван Князев: Ну а еще можно под видом…

Тамара Шорникова: Туристов?

Иван Князев: …да, под видом туристов привезти гастарбайтеров разных, оформить их на полевые работы. Оправданы ли наши такие опасения и вообще все эти опасения? Каким может быть и должен быть агротуризм в России сейчас? Попытаемся узнать у экспертов.

Тамара Шорникова: Ждем ваших звонков, сообщений. Если вы такой туризм уже организовываете, расскажите о своем опыте, если в вашу деревню, в ваше село, в ваш маленький город приезжают туристы, чтобы, так сказать, насладиться природой и сельским хозяйством.

Иван Князев: Хотят ли работать?

Тамара Шорникова: Хотят ли работать? В общем, приветствуются звонки и сообщения.

Тарас Астахов, председатель Ассоциации содействия развитию агротуризма «АгроТуризм Ассоциация».

Иван Князев: Здравствуйте, Тарас Альбертович. Очень хотелось бы у вас узнать, потому что, насколько нам известно, вы в свое время как раз уехали из Москвы, чтобы развивать именно агротуризм в регионе. Как пошло дело?

Тарас Астахов: Здравствуйте. Дело идет медленно, но идет. И меня это очень радует, потому что 15 лет до этого я потратил достаточно много усилий на то, чтобы протолкнуть… В том числе в Государственной Думе тоже достаточно много было разговоров по поводу принятия закона о сельском туризме. Но я решил, что лучше направить свои усилия в практику и на месте непосредственно развивать сельский туризм – наверное, от этого будет больше пользы.

Тамара Шорникова: Так, «на месте» – это в Мордовии, да? Давайте еще немного подробностей про ваш личный опыт.

Тарас Астахов: Да, сейчас я нахожусь в городе Рузаевка. И в Рузаевском муниципальном районе мы активно уже с ноября месяца взялись за развитие сельского туризма. Первый опыт у нас был в 2014 году, когда мы прокладывали первый маршрут. Было очень интересно, люди заинтересовались. Но потом по разным причинам была небольшая пауза. А вот сейчас, ну, в том числе и благодаря тому, что здесь в районе много руководителей республики, новый исполняющий обязанности главы республики…

Тамара Шорникова: А что такой туризм у вас представляет?

Иван Князев: Что за маршруты? Куда вы их водите, возите?

Тамара Шорникова: Какими работами нагружаете? За еду, может быть?

Тарас Астахов: Вообще пока мы хотим постараться нагрузить их хорошими впечатлениями. А потом, если появятся работы, то, может быть, и работами. Эти маршруты у нас рассчитаны на один-два дня. Сейчас мы пока рассматриваем формат выходного дня. У нас сейчас разрабатываются несколько таких маршрутов, где мы охватываем два-три села за один маршрут, где гости могут познакомиться с национальной кухней, с традициями, с ремеслами, могут пройти мастер-классы, могут послушать песни.

У нас здесь присутствуют национальности – мокша, эрзя, шокша. Живут татары, живут русские, казаки и так далее. То есть у нас республика многонациональная, многоконфессиональная и очень дружная. Поэтому такой национальный колорит мы хотим показать и сохранить те традиции, которые здесь… ну, не только здесь, но в данном случае здесь представлены. И туристам это будет очень интересно.

Иван Князев: Ну, это…

Тамара Шорникова: Извини, Ваня. А жителям деревни насколько это будет интересно? Что они получат от этого?

Тарас Астахов: Жителям деревни это дает то, что… Ну, не секрет, что, допустим, по тем деревням, в которых мы сейчас прокладываем маршруты, еще в 50–60-е годы численность населения в этих деревнях составляла 2,5–3 тысячи человек. Сейчас в этих деревнях остается 250–300 жителей. В некоторых в то время в школах численность детей составляла 600–800 человек, а сейчас там школ вообще в некоторых деревнях нет. Дети остались, человек 10–12, их возят на автобусе в соседние села. То есть мы понимаем те процессы, которые происходят. Люди вырастают и уезжают из деревень.

