Александр Асафов: Пересмотр итогов Второй мировой войны - это задача западных элит. Кроме получения экономических преференций, за этим нет ничего

Александр Асафов: Пересмотр итогов Второй мировой войны - это задача западных элит. Кроме получения экономических преференций, за этим нет ничего | Программы | ОТР

история, освобождение Праги, война

2020-05-08T12:36:00+03:00
Александр Асафов: Пересмотр итогов Второй мировой войны - это задача западных элит. Кроме получения экономических преференций, за этим нет ничего
Люди и вирусы: правила сосуществования. Опять пора экономить. Жизнь с удобствами на улице. Новые санкции против России. Дорожные реагенты
Как долго нам еще придётся экономить?
Константин Северинов: В России сейчас в относительных цифрах ежедневно умирает такой же процент инфицированных людей, как весной
Новые санкции: удар под крылья?
Льготная ипотека на дома для молодёжи. Что это за программа?
Должны ли дети работать и с какого возраста лучше приобщаться к труду
Пострадавшие от реагентов: дети, животные, машины, обувь
Истории российских туалетов: как старики и дети вынуждены ходить за сотни метров к холодной яме
ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?
Лечить зубы станет дороже
Гости
Александр Асафов
политолог

Ольга Арсланова: Мы продолжаем, это рубрика «Личное мнение». Поговорим о сегодняшнем дне в истории человечества. В Европе как раз 8 мая отмечается День памяти и примирения, это день окончания Второй мировой войны в Европе, день победы над нацизмом. У нас завтра День победы в Великой Отечественной войне. Но чем знаменателен именно сегодняшний день, 8 мая, об этом будем говорить прямо сейчас.

Петр Кузнецов: Это «Личное мнение» Александра Асафова, политолога, он с нами на связи дистанционной, как и все. Здравствуйте, Александр Николаевич.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Асафов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Огромная часть мира, США, союзники, традиционно отмечают победу 8 мая. Давайте вспомним, почему у нас вот такая разница в датах: у нас День Победы 9 мая, во многих странах 8 мая.

Александр Асафов: Ну, этой истории достаточно много лет, поскольку еще тогда было тяжело признать, что основную роль в победе над нацизмом сыграл Советский Союз. Поэтому мы отмечаем датой 9 мая, а они датой отмечают 8-го, поскольку считают, что именно в эту дату состоялась подготовка к подписанию капитуляции. Это их право, безусловно, мы считаем по-другому, но из идеологических соображений дата 8 мая в том числе и подается в качестве единственной нашим ближайшим соседям, тем, кто с нами всегда отмечал 9 мая, ну а сейчас волею исторического процесса это другие, самостоятельные государства со своей идеологией и со своей такой политической волей. И вот даже там уже пытаются отмечать 8-го числа по понятным, по политическим причинам.

Петр Кузнецов: Но это до сих пор же рождает какие-то споры, некую разобщенность, когда мы все-таки говорим об общей победе.

Александр Асафов: Безусловно, и это даже меняет позиции политических лидеров. Вот политический лидер нашей братской страны, ближайшего государства осенью 2019 года говорил, что Великая Отечественная война – это не наша война, это не война нашего народа. Сейчас в силу изменившихся обстоятельств он уже говорит, что только в его стране будет проходить Парад Победы, невзирая на угрозу пандемии коронавируса. Тоже, понимаете, он в политических целях поменял свою позицию несколько раз.

Ольга Арсланова: Вы сейчас о президенте Белоруссии, да, говорите? Просто чтобы…

Александр Асафов: Да, я говорю про Лукашенко, да.

Ольга Арсланова: А что изменилось за это время? Год буквально.

Александр Асафов: Дело в том, что для него эта задача объявить себя единственным победителем, таким руководителем единственного парада, хотя у нас он тоже пройдет, просто он перенесен. Это задача политическая, поскольку таким образом он показывает свою значимость своему народу.

Но речь не о нем, речь о том, что процесс пересмотра истории – это системная работа, которая во многих странах ведется по достаточно одинаковым лекалам и по очевидной задаче. И вот надо отдать должное Германии, которая сегодня высказала государственную единую позицию о том, что зачинщиком Второй мировой войны был только нацистский режим Германии, хотя продавливается позиция, что и Советский Союз в этом участвовал наравне. Это мы видели на примере документов Пентагона, которые опубликованы позавчера, там эта версия излагается.

Петр Кузнецов: Вот это как раз на самом деле к вопросу о том, что вот началась так называемая война историй между Россией и Польшей особенно, Украина потом подключилась, естественно, воюет в этом смысле на стороне Польши. Нужно ли как-то пытаться в этой войне выйти победителем? Потому что вот сегодня Минобороны рассекретило документы. Не приведут ли года, я не знаю, столетия к тому, что война будет совсем по-другому преподноситься? И как нам все-таки избежать всем вместе, я думаю, очень надеюсь, всем вместе так же, как в той войне, передергиваний и неправильных трактовок?

Александр Асафов: Пересмотр истории XX века, пересмотр итогов Великой Отечественной и шире Второй мировой войны – это политическая задача современных западных элит, у которых есть прямой экономический смысл. Кроме получения экономических преференций и обстоятельств для получения таких преимуществ в недобросовестной экономической конкуренции за этим нет ничего.

Петр Кузнецов: Ага.

Александр Асафов: Поэтому мы должны сохранять нашу историю, ее максимально учить, учить наших детей, поддерживать, отмечать наши праздники с теми, кто готов их праздновать. Поскольку время поменяется, элиты уйдут, задачи поменяются, а история останется. Она и сейчас останется и в памяти тех, кто пережил войну в этих странах, хотя таких все меньше и меньше; в памяти их потомков, кто помнит рассказы своих предков; тех, кто несмотря на государственную позицию отрицательного отношения к нашим памятникам из-за своих личных соображений ходят и ухаживают за памятными могилами красноармейцев, эти люди есть.

Это вопрос политических элит, и я думаю, что не очень много времени пройдет, когда правильная, единственная версия история опять по праву займет свое место без вот этих бесконечных переписываний, обвинений Советского Союза, советского солдата в ужасных преступлениях просто Европы. И я вот еще раз хочу отметить, что Германии надо отдать должное за то, что она пытается поставить точку в однозначной трактовке без всяких этих новых домыслов, теорий, историй и рассказов, например, прибалтийских лидеров.

Ольга Арсланова: Ну то есть правильно ли я понимаю, что та версия истории, которую представляет сегодня Германия, в общем-то, похожа на российскую? У нас разногласий как раз с Германией по трактовке сейчас практически нет?

Александр Асафов: У нас разногласия по трактовке исторических событий XX века исключительно с теми странами, которые находятся в векторе идеологического, экономического и иного управления Соединенных Штатов Америки. Их можно перечислить: это Польша, Прибалтика, Украина, ну и части политических элит других стран. Для всех остальных начало победы, начало перелома во Второй мировой войне все-таки после битвы под Москвой, а не после высадки в Нормандии, для людей это очевидно несмотря на всю продукцию Голливуда.

Но учитывая, что эта задача идеологическая, которая обусловлена желанием получить экономическую прибыль, а точнее обвинить Россию как наследницу Советского Союза в том, что она виновата в развязывании крупнейшего, чудовищного конфликта XX века, и на этом основании ввести санкции, разорвать международные отношения, создать новую антироссийскую коалицию, вот на этом уже основании, имеющем такие псевдоисторические корни, – вот эта задача не всеми разделяется. Но теми, кто находится в русле американского управления, те являются апостолами этой идеи на европейском континенте, именно их высказывания и действия мы слышим, именно они ведут так называемые исторические какие-то работы, хотя это, конечно, работы идеологически-пропагандистские, для того чтобы максимально обесценить значение советского солдата, победы в Великой Отечественной войне, ну и, соответственно, обесценить наши праздники, наши даты.

Петр Кузнецов: Александр Николаевич, а прокомментируйте сообщение, вот вы о мемориалах упомянули, нам пишут: «Немецкие кладбища ухоженные, в отличие от наших», – я так понимаю, речь идет о...

Ольга Арсланова: На территории нашей страны.

Петр Кузнецов: Да, явно не на территории Германии которые находятся. Почему так происходит?

Александр Асафов: Можно сказать и о наших кладбищах там, и о наших кладбищах здесь.

Петр Кузнецов: Да-да.

Александр Асафов: Что касается ухоженности кладбищ, наличие еще на найденных погибших солдат, наших героев, эти работы ведутся, эти работы ведутся на протяжении десятилетий, количество погибших несопоставимо, количество кладбищ несопоставимо, количество лесов, засыпанных костями, до сих пор огромно. Поэтому эта работа будет продолжаться еще очень длительное время, к сожалению.

Конечно, всем бы хотелось, чтобы все наши мемориалы, последний солдат был найден и похоронен с армейскими почестями, но представьте, какой это объем. Ведь смотрите, есть Ржевская операция, вот поисковики работают там начиная, по-моему, с конца 1950-х гг., они ежегодно выезжают на вахту, все лето там ищут наших солдат, и практически каждый день находят новых. Это не означает, что люди, вот эти кости нам дорогие, наши герои брошены, просто масштаб трагедии для российского народа таков, что он несопоставим с количеством погибших с той стороны.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Александр Николаевич, давайте поговорим о параде, который завтра будет проводиться в очень несвойственном ему формате, такого еще никогда не было, по сути его не будет, кому как, физически его не будет. Первый парад был проведен 24 июня 1945-го, потом в советский период они проводились только в юбилейные, в 1965-м, 1985-м, 1990-м, и с 1995-го проходит ежегодно парад на главной площади страны. Не приведет ли к тому, что в будущем мы поменяем как-то дату проведения парадов, не знаю, или будем не каждый год проводить? И так ли это важно, в чем цели и значение парада сейчас, кроме сакральных каких-то?

Александр Асафов: Ну, я озвучивал свою позицию, и если бы не эпидемиологическая угроза такого уровня, которую мы все с вами можем видеть достаточно отчетливо, конечно, я бы настаивал на проведении парада без зрителей, например. Но поскольку в параде участвуют порядка 15 тысяч человек, солдат, военных, они подвергают себя недопустимому риску, поэтому перенос, а не отмена, это важно, перенос парада – это единственная возможность, которую сейчас можно реализовать. И то, что парад пройдет, он пройдет и в небе над нашими городами, он пройдет и в наших сердцах, мы можем принять участие, посмотрев пролет авиации из окна или по телевизору, – это нисколько не отменяет необходимость его проведения потом. И я не думаю, что это как-то повлияет на изменение даты его проведения, потому что для нас 9 мая – это ценностная дата, это одна из важнейших дат XX века для всех нас. Это события, которые изменили весь мир, он бы сейчас существовал совсем по-другому.

Поэтому я думаю, что это крайне важно, но в данной ситуации нужно думать о жизнях и о здоровье людей. Поскольку никакой парад по крайней мере сейчас, когда еще живы ветераны, не может пройти без их участия, а текущая обстановка с коронавирусной инфекцией впрямую подвергает опасности их жизни, поэтому перенос парада – это неприятная, болезненная для меня, например, история, но она необходима. Поэтому я отношусь с пониманием и не думаю, что в дальнейшем, после того как мы пройдем через эти испытания, которые встали перед нашей страной и всем миром, что дата будет по каким-то причинам изменена.

Петр Кузнецов: Александр Николаевич, еще один вопрос в связи с этим. Все, конечно, помнят, понимают, знают, весь мир, что такое война. Почему сейчас все равно возникает геополитическая напряженность? Как говорят, если бы не коронавирус, то мы бы были на пороге Третьей мировой, собственно, с чего вроде бы как год этот и начался.

Александр Асафов: Безусловно, мир живет в инерционной логике, инерционной логике такой капиталистически обостренной конкуренции. Идет война за рынки, настоящая коммерческая война: мы видим, как американцы сражаются в этой войне с Китаем в пошлинной войне. Идет война за европейский рынок нефтепродуктов, углеводородов, и в этой войне Соединенные Штаты участвуют со своими союзниками против нас. Посмотрите, как Прибалтика, Польша и Украина выступают против «Северного потока», это фактически те же самые боевые действия. Просто сейчас, мне кажется, время сесть за стол переговоров, обнулить претензии и договориться о новом мироустройстве, миропорядке. Но поскольку политикой в данном случае двигает экономика, задача получить максимальную прибыль, например, от захвата углеводородных европейских рынков нашими американскими партнерами, о какое-то время это еще будет.

Мир, безусловно, международные отношения стоят на пороге серьезнейших изменений, но я думаю, что эти изменения будут иметь мирный характер, а не обострение в конфликты, поскольку очевидно, что мир показал свою экономическую, ну и реальную хрупкость. Мы видим, как пандемия обнажила слабости стран, как фактически перестал существовать Европейский союз, страны заперлись в своих границах, никак не помогая своим просто братьям по Евросоюзу по Маастрихтскому договору. Мы видим, как все сложнее и сложнее американскому президенту объяснять своему народу такую огромную безработицу и провалы в экономике, как он пытается это компенсировать. Поэтому я думаю, что мир пройдет через эти испытания и выйдет, надеюсь, обновленным, оставившим вот эту логику конфликтов, которая тянется за нами с конца XIX века.

Ольга Арсланова: Комментарий небольшой от нашего зрителя, Сергей из Москвы на связи. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Мое мнение такое: войну в любом случае, это факт, выиграли все народы Советского Союза, и России пора прекратить оправдываться и доказывать, что это факт неоспоримый. Пора проводить жесткую политику в отношении тех стран, которые оскорбляют, оскверняют наши памятники, нас и чувства наши. У меня отец воевал с 1942 года, почему я должен выслушивать все вот эти вот непотребства? Почему наше руководство страны так к этому относится? Не надо ограничиваться заявлениями наших дипломатических работников, послов, невнятными заявлениями, а надо жестко. Надо разорвать дипломатические отношения? – разрывайте.

Ольга Арсланова: Сергей, а жестко – это как?

Зритель: Отстаивать свои интересы надо.

Ольга Арсланова: Жестко – как это? Что нужно сделать?

Зритель: А как иначе? А иначе с ними никак.

Ольга Арсланова: Что вы предлагаете делать?

Зритель: Европа и Америка только силу уважают.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: Все остальное, им на это наплевать.

Ольга Арсланова: Спасибо, Сергей.

Зритель: А мы сопли жуем.

Ольга Арсланова: Спасибо. Александр Николаевич, возмущение Сергея, я думаю, что многих других россиян, понятно, но насколько вообще в наших интересах всерьез жестко реагировать с какой-то обидой на версии маленьких стран, бывших... ?

Александр Асафов: А это не обида, это защита исторической правды. Я бы с удовольствием посмотрел на лидера какой-нибудь маленькой европейской страны, которая усомнится в существовании Холокоста, например, предположит какую-то иную версию этого чудовищного преступления против еврейского народа, международная реакция будет незамедлительная. И я считаю, что мы должны так же жестко отстаивать свою историю, подвиги наших предков. Вопрос только в том, что существует определенный лимит безнаказанности, который эти страны, не имея с нами экономических связей, иных связей, считая, что их защищают американцы, могут себе позволить.

Действительно, мы же не можем объявлять им войну каждый раз, тут действительно нужно работать нашим дипломатам, других вариантов, к сожалению, нет. Поскольку санкции, например, с той же самой Польшей действуют односторонние, увеличивать их не очень целесообразно, мы должны заявлять об этом, как это заявляют другие страны. Что касается Чехии, ведь очень важный вопрос со сносом памятника маршала Конева. Мы видим, что здесь чешское руководство само признает это глупостью, об этом говорит прямо этими же самыми словами, но оно уходит в сторону, выдавая это за конфликт конкретного муниципального руководителя с целой Россией, оно отодвигается, оно прекрасно понимает, что последствия будут для всей Чехии.

И я считаю, что надо, конечно, взвешенно реагировать, но достаточно жестко и прямолинейно. Если есть возможность выслать послов и в этом есть необходимость, это надо делать. Если есть возможность вводить санкции, хотя позиция нашего МИД вводить их исключительно зеркально, я думаю, что это стоит обсуждать на уровне высшего политического руководства нашей страны.

Ольга Арсланова: Давайте вернемся к документам, которые Минобороны рассекретило, это документы об освобождении Праги. Насколько важны эти документы? Как вам кажется, будут ли они замечены в мире?

Александр Асафов: Поскольку постоянно пишутся не только новые учебники, по которым европейские дети учат версии истории, которые не соответствуют никакой исторической действительности, поскольку существуют целые институты по пересмотру истории XX века, цель которых обвинить нас в страшнейших преступлениях нацизма… Это финальная цель, потому что, достигнув этой цели, с нами можно вести, соответственно, политику вне правового поля: нарушать любые договоренности, конфисковывать и арестовывать наши, например, суда, находящиеся в международных портах, ведь это нужно из экономических целей, не только из идеологических. И поскольку эти работы ведутся, мы должны хранить, являться хранителями и защитниками исторической правды, а тем, кто сомневается по каким-то причинам, мы готовы предоставить все архивные доказательства, документы, с которыми невозможно уже спорить.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем еще одного нашего телезрителя, это Рустам из Санкт-Петербурга.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Петр Кузнецов: И его комментарий. Да, пожалуйста, Рустам.

Зритель: Да, здравствуйте. Меня, собственно, вот такого рода вопрос. Уважаемый эксперт и в студии говорили о том, что есть некоторые страны, которые искажают историю Великой Отечественной войны, Второй мировой войны. Но что же делать с нашими собственными искажениями, когда, например, по федеральному каналу не так давно один из ведущих призвал, возможно, ставить памятники генералу Краснову, который, как мы знаем, является осужденным фашистским преступником? И почему такие заявления вообще возможны в преддверии 75-летия Победы по важнейшему федеральному каналу, по «России» конкретно? Спасибо.

Ольга Арсланова: Мы не можем отвечать за другой канал, но тем не менее давайте обсудим.

Петр Кузнецов: Да, Александр Николаевич, о наших трактовках, которые далеко не документальная правда, не всегда.

Александр Асафов: Ну, надо сказать, что в целом у нас с вами и с другими гражданами нашей страны пока еще, слава богу, единая история, единое ее понимание. Мы прекрасно знаем, что такое Сталинградская битва и другие важнейшие вехи, и оценки у нас совпадают. Я не исключаю, что у кого-то может быть иное мнение, которое нас задевает, которое, на наш взгляд, является противоречивым. Я напомню, что в Санкт-Петербурге при участии одного из министров пытались установить доску памяти Маннергейма, который действительно был царским офицером, но, как говорится, «любим» мы его не за это, отличился он не этими событиями, именно поэтому он вызывает негативную реакцию, а не потому, что он был когда-то царским офицером.

Поэтому с этими оценками я бы призвал быть крайне осторожными, ну и оценивать, если нас с вами это задевает, в правовом поле, потому что со своими гражданами мы же можем разобраться в правовом поле и в суде, это на зарубежных дипломатов нам сложно повлиять. А если это задевает, то я напомню, что есть ситуация, когда один из ветеранов, оскорбленный поведением одного политического эксперта, по совместительству режиссера или наоборот, сначала режиссера, а потом эксперта, он на него подал в суд за, соответственно, оправдание нацизма, как он считает. И я думаю, что у этого дела есть определенные перспективы.

Петр Кузнецов: Спрашивают, возвращают нас к началу войны, спрашивают, была ли она, по-вашему, неизбежной, Вторая мировая. Или мы можем отнести ее в разряд скорее исторических случайностей, хотя вряд ли?

Александр Асафов: Вы знаете, я не очень способен рассуждать в сослагательной логике, я комментирую произошедшие события. Но судя по исследованиям, и нашим исследованиям, и европейским исследованиям, избежать этот конфликт было невозможно несмотря на ту версию вот такой исторической какой-то фантастики о том, что Советский Союз был якобы в сговоре с Гитлером. Даже несмотря на это у Гитлера были совершенно четкие планы по захвату всего мира, я напомню, он действовал и в Африке, и в других направлениях, это была его политическая и идеологическая задача поработить весь мир. Поэтому как в этой логике можно было бы избежать Второй мировой войны, я, честно говоря, не очень представляю.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Александр Николаевич, как вы завтрашний день проведете?

Александр Асафов: Как вся страна: минута молчания, парад, выступление президента (я в несколько ином порядке события вам излагаю), ну а потом вместе со всей страной у себя на балконе буду отмечать этот праздник.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: С наступающим праздником. Александр Асафов, политолог, был у нас в эфире, это было «Личное мнение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)