Если незаконная постройка не создаёт угрозы жизни и здоровью населения, её можно привести в соответствие с установленными правилами

Если незаконная постройка не создаёт угрозы жизни и здоровью населения, её можно привести в соответствие с установленными правилами
Вахтовая работа. Безопасность перевозок. Очереди. Национальная идея. Производство из металла. На что хватает денег. Увольнения. Антидепрессанты. Отказываемся от авто
Вахтовая Россия: к чему приведёт экономика «временщиков»?
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Гости
Акоп Абгарян
директор юридического агентства «Абгарян и партнеры»

Иван Князев: Продолжаем наш эфир. Абсурдная с одной стороны, криминальная с другой и очень грустная с третьей ситуация сейчас складывается в Сочи. Десятки многоквартирных домов могут пойти под снос, причем это дома, в которых уже живут люди, которые абсолютно честно купили в них квартиры.

Тамара Шорникова: В мае этого года в Адлеровском районе и в поселке Мирный был разрушен жилищный комплекс «Рубин-2», где уже проживало несколько семей. В 2017 году суд застройщику работы разрешил, документы были в порядке, однако в этом году администрация города оспорила это решение. По десяткам других объектов, многие из которых уже заселены, продолжаются судебные разбирательства.

Иван Князев: О том, как сотни людей стали жертвами несогласованных действий застройщиков и чиновников, будем разговаривать прямо сейчас. Поможет нам в этом наш гость, Акоп Абгарян, директор юридического агентства «Абгарян и партнеры». Здравствуйте.

Акоп Абгарян: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Для всех телезрителей сразу скажем, что, разумеется, этот случай такой примерный, такое может произойти в любом регионе. Если в вашем уже есть такие дома…

Иван Князев: Да и происходит уже, скорее всего.

Тамара Шорникова: Звоните, пишите, рассказывайте. Мы расскажем о том, что делать, если вы в такой ситуации оказались.

А прямо сейчас давайте начнем с того, что посмотрим видеоматериал. Наши корреспонденты побывали в Сочи, сняли видеоматериал. Рассмотрим конкретный пример и уже на его основе будем разговаривать.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Действительно, жарко сейчас в Сочи во всех смыслах.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Акоп, а можно спросить, как вообще такое получилось, что сначала вроде как администрация города выдает разрешение, ну понятно, что, скорее всего, застройщик немножко там что-то где-то подмухлевал, многоэтажность была другая указана. Но потом процесс контроля вообще как-то происходит, когда после 3-х этажей появляется еще один этаж, почему-то инспекторы от администрации не приходят, а приходят спустя какое-то время и уже выселяют жителей.

Акоп Абгарян: Ну в данном случае, понимаете, сложилось такое правило поведения у сотрудников администрации, вообще в целом в этой системе, когда процесс строительства идет, никто этого не видит, что возводятся 10-этажные дома; когда люди купили, соответственно ряд чиновников уволились, пришли новые, проверили, обнаружили эти факты.

Иван Князев: А, уволились те, которые взятки уже взяли, да?

Акоп Абгарян: Грубо говоря, да.

Тамара Шорникова: Слушайте, в данном случае, по-моему, никто не увольнялся даже.

Акоп Абгарян: И соответственно здесь страдают люди. И в этом случае застройщик, конечно же, виноват, он первое лицо, которое виновато. Но если мы берем с точки зрения даже последних изменений, которые внесли в федеральный закон об изменении 222-й статьи Гражданского кодекса, где чуть-чуть изменили понятие самовольной постройки, там конкретно дается право на узаконивание даже существующих самовольных построек, которые на данный момент имеются, и дано право пересмотра судебных актов, которые приняты. Я, конечно, не могу сейчас прокомментировать ту ситуацию, которая у людей сейчас сложилась в Сочи, потому что я не ознакомлен с документами, не знаком. Но я уверен, что при глубоком изучении последнего изменения в 222-ю статью люди могли бы попробовать поменять эту историю.

С чем это связано? С чем связано изменение? Там четко указано: если при возведении постройки либо при выдаче разрешения на самовольное строительство собственник, застройщик не знал о существующих ограничениях, которые установлены правилами землепользования и застройки. Как во многих случаях, я там видел, есть какие-то охранные зоны, участки с использованием особого назначения, где там где-то 50 сантиметров превысили, еще что-то, то есть какие-то такие моменты. Так если застройщик на момент получения разрешения на строительство не знал об этих ограничениях и ПЗЗ ввели позже, то есть не учли существующую застройку и правила использования участка, тогда эти запреты к ним не применяются. Вот интересно понять, люди изучали этот вопрос, чтобы защитить свои права?

И самое главное я еще отмечу, что здесь люди являются жертвами этой ситуации, но никто не отменял понятия добросовестного приобретателя имущества.

Тамара Шорникова: Вот!

Акоп Абгарян: Это самый главный момент. Я сколько смотрел сюжетов по данной истории, например, в Сочи, в Москве идут, я не вижу вообще попытки людей узаконить свои права как добросовестного приобретателя, то есть путем признания права собственности. Так как у нас если в случае аннулирования записи в ЕГРН (Единый государственный реестр недвижимости), человек автоматически имеет право на подачу иска и приостановление всех, любых судебных решений о подаче признания права собственности как добросовестного приобретателя.

И здесь учитываются некоторые критерии. Первый: земля должна быть в частной собственности, это наблюдается, собственность находится у застройщика. И с момента ввода в эксплуатацию первой квартиры она переходит по 36-й статье Жилищного кодекса к собственникам многоквартирных домов. Второй: земельный участок должен быть предназначен для строительства, и правила землепользования должны разрешать строительство. И третий – не должны нарушать градостроительные нормы.

Но если они нарушают градостроительные нормы, но не создает угрозу жизни и здоровью данная постройка, то человек при наличии этих критериев может признать за собой право собственности и лишить себя этой проблемы.

Тамара Шорникова: Продолжая эту историю про добросовестных покупателей, действительно мы начали говорить о том, что люди должны сейчас изучить законы, нарушали или не нарушали, знали или не знали застройщики. А почему люди должны это делать? Почему они должны доказывать, что их частная собственность сейчас должна остаться с ними? Может ли в принципе суд выносить решение о сносе дома, часть которого является частной собственностью? Квартиры выкуплены, есть документы, есть выписка из реестра собственников.

Акоп Абгарян: Ну вот смотрите, здесь вот я в начале это говорил, сейчас мысль продолжу. Первой идет у нас слаженная система в органах власти, что если ты нарушил закон, ты должен страдать. То есть отсутствует понимание, что можно эту ситуацию разрешить за столом, грубо говоря.

Иван Князев: Кого-то наказать нужно.

Акоп Абгарян: Да, но это застройщик может понести какую-то денежную ответственность либо еще, но не должны страдать люди.

Тамара Шорникова: Например, да.

Акоп Абгарян: Если уже человек попал в эту ситуацию, почему нельзя нам, как установлено новым законом, новой статьей 222-й, привести в соответствие данную постройку, что и суд должен исследовать этот вопрос? И я могу сказать, что суды в некоторых случаях не углубляются в суть проблемы и не помогают людям. Потому что у нас в новой редакции статьи четко указано, что если самовольная постройка все-таки возведена, ее можно привести в соответствие с теми правилами землепользования и застройки, которые сложились на соответствующей территории.

И конечно же, если суд увидит нарушение правил землепользования и застройки при возведении, при некоторых обстоятельствах он должен аннулировать собственность, так как ее зарегистрировал, вероятнее всего, застройщик и продал человеку, то есть собственнику. Но в этом случае только остается человеку изучить закон либо нанять представителя, юриста для признания права собственности на…

Иван Князев: Так вот застройщики в Сочи как раз-таки соглашаются на то, что снести дома, чтобы сохранить право на землю, потому что если они сами это не сделают, то придет какая-то сторонняя организация, и там даже прописано, что после того, как она снесет эти дома, собственность на землю перейдет почему-то этой организации. И застройщики даже соглашаются на такие меры, чтобы потом земля все-таки осталась за ними.

Акоп Абгарян: Ну вот смотрите, это одна из вообще попыток в принципе ситуацию разрешить. Если они все-таки попали в эту ситуацию, застройщики, они должны людям выплатить компенсацию. Ну здесь, понимаете, самый главный вопрос, разрешение на строительство кто выдавал? Выдает мэрия. То есть вес ответственности здесь очень спорный, кто должен нести ответственность, мэрия либо застройщик. Тут очень спорный вопрос.

Потому что мы когда рассматривали многочисленные проблемы аналогичного периода, который сейчас идет, здесь еще ответственность возлагается в том числе на мэрию, которая выдает и разрешает это строить, еще, более того, вводит в эксплуатацию. Понимаете, когда увольняется чиновник и новый чиновник, новый глава говорит: «Я ничего не знал, это все предыдущий», – извините, это юридическое лицо в форме органа местного самоуправления, ты правопреемник. Соответственно, ответственность несет само юридическое лицо. И здесь это как бы одна из мер, чтобы сохранить просто права на землю.

Но в любом случае попытку привести в соответствие самовольную постройку необходимо предпринимать. Если же застройщик этого не сделал, только остается это делать людям путем проведения общего собрания и подачи коллективных исков.

Иван Князев: У нас есть звонок, Тамара, да?

Тамара Шорникова: Да, как раз из Сочи, Татьяна с нами на связи. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Я бы хотела высказаться. Вот меня очень сильно обижает, как от имени местного населения, то, что почему-то рассматривают только здесь пострадавших честных приобретателей жилья. Но почему же не рассматривают как пострадавших интересы местного населения? Ведь мы не хотим, чтобы, грубо говоря, по соседству в огороде стояла вот высотка, как сейчас показали в сюжете, улица Искры. Там вокруг практически дачи, ИЖС честные. И вдруг выросла у меня над головой вот эта вот махина, не помню, сколько там этажей…

Ну то есть не должно быть такого. Если на публичных слушаниях население города Сочи приняло решение, что эта зона малоэтажной застройки, то почему какой-то застройщик посчитал свое мнение, свою вот эту выгоду выше интересов местного населения или выше закона и возвел этот огромный объект?

Иван Князев: Да, Татьяна, а можно вопрос? Вы когда заметили то, что объект становится большим, этажей в нем больше, чем планировалось, чем вам говорили раньше?

Зритель: Конечно, мы замечали сразу же, на стадии закладки фундамента. Мы писали в администрацию, администрация отвечала, что предмет спора это все… В разные годы, разумеется, разные результаты были этих судебных споров. Но тем не менее мы вот в чем виноваты? То есть здесь это зона малоэтажной застройки, здесь не должно быть строений выше 15 метров, ну образно я говорю. Ну мы-то в чем виноваты теперь, что администрация плохая и застройщик плохой? Пускай они и отвечают.

То есть дом должен быть снесен, наши права должны быть восстановлены, а дальше пускай отвечает застройщик и отвечает конкретный чиновник, администрация города, судьи в том числе, не знаю, эксперты различные, которые давали какие-то ложные, может быть, заключения, – то есть все, кто виноват, тот и отвечает. Вот мы, местное население, мы ни в чем не виноваты, мы звонили во все колокола и писали: ребята, происходит незаконная деятельность.

Иван Князев: Да, мы поняли, спасибо.

Зритель: На нас никто не обратил внимания.

Иван Князев: Да, спасибо, Татьяна.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам. Видите, на этапе фундамента, то есть в принципе…

Иван Князев: …уже знали люди. А теоретически они могут подать в суд на действия администрации, как-то их оспорить в суде? Вот те, кто рядом живут?

Акоп Абгарян: Да, смотрите, очень важный момент здесь возник. Я вот о чем и говорил изначально, что когда возводят строение, многоэтажный дом, администрация это видит и не предпринимает попытки остановить, а когда купили уже люди, такие же как мы…

Иван Князев: …спохватились.

Акоп Абгарян: Спохватились, да. Ну извините, в данном случае администрация уже приняла заявление о том, что вы делаете, соседи против. Что может сделать сосед в данном случае? Если нарушается инсоляция, например, то есть светоизлучение не попадает на данный участок, это может быть основанием для запрета строительства высотного здания. Участие в публичных слушаниях, возражения, соответственно, на публичном слушании.

И самый главный момент, который может предпринять любой собственник земельного участка, – это признать частично правила землепользования и застройки незаконными, не действующими с момента их опубликования, тем самым заблокировать полностью действия любого строительства, если он считает, что его права нарушаются. То есть тут единственный выход.

Тамара Шорникова: Еще один телефонный звонок, Москва на этот раз. Татьяна, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Да, здравствуйте. Вот у меня какое мнение по этому вопросу. Почему добросовестные приобретатели, собственники должны заниматься такой кучей вопросов, такой нервотрепкой? Раньше существовали государственные комиссии по приемке уже готового объекта. Я не специалист, куда я буду ходить, что я буду делать? Я заплатила деньги, я добросовестный приобретатель. А вот кто разрешает строительство на необоснованных… Ну это понятно, какие там у всех обоснования. Потом куча юристов на этом деле тоже сидит.

А я, вот я что должна делать? Почему раньше я покупала кооперативную квартиру, я не думала о том, какие там заборы, какая там этажность. Я знала, что госстроевская комиссия приняла этот объект, он готов к заселению, все. Почему сейчас такое безобразие? Это просто какая-то вакханалия. Людям нервотрепка, это же инфаркты, инсульты на этом всем, на всей этой наворованной куче…

Тамара Шорникова: Да, Татьяна, спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Вот о людях, у которых сейчас инфаркты, инсульты, как минимум большая степень тревожности, – на что они могут рассчитывать в случае, если все-таки будет принято решение о сносе дома, в случае, если нет? Кто им компенсирует стоимость жилья, либо будет предоставлено альтернативное жилье? Если это жилье нужно перестраивать, за чей счет это будет делаться?

Акоп Абгарян: Смотрите, здесь идет цепочка действий. Первое – определить степень ответственности, вины, кто нарушил. Если же дом возведен уже под ключ и люди приобрели, более того, зарегистрировали право собственности, конечно же, здесь в первую очередь лежит ответственность на застройщике и на администрации, соответственно, если это Москва, то на мэрии. Потому что именно орган местного самоуправления проводил контроль, устанавливал все проверки, более того, выдавал акт ввода в эксплуатацию на данный жилой комплекс. Это говорит о том, что ответчиками по данному делу будут идти орган местного самоуправления и все те лица, которые согласовывали данный проект, вводили в эксплуатацию, и конечно же, застройщик. Самая проблема в том, когда застройщик получает денежные средства от квартир и потом банкротится.

Тамара Шорникова: Конечно, где искать деньги?

Акоп Абгарян: Исчезает, и что людям делать? Фактически данная ситуация подпадает под риски уже неплатежеспособности должника, и как потом людям взыскать задолженность? Правильно невозможно, только если возложить ответственность на орган местного самоуправления и говорить о том, что не надо было разрешать строить, а сейчас вы должны нести ответственность, в таком ключе попробовать побороться.

Тамара Шорникова: На администрацию в суд подавать этим людям?

Акоп Абгарян: Те лица, то есть в органе местного самоуправления, которые ввели в эксплуатацию данную многоэтажную застройку.

Иван Князев: А вот такой вариант: если застройщик не сбежал, а в квартирах уже живут жильцы, но администрация все-таки какие-то претензии имеет, какой здесь может быть компромисс? Оставить их там жить спокойно, подвести все остальные коммуникации? Вроде бы сейчас даже это делают.

Акоп Абгарян: Да, вот я на чем тоже акцентировал внимание, что и новая редакция 222-й статьи о самовольных постройках разрешает привести в соответствие самовольную постройку при самом главном условии, что данная постройка не создает угрозу жизни и здоровью населения. Если же она создает, практически невозможно узаконить данную постройку, невозможно будет ее привести в соответствие, только говорить можно о компенсации. Если же стены работоспособные, то есть объект возведен и коммуникации соответствующие имеются, не мешают общественному транспорту, красным линиям и так далее, не создают угрозу, то если 50 сантиметров, как в некоторых случаях, нарушено, то при погрешности это однозначно можно привести в соответствие с теми правилами землепользования и застройки, которые узаконены, приняты в определенном регионе.

Иван Князев: Спасибо, спасибо, Акоп Араевич. Акоп Абгарян, директор юридического агентства «Абгорян и партнеры», был сегодня у нас в гостях.

Тамара Шорникова: Да, говорили о сносе незаконных построек в Сочи и что делать жителям других регионов, чтобы не оказаться в такой ситуации.

Это были темы дневного выпуска программы «Отражение». Сейчас расскажем о темах вечерних.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски