Александр Асафов: Иран, Россия и Катар – «плохие парни», объекты международной травли. И – вы удивитесь! – страны с самыми большими разведанными месторождениями газа. Совпадение? Не думаю

Александр Асафов: Иран, Россия и Катар – «плохие парни», объекты международной травли. И – вы удивитесь! – страны с самыми большими разведанными месторождениями газа. Совпадение? Не думаю
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Александр Асафов
политолог

Александр Денисов: Ну и, как и обещали, наша рубрика «Личное мнение». «Уроки забывать историю»: в годовщину начала Второй мировой войны, ее отсчитывают с момента нападения Германии на Польшу, эти уроки нам активно начала преподавать Европа. Самое интересное высказывание принадлежит британскому премьеру Борису Джонсону – мол, Польша оказалась между молотом нацизма и наковальней коммунизма. Вот к хору обвинителей присоединилась даже Болгария, напомню, что это союзница Германии в войне против нас, входила в так называемые страны «Оси». К чему это все, сегодня выскажет свое личное мнение политолог Александр Асафов, он у нас в студии. Александр, добрый день.

Александр Асафов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Я вот припомнил цитату Генри Киссинджера, бывшего госсекретаря США, интересный, умный человек, он сказал: «Когда вы слышите чье-то высказывание, нужно обращать внимание не на то, кто говорит, что говорит, а главное, зачем говорит».

Анастасия Сорокина: Зачем, да.

Александр Денисов: Вот к чему все вот эти высказывания, которые легко бьются даже школьником по учебнику истории?

Александр Асафов: Ну любой, кто так или иначе учебник истории открывал, конечно, знает, что это все, мягко говоря, не так. И конечно, причины лежат не в прошлом, и те, кто (болгарский МИД в данном случае) такие заявления себе позволяет, не беспокоит историческая правда ни в каком ключе. Дело в том, что, конечно… Почему, ответ на вопрос «почему» нужно искать в настоящем, и как было в одном постсоветском фильме, цитата такая, был такой фильм «Ворошиловский стрелок», помните, да? – «преступление всегда оставляет финансовый след». И тут то же самое, всегда есть финансовые причины или финансово-политические, но это практически одно и то же.

И действительно, почему именно Болгария, почему именно сейчас, почему от лица МИД и в таком резком ключе? То есть сомнения в победе Советского Союза, в освобождении так или иначе периодически возникают, но почему сейчас? Факторов много, факторы есть и внутренние, конечно, связанные в том числе с избирательной кампанией, идущей сейчас в болгарской столице, там две партии пытаются выбрать мэра.

Но есть факторы и внешние, и на мой взгляд, если говорить о действительно влияющих крупных факторах, то это, безусловно, начало поставок американского сжиженного природного газа на европейское пространство. Это и риторика Польши вся абсолютно объясняется этим, и, конечно, риторика Болгарии. Если посмотреть в новостях, то первая поставка американского газа через терминал в Греции в Болгарию пришла, соответственно, вот, буквально несколько недель назад.

И сейчас вопросом для всех сателлитов Соединенных Штатов, для всех их лоялистов является загадка, какую же скидку могут дать Соединенные Штаты на этой свой новый газ, поскольку по цене он с российским трубопроводным не конкурентен.

Анастасия Сорокина: То есть они хотят таким образом себе получить скидку?

Александр Асафов: Обменять лояльность, конечно, обменять лояльность на прямые финансовые преференции. Дело в том, что вот то, что воспроизводит много лет Польша, точнее польская власть, как называют ее в Польше, «люди, сидящие над Вислой», имея в виду правительство и правящую партию, исключительно подчинено одной-единственной логике. Дело в том, что в 2019 году прекращаются субсидии Евросоюза странам, вошедшим в него в эту волну, когда вошла Польша, а Польша получала самые колоссальные вот эти субсидии, инвестиции из Евросоюза, это невозвратные инвестиции, это просто вот деньги по программе поддержки.

И все, этот ручеек иссяк, а именно на него Польша совершила свои экономические достижения, которые обусловливают и стоимость продуктов питания, и развитие сельского хозяйства, и рынка мануфактурного, множество чем-то надо заменить. И поэтому в бой пошла новая оборонная концепция, написанная предыдущим министром обороны Мацеревичем, вот эта истерия, связанная с гибелью польского руководителя…

Александр Денисов: …в авиакатастрофе.

Анастасия Сорокина: …в авиакатастрофе, да.

Александр Асафов: Да-да, и весь набор, включая сносы памятников красноармейцам, – это попытка обменять свою радикальную лояльность на будущую скидку на этот газ, чтобы конкурировать с Германией, которая является газовым хабом российского газа, включая в перспективе и «Северный поток – 2». И конечно, все политические заявления, все вот эти «подпрыгивания», чтобы стать самым главным русофобом, самым главным оспаривателем очевидных вещей, связанных с историей XX века, связаны именно в том, что Соединенные Штаты еще никому не открыли, какая же будет скидка. И поэтому существует определенный конкурс…

Александр Денисов: А это может быть напрасным, кстати, вот эти вот все «подпрыгивания»?

Александр Асафов: Запросто. Но тут вопрос капитализма. Помните же, по Марксу, что капиталист пойдет на любое преступление ради…

Александр Денисов: По головам.

Александр Асафов: Да. Смысл в чем? Для захвата рынка можно инвестировать в том числе и скидкой, то есть можно демпинговать рынок настолько, чтобы рынок захватить, чтобы инфраструктура устарела, например, чтобы проложились новые логистические пути, чтобы промышленность этих стран перестроилась на новый вид топлива, а потом уже газ привести к рыночному знаменателю. И в американской концепции – она опубликована, эти документы все открыты, у меня всегда вызывает удивление, почему же люди не читают то, что уже написано и выложено в открытый доступ, – к 2024 году они должны захватить европейский рынок газа, вытеснив Россию и потеснив Катар. В этой концепции они, конечно, сейчас будут обещать очень много, потому что задача захватить рынок, а потом уже, соответственно, его монополизировать.

Анастасия Сорокина: А Борису Джонсону они тоже уже что-то пообещали, да, если он так высказывается?

Александр Денисов: Он-то чего «подпрыгивает»?

Александр Асафов: Ох… Это еще более красивая история. Он «подпрыгивает» из-за событий, происходящих у него в парламенте. Дело в том, что его партия потеряла большинство, и та сделка, точнее выход в Brexit без сделки, поставлено под сомнение, это приводит к внеочередным выборам. У Бориса Джонсона маленькая политическая катастрофа, которая для него может стать последней политической катастрофой в жизни, так же как Brexit закончился для Терезы Мэй. И если посмотреть на все внутренние английские, внутрибританские события, то, конечно, сразу после неприятных событий для Британии возникает «российский след».

Александр Денисов: Александр, сразу вопрос, чтобы эти закрыть вопросы, касающиеся Польши, пакта Молотова – Риббентропа. Очевидно, но тем не менее все-таки у людей, может кто-то подумать, что, может, что-то действительно мы там не то написали. Давайте разъясним, почему нам предъявляют претензии с этим пактом. Мы эти мирные договоры заключали с каждой страной – мы что, должны были тут же на Германию напасть, что ли? Что такого в нем нехорошего? Почему нам все время тычут в глаза этим пактом?

Александр Асафов: Вы знаете, я не историк, но вижу, что новый исторический миф разработан в западных институтах, и вот та последовательность исторических событий, о которой мы говорим в одном ключе, там, как Путин сказал, выискивают…

Александр Денисов: …изюминки в заплесневелой булке.

Александр Асафов: Изюминки, да. Там вот эти изюминки выложены в другой ряд, и конечно, они доказывают какую-то иную версию. На мой взгляд, и оправдываться не нужно, потому что есть документы, есть свидетельства, есть мемуары, все это достаточно легко доказать.

И в этом контексте интересен момент, что не только по XX веку существует вот эта «разработочка», а существует «разработочка», например, которая рассказывает о том, что не было никакой той самой Руси, той самой России, что были какие-то племена, они враждовали, а на самом деле вся цивилизация, вся Европа и вся жизнь находилась не в Москве и даже не в Твери, даже не в Киеве, а было Великое княжество Литовское. Собственно, вот это сердце народов, там… Мне очень нравится фраза вот этих современных европейских историков «Москва ходила войной на Русь», вплоть до такой концепции прописывается.

Зачем это нужно? Да дело в том, что надо закончить тот самый образ страшной России, которая все века оккупировала и унижала народы, являлась таким вот мрачным диктатором, что нам, собственно, болгарский МИД-то и говорит, что советские солдаты принесли, что там, экономические и какие-то еще там поражения…

Александр Денисов: Неволю, короче, поработили всех.

Александр Асафов: Неволю, да.

Анастасия Сорокина: Оккупировали.

Александр Асафов: Вот, и что это продолжалось все века и поэтому против России можно применять какие угодно методы за гранью морали. То есть приходим фактически к нацистской риторике, к расчеловечиванию. Но вот задача всех этих исторических процессов по ревизионизму, по пересмотру итогов Великой Отечественной, Второй мировой и ранее, ранее, логика ровно одна – для того чтобы сказать, что самые плохие в мире мы, поэтому с нами можно делать все что угодно, нарушать любые договоренности и вести себя не как с равными партнерами…

Александр Денисов: …а как с варварами.

Александр Асафов: …а как угодно, да, совершенно верно.

Александр Денисов: Давайте звонок примем и продолжим.

Анастасия Сорокина: Из Ярославля примем звонок от Надежды. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вот что хочу сказать. Вот Александр Асафов прав, он говорит о том, что как бы… Вы знаете, мы слишком много говорим об этом. Да, конечно, мы завоевали, да, конечно, у нас очень много погибло в Великую Отечественную войну и вообще. Мы слишком много уделяем ответных мер. Ведь и правда, есть документы, существуют летописи, ну все у нас есть. Ну почему мы должны их убеждать? Почему наш эфир заполонен вот этим «убедительством»?

Почему у нас мало говорят о внутренней политике России? Почему у нас мало говорят о России вообще? У нас такая огромная, красивая страна, но мы все время убеждаем заграницу в том, что мы не виноваты. Когда мы прекратим это делать? Я просто даже удивляюсь. Даже дети, которым по 11–12 лет, они говорят о том, что… И зачем их убеждать? И почему мы должны их убеждать? Понимаете, внуки об этом говорят. Если мы много уделяем им внимания, тем больше они нас унижают.

Александр Денисов: Спасибо большое, Надежда, интересное мнение.

Анастасия Сорокина: Спасибо за мнение.

Александр Денисов: Александр?

Александр Асафов: Позвольте я отвечу.

Александр Денисов: Да, конечно. Нужно ли нам разъяснять это постоянно, или нет, можем забыть, все в учебниках написано, смотрите?

Александр Асафов: Я несколько с другой стороны начну, но отвечу сейчас достаточно подробно. Я иногда выступаю перед молодежью, собираются дети, подростки, и мы обсуждаем разные вопросы, включая вопросы, конечно, исторические. И для, собственно, контакта с аудиторией я задаю им два вопроса или три. Кто знает, кто такой Eminem? – лес рук. Кто знает, кто такая Ким Кардашян? – лес рук. А потом я спрашиваю: «Кто такой Александр Матросов?» – 5–6 из 100, причем разный возраст, вплоть до 20 лет.

И это мы не их убеждаем, с ними все понятно, их не убедишь, это мы себе напоминаем, как же на самом деле было, это мы напоминаем нашим детям, к которым и обращено вот это заявление. Это нас с вами невозможно в этом разубедить, переубедить, заставить сомневаться, потому что наши с вами отцы, деды и прадеды там воевали, они туда принесли освобождение, а не завоевание, я поправлюсь. А наши дети уже, соответственно, потребляют, как принято говорить, несколько иной контент, именно им мы должны объяснять.

И я считаю, нужно больше усилий принимать. Мы должны снимать фильмы о том, как это было; мы должны проводить какие-то масштабные мероприятия; мы должны сами учить свою историю, себе напоминать, а детям рассказывать. Потому что, на мой взгляд, в части направлений мы, конечно, эту войну проигрываем, поскольку…

Александр Денисов: Информационную?

Александр Асафов: Информационную, информационно-историческую, если угодно. Одно дело, когда заявляет об этом представитель нашего МИД, а другое дело, когда выходит культурный продукт под названием «Чернобыль», в который инвестированы колоссальные деньги, и убедительнейшая картинка, детализированная до узнаваемости, мы с вами узнаем детали, потому что быт наш того времени. А смысл другой, смысл идеологический заложен другой, и этот идеологический продукт, направленный на наше с вами восприятие, на восприятие наших детей.

Поэтому мы должны, конечно, показывать и рассказывать, и это вовсе не оправдание, это напоминание себе и своим детям. И ответить, например, на ситуацию в Собиборе каким-то беззубым фильмом художественного жанра, попыткой человека, режиссера сказать самому себе, что он Спилберг, – это максимально беззубая позиция. Тут надо вести, на мой взгляд, себя по-другому.

Поэтому хорошо, что мы об этом говорим, хорошо, что наш МИД выражает озабоченность, есть такая уже полушутливая фигура речи. Но надо вызывать посла, надо писать ноты, надо действовать языком дипломатического протокола, надо быть гораздо жестче с ними, на мой взгляд.

Александр Денисов: Вот про Польшу давайте напомним, раз уж они нас и не пригласили и так далее, обвиняют, что мы были в сговоре с нацистами, страну «попилили». Давайте напомним, что в 1920 году (или 1901 год) белые эмигранты эти территории от Западной Украины, от Белоруссии отрезали, просто мы вернули все наше в 1939 году.

Александр Асафов: Ну вот в логике, что называется… Тут мы переходим как раз к оправданиям. Дело в том, что исторический процесс был ровно такой, какой был, то есть оспаривать его определенные моменты и доказывать, что вот здесь мы были плохими, а вот здесь мы зато были хорошими, – да, это бесполезная история. Вот была череда событий, которая привела нас в наше настоящее, в наше сегодня. Можно по-разному оценивать, но в любом случае благодаря, скажем так, историческим фигурам, которые связаны с нами, Польша до сих пор, например, существует как страна, такого могло бы и не быть, если посмотреть на ситуацию с другой стороны. И конечно, третий факт…

Александр Денисов: Если бы мы не освободили ее, да.

Александр Асафов: В том числе. И третья сторона, американцы, они впрямую об этом говорят, они пользуются, скажем так, сложными моментами в нашей совместной истории, в истории войны. Ведь кинуть вот эту кость о Варшавском восстании – это фактически ударить по больным польским мозолям, поскольку для поляков это очень такая серьезная дата. У них нет истории побед во Второй мировой войне, у них есть истории победы духа, когда с польским народом случались катастрофы, и Варшавское восстание – это одна из них, это гибель большого количества людей и уничтожение столицы (на секундочку, немцы взорвали 70% всех зданий в городе перед отступлением). Конечно, это больная для них точка, и американцы бьют туда, обвиняя, что советская армия не помогла. А то, что сама логика исторических событий была совсем другая и их спровоцировали выйти на это восстание без согласования с советским руководством англичане, которые отошли в сторону и позволили погибнуть этим людям, – Борис Джонсон же об этом не говорит, никто об этом не говорит.

Задача – сделать Россию сейчас самой плохой; задача, как в американских официальных документах написано, – доказательно объяснить всему миру, что Россия является ревизионистской державой, которая наследует собой ужасный Советский Союз, который очень хорошо, что рухнул (в их логике), и поэтому Россию нужно преследовать, наказывать, лишать каких-либо прав и соответственно вести себя с ней, например, как с Ираном. Иран тоже является вот такой, соответственно, фигурой травли международной.

А почему? Откроем простую карту – помните, была такая дисциплина в школе «экономическая география»? – и посмотрим страны с самым большим запасом природного газа разведанного. Вы удивитесь, там их 3: Иран, Россия и Катар – именно те страны, которые в 2017 году на съезде в… Дональд Трамп называл «самыми плохими парнями мира». И как говорят на одном из других каналов, «совпадение»? Вот я не думаю, что это совпадение.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем, что думает наша зрительница из Санкт-Петербурга. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы вот о чем рассказать. Я считаю, что надо как можно больше уделять внимания патриотическому воспитанию нашего молодого поколения. Я помню, что в наше время, еще когда существовали пионерские организации и комсомол, очень большое внимание уделялось именно патриотическому воспитанию: рассказам о нашей стране, о войне, об истории страны. Поэтому… Наша молодежь сейчас плохо знает это.

Я, например, столкнулась недавно с такой ситуацией. Когда, рассказывая девушке, разговаривая и рассказав ей, что такое Сталинград, она меня спрашивает: «А где это?» Правильно, он сейчас называется Волгоградом, они даже не знают некоторые, вот в этом ужас, понимаете? Конечно, они слушают сейчас и видят эти все сообщения западных стран. Надо, чтобы они больше об этом знали. Наше поколение и предыдущее поколение это все знали, это все понимали от своих отцов, от своих родителей. А сейчас я не знаю, насколько это осуществляется в школах, существует оно вообще или нет. У нас были слеты пионерские, комсомольские, где все это рассказывали. Сейчас, как видите, к сожалению, это бывает и так.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Надежда, вам за звонок.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Как вы можете прокомментировать?

Александр Асафов: Ну, собственно, это подтверждает, на мой взгляд…

Анастасия Сорокина: Вот вы сказали про экономическую географию, но вот сейчас в школах, по-моему, ее нет.

Александр Асафов: Сейчас нет, но это не значит, что по экономической географии есть. Вы же знаете, да, что если вы не интересуетесь политикой, она все равно интересуется вами. И вот такие, казалось бы, события в культурном поле, в историческом поле, в поле какого-то международного гуманитарного сотрудничества – они все объясняются политическими причинами, а политические причины в наши дни объясняются причинами экономическими, вопросами геополитической и экономической конкуренции. И конечно, вот все эти заявления, действия имеют и причину, и, к сожалению, последствия.

И на мой взгляд, мы должны, конечно, реагировать на это. Конечно, не вставать в позицию оправдания. Конечно, нам предъявляют, например, репрессии сталинского режима. Глупо их отрицать, это другая крайность говорить «да нет, этого не было, все было прекрасно» и так далее. Нужно объективно подходить к вопросу, но не давать формировать прошлое так, чтобы обвинить нас сегодня. Оно есть, оно уже состоялось, оно было, это объективная данность, еще живы свидетели, но тем не менее его ревизия используется, конечно же, в современных политических целях.

Попробуйте усомниться в том, что дорого для той части света; попробуйте усомниться в каких-то их фигурах, их исторических событиях, – конечно, поднимется тут же вой, гвалт. Поэтому мы должны четко стоять на своих позициях и защищать их для себя и для своих детей. Что там, условно говоря, преподают в Лондоне, нам уже не так важно, поскольку, на мой взгляд, там скоро вообще преподавание будет вестись на пакистанском языке, поэтому нас это может не очень сильно интересовать.

Анастасия Сорокина: Есть еще один звонок, еще интересуются зрители. Давайте дадим слово теперь Татьяне из Ростовской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Добрый день, Татьяна.

Зритель: Добрый день. Я бы хотела сказать свой комментарий. Всю жизнь проработала в образовании библиотекарем, в советское время пионерской вожатой. Хочу сказать, что наш народ просто в крови патриотичен, и до такой степени его доводят… Он терпеливый, вы понимаете? И мне кажется, чтобы нас уважали на мировой арене, нужно сначала поднять все-таки свой народ, поднять его, как бы сказать, экономически, вы понимаете? Он терпит, терпит, уже действительно жить не на что, просто вот… Сорок два года проработать, получать 10 тысяч пенсии, или молодежь, которая бьется, вы понимаете, работает с утра до утра.

Даже знаю, мой сын, высшее образование. Он: «Мам, я устаю, ну все». Работает, только чтобы прожить, понимаете, купить что-то там… Хочется, конечно, не то что там богатым быть, таким миллионером, но жить достойно, купить машину, ну имеет же право, он только-только, чтобы вот, понимаете, самое необходимое. Но терпят.

И вот мне кажется, чтобы нас уважали, нужно сначала поднять народ, народ чтобы почувствовал, что он нужен государству, понимаете, вот нужен он государству. А там все это, конечно, политика… Понятно, что нас окружают страны, что мы тоже должны вести такую политику, но больше направлять все-таки наше правительство на внутренний, на наш, на потенциал народа, народ поднимать, вы понимаете? Чтобы мы… Тогда и народ наш будет сильный и нас будут уважать другие страны, а не бегать, пресмыкаться перед ними, что мы вот да, мы правда…

Да у меня вся родня полегла, все дядья мои. Я пишу стихи, у меня все родственники, даже мой двоюродный брат ушел на фронт в 16 лет, под Киевом лежит в земле, вы понимаете? Другой, танкист, сгорел в танке, и так у каждого почти.

Александр Денисов: Спасибо большое, Татьяна.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо вам за звонок.

Александр Денисов: Если мы проиграем информационную войну, что касается истории, чем нам это грозит? Если не будем отвечать адекватно каждый раз.

Александр Асафов: Война идет уже за будущее, война идет за молодежь, за детей. Они просто перестанут быть нашими детьми, они станут чьими-нибудь еще, они будут воспитаны в иной культуре. Фактически не станет нас, каких-то нас, объединенных общей историей и общей культурой, в этом-то и цель. Такое неоднократно случалось, к сожалению, в XX веке, когда народы раскалывались по каким-либо признакам, можно приводить сколько угодно примеров, Индия и Пакистан, Югославия… И конечно, эти процессы, эти инструменты запущены и сейчас; война идет за души, за умы, конечно, молодых людей.

А что касается вопроса о том, что мы должны сначала все вложить в уровень жизни, тогда нас будут уважать… К сожалению, уважать нас будут только тогда, когда мы будем сильными. Уважать за какие-то общечеловеческие характеристики нас, конечно, не будут, нас могут только бояться. Но эта логика действует вообще в мире везде. То есть, конечно, к сожалению, сейчас это так. Может быть, когда-нибудь это изменится, может быть, само человечество изменится, но сейчас, конечно, мы должны думать о своем народе, о своих детях в первую очередь и не проигрывать войну у себя в голове.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам большое.

Александр Денисов: Спасибо, Александр.

Анастасия Сорокина: Это было «Личное мнение» Александра Асафова, политолога. На этом мы прощаемся с Александром, но вот о детях как раз поговорим буквально через несколько минут.

Александр Денисов: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Сергей Масленников
Да, неожиданное открытие!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски