Александр Багманов: Новогодние премии в частном бизнесе – это исключение. А вот для топ-менеджмента госкомпаний обычная практика

Александр Багманов: Новогодние премии в частном бизнесе – это исключение. А вот для топ-менеджмента госкомпаний обычная практика | Программа: ОТРажение | ОТР

Половина работодателей в стране оставят сотрудников без новогодних премий

2019-12-17T19:06:00+03:00
Александр Багманов: Новогодние премии в частном бизнесе – это исключение. А вот для топ-менеджмента госкомпаний обычная практика
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов
Гости
Александр Багманов
аналитик консалтинговой компании «Консультант»

Иван Князев: В эфире «Отражение», мы продолжаем.

Тамара Шорникова: Вернулись.

Иван Князев: Ждете подарков от начальства? Не ждите! Сразу же разочарую. Российские работодатели решили сэкономить на новогодних премиях сотрудникам.

Тамара Шорникова: Это показал опрос сервиса Rabota.ru. И вот его результаты. Каждый второй работодатель оставит свой коллектив без бонусов. 30% наградят избранных. И только 19% заявили, что выплатят премии всем сотрудникам.

Среди самих работников премии ожидают 30%, треть. А почти половина уверены, что ничего не получат. Остальные затруднились с ответом.

Иван Князев: Ну и сразу же наш SMS-опрос: «На вашей работе к Новому году дают премии – да или нет?» Как обычно, в конце обсуждения будем подводить итоги. Посмотрим, кому повезет буквально уже через неделю.

Тамара Шорникова: А в нашей студии – Александр Багманов, аналитик консалтинговой компании «Консультант». Будем обсуждать с ним корпоративные тренды.

Итак, каждый второй работодатель не будет премировать сотрудников. О чем это говорит? В чем причина экономии? Банально нет денег? Или жадными стали наши работодатели?

Александр Багманов: Ну, на самом деле тут скорее тенденция складывается в том, что работодатели российские стали, так сказать, более избирательно подходит к премированию сотрудников, то есть стараться поощрять именно тех своих сотрудников, соответственно, которые приносят больший вклад в прибыль компании. А остальных стараются стимулировать, чтобы они показывали лучшие результаты и за счет этого тянулись, соответственно, на лучшие показатели, и для них это была бы дополнительная мотивация.

Но в целом можно говорить о том, что… С одной стороны, можно, наверное, отчасти сказать, что и у компаний наших отечественных, скажем так, не у всех хорошо складывается год. Но опять-таки все зависит от того, в каком секторе работает компания, как изначально там выстраивается политика в отношении трудовых договоров. Потому что это, возможно, изначально, уже сразу заложено, скажем так. Например, в момент, когда приходит сотрудник, с ним сразу это обговаривают, а потом уже дальше, соответственно, идет выплата. Либо же это делается разово по достижению каких-то показателей, соответственно.

В принципе, у нас потихонечку, худо-бедно приходит западная практика, где именно качественный показатель работы сотрудника позволяет ему рассчитывать, соответственно, на премию. И я думаю, что эта тенденция потихонечку приходит к нам. Тут еще, скорее всего, действует нюанс: работодатели понимают, что подбирать качественные кадры становится непросто. И они стараются делать акцент именно на квалифицированных сотрудниках. Все-таки дефицит кадров сказывается.

Тамара Шорникова: Но это тоже действительно зависит от сектора, в котором работает та или иная компания. Потому что нам многие пишут, конечно: «Работу бы найти. Какая там премия, тринадцатая зарплата? Хоть бы за обычную взяли».

Иван Князев: Кстати, по поводу секторов. Вот Москва пишет: «Награждают в основном в госкомпаниях». А мне почему-то всегда казалось, что, наоборот, это частный бизнес. Если это частная крупная бизнес-компания, они себе могут позволить от выручки к концу года что-то выплатить. Или нет?

Тамара Шорникова: Где премии – обыденная вещь?

Александр Багманов: Ну, наверное, можно здесь выделить два таких основных сектора, где, в принципе, годовое премирование и вообще в принципе премирование систематическое присутствует. Это госсектор прежде всего, потому что госслужащих как раз сейчас и качественно оценивают, и все-таки стараются поощрять, и за выслугу лет им, соответственно, премию давать. И это крупные корпорации. У нас это обычно статистически и по опросам было видно.

То есть, конечно, такую информацию о том, где и какие премии платятся, сложновато получить. Это либо сотрудники отзывы пишут, либо компания раскрывает, чтобы похвастаться. Но в основном это крупные госкомпании, причем в основном банковского сектора, то есть действительно крупные, огромные холдинги, где по итогам года выплачиваются достаточно большие бонусы. Ну, опять-таки в основном это касается высшего менеджмента компаний – совет директоров, ключевые должности, которые занимаются люди. И там это достаточно постоянная практика. В частном секторе все-таки это скорее исключение, нежели какая-то…

Иван Князев: Но это же обижает, когда только… Вот как нам пишет Астрахань: «Своим выплатят». Это же обижает. Понимаете? Начальник, руководящее звено получат какие-то колоссальные премии, а сотрудник… Вот как вы говорите, что его надо мотивировать.

Тамара Шорникова: Это как раз демотивирует.

Иван Князев: Да.

Александр Багманов: С одной стороны…

Иван Князев: Вообще обидеться можно.

Александр Багманов: Могут, да. Надо тоже понимать, что обычно как раз такие ключевые фигуры – на них изначально и зарождалась компания. Соответственно, они достаточно весомый вес имеют, с точки зрения того, что на них многие процессы завязаны. Соответственно, они только своим персональным присутствием в компании помогают ей добиваться определенных результатов.

Если же говорить про обычную частную компанию, то в основном сейчас стараются делать именно целевые показатели, за которые, соответственно, будет прописана премия. И это наиболее эффективная модель. Если человек хорошо поработал, он принес компании прибыль. И за это его можно премировать. И у него есть четкие рамки, которых он, соответственно, достигает. Это более правильный подход.

Ну да, зачастую, конечно, работодатели не стимулируют и считают, что нет незаменимых людей, можно спокойно поменять человека, «свято место пусто не бывает». Соответственно, лишний раз не предпринимают каких-то дополнительных стимулов, чтобы удержать человека.

Тамара Шорникова: Вот он, суровый оскал капитализма!

Иван Князев: Давай напомним нашим телезрителям. Друзья, а вы ждете новогоднюю премию? Звоните нам в студию и рассказывайте. У вас вообще есть такая практика? Может быть, был какой-то год, и вам очень большую премию дали.

Тамара Шорникова: И как это отразилось на вашей работе?

Иван Князев: Да-да-да.

Тамара Шорникова: Вас такое стимулировало?

Иван Князев: Простимулировало? Лучше ли вы стали к начальству после этого относиться?

Тамара Шорникова: И на что потратили? Тоже расскажите.

Иван Князев: Звоните, в общем.

Тамара Шорникова: Да. А прямо сейчас посмотрим видеоматериал. Узнавали все о премиях и об ожиданиях наших телезрителей.

ОПРОС

Тамара Шорникова: SMS еще, продолжим читать уже ответы наших телезрителей. Краснодарский край: «В Геленджике в городской больнице дают премии». Хакасия: «Частные компании зарплату не хотят платить. Какая там премия?» Ленинградская область: «До 2011 года давали шикарные подарки и премии». Карелия: «А вот у нас на малом предприятии (производство мягкой мебели) с 2000 года всегда были подарки детям и работникам».

Иван Князев: Кстати, Александр, очень интересная мысль. Я ведь застал эту практику, когда меня вызывали в отдел кадров и спрашивали: «Сколько лет вашему ребенку?» А потом под Новый год большую мягкую игрушку, мешок конфет и всякое подобное тому. Сейчас эта практика уходит, что ли? Что-то я забыл уже просто, чтобы мои коллеги или еще кто-то получал подарки именно детям к Новому году.

Александр Багманов: Ну да, немножечко эта практика, к сожалению, сейчас как-то смылась маленечко.

Иван Князев: А ведь хорошая практика.

Александр Багманов: Хорошая, очень хорошая. По большому счету, это один из таких элементов, скорее всего, какой-то нематериальной мотивации сотрудника. Потому что подарок не так уж существенно стоит, а само внимание к сотруднику, к семье… Это такое объединение с сотрудником: «Мы заботимся о семье». Это такая общность, соответственно.

Иван Князев: Ну конечно. Потому что этот мешок конфет, пакет конфет – на самом деле все равно. Но главное, что позаботились.

Тамара Шорникова: Ну, с другой стороны, а если билеты на елку? Они часто дорого стоят. А их тоже дарят.

Иван Князев: Да, кстати, были такие истории, да-да-да, билеты на елку дарили.

Александр Багманов: Было много интересных моментов, связанных именно с семьей, с поощрением, соответственно, когда давались подарки, организовывались корпоративные елки, какие-то празднества. И вообще подарки именно для семьи. Когда с днем рождения поздравляли, когда как-то праздновали те же дни рождения. В принципе, практика, допустим… Если отвлечься чуть-чуть от темы новогодних подарков, то все равно стараются в компаниях вести хотя бы какую-то минимальную корпоративную культуру: поздравить с днем рождения, с бракосочетанием, с юбилеем. И это моменты как раз не столько материальные, как премии, а сколько нематериальные аспекты, которые позволяют человеку, столько, больше душой проникнуться.

Иван Князев: Ну, чувствовать себя в коллективе, чувствовать, что он не один здесь.

Александр Багманов: Чувствовать частью команды.

Иван Князев: Да, что он часть команды и работает не просто так.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телезрителей, узнаем, что у них. Виктор, Московская область. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Здравствуйте. Во-первых, я очень рад, что к вам хотя бы один раз дозвонился. Очень долго ждал этого момента. В общем, хочу сказать по поводу… Я работаю на крупном авиационном заводе. У нас премии годовые не предусмотрены по итогам годам. Но когда были хорошие показатели у предприятия, нам выплачивали премию. Сейчас, может быть, это даже с санкциями связано, меньше нашу продукцию заказывают в мире, видимо, поэтому с последние годы с премиями хуже.

И я хотел бы к вашему уважаемому гостю обратиться и узнать его мнение. Когда предприятие какое-то (я даже не про наше говорю, а вообще какое-то крупное предприятие) оказывается в худшем положении и несет убытки, то в первую очередь это отражается на простых работниках, а топ-менеджеры никогда не забудут себе выписать премию. Хотя обычно, когда предприятие несет убытки, то это виноваты руководители, потому что не организовали процесс. Как считает уважаемый гость, это справедливо?

Иван Князев: Сейчас спросим.

Тамара Шорникова: Спасибо, Виктор.

Иван Князев: Прокомментируете, Александр?

Александр Багманов: Ну, в принципе, уже правильно заметили изначально. Когда проблемы у предприятия начинаются, естественно, вопросы к менеджменту. И если менеджмент неэффективно выполняет свои обязанности – значит, этот менеджмент плохой.

И здесь, скорее всего, проблема в том, что качественная оценка деятельности именно руководящего звена выстроена неправильно. Не может получать руководитель, который плохо ведет деятельность на таком предприятии, тем более крупный, если оно в убытках. И при этом страдает, соответственно, обычный сотрудник.

Поэтому здесь надо именно пересматривать политику, с точки зрения оплаты бонусов. На каком основании выплачивается это? И так далее. И уже, соответственно, предпринимать действия, с точки зрения улучшения именно самой деятельности предприятия. То есть тут уже инвесторы, собственники должны, соответственно, включиться. Я так понимаю, что обычно какие-то старые предприятия, скажем, которым далеко не первый десяток, еще с советских времен тянутся, там изначально стандарты как пошли, так до сих пор есть. И немножечко они не учитывают сейчас реалии рыночной экономики.

Надо все-таки брать именно систему качественных показателей и на основании этого оценивать, сколько он должен получить бонуса или не должен получить бонуса. Возможно, поставить его на контракт. Если он справился – продлевать с ним работу. Не справился…

Иван Князев: Почитаем несколько эсэмэсок, чтобы понимать, какая картина у нас в целом по стране. Волгоградская область: «Работаю в школе. В прошлом году была премия новогодняя – 500 рублей». А вот в Томской области человек тоже в школе работает: «Узнавал про премию. Сказали, что премии никому не будет». Краснодарский край: «Геленджик, городская больница, никогда премий не дают».

Тамара Шорникова: Волгоград: «Прошли времена для подарков. Нет ничего».

О прошедших временах. В дневном эфире также затрагивали эту тему сегодня. Эксперт высказал мнение, что иногда деньги есть у компаний, но сейчас е сказать такая общая тенденция в стране на разных уровнях – аккумулировать средства. А вдруг чего? Вот насколько это характерно для компаний сейчас? Действительно ли конкретно сейчас денег нет? Или тоже перестраховываются, ожидая, что и следующий год, может быть, не ахти? Значит ли это, что бизнес держит нос по ветру и нас ждут суровые времена, снова придется затягивать пояса?

Александр Багманов: Ну, здесь надо немножечко сказать о том, что сам по себе бизнес, особенно успешный, он все-таки базируется и держится, если рассматривать более глобально, именно на сотрудниках, на кадрах, которые делают работу и ведут предприятие к финансовому успеху. Понятное дело, что это нормальная ситуация, когда предприятие пытается себя защитить, сделать себе «подушку» на случай каких-то критических тенденций, так скажем. Да, есть уже сейчас определенные тенденция, к сожалению, что в этом году идут сокращение предприятий, закрываются предприятия.

Ну, скажем так, все равно сильные компании выживают. И на самом деле те, кто делает ставку именно на кадры, они окажутся в более выигрышном положении, потому что любой бизнес – это люди прежде всего. Это такой нематериальный актив, в который в первую очередь должны вкладываться. То есть здесь не надо придумывать велосипед. На Западе теория вся появилась касательно человеческого ресурса, трудовых коллективов, мотивации. И они сейчас конкретно уже говорят (и тогда говорили), что во главе угла всегда стоит, соответственно, именно работник. Основной упор и вложения должны идти именно в работника, в его развитие.

Тамара Шорникова: И как это делают на Западе?

Александр Багманов: Вообще надо понимать, что у самих работников, если по западному опыту говорить, в некоторых странах развитых даже не зарплата стоит на первом месте, а стоят уже нематериальные такие аспекты, вроде коллектива, возможности получать дополнительное образование, медицинскую страховку, возможность отпрашиваться или вести работу дистанционно.

Вот такие аспекты их, соответственно, удерживают и привлекают, именно с точки зрения выбора места работы. И там вкладывается достаточно много средств. Если сотрудник развивается, получает больше профессиональных навыков, то это и для компании будет хорошо. Они делают постоянно какие-то промежуточные звенья, когда работник, отработав какой-то небольшой срок, хотя бы немножко, но себе должность улучшает. И это человека стимулирует, потому что он не чувствует себя застывшим на месте.

Иван Князев: А на Рождество они что дарят?

Александр Багманов: На Рождество?

Иван Князев: Премии дают они?

Александр Багманов: Премии? Да.

Иван Князев: Есть такая практика?

Александр Багманов: Конечно, безусловно. Естественно, у них дают премии. Ну, опять-таки они бывают разные. Все зависит, наверное, даже еще от отрасли опять-таки. То есть где-то стандартные премии в размере одного оклада. А где-то достаточно большие могут быть премии, которые могут в десятки раз всю зарплату годовую превосходить. Это в основном связано с инвестиционной деятельностью и так далее.

Иван Князев: То есть там они понимают, что нужно вкладываться в своих сотрудников.

Александр Багманов: Конечно.

Иван Князев: Судя по тому, что пишут наши телезрители, не во всех регионах начальники это понимают. Удмуртия: «Нас, наоборот, не первый год лишают премии на Новый год». Курская область: «Начальство лучше себе набьет карманы, чем нам, рабочим, отдаст что-нибудь». Ивановская область: «Уже три года не оплачивали праздничные дни, не то что подарки…»

Тамара Шорникова: Иван, сейчас стачку организуем телевизионную, да?

Артур дозвонился, Кировская область. Успеем послушать звонок. Здравствуйте, Артур.

Иван Князев: Здравствуйте, Артур.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас. Где работаете? Чем вас порадует начальство к Новому году, как вы думаете?

Зритель: Я работаю в бюджетной сфере, в детском садике дворником. У нас идет чистый оклад в районе минимального размера оплаты труда. Никаких премий, ничего ни перед Новым годом, ни перед какими-то праздниками не бывает.

Иван Князев: А вы спрашивали, просили? Ну, приходили в отдел кадров?

Тамара Шорникова: Премия при зарплате в МРОТ?

Иван Князев: Ну а почему нет? Тем более тогда.

Тамара Шорникова: А другую работу пытались найти?

Зритель: Я пытался найти, но нигде нет у нас, производств очень мало в регионе. Когда я подходил к заведующей детского сада, она отвечала: «Вам и там районный коэффициент платят». И все.

Иван Князев: Вот и ответ.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Когда есть безработица, действительно, о премиях спрашивать даже не будешь – лишь бы не уволили, лишь бы эту зарплату получать или сохранить.

Говорили о том, что на Западе действительно уже такие вещи нематериальные больше волнуют – страховка и так далее. Это почему? Потому что у них зарплаты уже достигли такого уровня, когда человек уже думает о комфорте, о том, чтобы кресло было поудобнее, вид хороший из кабинета?

Иван Князев: И вообще не пойдет на ту работу, где такого нет.

Тамара Шорникова: Да. Или это говорит о том, что там умеют так заинтересовать сотрудника разными преимуществами, что даже при относительно невысокой зарплате человек согласится, потому что будет понимать, что в целом жизнь его качественно улучшается, комфортнее становится?

Александр Багманов: Да, здесь вы правильно говорите. На самом деле менталитет вообще граждан на Западе очень сильно вращается вокруг их, так сказать, собственной личности. То есть для них очень важна самореализация, чувствовать себя важным, чувствовать себя, соответственно, достаточно комфортно и удовлетворять потребности уже не первичные, так скажем, просто выжить, извиняюсь, а именно с точки зрения того, что не застаиваться, чувствовать свою значимость как сотрудника и иметь возможность, соответственно, в случае чего сменить работу, переехать и так далее. То есть вопрос самореализации у них, конечно, на первом месте стоит.

И во многих странах еще также стоит вопрос, например, поддержки, с точки зрения семьи. Например, те же детские садики частные, корпоративные. Возможность в отпуск ездить. Корпоративное питание. Допустим, занятие в спортзале. Все эти моменты, конечно, стимулируют человека, потому что это же все равно расходы.

В любом случае, даже если вы работаете в компании, где, допустим, этого нет, и вы, допустим, зарабатываете неплохо, то все равно вы хотите пойти в спортзал, как-то развлечься, досуг свой провести, что-то как-то придумать, свою жизнь как-то разнообразить. И у них доходит до того, что, в принципе, они поддерживают такое направление, как гибкий график. Для многих это стало достаточно существенным, особенно для людей, у кого есть семья. Возможность отпрашиваться, дистанционно работать.

В принципе, у нас сейчас тоже тенденция идет к тому, что многие сотрудники, у кого, допустим, изначально нет, возможно, предпосылок для получения премии, уходят на фриланс. И многие предприятия начинают работать с фрилансерами, потому что это удобно. Не надо держать полноценного сотрудника в штате, платить ему какие-то дополнительные премии, социальные выплаты. С другой стороны, сотрудник, имея основное место работы, может спокойненько подрабатывать. И здесь это всех устраивает. Получается, что вроде бы и компания в этом смысле экономит, и у человека вроде как подработка в виде премии получается. То есть сами себе ищем премию.

Тамара Шорникова: Коротко – ожидания и реальность. Кабардино-Балкария: «Работал на одном предприятии в конце декабря. Выдали подарки для детей, а в январской зарплате сделали вычет за них».

Иван Князев: И подведем итоги нашего SMS-опроса. Спрашивали вас: «Вам дают новогодние премии?» «Да» сказали всего 10%, а «нет» – соответственно, 90%. Вот такая картина.

Тамара Шорникова: Мотивируйте себя сами.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо. Александр Багманов, аналитик консалтинговой компании «Консультант». Спасибо. Но всегда есть момент чуда: а вдруг? Надеемся.

Иван Князев: Скоро увидимся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)