Александр Бузгалин: Уважаемые сограждане! Будьте внимательны к статистике и к тем одноразовым подачкам, которые сейчас будут появляться. Анализируйте!

Гости
Александр Бузгалин
профессор Московского финансово-юридического университета

Константин Чуриков: Ну а сейчас…

Оксана Галькевич: Ну а теперь рубрика «Личное мнение».

Константин Чуриков: Невозможно, «Личное мнение». «Личное мнение» Александра Бузгалина, профессора Московского финансово-юридического университета, у нас в эфире. Александр Владимирович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Александр Бузгалин: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Сегодня не в студии, удаленно, но на свяжи по-прежнему.

Константин Чуриков: Да. Мы сейчас с Оксаной сделаем усилие и будем молчать, потому что это действительно ваше «Личное мнение». О чем хотите поговорить? Добрый вечер.

Александр Бузгалин: Добрый вечер. Но я всегда рад, когда вы задаете вопросы, они очень важны, нужны, и включение телезрителей тоже замечательно, это очень важно, диалог.

Константин Чуриков: Сделаем. О чем хотели бы поговорить сегодня? Что вас беспокоит, волнует больше всего?

Александр Бузгалин: Вы знаете, я начал бы с некоторой статистики. Периодически появляются данные о том, как мы хорошо живем, как все стало лучше. Но, если внимательно к ней присмотреться, оказывается, что все далеко не так просто.

В частности, вот недавно появилась оптимистическая информация о том, что реальные располагаемые доходы россиян выросли в этом квартале по сравнению с II кварталом 2020 года аж на 6,8%. Ну, в принципе хочется зааплодировать, понимаете, сказать, что отлично, друзья…

Константин Чуриков: Ура.

Александр Бузгалин: Наконец 7%-й рост, смотрите, вот как все здорово. Ну, есть действительно некий плюс, потому что по сравнению с худшим периодом, который был у нас, а II квартал 2020 года – это худший период, к сожалению, который был в нашей истории, действительно выросла. Но выросла, опять же к сожалению, на уровень, который ниже, чем в 2019 году был характерен для нашей с вами страны. То есть пока мы отстаем по-прежнему на 0,8%, и это достаточно серьезно, от того, что было 2 года назад, а по-хорошему, конечно, доходы должны были расти быстрее… Пандемия, безусловно…

Константин Чуриков: Александр Владимирович, смотрите, как можно представлять ту же самую информацию. Вот я сейчас открыл Росстат: «Реальные располагаемые денежные доходы россиян во II квартале 2021 года, апрель – июнь, выросли на 6,8% по сравнению с аналогичным периодом». Есть еще вторая строчка: «По сравнению с I кварталом года рост составил 14,6%», – вообще почти 15%, вот это уже цифра. А как это все получается, Александр Владимирович? Люди это чувствуют?

Александр Бузгалин: Ну, получается… Вот видите, во-первых, очень важно, что вы берете за базу, что вы с чем сравниваете, как складывается ситуация…

Константин Чуриков: Так, у нас проблемы со связью. Сейчас мы попробуем их решить.

Оксана Галькевич: Да. Друзья, вы, кстати, я хотела бы вам напомнить, тоже можете участвовать в этом разговоре: можете звонить, писать и в том числе задавать вопросы Александру Владимировичу.

Константин Чуриков: Ну вот что вы думаете по поводу того, что доходы наши с вами реально располагаемые выросли на 7%, это во II квартале, по сравнению с тем же кварталом год назад, на 16%, если сравнивать с I кварталом? Минэкономики ожидало, что только на 3% наши реальные доходы вырастут, а они вот так подпрыгнули. Вы вообще как-то заметили, ваша зарплата в какую сторону изменилась, например, за последний год или с момента начала пандемии? Расскажите. Может быть, мы не правы, а Росстат прав?

Оксана Галькевич: Оренбургская область пишет, что доходы-то выросли, но только есть не на что уже становится.

Александр Владимирович к нам вернулся. Александр Владимирович, как же так?

Александр Бузгалин: Да. Ну вот я начал говорить о том, что ситуация, к сожалению, во многом связана с тем, что мы берем за базу, как мы считаем. Реально располагаемые доходы зависят от очень многих параметров, в том числе, скажем, доходов сверхмиллиардеров. Но статистика по базовым… доходам большинства россиян, к сожалению, далеко не столь оптимистическая.

Давайте вернемся, скажем, к вопросу о пенсиях. Прежде всего, уровень пенсий сейчас, июнь 2021 года, я специально выписал цифру точно – 15 822 рубля.

Оксана Галькевич: Это средняя.

Александр Бузгалин: Да, средняя пенсия по России 15 822 рубля, +5,6%. Но вот при этом надо не забывать, что инфляция составила 6,5%, то есть реально это снижение. Это снижение вроде бы маленькое, 1%, я напомню, разница, 6,5% и 5,6%, 5,6% номинальная пенсия, 6,5% инфляция. Но как не раз мы с вами говорили в программе «ОТРажение», к сожалению, для бедных категорий населения наиболее значимы те товары, на которые цены растут гораздо быстрее. Я уже не говорю про пресловутый борщевой набор, так сказать, морковку, картошку, ну такие самые элементарные продукты питания, которые в августе, по идее, или в конце июля дешевеют, здесь ситуация, к сожалению, совсем иная. И вот если все это принять во внимание, получается то, что видит реально человек, что жизнь, к сожалению, лучше не становится.

Оксана Галькевич: Александр Владимирович…

Александр Бузгалин: Я хочу еще раз вернуться, извините, к пандемии, это очень важно. Потому что, действительно, возникли ограничения…

Оксана Галькевич: Я просто хотела уточнить, я прошу прощения, что вас перебиваю, хотела бы уточнить: реально располагаемые доходы… Я понимаю, вы экономист, но не все зрители наши специальными знаниями обладают. «Реально располагаемые» – что это за категория доходов, когда мы используем это словосочетание?

Александр Бузгалин: Ну, это все виды доходов, во-первых, то есть это доход миллиардера и доход пенсионер. То есть тут надо понимать, что эта ситуация, к сожалению, напоминает среднюю температуру по госпиталю, старая шутка, к сожалению, но до сих пор актуальная. Во-вторых, это реальные доходы, то есть это с учетом инфляции. Но опять же инфляция, скажем, на Rolls-Rayce и часы с бриллиантами за 2 миллиона долларов (я не преувеличиваю) и инфляция на морковку и картошку – это две большие разницы. Считается в среднем, в среднем 6,5%, а вот пенсии 5,6%. Поэтому, когда мы начинаем пересчитывать на минимальную зарплату, пенсии, медианную зарплату, то есть ту, которую получает половина россиян и меньше которой получает половина россиян, оказывается, что вот этих блестящих результатов нет. Хотя частичное улучшение в этом квартале – это маленький обнадеживающий звоночек, но не более, именно не более.

Оксана Галькевич: Ага. Вы хотели к пандемии вернуться.

Александр Бузгалин: Да, совершенно верно. Сейчас очень многое списывается на пандемию, но, как мы с вами уже заметили, почему-то в условиях пандемии у миллиардеров состояние и доходы выросли. Вот чудо такое, понимаете, у них почему-то растет, а у россиян почему-то снижается, в том числе у пенсионеров, в реальном исчислении. А реально располагаемые доходы в среднем, все вместе, получается, что растут и жизнь не так плоха, как можно было бы подумать исходя из того, что реально имеет в кармане обычный российский гражданин.

И еще один момент в связи с пандемией. Понимаете, сейчас то самое время, когда надо предпринимать особенно четкие, последовательные, планируемые шаги со стороны государства, у которого есть деньги и которое должно было заранее, вообще говоря, говорить с гражданами о том, что, друзья, возможны такие форс-мажорные обстоятельства, может быть, необязательно пандемия, могут быть наводнения, может быть что угодно, могут быть большие потрясения, у нас, вон (ну понимаете, я говорю «у нас» – это в Советском Союзе) в Ташкенте было землетрясение, и это ударило по всей стране на самом деле, потом восстановили, но на это были определенные механизмы, реакции. Сейчас реакция непонятна и непредсказуема. Может быть, перед выборами дадут сколько-то тысяч рублей от имени власти, может быть, не дадут; может быть, от имени премьера, может быть, от имени президента; кому-то дадут, кому когда дадут, сколько будет в перспективе… Вот так нельзя.

Константин Чуриков: Александр Владимирович, хотите острый вопрос от наших зрителей?

Александр Бузгалин: Давайте.

Константин Чуриков: SMS-портал 5445 накалился, как всегда в это время. Значит, из Москвы спрашивают: «А почему бы не сравнивать наши доходы по сравнению с 1917 годом?» – такой вот с намеком вопрос.

Александр Бузгалин: Ну, вы знаете, вопрос с намеком. На самом деле, уж раз про 1917 год, я думаю, что скоро мы вернемся к теме Советского Союза воленс-ноленс, потому что 30 лет будет тому, как Советский Союз ушел…

Константин Чуриков: Да.

Александр Бузгалин: На мой взгляд, ушел в будущее, но это особая тема.

1917 год – это год рождения качественно новой системы, даже не просто Советского Союза, тогда еще России, власть в которой получили советы, кстати, напомню, а не большевики. Это начало рождения новой общественной системы в мире. И сравнивать можно… Но если, кстати, сравнивать с 1917 годом, то картина будет очень тяжелая, потому что Февральская революция, напомню, буржуазная демократическая, отнюдь не социалистическая, и большевики к ней не имели почти никакого отношения, эта Февральская революция произошла оттого, что в Петрограде был голод, при этом очень своеобразный: пирожных и деликатесов было завались и кто-то пировал, а вот черного хлеба, именно черного хлеба, не было, и начали все, так сказать, женщины, у которых дети умирали с голоду, а продразверстку начал царь-батюшка еще до Февральской революции. Поэтому сравнивать, конечно, с 1917 годом можно.

Но мы-то сейчас сравниваем не с 1917 годом, а смотрим на динамику за последние несколько лет. А если смотреть чуть дальше, на нашу российскую динамику, которая уже 30 лет как без СССР, другая, мы получили рыночную экономику, которая согласно всем учебникам должна быть намного более эффективной, чем экономика, так сказать, плановая, но почему-то получается все не так хорошо, как хотелось бы. Мы действительно сейчас надеемся на восстановительный рост, посмотрим, что мы получим в конце 2021 года, боюсь, что 10%-го роста не будет, но на эту статистику мы посмотрим еще специально и внимательно.

И последнее. Понимаете, накануне выборов ситуация всегда начинает по мановению волшебной палочки улучшаться, особенно с доходами беднейших слоев населения. И я просил бы граждан к этому отнестись очень внимательно…

Оксана Галькевич: С пониманием, ха-ха.

Константин Чуриков: Ха-ха-ха.

Александр Бузгалин: С пониманием, да, именно внимательно, то есть всегда задавать себе вопрос, почему так, почему сейчас, кому сейчас…

Константин Чуриков: Себе либо Александру Бузгалину. Нам звонит Татьяна из Воронежской области.

Оксана Галькевич: Либо Татьяне из Воронежской области. Кстати, спросим ее об этом. Татьяна, здравствуйте. Почувствовали, что выросли ваши доходы?

Зритель: Добрый вечер.

Вы разрешите, пожалуйста, сказать благодарность ведущим, да, программы за то, что так хорошо ведут передачу.

Константин Чуриков: Ой, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Мы им передадим, спасибо.

Зритель: И большое спасибо Александру Владимировичу Бузгалину. Это гость, которого всегда ждем с огромным нетерпением за его ясные, хорошие, простые, очень понятные объяснения.

И теперь отвечаю на ваш вопрос: ничего мы не почувствовали. Наоборот, мы чувствуем, что денег стало не хватать, мы стали жить хуже. У нас обычная семья, покупаем обычные предметы, никаких золотых украшений, автомобилей, дорогих вещей, даже мебели не покупаем: одежда, обувь необходимая и в основном продукты, частично лекарства. Очень трудно собрать ребенка в школу, все намного подорожало. И мне кажется, и вот по мнению моих родственников, знакомых, что это идет предвыборный ход, просто дают такую статистику, чтобы подправить нехорошую картину. Это, понимаете, я говорю очень культурно, очень выдержанно…

Константин Чуриков: За что вам большое спасибо, Татьяна, да.

Зритель: Да. И еще можно вопрос Александру Владимировичу?

Константин Чуриков: Конечно.

Зритель: Вопрос такой. Подскажите, пожалуйста, профессор, вот наш вход в ВТО дал нам что хорошее, или все-таки России следует выйти из этого ГТО, мы получим что-то полезное из этого выхода? Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: ГТО на ВТО сдали?

Константин Чуриков: Нет ВТО, даешь ГТО, да.

Оксана Галькевич: Ха-ха.

Александр Бузгалин: Да. Вы знаете, это очень старый вопрос, сейчас ситуация резко изменилась. Но я напомню, что во Всемирную торговую организацию, то есть в ВТО, Россия вошла, так сказать, уже в те года, которые кажутся сейчас бесконечными, когда президентом страны были Путин, потом Медведев, потом снова Путин…

Оксана Галькевич: 17 лет мы туда стремились, по-моему, через 17 лет только вступили, очень долго было.

Александр Бузгалин: Да, совершенно верно. На самом деле одна из причин того, что вступили через 17 лет, – это то, что боролись против вступления во Всемирную торговую организацию. В эту организацию вступают очень по-разному, потому что особые страны типа Соединенных Штатов Америки получают особые условия для жизни в этой Всемирной торговой организации, да и в силу мощи своих транснациональных корпораций, лобби в международных организациях, в том числе в той же Всемирной торговой организации, суды, как правило, выигрываются в пользу ВТО.

Ну и потом, если какая-нибудь страна NN, не будем называть по имени, в которой живет несколько миллионов человек, которые располагаются в Центральной Африке, объявят эмбарго и санкции против Соединенных Штатов, ну я не знаю, может быть, в Соединенных Штатах какая-нибудь фирма что-то и почувствует, но Соединенным Штатам ни жарко ни холодно. А вот если США устроят блокаду, как они устроили блокаду Кубы вместе со своими партнерами по НАТО, то в этом случае стране приходится крайне тяжело.

Понимаете, Всемирная торговая организация устанавливает единые правила торговли и движения капитала, кстати, не зарплаты людей, не экологические ограничения, не социальные правила, а исключительно вот для торговли и для капитала. Но эти правила – это примерно то же самое, что сказать: ребята, выходите на ринг, вот вам профессор 60 лет, а вот амбал в 2 раза больше весом 30-летний, имеющий разряд по кикбоксингу или чему-нибудь еще. У вас равные правила, ребята, бейте друг другу морду, понимаете. Что из этого получится? Вот так устроено ВТО.

Константин Чуриков: То есть нам от этого бугая надо в принципе по-хорошему, в общем-то, бежать от него, да?

Александр Бузгалин: Понимаете, по-хорошему надо не просто бежать. Если мы просто убежим и построим железный занавес изнутри, попутно… Извините, на секунду отвлекусь. Ведь железный занавес был построен не только изнутри СССР, но он был построен и снаружи, и, кстати, то же самое касается и современной Кубы. Когда Фидель разрешил, пожалуйста, так сказать, забирайте наших политических заключенных, из которых большинство уголовники, Соединенные Штаты сказали: нет, ребята, нам это совсем не нужно, идите куда подальше. То есть они запретили, а не Фидель. Ну ладно, это отвлекаясь на минутку.

Очень важно, чтобы мы искали наших партнеров, с которыми нам интересно вместе и выгодно что-то строить. Вот если получится, я бы с удовольствием, только не знаю, какой новостной повод для этого найти, вообще поговорил о солидарности международной, об интернационализме, потому что жить по принципу «я тебе не дам ни копейки и у тебя ничего не попрошу» в современной экономике неэффективно.

Константин Чуриков: Давайте в следующий раз об этом действительно отдельно, да.

Оксана Галькевич: Александр Владимирович, да, у вас такой формат, что вы можете выбирать любую тему, которая вам интересна, «Личное мнение» ваше. Но, с другой стороны, знаете, тут много вопросов сразу, а то мы часто чувствуем, что как бы вот мы такие молодцы, всем помогаем, а нами как бы немножко пользуются, тоже вот, знаете, прекрасные наши интернациональные друзья…

Константин Чуриков: Совсем чуть-чуть.

Оксана Галькевич: Ну я же не профессор Бузгалин, поэтому я так, вопросы задаю дурацкие.

Александр Бузгалин: Друзья, я присоединяюсь к похвалам телезрителей, мне с вами очень интересно и комфортно в хорошем смысле работать, вы задаете вопросы острые, серьезные, но именно в рамках нашего дискурса (использую уж один раз ученое словечко). Я только один анонс сделаю вот этого будущего разговора, но очень важный. Да, Советский Союз очень многим помогал, да, в Советском Союзе учились бесплатно студенты из очень многих стран, но в результате Советский Союз был мировой державой, которой не просто боялись, а которую уважали, я бы сказал даже любили, во многих странах мира, и далеко не везде мы на них паразитировали, потому что те преимущества, которые мы получаем, построив плотину, Асуанскую ГЭС в Египте, были совершенно не только в рублях измеряемы.

И когда мы строили в Киргизии, скажем, мы всей страной, не мы, Москва, а мы всей страной строили приборостроительный завод в Киргизии очень современный для оборонного комплекса, который там строить, так сказать, из рыночных соображений было неэффективно, но мы там создавали очаг культуры, технологий, науки, образования… В результате у нас не было проблем с тем, что бедные киргизы должны ехать и здесь выполнять роль уборщиц, дворников и…, так сказать, в Москве, от чего, вообще говоря, россиянам и москвичам становится гораздо хуже, потому что, когда ты живешь в условиях я не скажу расовой дискриминации, но очень сложных отношений, это чрезвычайно больная проблема, Соединенные Штаты на эти грабли уже наступили, и очень больно, и Европа на них уже наступила, и очень больно. Вот в Советском Союзе строили заводы, для того чтобы не наступать на эти грабли у себя в городах и не только в городах.

Оксана Галькевич: Александр Владимирович, давайте, чтобы не расплескать эту тему, мы ее отдельно вынесем действительно в эфир…

Константин Чуриков: Да, это был анонс.

Оксана Галькевич: Да, это был такой анонс. А у нас сейчас еще одна зрительница, по-моему…

Константин Чуриков: Надежда.

Оксана Галькевич: Надежда из Брянской области на ту тему, с которой мы начали, хочет высказаться.

Константин Чуриков: А мы не знаем, на какую. Сейчас узнаем.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Надежда. Надежда?

Зритель: Да, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, да. Мы вот доходы здесь обсуждаем.

Зритель: Тему мы обсуждаем, я хочу на эту тему поговорить.

Оксана Галькевич: Давайте.

Зритель: Я по поводу данных Росстата. Вот я подхожу как раз под эти данные.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: У меня есть оклад. Кстати, я работаю в системе газовой службы, газораспределение.

Константин Чуриков: А, газ… Так.

Зритель: У меня есть оклад. Вот мне этот оклад увеличили буквально месяц назад на 1%, ха-ха.

Константин Чуриков: На 1%?

Оксана Галькевич: Но увеличили.

Зритель: На 1%.

Константин Чуриков: Подождите, Росстат нам говорит, что ваши реальные доходы должны вырасти минимум на 7% по сравнению с тем же кварталом 2020-го.

Зритель: У меня на 1%. Но послушайте, у меня с этого оклада убрали ежеквартальную премию в 10%.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Так что вот смотрите, с одной стороны, я подхожу под данные Росстата, а с другой стороны, я уже не подхожу.

Константин Чуриков: Подождите, то есть цифры совпали, просто у вас не увеличилось, а уменьшилось, я правильно понял?

Зритель: Конечно. Это первое.

И второе. Вот если бы рядом с нашим президентом были вот такие люди, как господин, товарищ Бузгалин, у вас на канале, у нас в стране не возникали бы те темы, которые вы обсуждаете, поднимаете каждый день.

Константин Чуриков: Каждый день вместе с вами с 12 до 15 и сейчас, летом, с 19:20 до 21 часа. Спасибо большое, Надежда.

Оксана Галькевич: Спасибо. Вот так, Александр Владимирович, с цифрами-то как играют красиво, прямо так тын-тын-тын, тын-тын, тын-тын-тын-тын.

Константин Чуриков: Ха-ха-ха.

Александр Бузгалин: Да, жонглирование как в цирке. Я все-таки хочу подчеркнуть, хотя многие зрители, наверное, сейчас удивятся: Росстат, как правило, практически всегда, иногда пересматривая на несколько десятых, дает правдивую информацию, просто вопрос, что считать, как считать, кого принимать во внимание, кого не принимать во внимание. Мы специально только что разбирали: да, действительно, располагаемые доходы выросли на эти почти 7% в среднем, но это очень разная ситуация. И для большинства россиян, как мы только что поняли из звонков телезрителей, если на 1% увеличили в одном месте, то на 10% снизили в другом месте или не увеличили вообще.

Поэтому это очень серьезный вопрос, и я постоянно стараюсь дать целостную картину, чтобы показать: да, средние располагаемые доходы в этом квартале выросли, но посмотрим, что получится в целом за год, и эти доходы выросли до уровня, который все равно ниже того, что было в 2019 году, а в 2019 году продолжалась понижательная тенденция, которая началась 10 лет назад. Медленное понижение, то +1%, то -1%, то +1,5%, то -2%, но в целом доходы россиян не растут. Это трагическая ситуация для страны, которая должна не отставать все больше по качеству жизни, по техническим достижениям, а рваться вперед, потому что мы уже отстали в 1990-е гг., потеряв половину валового продукта прежней Российской Федерации, социалистической федерации в рамках Советского Союза, ну 45%, если быть идеально точным, по официальным данным статистики 1990-х гг.

Вот в этом проблема, и мы именно ее обсуждаем, потому что стране нужен качественный рывок, нужно развитие. У нас можно привести отдельные примеры: построили красивый корабль, заложили траулер какой-то особый высокотехнологичный, великолепно, обсуждаем 10 лет вопрос о скоростных железных дорогах, за это время Китай их построил десятки тысяч километров, создал поезд на магнитной подушке уже, потому что скоростная железная дорога в 350 километров в час устарела, а у нас мечта…

Константин Чуриков: И причем не где-нибудь, а в горах построил, да? Дешевле, чем мы на равнине проложили между Москвой и Петербургом.

Александр Бузгалин: Да, а у нас мечта построить в конце концов паровоз, который будет ехать со скоростью 250 километров в час. Я напомню, с этой скоростью из Москвы в Ленинград и обратно ездил ЭР200 в ту пору, когда я был студентом, 40 лет назад. Я вот сейчас говорю и кажется, что какая-то ерунда, но, понимаете, чтобы поезд ездил, я не знаю, в 1950 году так же, как в 1910-м. Ладно…

Константин Чуриков: Одна минута.

Александр Бузгалин: Вот просто некоторый вывод на будущее. Уважаемые сограждане, будьте внимательны к статистике, будьте внимательны к одноразовым подачкам, которые сейчас будут появляться. (Я не боюсь слова «подачки».) Потому что, если это не плановое повышение доходов в соответствии с обсужденным и принятым законом для конкретных категорий населения, скажем, если это не создание рабочих мест с высокой зарплатой и интересным, творческим или хотя бы высококвалифицированных трудом, если это вот просто так дали несколько тысяч, а потом неизвестно, дадут или нет, когда дадут, кто даст, величайшее соизволение будет откуда-то сверху или, так сказать, заявление от какой-нибудь партии, или еще что-нибудь в таком же духе…

Константин Чуриков: Да.

Александр Бузгалин: Вот смотрите на это, анализируйте.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо!

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: «Личное мнение» Александра Бузгалина, профессор Московского финансово-юридического университета был у нас в эфире.

Коротко SMS про подачки: «Жена ведущий специалист банка в Свердловской области, зарплата 13 тысяч, не поднимают».

Оксана Галькевич: Да, я тоже…

Константин Чуриков: «Премия была ко Дню банкира 50, но не тысяч, 50 рублей».

Оксана Галькевич: Еще несколько минут, друзья, оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)