Страховое законодательство так отрегулировано, что компаниям не выгодно затягивать или занижать выплаты

Страховое законодательство так отрегулировано, что компаниям не выгодно затягивать или занижать выплаты
Долгострой. Закон о социальных предпринимателях. Россия–Украина: обмен пленными. «Резиновые» квартиры. Отказ от пластика в рознице
Брошенные стройки: почему их всё больше?
Сергей Лесков: Главный итог переговоров России и Японии - то, что они ведутся
Владимир Жарихин: Если мы начнём менять украинских моряков на Вышинского, мы, по сути, признаем его виновность
Пользоваться многоразовым вместо одноразового - это тренд, который необходимо развивать
Есть случаи, когда до 10 тысяч человек прописывали в «резиновых» квартирах. И если владельцев наказывать жёстче, то рублём, а не тюрьмой
Социальные предприниматели не должны ждать, когда государство придет к ним с заказом. Они должны сами выходить на рынок, показывая свои возможности и эффективность
«На местах в регионах нет компетенций, которые могли бы оценить риски проекта». Эксперт - о проблеме долгостроев
Омское метро и гостиницы во Владивостоке: десятки миллиардов потратили, но так и не достроили
Работа без выходных. Наводнение в Сибири. Очередь за соцжильём. Доступ к кредитным историям
Гости
Александр Агапов
директор Дирекции имущественного страхования СК «МАКС»

Жизнь в режиме ЧС. Последствия наводнения в Иркутской области. Вода уходит, но тысячам людей негде жить. Как будет решаться их жилищный вопрос? Какие компенсации людям положены?

Оксана Галькевич: Ну а мы продолжаем следить за ситуацией в Иркутской области, продолжается и сбор помощи для пострадавших от наводнения в этом регионе. Все очень просто, уважаемые телезрители: на короткий номер 3949 нужно отправить сообщение со словом «Иркутск» и указать сумму, посильную для вас, «Иркутск 100», «Иркутск 50», «Иркутск 200», сколько можете.

Константин Чуриков: «Почта России», тоже важно, готова бесплатно отправить вашу посылку с гуманитарной помощью на адрес Красного Креста в Иркутске. Средства личной гигиены, белье, одежду, обувь, продукты длительного хранения – вот это то, что сейчас особенно нужно людям, которые пострадали. Приходите, приносите вещи, но важно, что они должны быть новые, такие вот санитарные правила, не мы их придумали, это правило оказания гуманитарной помощи.

Оксана Галькевич: Сегодня в зоне чрезвычайной ситуации, оттуда пришло новое сообщение, нашли там еще одного погибшего, теперь в скорбном списке 25 имен. Еще 10 человек по-прежнему числятся пропавшими без вести.

Константин Чуриков: Деньги на восстановление пострадавших от наводнения районов будут заложены в федеральный бюджет на ближайшие 3 года. Это средства на капитальный ремонт, реконструкцию, строительство инфраструктуры и гидросооружений. До 19 июля, то есть уже в ближайшие дни, власти Иркутской области должны предоставить правительству информацию о площадках, где можно возвести новое жилье. Ну а сегодня региональные власти обещали закончить выплату единовременной материальной помощи, ну это всего-навсего 10 тысяч рублей на человека. Эти деньги уже получили больше 30 тысяч жителей.

Антон Медянцев: Документы я успел еще в самый поток унести, а вещи, все там, штукатурка обвалилась, рухнула, там ремонту вообще ничего не подлежит.

– Завалено подполье, дом покосился, надо поднимать. Ночи не сплю, потому что там запахи канализации, всего.

Константин Чуриков: В списках пострадавших, полностью потерявших имущество, больше 6 тысяч человек. Ну и вот часть из них, я так понимаю, очень маленькая часть, получила компенсации по 100 тысяч рублей.

Оксана Галькевич: Только треть из них получила.

Константин Чуриков: Только треть, да.

Оксана Галькевич: Вы знаете, на фоне вот этой истории в Иркутской области, уважаемое телезрители, мы бы сегодня с вами хотели поговорить о страховании жилья. Непопулярный, мы это знаем, вы это знаете, непопулярный инструмент у нас в России, меньше 8% только в среднем по стране им пользуются, даже в регионах с высокими рисками стихийных бедствий этот уровень выше не поднимается. Ну а в таких регионах, как Республика Алтай, Еврейская автономная область, Тыва, Чечня, Ингушетия, вообще показатели меньше 1%.