И сельский туризм как раз позволит задержать ту часть населения, которая готова работать с гостями, которая готова проводить мастер-классы, оказывать туристические услуги и так далее. Это, безусловно, очень важный момент, потому что и в Европе, и в России есть примеры, когда объекты сельского туризма буквально становились таким спасательным кругом, чтобы удержать население. В некоторых деревнях даже большинство населения становилось и становится теми людьми, которые принимают гостей. Это очень здорово.

Иван Князев: Да. Сейчас прервемся на телефонный звонок. Виктор из Ленинградской области у нас на связи, послушаем его. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Ленинградская область, Виктор. Ну что я хочу сказать? Бывшие деревенские, которые посбегали из деревень в города, теперь хотят заниматься агротуризмом. Уважаемые, в деревне жить надо, вести свое хозяйство! И тогда в России будет продуктов больше, они будут качественными и недорогими. А не туризмом заниматься…

Иван Князев: Нет, Виктор, ну смотрите. А если человек живет всю жизнь в городе, он никогда и не узнает, насколько хорошо в деревне. Нужно его сначала привезти, показать.

Зритель: В деревне бабушки, родители…

Иван Князев: Так когда это было?

Зритель: Жить надо там, а не туризмом заниматься.

Иван Князев: Ну понятно.

Тамара Шорникова: Мне кажется, можно не противопоставлять просто эти вещи друг другу, Виктор. Спасибо за звонок.

Давайте послушаем еще Андрея из Брянской области.

Зритель: Алло-алло.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте. Мне кажется, в России агротуризмом могут заниматься только экстремалы. Понимаете, прежде чем этот агротуризм начинать, нужно построить нормальный хотя бы туалет, приличное жилье, чтобы люди могли там как-то переночевать, всю эту структуру создать. Я двумя руками «за», но мне кажется, что это просто ерунда. Просто если привезти людей, показать, где жили наши бабушки и дедушки, чем они там занимались и какая сейчас там разруха… Ну, я не представляю, по каким колхозам и совхозам их сейчас возить.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Андрей, за ваше замечание.

Тарас Альбертович, смотрите… Ну и вы перед этим говорили. У вас получаете, знаете, какой-то такой не совсем агротуризм, а какой-то такой этнотуризм – посмотреть на те народности, которые, вполне возможно, когда-нибудь исчезнут. А если немножко шире смотреть? Вот как наш телезритель сказал. Действительно, можно посмотреть на деревню, как она живет, чем дышит, где люди работают. Вот что для этого нужно сделать сейчас? Вот этот законопроект, который принимается, там все это прописано?

Тарас Астахов: В той новости, которая сейчас опубликована на сайте Государственной Думы, я не увидел конкретики, кроме того, что они собираются дать определение сельскому туризму и агротуризму. То есть, с моей точки зрения, те предложения, которые вносились с 2012 года буквально по недавнее время, эти предложения либо не были учтены, либо они еще просто не попали в законопроект. А речь шла вот о чем.

У наших соседей ближайших, в Республике Беларусь, с 2006 года, после принятия, с моей точки зрения, очень правильного указа президента Лукашенко, количество объектов, агроусадеб (так у них называются объекты сельского туризма), выросло – внимание! – в 100 раз. Это те люди, которые живут на селе и оказывают услуги.

Я совершенно согласен с предыдущими двумя звонившими людьми, которые говорят, что нужно жить в деревне. Действительно, нужно жить. Но! Для того чтобы создавать инфраструктуру, для этого нужно просто дать людям возможность создавать эту инфраструктуру. Потому что для тех людей, которые живут на сегодняшний день в деревне, уже инфраструктура создана.

И даже те же самые туалеты уличные у нас в соседней Эстонии, в других европейских теперь странах, которые раньше были республиками Советского Союза, очень хорошо и интересно это обыграно. У них также существуют туалеты на улицах, но никто этого не боится. Просто это сделано чисто, аккуратно и доступно для туристов. То есть это не является предметом каких-то неудобств.

Иван Князев: Нет, ну там-то – может быть. Но, согласитесь, у нас инфраструктура на селе достаточно… ну, как-то не очень развита. Вот даже мне как человеку городскому приехать – а где остановиться? Есть ли там гостиница? Ночлег где вы предоставите? Какие-то другие удобства.

Тарас Астахов: Смотрите. Когда мы говорим о сельском туризме, то мы немножко должны забыть о гостиницах. Мы приезжаем в село и погружаемся в эту сельскую жизнь.

Иван Князев: Но не в палатке же жить.

Тарас Астахов: Нет-нет. Мы останавливаемся либо в гостевом домике, который построен рядом с основным домом хозяина, либо мы останавливаемся в тех помещениях, которые хозяин выделил для размещения туристов. Это общемировая практика, это нормально. И мы хотим пожить в аутентичных условиях. Вот то, что у вас сейчас на кадре – нормальная деревенская изба. Посмотреть, как вообще затопить русскую печь, сходить в баню, позаниматься засолкой огурцов, я не знаю, или еще чем-то.

То есть мы хотим именно этого. То есть нам не нужна гостиница в традиционном понимании, потому что их хватает городах и так далее. Нам нужен именно такой формат. А такой формат вполне возможно организовать при минимуме затрат уже сейчас. Надо только людям дать возможность этим заниматься, вот и все.

Тамара Шорникова: Еще один телефон давайте вместе послушаем – Павел, Московская область.

Зритель: Вот как раз… Алло.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас, Павел.

Зритель: Я как раз и на вопрос ведущего, и на то, что сказал ваш эксперт. Я думаю, что, конечно, немножечко нужно отходить от международной практики. А почему бы не организовать такой вид туризма? Вот ведущий, допустим, может быть, тоже бы поехал, ну и ведущая, если бы была возможность приехать в деревню, где русская печка, хлеб испечь, сделать сыр, творог самому, колбаску завялить…

Иван Князев: Полностью «за», Павел!

Зритель: У меня в холодильнике вялится. Сам я начал делать колбаску, шикарно получается все. У меня даже листок специальный, где все виды колбас и рецепты, уже выписано. Я просто кликаю на то, что вытянул из Интернета на листочек и делаю. Я думаю, с удовольствием люди бы поехали и занялись бы этим. Просто это замечательно – сделать самому продукт, покушать его, привезти домой. Может быть, дома что-то начать. Вот такой вид туризма.

А вот в деревню приехать… Я думаю, нужно делать уже по современным технологиям, предоставлять уже готовый продукт, когда человек может приехать и без проблем заняться этим изготовлением. А то так мы можем по мировой практике… Помните, как в советских фильмах показывали, как по навозу люди ходили на фермах. Это не очень нужно сейчас.

Иван Князев: Павел, спасибо. Вы бы сами куда поехали, в какой регион, чтобы село посмотреть?

Зритель: Я бы поехал, допустим, на Алтай, если бы была у меня финансовая возможность. Вот по грибам, допустим. Ну, это не совсем по теме, да? Очень хочу. Очень люблю грибы собирать каждый год. Допустим, сам я делал и сыр, и масло, и твердый сыр, и мягкий. И готовить люблю. Поехал бы с удовольствием, чтобы не самому доходить до этого, а чтобы какой-то профессионал, бабушка Нюра меня в печке русской научила хлеб тоже печь. Хотя пеку в духовке, делаю заготовку, ржаной хлеб. Сам делаю закваску эту, пять дней у меня уходит. И с удовольствием сам бы это делал. Но, конечно, без этих туалетов на улице в деревне.

Иван Князев: Ну понятно.

Зритель: Все равно должно быть что-то современное.

Иван Князев: Понятно. Спасибо, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Да, спасибо за звонок.

А вот еще одно сообщение из Татарстана. Таких много, и они, к сожалению, грустные. «Приезжайте к нам, есть что посмотреть. Ферма – как после бомбежки. На улице – грязь непроглядная. Зимой только на лыжах. Ближайший магазин – 5 километров».

Тарас Альбертович, вы и ваши коллеги, которые занимаются развитием агротуризма в стране… Безусловно, я думаю, что это плюс для деревень, которые будут участвовать в этих проектах. Появятся рабочие места. Но есть ли какая-то… прорабатывается ли какой-то вариант для того, чтобы деньги от этого агротуризма еще шли и на развитие инфраструктуры этих деревень? Чтобы тот самый колорит, за которым вроде бы как все едут… Я думаю, что немного подустали от него, от этого местного колорита, сами жители деревень многих. И они бы хотели, чтобы их деревни выглядели более комфортными для жизни, в том числе менялись.

Тарас Астахов: Ну смотрите. Если говорить о массовом агротуризме, который… К сожалению, я никак не смогу обойти примеры наших соседей и европейских, и Белоруссии, и так далее, где агротуризм действительно стал массовым явлением. Почему там он таким явлением стал? Потому что каждый житель села способен этим заняться.

Инфраструктурные вопросы – это, к сожалению, вопросы достаточно дорогостоящие, что касается дорог, коммуникаций и так далее. Как правило, инфраструктуру подтягивает государство в лице региональных властей или муниципальных властей и так далее. Задача сельского жителя – обеспечить хороший прием, обеспечить комфорт, обеспечить безопасность туристу на своей территории.

Если эта задача будет решаться, и будет решаться достаточно эффективно, то тогда, конечно, нам не обойтись без помощи правительства, чтобы дорога к этой туристической деревне была в нормальном состоянии. Только в таком государственно-частном взаимодействии и партнерстве мы можем говорить о таком хорошем и полноценном развитии.

Но я хочу вам сказать, что есть, например, в Архангельской области такие деревни, куда довольно трудно доехать, но очень интересные аутентичные деревни. То есть это Русский Север, деревянное зодчество, это традиции и в культуре, и в архитектуре, и так далее. При отсутствии дорог люди едут. Бывает так, что лето вперед расписано, потому что им это интересно. Понятно, что дороги нужно, но если человек хочет попасть, то он попадает туда все равно.

Тамара Шорникова: Здесь о важности дорог даже не для туристов, а для жителей этих деревень, которым хочется попасть в больницу, которая далеко от них расположена, в учебные заведения, в магазины те же.

Тарас Астахов: Безусловно, все так. Но здесь мы не можем сказать о том, что если у нас в деревне будет развиваться агротуризм, то мы повесим, условно говоря, расходы по содержанию дорог, по их реконструкции и эксплуатации на этих сельских жителей. Это невозможно. То есть здесь, я говорю, нужна именно государственная программа.

Тамара Шорникова: Не на сельских жителей, а на бизнесменов, которые будут развивать на территории этой деревни агротуризм. Не полностью, разумеется, но какую-то часть от них хотелось бы получить, мне кажется.

Тарас Астахов: Ну, в том случае если это большое агрохозяйство и оно способно выделять какие-то средства, то, безусловно, да. У нас даже здесь есть люди, которые являются собственниками больших агрохозяйств, которые…

Иван Князев: Ну да, во всяком случае они смогут построить дорогу, хотя бы несколько километров. Вопрос: смогут ли это сделать маленькие хозяйства и предприятия?

Давайте послушаем Андрея, Сахалин сейчас на связи.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Алексея с Сахалина.

Иван Князев: Да, Алексея.

Зритель: Добрый вечер. Вот я живу на Сахалине. Получается, что раньше жил в деревне, а сейчас переехал в город Южно-Сахалинск, планировочный район, частный дом. У меня свой огород, 14 соток. Как бы насаждений, кустов очень много. В том году я не успевал просто собирать, ягоды осыпалась. Предлагал друзьям, знакомым городским: «Приезжайте, собирайте, заберите». Просто жалко, что она осыпается. Никто не приехал, потому что люди привыкли: отработали восемь часов в городе, приехали домой, телевизор, диван и все такое. Ему проще пойти на рынок и купить, чем работать руками. Поэтому этот агротуризм – это, я считаю, идея такая… Год, два, три – деньги отмоются, через пять лет все это забудется.

Тамара Шорникова: Спасибо вам за эту ремарку, Алексей.

Иван Князев: Ну подождите. Что же вы так пессимистично смотрите?

Тамара Шорникова: Нет, в том смысле, что, действительно, может быть, есть по личному опыту, по общению с коллегами статистика уже? Насколько интересен этот самый агротуризм, сельский туризм в стране? Это такая экзотика? Или это действительно, возможно, станет массовым направлением?

Тарас Астахов: Ну, на сегодня для России это немножко еще экзотика, потому что нет такой серьезной федеральной программы поддержки развития сельского туризма и агротуризма. Но опять же, к сожалению, я вынужден обращаться к опыту наших соседей. Там, где поддержка была несколько десятилетий назад, сейчас это очень серьезно и активно развивающийся сектор экономики.

Просто цифра для примера. Мы знаем, что Италия – это туристическая Мекка, да? Так вот, половина входящего потока от туризма в Италии – это агротуризм. Это не экскурсионный туризм, а это агротуризм. То есть это люди, которые приезжают семьями на своих машинах на агрохозяйства и оставляют там деньги. Представляете, какой оборот у маленькой Италии именно от сектора сельского туризма?

А что касается Дальнего Востока, то я хочу сказать, что очень интересные были примеры (и они существуют) в Приморском крае. Про Сахалин я не слышал. В Приморском крае очень большой популярностью пользуется именно работа на таких приусадебных участках среди японцев. Они с удовольствием приезжают, они арендуют дом, они арендуют вот эти шесть соток. И они с удовольствием там работают, особенно пожилые японцы, потому что для них земля – это на весь золота. Сами понимаете, для них это большой дефицит. Поэтому тут ведь вопрос в подходе. Нельзя так судить: если к тебе не приехали в этом году – значит, в принципе никто никогда не приедет, это плохо.

Иван Князев: Тарас Альбертович, а как сделать так, чтобы все-таки приезжали? Вот с какими сложностями сталкиваются люди, например вы, когда пытаетесь хотя бы организовать гостевой дом?

Мы в этой студии как-то обсуждали этот момент. Одна хозяйка гостевого дома говорила, что ее замучили всякими проверками, начиная от эпидемиологов, которые смотрят, как у них соблюдаются меры. Санитарные врачи приходили и смотрели, какой едой они кормит своих туристов. Потом – пожарные. И так далее и тому подобное. Вот с какими сложностями вы сталкиваетесь? И что нужно прописать в этом законе, чтобы вам развязали руки?

Тарас Астахов: Я считаю, что то, что вы сказали – это одна из самых главных сложностей. С одной стороны, мы говорим о поддержке и о развитии сельского туризма. С другой стороны… У меня живой пример. Совсем недавно женщина, жительница села, организовывала кулинарные мастер-классы. Все хорошо. К ней пришли из Роспотребнадзора и оштрафовали за то, что у нее не соблюдаются требования. Но у нее требования в принципе соблюдаться не могут, потому что она живет…

Иван Князев: …в частном доме.

Тарас Астахов: …да, в рубленой избе, в частном доме. Там это просто невозможно априори соблюсти. Поэтому, с моей точки зрения, нужны беспрецедентные меры поддержки, то есть развязать руки. Мы же в гости друг к другу ходим и не спрашиваем же, соблюдали ли нормы или нет. То есть просто дать людям возможность этим заниматься, чтобы проверки вообще в принципе отсутствовали. Если есть жалобы со стороны клиентов, то тогда нужно уже реагировать.

Но в основном мировая практика… Я очень много спрашиваю людей, жалуются ли. В основном люди, которые этим занимаются, они дорожат своей репутацией, они делают это очень хорошо и жалоб практически не допускают, то есть стараются держать очень высокий уровень качества. То есть это единичные случаи. Гораздо чаще жалуются на гостиницы и рестораны стандартные, что называется.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое. Тарас Астахов, председатель Ассоциации содействия развитию агротуризма «АгроТуризм Ассоциация». Вот так это все называется.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем теперь Челябинск, Андрей дозвонился оттуда. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я что хочу сказать? В 1988 году – вот сколько лет назад – отдыхал я в Народной Республике Болгарии. Скажем так, прообраз этого агротуризма. У нас приезжал председатель колхоза/совхоза, договаривался с группой. Все желающие на 3–4 часа примерно ехали на сбор абрикосов и персиков. Мы с удовольствием ездили! Съездил, 3–4 часа отработал, насобирали этих персиков, персиков покушали. Конечно, все бесплатно, все без проблем. Это было, конечно, очень интересно. Я с Урала, морковку, картошку, конечно, мы собирали каждый год. А вот абрикосы…

Иван Князев: А персики – никогда.

Зритель: Это диковинка, честно говоря. Просто было очень интересно. Ну, можно назвать, что это прообраз агротуризма был. Я бы сейчас тоже, может быть, куда-нибудь съездил, типа на сбор винограда, чего-то такого диковинного. Но уже годы не те. А агротуризм – это, кстати, интересная вещь, интересная, честное слово.

Тамара Шорникова: Спасибо вам, Андрей, за ваш рассказ.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Давайте подключим еще одного эксперта к нашему разговору – Дарья Морозова, адвокат. Здравствуйте.

Дарья Морозова: Добрый день, здравствуйте.

Иван Князев: Дарья Константиновна, второй аспект этой темы, второй аспект этого законопроект. Что мы еще можем получить под его видом? Ну, действительно, могут в Краснодарском крае, где есть очень хорошие рекреационные зоны, под видом агротуризма что-то другое там делать. Как считаете?

Дарья Морозова: Ну, безусловно, возможно. Как раз предлагается в рекреационных зонах строительство гостиниц, возможно. С другой стороны, при ныне действующем законодательстве создание агротуризма на землях сельскохозяйственного назначения невозможно, практически невозможно. Хотя многие и пытаются это делать, но это, в общем-то, является нарушением ныне действующего земельного законодательства.

Иван Князев: А новое законодательство разрешит это или нет – использовать под агротуризм земли сельхозназначения?

Дарья Морозова: Вы знаете, я думаю, что, безусловно, этот вопрос будет подниматься, потому что развитие агротуризма предполагает стимулирование функционального развития сельского хозяйства, поскольку это не только сельское хозяйство производственное, но это и торговые помещения могут быть, и обслуживание, и так далее.

Но в любом случае, я считаю, такое законодательство должно быть введено, поскольку эта тема очень актуальная в настоящее время. И многие хотят заниматься именно агротуризмом, развитием агротуризма. Для нашей страны это важно, поскольку на сегодняшний момент мы говорим о том, что мы хотим развивать внутренний туризм, а это такая достаточно популярная тема.

Тамара Шорникова: Дарья Константиновна, а какой бы здесь тогда законодательный, возможно, фильтр выставить, чтобы отделить все-таки одних от других, чтобы не оказалось, что вместо тех, кто развивает наши сельхозземли, просто построили гостиницу огромную, рядом засадили гектар какой-нибудь ерундой? «Ну, я же посадил? Посадил».

Иван Князев: Туризм.

Тамара Шорникова: Да.

Дарья Морозова: Ну, честно говоря, я тоже задумывалась над этим вопросом. Мне кажется, что просто закон, который должен быть принят в этой области, он должен быть достаточно полным. Должны быть, может быть, указаны именно какие-то площади, какие могут заниматься строениями для обеспечения, так скажем, функционирования.

Тамара Шорникова: Сколько под жилье, а сколько под конкретные посадки, например, да?

Дарья Морозова: Да, совершенно верно, да-да-да, совершенно верно. Потому что в противном случае, конечно, мы можем столкнуться с тем, что все будет застроено, а земли сельскохозяйственного назначения будут просто превращены в очередные строительные площадки каких-то развлекательных комплексов.

Иван Князев: Ну или коттеджи там будут строить под видом агротуризма.

Дарья Морозова: Коттеджи, да. То есть просто в любом случае это должно быть регламентировано. На сегодняшний момент регламентации практически никакой нет. Точнее – вообще просто никакой нет. На сегодняшний момент те предприниматели, которые развивают эту область, они сталкиваются с тем, что из-за того, что этот вопрос не регулируется, в каждой области, в каждом регионе по-своему решают эту ситуацию. Где-то разрешают заниматься агротуризмом, где-то – нет. Где-то дают разрешения. Ну, это опять же связано с коррупционной составляющей и так далее. Я считаю, что в любом случае все должно быть регламентировано.

Иван Князев: Давайте вместе телезрителя послушаем – Михаил из Санкт-Петербурга на связи.

Дарья Морозова: Давайте.

Тамара Шорникова: Михаил?

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Внимательно вас слушаем.

Зритель: Меня зовут Михаил, 33 года, молодое поколение. Я считаю, что Россию можно сдвинуть с места, пока не запустим колесо. Нужно срочно поднимать зарплаты всем, нужно всем в России поднимать зарплаты. Мы сами можем Россию поднять с ног, просто у нас нет возможности. Думаете, мы все тупые тут сидим? Да мы все умные и начитанные люди! Просто у нас нет возможности что-то купить, что-то произвести.

Вот я сам лично работаю в Санкт-Петербурге, работаю за крышу над головой и чтобы хлеб на столе увидеть каждый день. Хотя в деревне у меня живет отец, я завел двух коров, но поднять их не могу из-за того, что сено дорогое, доставить его и так далее, и так далее. Я не могу этого сделать, хотя у меня есть очень большое желание открыть какой-нибудь экологически чистый магазин, чтобы наше будущее поколение питалось чистыми продуктами, а не всякой химией. Нужно срочно заниматься тем, чтобы поднимать зарплаты людям. Люди уже просто не знают, на что жить. Понимаете?

Тамара Шорникова: Михаил, а вы сейчас…

Зритель: И ждать миллионера, пока он туда приедет? Ему это не нужно. Не знаю, ему нужно только где-нибудь потратить, отдохнуть хорошо, и все.

Тамара Шорникова: Михаил, а вы сейчас на какой работе зарабатываете, в том числе на сено для коров?

Зритель: Я на заводе работаю маляром. Но все равно, сколько бы я ни старался, у меня не получается ничего сделать. Хотя, честно, прожил свою жизнь, эти 33 года, отслужил, отучился. Думал, что у меня все-таки что-то пойдет по жизни нормально. Нет, этого не случается. И не будет, я думаю, никогда, пока срочно все резервы не вложим в наше новое поколение и дадим возможность самим развивать страну.

Иван Князев: Михаил, вы знаете, вам тут уже из Московской области написали, дословно: «Молодец парень!» Вы знаете, вы так пессимистично несколько не старайтесь мыслить, потому что пока вы думаете об этом… Если будет много таких, как вы, то, наоборот, все у нас получится. Спасибо вам большое за звонок.

Тамара Шорникова: Вам удачи, безусловно.

Иван Князев: Дарья Константиновна, и еще один момент. Вот один из наших телезрителей сказал, вспомнил, как он с удовольствием собирал персики, по-моему, в какой-то стране.

Тамара Шорникова: В Болгарии.

Иван Князев: Да, в Болгарии. Под видом такого сбора у нас «агротуристы» из какого-нибудь Узбекистана не приедут к нам?

Дарья Морозова: Могут приехать, безусловно.

Иван Князев: Их так и будут оформлять? И они у нас тут будут заниматься таким «агротуризмом».

Дарья Морозова: Ну, честно говоря, я думаю, что, наверное, для этого существует миграционное законодательство и законодательство, связанное с трудовой деятельностью иностранных лиц… связанное с осуществлением трудовой деятельности иностранными лицами на территории Российской Федерации. Ну, для этого существуют контролирующие лица. В том случае если действительно такая работа иностранных мигрантов будет носить постоянный характер, то это будет, безусловно, вопрос со стороны контролирующих органов. Безусловно.

Поэтому я думаю, что, скорее всего, так оно и будет где-то. Ну, может быть, не всюду. В любом случае я остаюсь при своем мнении о том, что новое законодательство в области агротуризма должно быть принято. И должны быть учтены вопросы, в том числе трудовой деятельности. Хотя этот вопрос, в общем-то, разрешен, и он разрешен в рамках иного законодательства.

Поэтому мне кажется, что не стоит так опасаться этой проблемы. Стоит опасаться именно проблемы рационального использования земли. Вот это самое важное во всем этом вопросе, так скажем. Во всяком случае, мне так кажется как юристу.

Тамара Шорникова: Дарья Константиновна, мы как журналисты уже все скепсис набрасывали, потому что…

Иван Князев: Потому что мы журналисты.

Тамара Шорникова: Да. Сомневаться – это наша работа, что называется. Но если говорить уже рационально о том, чтобы могло бы действительно помочь тем, кто хочет развивать агротуризм в России, то какие юридические препоны, может быть, сейчас стоит убрать, проработать это в законе, прописать и избавиться от лишней головной боли? Вы бы что посоветовали?

Дарья Морозова: Ну, как я и говорила раньше, я бы посоветовала четкую регламентацию того, каким образом будут использоваться земли сельскохозяйственного назначения для агротуризма, то есть какая площадь земли может быть застроена, например, под гостиничный комплекс, какая площадь должна быть под какое-то сельскохозяйственное производство и так далее.

Потому что на сегодняшний момент что получается? У нас есть закон, который регламентирует деятельность в области сельского хозяйства, регламентирует вопросы, связанные в том числе с принудительным изъятием земельных участков и земель сельскохозяйственного назначения, с прекращением прав на земельные участки, если они не используются по целевому назначению.

Вот на сегодняшний момент использовать земли сельскохозяйственного назначения по назначению «агротуризм» нельзя вообще. То есть любой человек, который хочет развить такой бизнес, он может столкнуться с этим законом – с законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». И он может лишиться своей собственности или арендованного земельного участка, если он будет развивать такой бизнес, так скажем. В этом случае… В новом законе тоже могут быть указаны основания, при которых возможно будет изъятие земельных участков, если этот земельный участок не будет использоваться собственником или арендатором согласно тех условий, на которых он был ему предоставлен.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам. Дарья Морозова, адвокат, была с нами на связи.

Что пишут нам наши телезрители? Свердловская область: «Агротуризм? Бери лопату в руки и отдыхай». Из Татарстана несколько скептический взгляд: «У нас получается так, как в Африке: народ будет плясками зарабатывать в деревнях, чтобы завлекать богатых туристов».

Тамара Шорникова: И Нижегородская область: «В деревне даже кур не держат». Много таких сообщений – мол, скоро вообще с развитием ситуации и деревень-то не останется, куда возить.

Иван Князев: А вот из Московской области телезритель считает, что агротуризм должен быть вкусным. Вот такие предпочтения. Чтобы приехал и чего-нибудь местного попробовал, вкусного.

Тамара Шорникова: Ну, с этим утверждением трудно спорить. Мы и не будем. Мы просто расскажем, о чем наши коллеги будут говорить вечером в вечернем блоке программы «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Не понастроят ли гостиниц на землях сельхозназначения?