Константин Чуриков: Ну а между тем совсем скоро, уже 4 августа, в нашу жизнь приходит новый закон о добровольном страховании жилья от чрезвычайных ситуаций. Вот предполагается, что страховые программы разработают и утвердят регионы, но для более полного возмещения ущерба гражданам будут задействованы 3 источника: федеральный, региональный бюджеты, ну и средства страховых компаний.

Оксана Галькевич: В среднем, по оценке, страховка будет обходиться людям где-то в 150 рублей в месяц. Если же жилище полностью уничтожено, то минимальная страховая выплата составит от 300 до 500 тысяч рублей. Точную сумму рассчитывать будут так: стоимость квадратного метра в этом населенном пункте умножат на площадь утраченного помещения.

Константин Чуриков: Минфин считает, что вот такие страховки смогут покрыть примерно 20% от цены одного жилья, остальные 80% будет компенсировать государство. Ну а дальше, мол, у пострадавших будет выбор, или получить квартиру из муниципального фонда, или получить госпомощь деньгами, добавить к ним страховку, сбережения, купить новое жилье самим, если есть такая возможность.

Оксана Галькевич: Но зато там, где хотят и что хотят, а не то, что дадут. Вы знаете, на словах вроде как мы вас сейчас все рассказали, выглядит-то все неплохо, по крайней мере на первый взгляд. Возможно, профессионалы от страхового бизнеса и вы, уважаемые телезрители, усмотрели какие-то нюансы? Ну тогда звоните нам, пожалуйста, рассказывайте, мы работаем в прямом эфире, присылайте SMS на наш портал, делитесь мнением.

Ну а в студии у нас сегодня руководитель дирекции имущественного страхования страховой компании «МАКС» Александр Агапов. Александр Викторович, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Александр Агапов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Мы сразу же приготовили конкретный вопрос нашим зрителям: вы готовы страховать свое жилье? Пожалуйста, отвечайте «да» или «нет», наш номер 5445 и далее ваш ответ. В конце этой получасовки подведем итоги.

Александр Викторович, ну история, жизнь нас учит тому, что ничего не учит. В принципе наводнение иркутское, до этого было наводнение на Дальнем Востоке… Как вы думаете, главная причина, по которой люди не страхуют свое имущество, свою недвижимость, какая?

Александр Агапов: Действительно, каждый раз, когда случается громкая чрезвычайная ситуация, буквально проходит 3 или 4 месяца, после того как последствия ликвидированы, и о страховании перестают говорить, о страховании забывают. Ну если мы вспомним 2010 год, пожары, которые случились под Москвой, событие, тоже признанное событием федерального уровня, то буквально, наверное, уже зимой об этом все забыли. Хотя наша компания разработала специальный продукт очень удобный, недорогой, которым бы могли все воспользоваться, более того, разместила его на сайте; но время показало, что продуктом практически никто не воспользовался.

Почему это происходит? Во-первых, безусловно, должна проводиться информационная работа. Нужно обязательно объяснять собственникам и нанимателям жилых помещений, что в соответствии с законодательством, на них лежит ответственность за содержание помещения, а также за риск его гибели.

Оксана Галькевич: Александр Викторович, а кто эту работу должен проводить, как вы считаете?

Александр Агапов: Ну, наверное, страховое сообщество должно проводить, но страховое сообщество не может это проводить отдельно, без участия государственных органов. Безусловно, должна быть совместная работа всех заинтересованных сторон.

Оксана Галькевич: Скажите, вы такой важный момент не упомянули, перечисляя вот эти вот причины, почему инструмент несколько непопулярен, смягчим формулировку, – недоверие в этом списке к вашим коллегам на новом месте стоит и значится ли вообще? Может быть, вы считаете, что нет такой причины?

Александр Агапов: Вы знаете, действительно, на заре развития, становления страхования в России был такой момент, как недоверие. Однако…

Оксана Галькевич: А когда эта «заря», простите?

Александр Агапов: Заря… Я могу назвать точно, когда была «заря»…

Оксана Галькевич: Так.

Константин Чуриков: Так.

Александр Агапов: …потому что наша компания запустила программу страхования жилья в Москве в мае 1996 года, то есть у нас точка отсчета есть совершенно…

Оксана Галькевич: 1996 год, заря российского страхования.

Александр Агапов: Да, страхования жилья именно, массового страхования жилья. И действительно, на первом этапе мы сталкивались с тем, что какое-то есть недоверие: как посчитают, выплатят не выплатят. Я вам могу привести такой вот характерный пример: за 20 лет участия в программе у нас было застраховано, если вот считать в общей сложности, наверное, несколько миллионов договоров страхования. У нас десятки тысяч убытков урегулировано, и на все эти десятки тысяч по нашей компании только не более 10 судебных разбирательств. Это говорит о том, что все остальные клиенты были удовлетворены.

В настоящий момент страховое законодательство таким образом отрегулировано, что компания страховая не заинтересована в том, чтобы затягивать выплаты, некорректно выплачивать, занижать выплаты. Я вам больше скажу, с учетом того, какое количество убытков сейчас рассматривает крупная страховая компания, для того чтобы их аккуратно урегулировать, у нас стоят автоматизированные системы, которые отслеживают, насколько быстро, правильно убытки урегулируются.

Константин Чуриков: Ну смотрите, дьявол всегда в деталях у нас кроется и прячется.

Александр Агапов: В деталях.

Константин Чуриков: Есть определенное реноме у ваших коллег, скажем так, у представителей бизнеса, что попробуй докажи. Мы это все проходили по автостраховке, мы знаем, кто вот не страховал квартиру, тот точно, в общем, с этой историей связан. Понимаете, как доказать? Ведь мне придется… Я ваш клиент, вот у меня, не дай бог, наступил такой страховой случай. Как я вам это должен доказывать?

Александр Агапов: Вот сразу очень хорошее замечание по поводу автострахования. В чем особенность вообще автострахования не только в России, вообще во всем мире? Автострахование – это, наверное, после медицинского страхования первый вид страхования по мошенничеству, поэтому страховщики вынуждены очень, скажем так, корректно скажем, тщательно и аккуратно подходить к возмещению ущерба. Что касается страхования жилья, вообще страхования недвижимости, здесь уровень мошенничества настолько низкий, что им страховщики просто пренебрегают.

Константин Чуриков: Ну вот секундочку, вот ваша компания страхует же не только жилье?

Александр Агапов: Не только.

Константин Чуриков: То есть вы и автострахованием занимаетесь?

Александр Агапов: Да.

Константин Чуриков: То есть, следуя вашей логике, получается, здесь мы немножко накручиваем, а тут мы вот белые и пустые.

Александр Агапов: Вы неправильно поняли, мы не накручиваем, мы более тщательно подходим к урегулированию убытков. Мы смотрим аккуратно, считаем аккуратно. Случаи страхового мошенничества в страховании жилья имеют место: например, некто спалил, поджег свой дом, для того чтобы получить возмещение. Поверьте, это единичные случаи на весь страховой рынок, единичные, это является очень важным моментом.

Второй момент. При массовом страховании жилья используется специальная методика расчета ущерба. Она абсолютно прозрачная, понятная; даже человек, обладающий средним математическим образованием, в течение буквально одного-двух дней в ней разберется. Эта методика не вызывает споры, она максимально упрощена.

Оксана Галькевич: Кость, я только уточню: «массовое страхование» – это что?

Александр Агапов: Это мы говорим… Программа массового страхования жилья – это, например, программа страхования жилья в городе Москве, которая положена в основу того самого 320-го ФЗ, о котором мы и ведем речь.

Оксана Галькевич: А, так это, простите, та строчка, которая в квитанциях указана у москвичей?

Александр Агапов: Да-да, совершенно верно.

Константин Чуриков: Вот смотрите, за нашими спинами как раз пострадавшие от наводнения дома, халупы. Видите, там домик такой со ставенками голубыми? – застраховали бы такой дом? Старое, ветхое жилье, уже халупа разваливается.

Александр Агапов: Во-первых, если этот дом зарегистрирован установленным образом, признан пригодным для проживания, то он подлежит страхованию. Мы можем сейчас говорить об оценке этого дома, сколько он будет стоить, поэтому когда вы совершенно правильно обозначили минимальный объем ответственности страховщика в размере 300 тысяч, то речь идет именно о том, что часть домов действительно будет оценена по минимуму. Но мы же не забываем о том, что есть понятие максимального размера ущерба, а максимальный размер ущерба определяется в соответствии именно с рыночной стоимостью.

Почему мы не берем? Мы берем на страхование. У нас ограничение какое? – аварийные дом, дома, право собственности на которые не зарегистрировано, и дома, которые подлежат сносу. Вот это то, что не подлежит страхованию. Среди… По крайней мере я достаточно много смотрел, профессиональный интерес, сюжетов, и там, в общем-то, очень приличные дома, нельзя сказать, что пострадали в основном…

Константин Чуриков: Нам просто вчера, знаете, очень много зрителей звонило, как раз они рассказывали, что не хотят страховать, они уже обращались, их все посылают куда подальше страховые компании.

Оксана Галькевич: Достаточно большая категория клиентов таким образом отсекается, либо назначают очень высокую стоимость ежемесячного взноса, не 150 рублей в месяц, а уже какие-то другие суммы, не совсем посильные.

Александр Агапов: Я упоминал программу страхования, назовем ее «коробочной», постольку-поскольку продукт представляет из себя коробку, и там минимум ограничений на объекты, принимаемые на страхование. Что касается программы, которая будет разработана, я верю в то, что она будет разработана, что закон будет действовать, будет действовать эффективно, там ограничений вообще буквально две строчки: это аварийные и права собственности на которые не зарегистрированы.

Оксана Галькевич: Хорошо.

Давайте звонок из Краснодарского края примем. Галина, у нее какие-то вопросы, возможно, комментарий. Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте. А вот вы не думали, что у людей уже нет доверия ни к каким структурам?

Константин Чуриков: Мы с этого начали «заходить» на эту тему, как говорится.

Оксана Галькевич: Да. Вы как-то на своем опыте или на общении с соседями, с друзьями?

Зритель: Да. Вот мне 48 лет, у нас у всех, вот наши родители настраховали, у нас у всех сгорели деньги. Уже просто не пойдет никто больше в эти страховые структуры, вы понимаете?

Оксана Галькевич: Что значит «сгорели деньги», Галина? Не совсем понятно.

Зритель: Ну вот в 1990 году, когда вот советские деньги сгорели на книжках у всех.

Константин Чуриков: Ну это вы про другое все-таки.

Оксана Галькевич: Так это другая совсем история, Галина.

Зритель: Я понимаю, но мы уже боимся просто ложить куда-то деньги, наше поколение.

Оксана Галькевич: Понятно, хорошо.

Константин Чуриков: Там страхование вкладов, здесь страхование жилья.

Александр Агапов: Речь идет о страховании жизни, действительно деньги обесценились, и… Насколько я знаю, рассматриваются варианты, как это все-таки компенсировать. Но мы говорим про страхование жилья. В страховании жилья у нас есть договор, в договоре четко прописано…

Вот чем вообще страхование имеет преимущество перед другими видами компенсации ущерба? Есть договор, в договоре прописана страховая сумма, риски прописаны. Более того, в правилах страхования прописан срок, в течение которого должно быть выплачено возмещение. Пока еще документов нет, но я предполагаю, там будет написано про 14 рабочих дней – все, 14 рабочих дней, на 15-й пошли штрафные санкции для страховой компании. Страховая компания в этом не заинтересована.

Поэтому я совершенно ответственно говорю, что это очень надежный вид страхования. Вообще программа массового страхования жилья – это, наверное, один из лучших продуктов, который сейчас существует на рынке.

Оксана Галькевич: Ну это массовое страхование жилья все-таки.

Александр Агапов: Да.

Оксана Галькевич: А мы-то говорим не только же об этом инструменте, правда? Или речь идет о том, что людям будет включена в квитанцию некая строка, люди должны будут выбрать, платить или не платить?

Александр Агапов: Да, да.

Оксана Галькевич: Именно так?

Александр Агапов: Значит, во-первых, будет право выбора. Как показала наша практика 20-летняя, включение в квитанцию – это самый эффективный способ…

Оксана Галькевич: Ну вам это удобнее, естественно, это же не надо ждать, пока люди зайдут в офис, вы им расскажете, понятно. А тут квитанция пришла… Кстати, многие по умолчанию не заметят, соответственно по умолчанию, значит, платишь, нет?

Александр Агапов: Это не так.

Оксана Галькевич: Не так?

Александр Агапов: Безусловно, наш кол-центр, когда мы где-либо такую программу запускали, кол-центр был перегружен звонками с вопросом, что это такое. Люди сейчас просто так не платят, они не платят гораздо меньшие суммы, первое. Второе: система действительно достаточно надежна, и уменьшение затрат трансакционных, ну вот по сути это когда мы говорим, как уменьшить затраты страховщика, это приводит к тому, что тариф понижается, чем больше будет застраховано, тем меньше будет тариф, тем она будет более выгодная.

Оксана Галькевич: А договор подписать все-таки с человеком, который по квитанции оплачивает? Каким образом это происходит?

Александр Агапов: Очень хороший вопрос по поводу подписания договора. Действующие на сегодня…

Константин Чуриков: Вообще какой страховой компании эта история касается? Вот платежка есть, это я у кого страхуюсь сейчас?

Александр Агапов: Значит, в Москве, если говорим про Москву…

Константин Чуриков: А давайте не о Москве, давайте о регионах.

Александр Агапов: О регионах. Будут участники программы, они будут…

Оксана Галькевич: Да, сейчас нам выбрали несколько регионов таких пилотных.

Александр Агапов: Пилотных, должны быть выбраны. В этих пилотных регионах будут заявлены компании, которые в этом захотят участвовать. Они разошлют предложения заключить договор, оферту. После акцепта оферта становится полноценным договором страхования, заключенным в письменной форме, и это важный момент, который сейчас зафиксирован в законодательстве, до этого этого не было. У вас есть договор страхования типовой, типовые правила страхования, в которых прописан весь порядок действий, ответственность, сроки и так далее, порядок возмещения ущерба.

Константин Чуриков: Нам звонит Раис из Башкирии. Здравствуйте, Раис.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Страховались не страховались?

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте, да.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Дело в том, что при советской власти, в 1986 году город… Республики Башкортостан затопило, плотину у нас прорвало, 2 недели в нашем доме стояла вода по середину окна. А при советской власти было обязательное страхование, там не заплатишь, в тюрьму сядешь.

Константин Чуриков: Ну все сработало, страховка вам помогла, да? Так я понимаю?

Зритель: Да-да. Вот на эту страховку мы смогли купить 120 кирпичей красных.

Константин Чуриков: Красных чего? Связь очень плохая, к сожалению, Раис, плохо вас сегодня слышно.

Александр Агапов: Наверное, кирпича, 120 тысяч.

Оксана Галькевич: Слушайте, 120 тысяч красных чего?

Александр Агапов: Кирпичей, наверное.

Константин Чуриков: А, кирпичей.

Оксана Галькевич: Кирпичей!

Александр Агапов: И он восстановил дом.

Оксана Галькевич: И построить новый дом, да?

Александр Агапов: Да, действительно, при советской власти страхование деревенских домов было обязательным.

Оксана Галькевич: Но это именно сельских территорий касалось?

Александр Агапов: На сельских территориях, да, оно было обязательным.

Оксана Галькевич: Потому что для городских жителей я не помню таких.

Александр Агапов: Нет, для городских жителей не было такого правила. Действительно проверяли, чтобы они были застрахованы. Сейчас страхование нельзя сделать обязательным, постольку-поскольку это противоречит основному закону.

Константин Чуриков: Расскажите еще…

Оксана Галькевич: А кстати, что тогда будет с основным законом? Будут какие-то поправки?

Александр Агапов: Нет, не будут. Это необязательное страхование, я акцентирую на этом внимание, это добровольное страхование.

Оксана Галькевич: Добровольное.

Александр Агапов: Но государство всячески будет стимулировать… Я же сказал, что будет минимальный объем ответственности, будет максимальный размер возмещения ущерба, и государство, доплачивая до этой величины, будет стимулировать. Но опять, как показывает практика Москвы, со временем эта доля будет уменьшаться, в какой-то момент она стает, в основном будут…

Оксана Галькевич: Вы знаете, некоторые вещи нелишне проговорить по несколько раз, знаете, нелишне, правда, Костя?

Константин Чуриков: Вот интересно, как будет устроена вот эта координация разных бюджетов и страхового вот этого возмещения, потому что мы знаем, что в нашей стране бывает всякое, правая рука не знает, что делает левая. Человеку, который получил, например, вы говорите, треть суммы от страховой компании, придется бегать за оставшимися суммами? То есть это может занимать достаточно длительный период, а людям надо где-то жить.

Александр Агапов: Могу предположить… Во-первых, по поводу того, что, действительно, это вряд ли компенсация будет выплачиваться в один день, это маловероятно. Скорее всего, будет установлен для чрезвычайных ситуаций некий срок достаточно короткий, в течение которого должно быть выплачено, первое. Второе – будет координатор. В положении о программах страхования предусмотрена возможность выплат в упрощенной форме. Я думаю, что все-таки задача страхования – компенсировать убытки, а не решить сиюмоментную проблему, связанную с тем, что негде жить, что дом разрушен. Наверное, все-таки есть закон о чрезвычайных ситуациях (68-й), который определяет, как должны действовать власти в этой ситуации, а мы компенсируем убытки.

Оксана Галькевич: Александр Викторович, вот этот вот договор, который автоматически считается подписанным, он на определенное как бы лицо будет, соответственно, заключен, или на жилую площадь? Почему спрашиваю? – потому что нам люди пишут о том, что во время происшествия определенного в застрахованном жилье хозяин скончался, собственно, люди не получили эту выплату, потому что, видимо, договор был оформлен, им подписан. Вот как в данном случае? Вот даже в этом Тулуне, мы сейчас рассказываем о том, что, понимаете, там есть же и погибшие тоже члены семьи.

Александр Агапов: Вот смотрите, по уровню вопросов мы уже видим, что люди достаточно глубоко погружены в эту проблему. Договор заключается с собственником или с пользователем.

Оксана Галькевич: А два собственника погибли, мама и папа (не дай бог, конечно, всем счастья и здоровья), остались только дети, допустим?

Александр Агапов: А у страховой компании все равно обязанность выплатить наследникам.

Оксана Галькевич: Обязаны? Хорошо.

Александр Агапов: Да, наследникам обязанность выплатить.

Константин Чуриков: Там еще с наследством тоже придется помучиться.

Александр Агапов: Безусловно, но страховая выплата по практике включается в наследственную массу.

Константин Чуриков: Давайте сейчас пригласим к нашему разговору Ольгу из Сочи. Здравствуйте, Ольга, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте. В 2017 году я купила квартиру в Сочи, и сразу же мне «Сбербанк», через который я оформляла покупку, предложил заключить договор страхования. Я заключила его и благополучно забыла.

Но потом, через год, соседи меня затопили, и там было небольшое пятнышко. Я вспомнила месяца через 2–3, наверное, что у меня есть договор со «Сбербанком». Позвонила туда, очень точно мне все объяснили, что нужно, элементарные документы о заливе, управляющая компания составила акт, все это не выходя из дома.

Константин Чуриков: Ольга, наверное, просто потому, что маленькое пятнышко, как вы сами сказали только что.

Зритель: Ну вы знаете, за это маленькое пятнышко я получила 7 тысяч рублей, на которые мне можно было бы отремонтировать полтуалета, это во-первых. Во-вторых, там до 15 тысяч без вот таких вот сложностей, а если свыше 15 тысяч, значит, пришел бы специалист от «Сбербанк», оценщик, и посмотрел. И я вам скажу, что я с удовольствием заключила на следующий год договор и считаю, что это отличная…

Оксана Галькевич: Рабочий инструмент. Да, спасибо.

Константин Чуриков: Ольга, мы с Оксаной были бы самыми счастливыми журналистами на земле, если бы каждый звонивший рассказывал такие вот счастливые истории. Спасибо.

Оксана Галькевич: Вот такие истории, да.

Вот нас люди спрашивают о том, что не заменить ли, собственно, страхование жилья на налог на имущество. Это, видимо, уже тема следующей дискуссии нашего эфира.

Константин Чуриков: Кто же сейчас эту удавочку-то ослабить тебе даст.

Оксана Галькевич: Да, цели другие у налогов, у страхования.

Александр Викторович, спасибо вам большое. У нас в прямом эфире сегодня был Александр Агапов, руководитель дирекции имущественного страхования страховой компании «МАКС».

Константин Чуриков: Ну и вам для информации: по данным нашего опроса, всего-навсего 8% представителей аудитории ОТР готовы страховать жилье, 92% не готовы. Работа предстоит большая. Спасибо.

Через пару минут «Отражение» продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски